Теократическая

Абсолютная теократическая монархия — это форма гражданского правления, при которой политика государства регулируется божественным промыслом, а точнее толкованием воли Бога согласно содержанию Священных Писаний той или иной религии.

Хотя во всем мире, за исключением мусульманского Востока, отмечается снижение числа верующих, на данный момент есть несколько стран с таким принципом правления.

На практике теократические монархии возглавляются лицами, которые рассматриваются как эмиссары Бога. При этом одной из главных характеристик этого вида правления является совмещение функций руководителя страны и религиозного института.

Теократические монархии в Европе

Как известно, на протяжении многих веков в большинстве стран Старого Света государственной религией было католичество.

В период Средневековья многие европейские монархии, по крайней мере в некоторой степени, были теократическими. Решения правителей в таких государствах нередко отклонялись, если Понтифик с ними не соглашался. Кроме того, религиозные лидеры давали королям и герцогам советы по вопросам не только религии, но и экономики и политики. Ситуация начала меняться, когда в некоторых государствах усилились позиции протестантства и других некатолических религий.

Ватикан

Когда рассматриваются примеры теократической монархии, чаще всего рассказывается о карликовом государстве, руководимом Святым Престолом и обладающим всеми характеристиками этой формы правления. Оно известно как Ватикан, и его сувереном является Папа Римский.

В соответствии с этой должностью, он осуществляет исполнительную, законодательную и судебную власть не только в государстве, но и во всей Римско-католической церкви. Кроме того, в Ватикане функционирует Римская курия — административная структура, члены которой назначаются непосредственно Папой. Она состоит из:

  • госсекретариата Святого Престола, состоящего из двух секций;
  • девяти конгрегаций, которые включают 4 комиссии;
  • секретариата по делам экономики Ватикана;
  • 3-х трибуналов;
  • 5-ти межведомственных комиссий;
  • 9-ти комиссий;
  • 12-ти папских советов.

Сам же Папа Римский после смерти предыдущего Понтифика избирается конклавом, который состоит только из кардиналов.

Афон

Теократической монархией является и Автономное монашеское государство Святой Горы, так как оно обладает всеми характеристиками такой формы правления. Устав Афона был утвержден Императором Иоанном Цимисхией в 972 году. До 17-го века управление там было монархическим, и власть осуществлялась Протом. В 1924-м году на острове была принята Уставная Хартия. Согласно ей, исполнительная власть осуществляется Кинотом, состоящим из представителей всех монастырей. Высшим судебным и законодательным органом монастырского управления Святой Горы является Чрезвычайное 20-членное собрание. Что касается распорядительной власти, то она находится в руках отдельного комитета Эпистасии, состоящей из 4-х наблюдателей. Его старший член именуется назиром и имеет право решающего голоса.

Теократические монархии мусульманского мира

На протяжении веков в странах, где в качестве господствующей религией был принят ислам, эта форма правления была единственно возможной.

В частности, когда рассматриваются исторические теократические монархии, список возглавляет Арабский халифат в эпоху «Праведных преемников». Он пришел на смену общины пророка Мухаммеда, которая была аналогом первых таких объединений христиан. Первый Халифат представлял собой город-государство, где правление осуществлялось по религиозным законам.

Позже появились и другие государства, живущие согласно законам шариата. Их правители обосновывали свои указы предписаниями, взятыми из Корана, что позволяет характеризовать их как теократические монархии.

Конечно, лидеры халифатов не имели прямых указаний от Аллаха. Однако, как и Пророк, они не принимали решений, следующих вразрез с Божественными повелениями и запретами. Таким образом, халифы демонстрировали, что Аллах – это единственная и окончательная власть.

Иран

В справочнике ЦРУ США в качестве страны с теократическим государственным устройством рассматривается ИРИ. Однако следует признать, что Исламскую Республику Иран нельзя назвать монархией, хотя в период 1979-1989 годов, когда ее лидером был Хомейни, религия стала важнейшим элементом его политической государственной структуры. Согласно Конституции ИРИ, исламской идеологией должна определяться политическая, экономическая и общественная политика этой страны. При этом глава государства является ее религиозным лидером и утверждает полномочия президента. Более того, он решает, каких кандидатов на этот пост можно допустить к выборам.

Саудовская Аравия

Эта страна также является теократической монархией. Точнее, в Саудовской Аравии правит король, но его власть основана на принципах ислама. При этом монарх совмещает посты главы государства и правительства, принимает большинство решений в результате консультаций с религиозными организациями, а Коран считается Конституцией страны.

Монархия Тибета

Это независимое государство, просуществовавшее с 1912-го по 1951-й годы, управлялось Далай-ламой — главой одного из направлений буддизма. Правительство Тибета состояло также из Кабинета министров (Кашага), Национальной ассамблеи (Цогду) и выборной бюрократии. В случае смерти Далай-ламы и до момента, когда была найдена его реинкарнация, государство возглавлял регент. Страна делилась на 53 округа, каждый из которых управлялся буддийскими и светскими цзонпенами. На территории Тибета существовали также полунезависимые княжества, которые подчинялись непосредственно Кашагу.

Теперь вам известно, какие знаменитые теократические монархии существовали в старину или правят сегодня. Насколько жизнеспособна эта форма правления в современном мире, должно показать время. Однако на данный момент страны, о которых было рассказано выше, не находятся в упадке и вполне успешно конкурируют со многими демократическими государствами.

Теократия — это термин характеризующий форму государственного правления основанную на власти религиозных структур.

Что такое ТЕОКРАТИЯ — определение, понятие простыми словами.

Простыми словами, Теократия — это система управления государством, где вся полнота политической власти принадлежит представителям религиозного культа. Так к примеру, государством может управлять совет духовенства или конкретный человек, который по мнению религиозной общины достоин исполнять волю Господа на земле. В качестве самого яркого примера можно взять Ватикан, где теократия представлена в чистом виде, и формальным правителем государства является Папа Римский.

Теократия — история возникновения и применения термина.

Сам по себе, термин «ТЕОКРАТИЯ» является слиянием двух греческих слов: Theos (Бог) и Kratos (Власть), что в итоге трактуется как «Власть Бога» или «Божественная власть».

Впервые данный термин был применен в первом столетии нашей эры для описания типа правления, применяемого евреями. Еврейский историк и военачальник Иосиф Флавий предположил, что большинство правительств подпадают под одну из трех основных категорий: монархию, демократию или олигархию. В свою очередь, форму правления, которую практиковали евреи, нельзя было отнести ни к одной из вышеперечисленных. Все дело в том, что их закон был определен Моисеем через Бога. Соответственно и система их правления была неотъемлемо связана с религией и «Властью Бога».

Это определение теократии было распространено до эпохи Просвещения, когда термин начал принимать отрицательный смысл. К 1622 году английское значение этого термина стало описывать «священное правительство», работающее под божественным командованием. Священное правительство осуществляется группой священников, которые также выступают в качестве министров. К 1825 году слово теократия использовалось для описания религиозного органа с политической и гражданской властью.

Теократия — суть, идея и характеристики.

Если говорить о сути и структуре теократии, то в первую очередь хочется отметить некое сходство данной системы власти с монархией или диктатурой. Все дело в том, что руководители в теократическом государстве, как правило, не избираются демократическим голосованием народа, а получают свои посты через семейное наследство или выбираются предыдущими лидерами. Само собой, что все они принадлежат к высшему духовенству страны и сохраняют свои государственные должности без ограничений по сроку.

Еще одним важным фактором в структуре теократии является система приоритетов которая заключается в том, что руководители сначала служат Богу своей религии, а затем гражданам страны.

При теократии все законы, нормативные акты и культурные нормы основываются на религиозных текстах. Вопросы, касающиеся брака, репродуктивных прав и уголовных наказаний, также определяются на основе религиозных текстов и их догматов. Помимо всего прочего, при данной форме правления, граждане, как правило, не имеют религиозных свобод и не могут голосовать по правительственным решениям.

В каких странах существует теократия?

Хотелось бы отметить, что теократия, не часто встречается в чистом виде, и как правило, существует в комбинированном с другими формами правления состоянии. И все же, для примера, к странам где она присутствует можно причислить:

  • Иран;
  • Афганистан;
  • Саудовская Аравия;
  • Мавритания;
  • Судан;
  • Йемен;
  • Ватикан.

Плюсы и минусы ТЕОКРАТИИ.

Преимущества теократии.

Существует мнение, что одним из главных преимуществ теократии является эффективность и скорость принятия решений. Новые законы, поправки и законопроекты могут быть подписаны и приняты очень быстро. Это объясняется тем, что при теократии отсутствует законодательная ветвь власти и чиновники низкого уровня не обсуждают детали новых законов месяцами. Как решит высшее духовенство (власть), так и будет. Спорное преимущество на наш взгляд, но мысли такие существуют.

Правовая система

До 1922 года основу правовой системы составляла Маджалла — османская кодификация (1869—1876). С получением Великобританией мандата на Палестину в 1922 году османские законы постепенно заменялись британскими, а с 1948 года — израильскими законами. Однако окончательно Маджалла была отменена лишь в 1984 году специальным израильским законом. Её практическое значение сегодня заключается в том, что права, полученные по оттоманским законам, не отменялись новым законодательством. В 1980 году был принят Закон об основах права, который окончательно закрепил независимость израильской правовой системы от британской.

Декларация независимости 1948 года провозглашала: «Постановляем, что с момента истечения срока мандата, сегодня ночью, в канун субботы, 6 ияра 5708 года, 15 мая 1948 года и впредь до создания выборных и нормально функционирующих государственных органов в соответствии с конституцией, которая будет установлена избранным Учредительным собранием не позже 1 октября 1948 года». Тем не менее, конституции как единого документа высшей юридической силы в Израиле создано не было, ввиду разногласий по многим вопросам в израильском обществе.

Некоторые израильские учёные считают, что Декларацию независимости Государства Израиль можно рассматривать в качестве конституции, поскольку она включает в себя перечень политических и гражданских прав в том виде, в каком он зафиксирован в ряде действующих в мире демократических конституций. Однако, Верховный суд Израиля постановил, что Декларация Независимости не имеет силы конституционного закона.

Выделяют также 11 Основных законов Израиля (в действующей редакции), принимавшихся в период с 1958 по 2001 год.

Существенная особенность правовой системы Израиля — включение в неё элементов еврейского религиозного права (Галахи), хотя израильское право ни в какой мере не тождественно религиозному праву. Область, в которую религиозное законодательство было инкорпорировано полностью, — личный статус. Под юрисдикцией религиозных судов (еврейских, мусульманских, друзских и христианских) находятся акты гражданского состояния (брак, развод, погребение). В юрисдикцию раввинатских судов входит также утверждение гиюра. Существуют также вопросы, которые могут быть рассмотрены религиозным судом по обоюдному согласию сторон. Религиозные суды, однако, подпадают под юрисдикцию Высшего суда справедливости Израиля (ивр. בית משפט גבוה לצדק‎, БАГАЦ).

Стремление израильского общества к компромиссу, приемлемому для религиозных и нерелигиозных кругов, а также к сохранению национальных традиций в государственной и общественной жизни страны нашло выражение в так называемом статус-кво, сложившемся ещё до возникновения еврейского государства: юрисдикция раввинатских судов в области личного статуса (браки и разводы) членов еврейской общины; запрещение работы в субботу (Шаббат) и дни религиозных праздников в государственных учреждениях и общественных заведениях, на общественном транспорте, на промышленных предприятиях и в сфере обслуживания; запрещение публично продавать квасное (хамец) в Песах; особая сеть религиозных школ; признание и субсидирование религиозных учреждений и служб. Принципы Галахи частично оказали влияние на иммиграционное законодательство (см. Закон о возвращении).

Часть юристов полагает, что, пока существуют раввинатские суды, Государство Израиль нельзя идентифицировать как «еврейское и демократическое», поскольку понятие «правовое демократическое государство», по их мнению, несовместимо с концепцией галахическо-теократического государства.

В настоящее время когда суду необходимо принять решение по какому-то вопросу, в первую очередь поиск решения ведётся среди законов государства Израиль, затем среди законов Британского мандата, и в следующую очередь, — среди еврейских первоисточников (Талмуд, Галаха и т. д.)

Государственное устройство

Кнессет — израильский парламент — состоит из 120 депутатов, в соответствии с пропорциональным представительством политических партий. Парламентские выборы проводятся каждые четыре года. Кнессет обладает правом расформировать правительство путём тайного голосования. Свод основных законов Израиля фактически является временной заменой конституции. В 2003 году в кнессете было начато составление проекта конституции Израиля, основанной на этих законах.

Исполнительная власть

Израиль управляется посредством парламентской системы и является демократическим государством с всеобщим правом голоса. Президент Израиля является формальным главой государства, однако его обязанности большей частью церемониальные. По закону, принятому в 2000 году, президент избирается кнессетом на одну каденцию сроком 7 лет. До 1963 года, президент избирался на пятилетний срок без ограничения каденций, а в 1963—2000 годах на пятилетний срок с ограничением на две каденции.

Премьер-министр является главой правительства и кабинета министров и пребывает на своём посту 4 года. Премьер-министром, как правило, становится председатель партии, получившей на всеобщих выборах наибольшее число голосов. В том случае, если кандидат не смог получить поддержку большинства депутатов кнессета и сформировать правительство в течение 45 дней после выборов, его место занимает председатель следующей по величине партии. Если правительство не может быть сформировано в течение 75 дней — объявляются повторные выборы. В 90-х годах система выборов была изменена на прямые выборы премьер-министра, однако позже было решено вернуть прежнюю систему выборов.

Судебная власть

Израиль имеет трёхуровневую судебную систему. Нижним уровнем являются мировые суды, расположенные в большинстве городов страны. Над ними стоят окружные суды, расположенные в шести израильских округах. Они рассматривают как апелляционные дела, так и функционируют в качестве судов первой инстанции. Третий, наивысший уровень — Верховный суд, расположенный в Иерусалиме. Он также выполняет двойную роль, рассматривая как апелляции, так и работая в качестве суда первой инстанции — Высший суд Справедливости. Последнюю роль он выполняет, рассматривая как обращения граждан, так и не граждан государства, против решений государственных властей.

Израильская система законодательства совмещает в себе английское общее законодательство, гражданские законы и еврейское право. Она основана на системе stare decisis (прецедентов) и так называемой адверсариальной системы, когда стороны представляют доказательства суду. Судебные дела разбираются профессиональными судьями, а не жюри присяжных. Браки и разводы находятся под юрисдикцией религиозных судов: еврейских, мусульманских, друзских и христианских. Специальный комитет кнессета, члены Верховного суда и израильской коллегии адвокатов обладают правом избирать новых судей.

Израиль не входит в состав Международного уголовного суда из опасений, что его решения будут предвзятыми из-за международного политического давления.

Административное деление

  • Список городов Израиля
  • Еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа

Государство Израиль разделено на шесть административных округов, называемых «мехозот» (מחוזות; ед. ч.: махоз) — Центральный, Хайфский, Северный, Иерусалимский, Южный и Тель-Авивский. Округа далее делятся на 50 суб-округов, называемых «нафот» (נפות; ед.ч.: нафа), которые в свою очередь разделены на 15 районов. Для статистических целей страна разделена на три метрополии: Тель-Авив и Гуш-Дан (население 3,15 млн человек), Хайфа (996 тыс. человек) и Беер-Шева (531 600 человек). Самый большой израильский город, как по населению, так и по площади — Иерусалим со 732 100 жителями и площадью 126 км². Тель-Авив, Хайфа и Ришон-ле-Цион располагаются на последующих местах с населением 384 600, 267 000 и 222 300 жителей соответственно.

Внутренняя политика

Израильский свод основных законов ставит своей целью защитить политические права и гражданские свободы своих граждан, что позволило организации «Freedom House» классифицировать Израиль в качестве «единственной свободной страны в регионе». В то время, как Палестинская автономия, по определению этой организации, является несвободной. Организация «Репортёры без границ» помещает Израиль на 46 место из 168 по степени свободы прессы, что является наивысшим достижением среди стран Азии.

Критика политики в Иудее, Самарии и Газе

Политика, проводимая Государством Израиль на контролируемых территориях, вызывает широкий общественный резонанс и резкую критику со стороны ряда политиков, ООН, западных фондов и некоммерческих правозащитных организаций, среди которых Amnesty International, «Human Rights Watch» и If Americans Knew. Внутри страны действия правительства подвергаются критике такими правозащитными организациями как «Бецелем». В отчётах этих организаций содержатся многочисленные утверждения о проведении пыток в израильских тюрьмах, лишения палестинцев гражданских прав (ограничение передвижения, экономическая блокада, издевательства, запрет на жалобу в гражданский суд, запрет на мирные демонстрации протеста), военных действий, направленных против мирного населения, разрушений палестинских домов, агрессивного поведения еврейских поселенцев с попустительства израильской армии.

Расследование, проведённое If Americans Knew, обвиняет многие крупные мировые СМИ в фальсификации публикуемых данных в пользу Израиля. Так, по утверждению If Americans Knew, несмотря на то, что от военных действий Израиля погибает гораздо больше невиновного мирного палестинского населения, нежели в самом Израиле от действий палестинских террористов, информация о жертвах с израильской стороны появляется в СМИ значительно чаще. Этим, по мнению этой организации, обусловливается солидарность американской общественности с Израилем.

Вместе с тем, многие аналитики скептически относятся к отчётам правозащитных групп, работающих с палестинцами, в частности «Amnesty International». Ими отмечается избирательный подход правозащитников к информации и определённая идеологическая предвзятость. Что касается предвзятости, правительства многих стран, в том числе Демократической Республики Конго, Китая, Вьетнама, России и Соединённых Штатов Америки выступали против Amnesty International, поскольку, по их мнению, эта организация распространяет предвзятую информацию или не рассматривает угрозу безопасности государства в качестве смягчающего обстоятельства.

Кроме того, организация Media Watch International отмечает, что международные СМИ, включая крупнейшие мировые информационные агентства, систематически искажают информацию о конфликте таким образом, чтобы представить палестинских арабов пострадавшей стороной, а Израиль агрессором. Аналогичные претензии к мировым СМИ выдвигает CAMERA (Committee for Accuracy in Middle East Reporting in America.

If Americans Knew недовольна тем, что Израиль получает наибольшую финансовую помощь от американского правительства (в размере около 3 миллиардов долларов ежегодно), несмотря на существование большого числа стран, в которых уровень жизни гораздо ниже, а политическая нестабильность — выше. Тем не менее, следует отметить, что Израиль является важным стратегическим и политическим союзником США, находится под угрозой войны со своими ближайшими соседями (в том числе такими региональными супердержавами, как Иран) и расходует значительную часть ВВП на национальную оборону и безопасность.

В то же время, по данным Washington ProFile, Палестинская автономия стала крупнейшим в мире получателем гуманитарной помощи на душу населения. В частности, в 2006 году среднестатистический палестинец получил от западных доноров (без учёта арабских государств, Японии и др.) $300, в то время как средний житель Африки (южнее Сахары) — лишь $44.

Международное положение и внешняя политика

На апрель 2012 года Израиль поддерживает дипломатические отношения со 159 странами и имеет 100 дипломатических миссий Только два члена Лиги арабских государств имеют урегулированные взаимоотношения с Израилем. Египет первым из них подписал мирный договор в 1979 году, Иордания в 1994. Мавритания наладила полноценные дипломатические отношения в 1999 году. Однако в январе 2009 года Мавритания заявила о замораживании политических и экономических отношений с Израилем в связи с израильской операцией в секторе Газа, а 6 марта власти страны предоставили сотрудникам посольства Израиля в Нуакшоте 48 часов для того, чтобы покинуть страну. Два других члена Лиги арабских государств, Марокко и Тунис имели дипломатические отношения с Израилем до 2000 года, но с началом Второй Интифады временно их приостановили. Однако уже с 2003 года связи с Марокко начали улучшаться и израильский министр иностранных дел посетил эту страну. По израильским законам Ирак, Иран, Ливан, Сирия, Саудовская Аравия и Йемен являются вражескими государствами и израильские граждане не имеют право посещать эти страны без специального разрешения министерства внутренних дел. С 1995 года Израиль является членом Средиземноморского диалога, который стимулирует взаимодействие между семью странами Средиземноморского бассейна и членами НАТО.

Среди ближайших союзников Израиля значатся США, Великобритания, Германия и Индия. США были вторым государством после СССР, признавшим Израиль, получивший статус основного союзника США вне НАТО. Турция и Израиль не поддерживали полных дипломатических взаимоотношений вплоть до 1991 года, хотя и всячески взаимодействовали с 1949 года, с момента признания Турцией Израиля. Однако Турция тесно связана с мусульманскими странами общей религией, что, несомненно, влияет на её отношение к Израилю. Тесные связи между Израилем и Германией включают взаимодействие в науке, образовании, военном партнёрстве и тесных экономических связях.Индия начала полные дипломатические отношения в 1992 году и с тех пор поощряет военное и культурное сотрудничество с Израилем. Великобритания поддерживает полные дипломатические отношения с Израилем с момента его образования, а также имеет сильные торговые связи. Израиль является 23-м по величине торговым партнёром Великобритании. Иран имел дипломатические отношения с Израилем во время правления династии Пехлеви, но после Иранской революции разорвал все связи.После израильской операции Литой свинец в в 2009 году и конфликта с захватом «Флотилии свободы» в 2010 году отношения Израиля и Турции резко ухудшились и находятся на грани разрыва.

В связи со своим географическим положением и политическим устройством Израиль является важнейшим партнёром в проекте Средиземноморского союза и участником барселонского процесса евро-средиземноморского сотрудничества. Израиль является наиболее важной частью будущего весьма перспективного газопровода североафриканского природного газа в ЕС. В 2000-е годы Израиль подписал соглашения о безвизовом режиме с Россией и Украиной.

Употребление термина «теократия» впервые встречается в сочинении Иосифа Флавия «Против Апиона» (94г.н.э.). По мнению историка, теократический характер еврейского государства, заключался в том, что высший правитель в нем — Бог, а важнейшими делами занимается духовенство, возглавляемое первосвященником.

В истории можно наблюдать многообразие политического лидерства духовных лиц, поэтому историки видят необходимость конкретизировать определение теократии. Например, Густав Меншинга понимает теократию как «законодательно установленное священное господство представителя власти Бога» и теократическое государство отличается «особым духовным отношением священного регента с Богом».

А социолог Макс Вебер теократическую власть понимает как проявление иерократии, где священники обожествляют светскую власть и считает, что положение влиятельного духовенства закрепляется формально.

Если взять истоки теократического правления, то теократия принимала и негосударственные формы правления. Это мы видим в истории Израильского народа. Ведь на то время, когда Моисей выводил людей из Египта, выводимый народ не являлся конкретным государством, а был скорее протогосударством, т. е. союзом племен в стадии их перехода от родового строя к государственному. Иудейское государство возникает позднее, в период царствования Саула.

Главным признаком теократии, который отличает ее от иных политико-религиозных структур, считается специфическое положение главы теократической власти, священнослужителя.

Что касается, например, конфуцианской цивилизации, то ни о наличии церкви ни о наличии как такового духовенства там нельзя говорить. Отсутствуют церковная иерархия и класс священников в суннитской и хариджитской ветвях ислама, а сословие духовенства появляется в мусульманской цивилизации позже возникновения теократического государства – Арабского халифата. Из этого следует, что правление священников, духовенства, церковной иерархии – признак, который не может быть использован в определении теократии, поскольку выражает не общее в теократиях, а единичное, обусловленное особенностями отдельных религий, в основном иудейской и христианской.

Густав Меншинг писал: «Если под теократией понимать господство духовенства, то ислам не теократия, так как он не знает священников. Не имеет ислам и развитой церкви, из которой могла бы исходить власть. Тем не менее, теократическая форма власти представлена и в исламе, и в тибетском буддизме, и в средневековом христианстве”. В таком случае, лиц, обладающих глубоким знанием догматов веры, осуществляющих в некоторых религиях культовые обязанности и посреднические функции между богом и человеком, стоит именовать религиозными лидерами и употреблять в дефинициях теократии.

Традиционное определение теократии в методологическом плане выводится через диалектическую категорию «форма” и ориентирует таким образом на анализ внешних, видимых сторон боговластия, не учитывая его внутренние, сущностные аспекты. Познавательные возможности категории «форма” ограничиваются также характеристикой способа выражения, существования «содержания”, что сужает изучение определяемого как «форма” явления рассмотрением одной доминирующей взаимозависимости и не способствует исследованию иных внешних и внутренних связей явления. В результате распространенного формального понимания теократии в ее состав автоматически включаются, например, государства, где главой религиозной власти выступает монарх, а церковь является частью государственного аппарата, т.е. современные Швеция, Норвегия, Дания, Великобритания и др.

Наиболее глубокому и всестороннему исследованию феномена теократии способствует системный метод, позволяющий анализировать теократию как целостность, образованную взаимодействиями различных элементов. При таком подходе внимание в процессе познания акцентируется на многочисленных способах связи между элементами целостности, так как качественная специфика отношений внутри системы конституирует элементный состав и определяет ее главные свойства. Рассмотрение теократии как системы приводит к тому, что государство или родоплеменной союз считаются теократическими не столько вследствие того, что власть в них осуществляется религиозными лидерами или церковью, сколько в результате того, что внутри данных сообществ происходят теократические взаимодействия.

Суммируя вышесказанное, мы можем выделить три определения теократии. Среди них общепринято выделять политологическое, юридическое и теологическое определение.

Теократия (от др.-греч. θεός — Бог и κράτος — управлять) — это политическая система, при которой религиозные деятели имеют решающее влияние на политику государства.

Теократия (от др.-греч. Θεός — Бог и κράτος — управлять) — это форма правления, при которой власть в государстве находится в руках церкви и духовенства.

Теократия (от др.-греч. θεός — Бог и κράτος — управлять) — это система правления, при которой важные общественные дела решаются по Божественным указаниям, откровениям или законам.

Рассмотрим теократию как систему религиозно-политических властеотношений

Теократичность социальных взаимодействий определяется, в первую очередь, их властным характером, так поведение одних членов теократического сообщества подчинено руководящей воле других его членов. Властный компонент теократии уже прослеживается в самом названии (корень kratos обозначает власть). Теократическая власть, в отличие от других видов власти, носит политический характер. Теократия — это политическое боговластие. Она является той областью общественной жизни, которая связана с реализацией целей отдельных социальных групп и осуществлением функций, затрагивающих интересы всей социальной целостности. Политическая природа теократии определяется также и тем, что власть в ней институализируется в устойчивые структуры, напоминающие государственные учреждения, а в некоторых случаях — в само государство.

Одним из самых существенных политических свойств теократического сообщества, отличающих его от иных религиозных объединений и их союзов, является возможность законно принуждать подвластных людей. Суд в теократии может не только выносить решения по рассматриваемому делу, но и применять принудительные меры социального, имущественного и, что важно, физического характера. Описывая жизнь общины Мухаммеда в мединский период, О.Г.Большаков отмечает, что виновных в совершении проступков наказывали обычно бичеванием.

Качественная определенность теократических взаимодействий определяется также их религиозным содержанием. Теократия — это система религиозно-политических властеотношений. Характер теократической власти обусловлен тем, что в ее отправлении участвуют религиозные лидеры. В соответствии же с системным подходом, религиозность теократической власти определяется религиозными нормами, которые и придают содержательную специфику теократическим взаимодействиям. Религиозные властеотношения могут складываться лишь тогда, когда имеются религиозные нормы, устанавливающие модели должного и запрещающие образцы греховного поведения. Без религиозно-нормативного регулирования теократия существовать не может. Политическое лидерство духовенства в таком случае выступает уже как производный от религиозного регулирования признак.

Особенностью теократии является то, что религия в ней представлена одним вероучением, монопольно претендующим на абсолютную истинность божественных откровений. Иная интерпретация божественной воли не допускается: теократия монорелигиозна.

Религиозным нормам в теократии придается формальная определенность и общеобязательность. А в нормах религии, в конечном итоге, и выражена божественная воля. Для теократического государства, в принципе, не обязательны не только абсолютная бесконтрольность и непогрешимость власти, но и выполнение высшими политическими лидерами религиозных функций. Религиозно-политические властеотношения могут существовать без верховного политического руководства священнослужителей. Для этого достаточно наличие религиозно-правовых норм, которые будут претворяться в жизни общества публичной властью. Теократическим государство или родоплеменной союз могут быть и, условно говоря, при светском правительстве. Например, такие теократические государства, как Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Оман, характеризуются отсутствием в руках мусульманских религиозных лидеров функций высшего политического руководства. Обязанности по воплощению в действительность норм господствующего вероучения, в которых содержится божественное волеизъявление, а также выполнение функций, связанных с защитой и распространением религии возложены на глав данных теократических государств. Таким образом, если в государстве основные сферы жизнедеятельности регулируются нормами религии, а государство преследует цель — реализацию религиозно-правовых предписаний и на ее достижение ориентирована работа властных структур, то вне зависимости от особенностей взаимоотношений в таком государстве духовной и политической власти оно будет теократическим.

В теократических государствах религиозно-политические отношения присутствуют во всех сферах жизни. Политические функции теократической власти неразрывно связаны с интересами религии.

Конкретным результатом взаимопроникновения религии и политики в теократическом государстве является распространение и охрана светской властью божественных норм. Весь комплекс институтов и организаций, выполняющих в теократии политические функции, пропитан религиозным духом. Религиозная идеология пронизывает все. Она монополизирует суд, образование, проникает в общественно-политическую и частную жизнь. Отдельные постулаты вероучения, которые, казалось бы, по своей природе носят сугубо религиозный характер, приобретают в теократии политическую окраску, укрепляя ткань религиозно- политических отношений.

В таких религиозных направлениях как шиизм, католицизм предусматривается также религиозная непогрешимость духовного лидера. Центральное место религиозного учения и религиозных лидеров в теократии определяется, таким образом, не только политическими и правовыми факторами, но и имеет под собой прочное идеологическое основание.

Особенности теократического правления

Носитель полноты государственной власти – Бог. Получение власти от Бога (а именно это обстоятельство выступает основанием легитимности теократической власти) не может быть подтверждено прямо никем, кроме самого божественного преемника.

Суверенитет Бога — существенный элемент теократической государственности, который получил свое закрепление в Основных законах многих теократических государств. Конституция Ирана определяет, что управление делами государства и всей мусульманской общины вечно и постоянно находится в руках двенадцатого имама. В Саудовской Аравии суверенитет Бога проявляется в том, что Основным законом здесь является книга божественных откровений — Коран. Также производна от божественной власть главы Ватикана.

В теократическом государстве функции законодательства, суда, а иногда и верховного руководства осуществляют религиозные лидеры. Как правило, они входят в состав совещательного органа при главе государства (Консультативный Совет при монархе в Саудовской Аравии, Совет экспертов при Руководителе в Иране и т. д.), а в некоторых случаях глава государства одновременно является лидером духовенства (Иран, Ватикан, государство Тибет и т. д.).

Противоречия теократической идеи

Теократические формы правления, реально существующие в своих основных чертах очень сильно отличаются от идеала теократических стремлений — Царства Божьего. Исторические теократии всегда являются попытками воплощения в действительность религиозных представлений о Царстве Божьем, причем всегда неудачными. По-другому не может быть, так как в теократической идее и в практике ее реализации содержатся непреодолимые противоречия, обусловливающие их несбыточность. Теократическая идеология представляет собой отклонение религиозного сознания от стандартов религиозного мышления. Которая заключается в логическом несоответствии теократической идеи и попыток ее воплощения в реальности религиозным взглядам как таковым и в ценностном несоответствии теократии и религиозного учения.

Е.Трубецкой, критикуя проект вселенской теократии В.Соловьева, очень верно отметил: «Теократического идеала цельности и предельности жизни нельзя достичь не только в пределах государства, но и в пределах всего вообще греховного, несовершенного, а потому — становящегося мира». Теократический идеал осуществить нереально. Союза небесного града и града земного без изменения их сущностных свойств не может быть.

Ценностное несоответствие теократической идеи и практики религиозным взглядам связано с решением в теократии вопроса о соотношении цели и средств социальной политики. Ограниченность и отчужденность человеческого существования преодолевается в теократии не на основе свободного духовного выбора личности, а при помощи принудительной силы религиозно-политического сообщества.

Н.Бердяев писал: «Теократия, во всех своих формах, восточных и западных была изменой христианству, изменой и ложью. И теократии были обречены на гибель. То, что они осуществляли, было противоположно царству Божьему, царству свободы и любви… Они сакрализовали земную силу, совершавшую земные насилия над человеком, они прикрепляли христианские символы к реальностям, ничего общего с христианством не имеющим… Национальный мессианизм и теократия отменены не только Евангелием, но и пророками».

Божественный идеал имеет в теократии наивысшую ценность. По сравнению с ним, иные жизненные ориентиры стоят на порядок ниже, поэтому любая деятельность, направленная на достижение конечной цели, может быть этой целью оправдана. Извечный вопрос о цели и средствах решается в теократии практически всегда однозначно — в пользу цели.

Краткий вывод. В ходе исторического развития теократия принимала различные формы — от родоплеменных образований до теополитических сообществ и государств; теократия характеризуется политико-властными взаимодействиями, складывающимися по поводу осуществления религиозно- правовых норм и в результате осуществления высшей политической власти религиозными лидерами. Теократия — это система религиозно-политических властеотношений, складывающихся в родоплеменных союзах на стадии их перехода к государству, в государствах и в теополитических сообществах в процессе реализации религиозно-правовых предписаний, а в некоторых случаях также и в ходе осуществления верховной политической власти религиозными лидерами.

Ныне существующие страны с элементами теократии:

Исламские государства

Исламским государством является государство, которое приняло исключительно ислам, в частности шариат как основу своих политических институтов или законов. Хотя существует много споров о том, какие государства или группы действуют в строгом соответствии с исламским правом, Саудовская Аравия и Иран поддерживают религиозные суды по всем аспектам права и религиозной полиции для поддержания социальных требований. Большинство мусульманских стран Ближнего Востока имеют правовые системы, в различной степени находящиеся под влиянием шариата; в то же время Турция, Индонезия, Бангладеш, Пакистан и Мавритания используют в основном светские конституции и правовые системы (последние называют себя «Исламская республика»).

Индия и Филиппины официально признают гражданские мусульманские законы, полностью основанные на шариате, для тех, кто так выбирал для себя. Законы шариата также применяются в различных частях Судана, Нигерии, Афганистане, Ливии и других странах.

Правительство Ирана описывается как «теократическая республика». Глава государства Ирана, или верховный лидер, является исламским клериком, назначается на пожизненный срок, и избирается органом под названием Совет экспертов. Совет стражей рассматривается как часть исполнительной власти, несёт ответственность за принятие решений, если законодательство соответствует исламскому праву и обычаям шариата, и может отстранить кандидатов от выборов, и другим образом влиять на избирательный процесс.

Святейший Престол (Ватикан)

После объединения Италии, Ватикан стал последней оставшейся территорией бывшей Папской области. В 1929 году государство Ватикан было официально признано как независимое государство, путем заключения договоров с итальянским правительством. Главой Ватикана является Папа, избираемый Коллегией кардиналов, которая называется конклавом, собранием высших католических священнослужителей. Папа избирается пожизненно, из участвующих в голосовании кардиналов в возрасте до 80 лет. Правовая система Ватикана уходит корнями в каноническое право. Папа «имеет полноту законодательной, исполнительной и судебной властей».

Афон

Афон — особая единица Греческой Республики, самоуправляемое сообщество 20 православных монастырей в непосредственной церковной юрисдикции Константинопольского Патриарха (с 1312 года).

Суверенитет Греции над полуостровом закреплён Лозаннским договором 1923 года; режим самоуправления исходно базируется на положениях первого Устава Святой горы Афон («Трагос»), утверждённого Хрисовулом Императора Иоанна Цимисхия в 972 году. В отличие от остальной части Константинопольского Патриархата, на Афоне используется исключительно юлианский календарь, в том числе в административных документах.

«И не найти, наверное, в культурном наследии человечества идеи более возвышенной и предельной, чем идея Бога, а в политико-правовой истории — идеи более дерзкой и самонадеянной, чем идея теократии». Салыгин Е.Н.

Используемые источники:

***

Бакалаврант богословия Даниил Чаглей

Иллюстрация

Большаков О.Г. История халифата. Ч.1. Ислам в Аравии (570–633). М., 1989. С.130.

Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Вл. С. Соловьева. М., 1909. Т.1. С.568.

Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. М., 1995. С.262.

Самая старая теория по вопросу о происхождении и основании государственной власти выводит государственную власть из рели­гиозного авторитета; это — теория теократическая.

B своей первоначальной и наиболее распространенной форму­лировке эта теория сводится к тому, что носитель власти или ото­ждествляется с божеством, или рассматривается как посланник, пред­ставитель божества, получающий непосредственно от него свои пра­ва. Такой характер носило понимание власти в теократиях древнего Востока. После торжества христианства теократическая теория воз­рождается на почве христианского учения и делается излюбленной политической доктриной монархии. Конечно, на почве христианства отождествление носителя власти с Богом уже невозможно, но власть рассматривается как божественное установление, обязанность пови­новения власти выводится из повеления Бога. Основным аргументом при этом обыкновенно служит известный текст апостола Павла: «Вся- ка душа властем предержащим да повинуется: несть бо власть аще не от Бога, сущии же власти от Бога учинены суть» (Римл. XIII)1.

Теократическая теория играла большую роль в Средние века и в начале Нового времени. Рационалистическая мысль XVIII в., нашед­шая себе практическое воплощение в Великой французской револю­ции, нанесла ей решительный удар. Ho еще в ХІХв., в эпоху Рестав­рации, она имела талантливых защитников, как, напр., французского писателя де-Мэстра2. B настоящее время религиозное обоснование государственной власти не играет серьезной роли в науке, но нель­зя сказать, чтобы оно не имело никакого значения в положительном праве и в практической политике. Французский юристДюги3 в своем учебнике конституционного права совершенно справедливо видит провозглашение теократической теории власти в одной из речей, произнесенных германским императором Вильгельмом II4.

Ho даже и в тех монархических государствах, где теократическая теория не является более официальной доктриной, прежнее господ­ство ее оставило ясные следы во внешней обрядовой стороне монар­хического института, в титуле монарха, в церемониях, которыми со­провождается его вступление на престол. Так, не только абсолютные, но и конституционные монархи включают в свой титул слова «Бо­жьей милостью», и с этим выражением связывается то же представле­ние, которое лежит в основе теократической теории, а именно, что власть монарха основана на воле Бога. Обряд коронования, который во многих государствах следует за вступлением монарха на престол, заключает в себе мысль о необходимости для власти монарха рели­гиозной санкции. Теократическая теория в том виде, в каком мы ее изложили, очевидно, не подлежит научной критике, ибо основное предположение ее вытекает из религиозной веры и лежит вне обла­сти научного исследования. Для лиц неверующих религиозное обо­снование власти не имеет никакого значения, но и для верующих оно не может иметь научного значения, ибо и при вере в существование Бога и Божественный Промысел связь между земной властью и волей Божьей опять-таки является исключительно предметом веры и не мо­жет быть доказана научным путем.

Ho учение, связывающее происхождение и основание государ­ственной власти с религией, может получить и иную, не выходящую из пределов науки форму. Возможно, не вводя в область исследова­ния вопроса о воздействии воли Божьей на общественные явления, тем не менее утверждать, что государственная власть рождается из религиозного авторитета и основание государственной власти ко­ренится в религиозной вере, распространенной в массе населения. B таком виде теория делается независимой от веры и не заключает в себе а priori ничего неприемлемого, даже для неверующих.

Нельзя отрицать существование веры в божественное происхо­ждение власти не только в древних государствах Востока, но, в из­вестной степени, и в европейских государствах Нового времени, по­скольку, по крайней мере, речь идет об известных группах населения. Возможно, не разделяя лично этой веры, тем не менее считать ее, как объективный факт, главным основанием государственной власти. Ha такой точке зрения стояли многие государственные деятели. Буду­чи лично иногда даже неверующими людьми, они, однако, полагали, что власть покоится на религиозной вере масс, и потому считалось необходимым поддерживать религию. Теократическая теория в этой форме подлежит научной критике и имеет за себя и некоторые науч­но удостоверенные факты. Несомненно, что на первоначальной сту­пени человеческой культуры между властью и религией существова­ла тесная связь. Власть носит религиозные черты в первоначальной истории почти всех государств, прежде всего в государствах Древне­го Востока. Следы первоначального слияния религиозной и полити­ческой власти мы находим также в государственном праве Афин и Древнего Рима. B Афинах после упразднения царской власти титул царя (Bacrcteug) сохранялся за тем из высших сановников (архон­тов), который исполнял жреческие обязанности. B Риме тот же титул принадлежал одному из высших жрецов (rex sacrorum).

Ho факты подобного рода еще не дают основания для общего утверждения происхождения государственной власти из религиоз­ной. Несомненное существование тесной связи между религией и государственным устройством в древнейших государствах само по себе не разрешает вопроса о взаимном отношении религиозного и политического авторитета. Выяснение этого вопроса по отноше­нию к первоначальным государствам весьма затруднительно за от­сутствием достаточного научно проверенного материала. Гораздо удобнее для выяснения этого вопроса взять позднейшие примеры слияния религии с государственной властью и притом такие, где религиозная основа власти на первый взгляд представляется несо­мненной.

B виде такого примера можно указать то государство, которое бьшо основано Магометом, — Арабский халифат. По-видимому, по­литический авторитет здесь является следствием религиозного. Власть самого Магомета первоначально в тесном кругу его первых последователей была, несомненно, основана на вере в его религиоз­ное посланничество (хотя, сколько можно думать по дошедшим до нас известиям, с самого начала в числе сторонников Пророка были люди, не верившие в его божественную миссию, быть может, даже считавшие его ловким обманщиком, но поддерживавшие его из по­литических расчетов). Ho если мы обратимся к процессу распростра­нения и укрепления этой власти, то увидим, что при превращении личной власти Магомета над его последователями в государственную власть сначала над Аравией, а затем и над соседними странами соот­ношение между религиозным и чисто политическим элементом вла­сти изменяется. Религия уже не обосновывает власть, а санкциони­рует фактически существующую власть. Многочисленные племена, вошедшие в состав государства Магомета, подчинились его власти в силу завоевания. He религиозная вера сделала их подданными Маго­мета, а, напротив, будучи уже покорены Магометом, они уверовали и в его божественную миссию.

Другой пример слияния религиозного авторитета с политиче­ским еще яснее показывает, что такого слияния еще нельзя выво­дить, что первый служит основанием второго. Мы имеем в виду известный исторический факт обожествления главы государства в Римской империи. Бьшо бы весьма ошибочно заключать из факта, что власть римских императоров покоилась на религиозной осно­ве. По своему происхождению и основанию это была власть чисто светская; ореол религиозного поклонения явился лишь позднейшим придатком к ней. Весьма характерно, что религиозное поклонение императорской власти появилось первоначально не в самом Риме, колыбели этой власти, и даже не в Италии, а в покоренных римским оружием провинциях. Французский историк Фюстель-де-Куланж5, подчеркивающий этот факт, весьма ярко изображает нам его проис­хождение. Римское владычество внесло в провинции мир, просвеще­ние, материальное благосостояние, — все блага высшей цивилиза­ции. Народы, подчинившиеся Риму, не могли не оценить этих благ, и подобно тому, как они обоготворяли благодетельные силы природы, они обожествили и то, в чем они видели источник благ устроенного общежития — римскую государственную власть в лице ее конкрет­ного представителя. Религиозное поклонение власти было, таким образом, не причиной, а последствием ее существования. Позднее культ императоров бьиі перенесен и в самый Рим. И здесь опять-таки он бьш не первичным элементом, лежащим в самой основе власти, а вторичным, производным явлением, вытекавшим из существования власти. Римские императоры не потому являлись императорами, что в них видели проявление божества, а, наоборот, они обоготворялись потому, что были императорами, т.е. высшими представителями го­сударства. Это бьша своеобразная форма, в которую выливалось от­ношение граждан к идее государства.

Наконец, история тех народов, которые основали современные европейские государства, показывает нам, что власть, возникшая и су­ществующая независимо от религиозной веры, может впоследствии приобрести религиозную санкцию, которая, быть может, укреп­ляет и усиливает ее, но не составляет главного ее основания. Власть остготских, вестготских, франкских, бургундских, лангобардских королей, возникшая из власти их над их германской дружиной, с одной стороны, и из власти над покоренным при помощи дружины населением римских провинций, с другой стороны, носит с самого начала чисто светский характер. Она не могла основываться на ре­лигии уже в силу различия веры в среде подчинявшегося этой власти населения. Религиозная санкция приходит к этой власти сравнитель­но довольно поздно, когда она успела уже вырасти и окрепнуть.

Тот титул, который в настоящее время служит выражением теократиче­ской идеи, титул «Божьею милостью» первоначально не имел того смысла, который вкладывается в него позднее. Он бьш заимствован королями у духовенства и в устах этого последнего, в посланиях и письменных актах епископов и священников служил выражением не сверхчеловеческой гордости, а, напротив, христианского смирения. Gratia Dei episcopus ^Божьей милостью епископ), gratia Dei presbyter (Божьей милостью священник) или mesericordia Dei archiepiscopus (Божьим милосердием архиепископ), — так называли себя духовные лица в начале Средних веков. Мысль, заключающаяся в этих выраже­ниях, становится вполне ясной в более пространных формулах: et si peccator tamen gratia Dei episcopus (хотя и грешник, но по милости Божьей епископ), quamvis indignus, tamen gratia Dei epicopus (не по достоинствам своим, но по Божьей милости епископ). Епископ и свя­щенник, называя себя таким образом, хотели лишь выразить христи­анскую мысль, что своим положением они обязаны не своим личным заслугам, а единственно соизволению Божию. Франкские короли, подражая духовенству, первоначально вкладывают в заимствованную ими формулу ту же мысль. Это видно из того, что, напр., в указах Кар­ла Великого6 и его преемников наряду с титулом gratia Dei (Божьей милостью) мы встречаем такого рода объяснения этого титула: Honor iste (id est regnum) quem quanquam indigno dedit mihi Deus (этот сан, т.е. королевская власть, который, хотя и недостойному, даровал мне Бог). Слова «Божьей милостью» приобретают иное политическое значение и начинают указывать на божественное происхождение королевской власти лишь гораздо позднее, в эпоху борьбы светской власти с духовной. Притязаниям пап, оправдывавших свои стремле­ния к господству над королями божественным источником их власти, короли противопоставляют теократическую теорию монархической власти. Так, напр., французский король Филипп-Август7, боровшийся с папой Иннокентием III8, пишет в одном из писем к нему: Innocentio Dei gratia sanctae Romanae ecclesiae summo et universali pontifici, Philippus eademgratia Francorum rex (Иннокентию Божьей милостью верховному и вселенскому епископу святой Римской церкви Филипп, тоюжемилостью король Франков). Здесь титул «Божьей милостью» означает независимость светской власти от духовной. Впоследствии он противопоставляется демократической теории и употребляется для обозначения независимости монархической власти от народа. B России формула «Божьей милостью» заимствована у Запада. Ранее всего ее употребляют галицкие князья. Московские государи усваива­ют ее в XV в. прежде всего в сношениях с литовско-польскими коро­лями и, по всей вероятности, в подражание им.

Таким образом, исторические данные не подтверждают предпо­ложения, что государство вообще возникло из религиозного союза и государственная власть основана на религиозной вере. Правда, нель­зя также с достаточным основанием отрицать, что в тех или иных от­дельных случаях государственная власть могла постепенно развиться из религиозного авторитета. Ho если бы такое происхождение госу­дарственной власти у того или другого конкретного народа и бьшо доказано, мы имели бы дело лишь с частными условиями, повлияв­шими на образование государственной власти, а не с той общей и основной причиной ее возникновения и существования, отыскание которой составляет предмет поставленной нами проблемы. Bo вся­ком случае ясно, что к большинству современных культурных госу­дарств теократическая теория совершенно неприменима. Такие фак­ты, как принадлежность населения одного и того же государства к различным вероисповеданиям, свобода вероисповедания и свобода отказа от всякой религиозной веры, полное отделение церкви от го­сударства, осуществленное во многих государствах, — стоят в резком противоречии с этой теорией.

Наконец, нужно еще сказать, что именно та религия, которая по­служила основой европейской культуре — христианская религия — менее всякой другой дает основания для теократической теории. Христианство, в отличие от многих других религий, не возникло па­раллельно с государством и не привело к образованию государствен­ного союза между его последователями. Напротив, в течение трех веков оно существовало совершенно независимо от государства, вну­три его.

Отношение христианства к государству бьшо в течение долгого времени либо индифферентное, либо даже прямо оппозиционное. Смысл того текста ап. Павла, на который ссылаются сторонники тео­кратической теории, едва ли тот, который придается ему в настоящее время. По учению ап. Павла, христиане обязаны повиноваться «су­щим», т.е. существующим властям, ибо всякая вообще власть (следо­вательно, не только государственная, но и иная) исходит от Бога, но он не утверждает, что та или иная конкретная власть установлена Бо­гом. Да и трудно себе представить, чтобы древние христиане могли бы считать, например, Нерона9 посланником и представителем Бога. Их отношение к такого рода власти бьшо в лучшем случае нейтраль­ное. Царствует Нерон — нужно повиноваться ему. Нерона низверг другой император, — христианин в силутого же нейтралитета подчи­няется новой «существующей» власти. Разумеется, такое отношение к власти бьшо возможно, пока христианская община была уединенным тайным обществом, стоявшим вне общей политической жизни. Когда христианская религия сделалась религией государственной и к ней присоединилось большинство населения Римской империи, точка зрения нейтралитета не могла уже быть последовательно выдержана. Войдя в состав государства, церковь уже не могла оставаться абсолют­но нейтральной по отношению к власти; при междуусобиях в борьбе партий она вынуждена была иногда занять определенное положение, стать на ту или другую сторону. Политический индифферентизм ее сменяется известными требованиями по отношению к государству, поддержкой государственной власти в одних случаях, оппозиции в других. Блаж. Августин развивает идею христианского государства, civitas Dei, и в то же время заявляет, что царства, лишенные справед­ливости, суть не что иное, как magna latrocinia — шайки разбойников в больших размерах10. Учитель восточной церкви Иоанн Златоуст11, объясняя вышеприведенный текст ап. Павла, в осторожных выраже­ниях намекает на возможность отрицательного отношения христи­анина к той или иной конкретной форме государственной власти. «Нет власти, которая бы не бьша от Бога», — говорил он. — «Что это значит? Значит всякий государь поставлен Богом? Я этого не говорю, ибо я не говорю о каждом государе в отдельности, а о вещи самой по себе, то есть о власти как таковой. Апостол не говорил, что нет государя, который не бьш бы поставлен Богом, но, рассуждая о самой вещи, говорим, что нет власти, не исходящей от Бога». Тот же взгляд в несколько иной форме проводят католические средневековые бо­гословы, считающие, что Бог есть лишь первопричина (causa remota) власти, как и всего вообще существующего, но не ближайшая причи­на (causa proxima). Власть от Бога в том смысле, что все совершается в мире или волей Божьей, или с соизволения Божия (nihil fit quod Deus non aut facit aut fieri permittit), но непосредственно власть уста­навливается людьми. Ближайшую причину власти ортодоксальные католические теологи ищут в воле народа. Эти мысли мы находим уже у Фомы Аквинского12. B последовавшую за реформацией эпоху религиозных войн идея о происхождении власти от народа полу­чает дальнейшее развитие и принимает революционный характер, находя себе приверженцев как среди протестантских писателей (Гет­ман, Дюплесси-Морнэ, Бьюкенен)13, так и среди католических (Буше, Марианна)14. Эти писатели, проповедовавшие революционный де­мократизм на религиозной почве, носят в истории политических учений общее название монархомахов (противников монархии). Позднее революционно-демократический элемент исчезает из тео­рий церковных писателей. Протестантские общины там, где они за­няли положение господствующей церкви и подчинились государству, примкнули даже к теократической теории происхождения и основа­ния государственной власти. K этому же склонялось так назыв. гал­ликанское направление среди католического французского духовен­ства (впоследствии исчезнувшее). Ho католическая церковь, в общем, осталась верна учению Иоанна Златоуста и Фомы Аквинского.

Таким образом, церковное учение в лице наиболее авторитетных его представителей не может служить опорой для теократической теории. B сущности, едва ли иной может быть точка зрения и всяко­го верующего человека. B самом деле, в вопросе о происхождении и основании государственной власти перед верующим стоит дилемма. Он может признать, что воля Божья является первопричиной (causa remota) государственной власти, также, как и всего вообще существу­ющего. Ho отсюда нельзя вывести ни божественного установления каждой отдельной конкретной власти, ни обязанности повиновения. Всякая же попытка обосновать на воле Божьей то или другое кон­кретное государственное устройство ведет к неразрешимым проти­воречиям. Ha земле много политических властей, и они постоянно сталкиваются и борются друг с другом. По каким же признакам мож­но отличить власть, установленную Богом, от власти, установленной людьми? Кому должен бьш, напр., повиноваться верующий англича­нин в XVII в., когда две законные власти, король и парламент, вели между собой междоусобную войну? Дать ответ на эти вопросы, стоя на почве Священного писания и церковного учения, невозможно, и это обнаруживает несостоятельность теократической теории не только с научной, но и с религиозной точки зрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *