Теория догматического развития

1. Теория Догматического развития

Правда, Православная Церковь отвергает идею догматического развития в том смысле, как ее понимает римо-католическое богословие новейшего времени, начиная с кардинала Ньюмана, которое пытается оправдать новые римские догматы, не содержащиеся в Св. Писании или у древних отцов (как, например, «Filioque», непогрешимость папы, непорочное зачатие и т.д.), утверждением, что само содержание веры и Откровения увеличивается в своем объеме в процессе церковной истории так, что то, что было в начале только в зачаточном виде, так сказать, в виде неясных намеков в Писании и Предании, не осознанных еще самою Церковью, в дальнейшем раскрывается, выявляется и формулируется в церковном сознании. Православная Церковь отрицает идею такого развития или эволюции самого содержания веры и Откровения, но признаёт, что истины веры, неизменные по своему содержанию и объему, ибо «вера однажды была передана святым» (Иуд. 3), постепенно формулировались в Церкви и уточнялись в понятиях и терминах. Это – неоспоримый исторический факт, признаваемый даже самыми консервативными православными богословами, как митрополит Макарий (Булгаков).

2. Богословская терминология

В подтверждение его достаточно указать на постепенное введение в церковное употребление основных богословских выражений, не встречающихся в Св. Писании. Так, например, слово «кафолический» (для обозначения Церкви –  ) впервые встречается у св. Игнатия Антиохийского (Послание смирнянам 8, 2 — около 110 г. по Р. X.), слово «Троица» – () впервые у св. Феофила Антиохийского (Послание к Автолику 2, 15 – около 180 г.), выражение «Богородица» () – впервые в письменных источниках у Ипполита Римского и у Оригена в первой половине III века, хотя народное употребление его более древнее. Еще более позднее происхождение слов «православный» и «православие» ( и ), они впервые встречаются у Мефодия Олимпийского, в начале IV века. Не говорим уже о термине «» – «единосущный»; история его очень интересна. Впервые встречаемый у гностиков (Валентина и других) во II веке, термин «» был отвергнут Церковью в употреблении и понимании еретика Павла Самосатского на Соборе в Антиохии в 270 г., но принят и утвержден в православном его понимании на Никейском Соборе в 325 г. Обычно такое введение в богословское употребление новых терминов или новая формулировка догматов являлись ответом на появление ересей, искажавших церковную веру и предание. Нельзя, однако, возводить это в правило. Новые формулировки вызывались иногда внутренними потребностями самих православных уяснить свою веру и благочестие. Так, можно думать, что выражение «Богородица» возникло в народной среде в Александрии, выражающей им свое благоговейное отношение к Божией Матери и свою веру в воплощение.

11. Откровение

Православное понимание термина «Откровение» связано с употреблением этого слова в Священном Писании Нового Завета. В догматическом контексте это слово связывается с явлением в мир Единородного Сына Божия: «Многочастне и многообразне древле Бог глаголавый отцем во пророцех; в последок дний сих глагола нам в Сыне, Егоже положи наследника всем, Имже и веки сотвори» (Евр. 1, 1-2).

Откровение на Иордане, на Фаворе, на Голгофе, по Воскресении, в Вознесении…

Откровение – в Откровении: «Апокалипсис Иисуса Христа, егоже даде Ему Бог, показати рабом Своим, имже подобает быти вскоре. И сказа, послав через Ангела Своего рабу своему Иоанну, иже свидетельствова слово Божие, и свидетельство Иисус Христово» (Откр. 1, 1-2).

Значит, ОТКРОВЕНИЕ – это свидетельство Иисус Христово. И кодифицировать его (то есть рационально сформулировать) – невозможно. Святоотеческое Богословие и не пыталось кодифицировать Откровение. А схоластика, оторвавшись от Церковного Богословия (Православного Богословия) – стала пытаться это делать.

Сначала протестанты, пытаясь оправдать свой уклон свидетельствами Писания, стали из Священного Писания выстраивать «Божественное Откровение», а все, что им не подходило, выводили за рамки своего вероучения.

В противовес им и римо-ватиканцы стали с Тридентского собра заниматься кодификацией «Божественного Откровения».

В результате у первых сложился принцип «Только Писание!» (и повод к субъективизму в толковании веры и Писания и отвержение Предания).

А у вторых – «Догматическая Конституция «О Божественном Откровении» (Второй Ватиканский собор, 1962-1965) и учение о «Верховном Учительстве» как принципе, фактически соединяющем и примиряющем и изъясняющем «два источника Божественного Откровения» – Предание и Писание.

1. О протестантском «Только Писание!»

Принцип «Sola Scriptura» и «Книга согласия» протестантов

У протестантов вопрос об источниках своего вероучения обычно сводится к Писанию. Под Божественным Откровением протестантские теологи также разумеют Писание. Такой взгляд на источник своего вероучения выражается формулой «Sola Scriptura!», то есть «Только Писание!». Одно только Писание достойно называться источником вероучения протестантов, а предания считаются человеческими установлениями (traditions humanae).

«Формула согласия», символическая книга протестантов входящая в сборник символических книг – «Книгу согласия», открывается учением об источниках протестантского вероучения. «Веруем, учим и исповедуем, что единственным и абсолютным правилом и стандартом, согласно которому должны оцениваться все догматы и все учителя, являются только пророческие и апостольские Писания Ветхого и Нового Заветов, как сказано в Пс. 118, 105: «Слово Твое – светильник ноге моей и свет стезе моей». И как говорит Св. Павел: «Но если бы даже … Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1, 8). («Книга согласия»: вероисповедание и учение лютеранской церкви. Изд.: Фонд «Лютеранское наследие», 1998, с. 582. Тексты из Писания приводятся по данному изданию).

Однако, провозгласив принцип «Только Писание», протестанты практически сразу отошли от него. Для мирян Библию заменили Краткий и Большой Катехизисы доктора Лютера. Эти Катихизисы «Формула согласия» прямо называет «Библией для мирян». Декларируя, что к Слову Божию «не может приравняться ни одно человеческое писание», «Формула согласия» выше человеческих писаний ставит «Аугсбургское Исповедание», «Апологию Аугсбургского исповедания», «Шмалькальденские артикулы» и Катехизисы Лютера, то есть символические книги протестантов, вместе с «Формулой согласия» вошедшие в «Книгу согласия».

Таким образом, вместо одной Библии у протестантов уже в XVI веке появилось как минимум шесть книг, ставших авторитетнейшими источниками их вероучения.

Принцип индивидуализма, провозглашенный Лютером, разрушил саму Реформацию. В качестве единственного критерия истины реформаторы выдвинули только Писание, но толкуемое личным сознанием Писание разделило детей Реформации на множество сект. И личное сознание стало основным источником многочисленных несогласных между собой протестантских конфессий и деноминаций. Современный тотальный либерализм проистекает из того же реформаторского принципа индивидуализма.

За остатки церковности держатся лютеране («На том и стоим»), но пока они именуют себя членами «лютеранской церкви», то есть собрания, учрежденного Лютером, а не Иисусом Христом, им недостает благодати вернуться в соединение веры Церкви и усвоить «веру, однажды преданную святым» (Иуд. 3).

По мнению Пауля Тиллиха (1886-1965), одного из крупнейших протестантских теологов XX века, «Библия – это основной источник систематического богословия, поскольку она представляет собой подлинный и самобытный документ, в котором зафиксированы события, легшие в основу христианской Церкви» (П. Типлих. «Систематическое богословие». / Перевод с английского. СПб.: Изд. «Алетейя», 1998, с. 44).

«Центральным вопросом религии является вопрос об Откровении. Познаваем ли Бог? Раскрывал ли Он Себя? Если познаваем, если раскрывал, то как?» Так начинается энциклопедическая статья «Откровение Бога: основные моменты» в фундаментальном (1232 страницы) «Евангельском словаре библейского богословия», выпущенном в 2000 году издательством «Библия для всех» (Санкт-Петербург).

Далее в соответствии с принципом «Sola Scriptura» («Только Писание») протестантская теология проводит аналогию воплощений между Словом, ставшим плотию, и Словом, воплотившимся в Писании. Слово, ставшее плотию (Ин. 1, 14) – это «личностное откровение Бога в воплотившемся Иисусе Христе». «Христос придавал большое значение откровениям в Ветхом Завете. Именно благодаря факту Его учения обнаруживаем мы аналогию между Воплощением и воплощением в Писании – Слово стало плотию, и это было слово Писания».

Далее в протестантском «Евангельском словаре библейского богословия» следует схоластическое деление Откровения на несколько Откровений:

«Христиане обычно различают общее Откровение через творение и через совесть и особое спасительное Откровение через Слово (Священное Писание). Поскольку Священное Писание является вместилищем высказанного Богом откровения, то этим и определяется ведущая роль Священного Писания в богословском формировании Церкви, а евангельское богословие должно быть приведено в согласие с тем, что сказано в Писании».

2. О ватиканской «Догматической Конституции».

«Догматическая конституция «О Божественном Откровении» («Dei Verbum») II Ватиканского собора

II Ватиканский собор (1962-1965 гг.), а точнее, римский папа Павел VI с отцами этого собора, принял 4 конституции, 9 декретов и 3 декларации. Среди четырех конституций, то есть наиболее важных доктринальных документов собора, для исследования вопроса об источниках церковного богословия необходимо рассмотреть «Догматическую конституцию о Божественном Откровении» – «Dei Verbum», принятую 18 ноября 1965 года.

Эта догматическая конституция завершила длительный период «догматического развития» отделившегося в 1054 году от православия, как веры Церкви, римо-ватиканского исповедания.

В борьбе с Реформацией на IV сессии Тридентского собора (8 апреля 1546 г.) было объявлено, что Евангелие является единственным источником всей доктрины о спасении, что тексты книг Священного Писания Ветхого и Нового Завета обладают равной святостью и богодухновенностью; был объявлен официальный список (канон) священных книг; Вульгата была признана аутентичным текстом Писания.

Тридентский собор (1545-1562), желая подтвердить ценности, отрицаемые протестантами, предпринял ряд шагов по кодификации своего вероучения. На этом соборе большое внимание уделяется созданию епархиальных семинарий для воспитания кандидатов в духовенство и другим вопросам образования.

Вскоре после Тридентского собора, а именно в 1566 году, папа Пий V издает «Римский катихизис» – «символический» ответ на символические книги реформаторов. Так Запад в лице реформации и контрреформации решительно встал на путь кодификации источников своего вероучения.

I Ватиканский собор в догматической конституции о католической вере (принята 24 апреля 1870 г.) отметил «необходимость сверхъестественного Откровения» и напомнил, что «это Откровение содержится в священных канонических книгах Ветхого и Нового Завета и в Предании, переданном непосредственно от Христа апостолам, а от них – последователям, плоть до наших дней». Так была сформулирована римо-ватиканская доктрина о Священном Писании и Священном Предании как о двух источниках Божественного Откровения.

II Ватиканский собор сделал следующий логический шаг на пути кодификации схоластического понятия «Божественное Откровение». Основанием для этого шага явился провозглашенный на I Ватиканском соборе догмат о безошибочности папского учительства, когда римский папа выносит суждение экс кафедра по вопросам веры и морали.

Ключевой статьей Догматической конституции «О Божественном Откровении» («Dei Verbum») II Ватиканского собора является статья 10, которая, завершает главу II – «О передаче Божественного Откровения». Статья 10 озаглавлена: «Отношение Священного Предания и Священного Писания к Учительству Церкви». «Верховное Учительство Церкви» – это и есть так называемое безошибочное папское учительство (в просторечии – «непогрешимость» папы римского).

В начале в статье 10-й говорится, что «Священное Предание и Священное Писание составляют единый священный залог Слова Божия, вверенный Церкви». Здесь о римском папе еще не упоминается. «Но обязанность подлинно толковать написанное или переданное Слово Божие, – говорится далее, – вверено одному живому Учительству Церкви», то есть римскому папе. Завершается этот пункт Догматической конституции следующим выводом: «Итак, очевидно, что Священное Предание, Священное Писание и Учительство Церкви, по премудрому совету Божию, так между собою связаны и соединены, что одно не без другого, а все вместе, каждое своим способом, под действием единого Духа Святого, действенно способствуют спасению душ» (Антонини Бернардо. «Божественное Откровение», с. 34).

Таким образом, учение о Писании и Предании как двух источниках Божественного откровения – «печальное наследие Тридентского собора» (выражение архиепископа Василия (Кривошеина) – превратилось в учение о трех источниках вероучения: Предании, Писании и Верховном Учительстве. Однако доминирующее положение в Догматической конституции «О Божественном Откровении» отведено Верховному Учительству, поскольку только римский папа верно излагает Слово Божие и «черпает в этом едином залоге веры все то, чему оно предлагает верить как богооткровенному» («Второй Ватиканский собор: конституции, декреты, декларации». – Брюссель, изд. «Жизнь с Богом», 1992, с. 178).

Вера Церкви, как источник церковного вероучения фактически подменяется так называемым «Верховным Учительством». И любая энциклика римского папы становится источником вероучения и нравоучения, а значит составной частью «Божественного Откровения»!

История создания Догматической конституции «О Божественном Откровении» обстоятельно представлена католическим теологом о. Антонини Бернардо в уже цитированном учебном пособии «Божественное Откровение». Ни одна из конституций II Ватиканского собора не была подобно этой конституции предметом занятий соборных отцов в течение трех лет. Почему? Потому что от начала до конца – вся работа по подготовке этой конституции проходила с великими трудностями, а трудности происходили оттого, что сразу было взято неверное направление. По существу, на II Ватиканском соборе вместо поиска подлинных источников церковного вероучения, целенаправленно формировался документ, защищающий вероучительную власть папы римского, то есть римо-ватиканскую доктрину «Верховного Учительства как Учительства Церкви» – печальное наследие I Ватиканского собора, догматизировавшего непогрешительное учительство римского епископа.

Первый вариант будущей догматической конституции назывался «Об источниках Откровения» («De fontibus revelationis»). Обсуждался этот вариант на соборе с 14 по 21 ноября 1962 года, и сразу же возникли возражения: нельзя говорить о передаче Откровения, не представив саму доктрину Откровения. «Следовало уточнить, что Писание и Предание являются двумя различными, независимыми и параллельными источниками Откровения. Помимо Священного Писания признавалось источником Откровения и Священное Предание, которое не только объясняет содержание Писания, но и само по себе представляет истины, которые в Писании не содержатся» (Антонини Бернардо. «Божественное Откровение», с. 36-37). Насторожили отцов собора и частые ссылки на Учительство Церкви, то есть на папские энциклики как на источники Божественного Откровения. После недели напряженных споров 1368 участников собора высказались против первоначального варианта проектируемой догматической конституции, и 822 проголосовали за этот вариант. Тогда римский папа Иоанн XXIII, при котором начинался II Ватиканский собор, велел пересмотреть первоначальный вариант конституции.

Если первый вариант разрабатывала теологическая комиссия собора, то второй вариант разрабатывала смешанная комиссия, включавшая в себя представителей теологической комиссии и членов секретариата Союза христиан. Во-первых, конституции дано было новое заглавие – «О Божественном откровении» («De Divina revelatione»). Это говорит о том, что разработчики догматической конституции решили по возможности обойти спорный вопрос о двух источниках Откровения.

На этот проект участниками собора было подано около 3000 замечаний. Отмечался схоластический характер языка документа и недостаточное внимание к Преданию как таковому и его роли в жизни Церкви. Предложили даже вообще отказаться от этой схемы и уделить этому вопросу определенное место в конституции о Церкви. Однако, завершая вторую сессию собора, римский папа Павел VI, преемник папы Иоанна XXIII, 4 декабря 1963 года указал соборным отцам на необходимость конституции «О Божественном Откровении».

Третий вариант готовящейся догматической конституции готовился специально созданной подкомиссией на основе поданных многочисленных замечаний. Обсуждалась эта схема с 30 сентября по 6 октября 1964 года, то есть на третьей сессии II Ватиканского собора. В основном обсуждалась следующая проблема: «следовало прояснить различие между Преданием Божественно-апостольским и церковными преданиями, природу и развитие Священного Предания, его связь с Писанием». В сущности искусственную «проблему Божественного Откровения» участники собора стали обсуждать сначала.

Четвертый вариант догматической конституции «О Божественном Откровении» голосовался по каждой главе документа (всего их 6) на сессии 20-22 сентября 1965 года. В последний момент обсуждения еще раз переименовали догматическую конституцию, поставив ей заглавие «Dei Verbum» («Слово Божие»).

270 участников собора потребовали внести в текст конституции положение о том, что все Откровение не может быть познано только через Священное Писание, и опять поднялся спор вокруг вопроса о двух источниках Откровения. Тогда папа римский Павел VI, спасая готовящуюся конституцию, предложил участникам собора выбор. Но это был выбор между заданными семью вариантами формулировок спорных мест, а не между тем, нужна или не нужна такая догматическая конституция в целом, о чем шел спор в начале собора еще при римском папе Иоанне XXIII. Такой силовой прием со стороны римского папы Павла VI достиг своей цели.

Завершилась драматическая история создания этого документа 29 октября 1965 года. Из 2350 участников собора за Догматическую конституцию «Dei Verbum» проголосовало 2344 человека, против – 6. Но в соответствии с догматом I Ватиканского собора о непогрешительном вероучительстве римского папы, согласие участников собора догматического значения не имело. Потому под документом стоит другая дата – 18 ноября 1965 года и подпись: «Я, ПАВЕЛ, Епископ Католической Церкви». Далее в подлиннике следуют подписи отцов, участников собора, но эти подписи имеют лишь символическое значение. В римо-ватиканском исповедании римский папа считается не первым среди равных епископов, но «Главой Церкви», согласия Церкви даже в лице соборных отцов не требующей.

В рассмотренной Догматической конституции Писание и Предание по-прежнему объявляются составными частями Божественного Откровения. Чтобы избежать внутренне противоречивого положения о двух источниках Откровения, в конституции утверждается, что «Священное Предание и Священное Писание», «проистекая из одного и того же Божественного источника, сливаются каким-то образом воедино» (ст. 9). Слова «каким-то образом» показывают, что вопрос о взаимоотношении между Священным Писанием и Священным Преданием конституцией так и не был выяснен.

Почему принятие Догматической конституции «О Божественном Откровении» вызывало такое сопротивление некоторых участников II Ватиканского собора? Да потому что благодаря этой конституции ватиканская доктрина развития христианских догматов завела Римскую кафедру в догматический тупик. О каком движении к христианскому единству может идти речь, если вероучительную позицию Рима по-прежнему определяет папская энциклика, а римский епископ выше и главнее собора, претендующего на высокое название «вселенского»!?

В 1054 году Римская кафедра по воле кардинала Гумберта отпала от соединения в вере со вселенской Церковью. Тридентский собор закрепил это отпадение, хотя и был направлен в первую очередь против Реформации, возникшей в юрисдикции самого Рима. I Ватиканский собор догматизировал это отпадение от вселенского православия как Веры Церкви, а II Ватиканский собор Догматической конституцией «Dei Verbum» возвел еще одну преграду на пути возвращения римского епископа и руководимой им паствы к христианскому единству.

Как теперь обсуждать вопросы об откровении, о Предании, о догмате церковном, когда Догматическая конституция «О Божественном Откровении» представила учение по этим вопросам как истину в последней инстанции?! А между тем сама конституция составлена далеко не безукоризненно. Например, она совершенно игнорирует 27 главу творения святителя Василия Великого «О Святом Духе», где заложена подлинно церковная, подлинно святоотеческая основа для решения вопроса об источниках церковного вероучения, об источниках церковного богословия.

Благодаря догматическим деяниям I и II Ватиканских соборов римская кафедра ослабила католическое (то есть кафолическое) самоименование. Сформировав за десять столетий свое (отличное от Веры Церкви) исповедание (confessio), она более достойна называться не Римо-католической Церковью, а римо-ватиканским исповеданием. Это, конечно, строго эклезиологическое суждение. В текстах же церковно-дипломатических и публицистических каждую конфессию принято именовать, учитывая ее самоназвание.

К сожалению, по пути кодификации откровения пошли и православные греческие богословы, которым 3-м (?) Всеправославным совещанием было поручено разработать вопрос о Божественном Откровении.

К христианскому единству, как соединению в Вере Церкви, Рим может приблизиться только по пути освоения источников церковного богословия. Никакие схоластические схемы и догматические конституции об «источниках Божественного Откровения» к христианскому единству и соединению в Вере римо-ватиканское исповедание не приведут. (Канонические основания для соединения в Вере указаны архиепископом Василием (Кривошеиным) в БТ № 4, где он пишет о Константинопольском Соборе 879-880 г., созванном при патриархе Фотии и папе Иоанне VIII).

13.3.2. Теория потребительских ценностей Шета — Ньюмана — Гросса

  • •Жан-жак ламбен
  • •Стратегический маркетинг
  • •Глава 1. Роль маркетинга в компании и в рыночной экономике………………… 1
  • •Глава 2. Маркетинг в условиях турбулентности …………………………………………….31
  • •Глава 3. Маркетинг и удовлетворение потребностей…………………………………….57
  • •Глава 4. Поведение покупателя при совершении выбора……………………………..91
  • •Глава 5. Поведенческая реакция покупателя……………………………………………….125
  • •Глава 6. Анализ потребностей посредством сегментации рынка……………….. 173
  • •Глава 7. Анализ привлекательности рынка………………………………………………… 223
  • •Глава 8. Анализ конкурентоспособности фирмы ……………………………………….. 277
  • •Глава 9. Выбор стратегии маркетинга………………………………………………………….313
  • •Глава 10. Развитие путем выпуска новых товаров……………………………………. 351
  • •Глава 11. Стратегические решения по каналам сбыта………………………………..401
  • •Глава 12. Стратегические решения по ценообразованию………………………….. 451
  • •Глава 13. Стратегические решения по коммуникации……………………………….. 499
  • •Глава 14. План стратегического маркетинга……………………………………………….. 547
  • •Глава 1
  • •1.1. Идеологические основы маркетинга
  • •1.2. Роль маркетинга в компании
  • •1.2.1. Операционный маркетинг
  • •1.2.2. Стратегический маркетинг
  • •1.2.3. Процесс интегрированного маркетинга .
  • •1.2.4. Новая роль стратегического маркетинга
  • •1.2.5. Рыночная ориентация как философия управления
  • •1.3. Роль маркетинга в рыночной экономике
  • •1.3.1. Организация операций обмена
  • •1.3.2. Организация коммуникационных потоков
  • •1.3.3. Стратегический маркетинг и экономическая демократия
  • •1.4. Изменение приоритетнОй роли маркетинга
  • •1.4.1. Пассивный маркетинг
  • •1.4.2. Организационный маркетинг
  • •1.4.3. Активный маркетинг
  • •1.4.4. Ограничения концепции маркетинга
  • •Глава 2
  • •2.1. Новая макросреда маркетинга
  • •2.1.1. Новые технологии
  • •2.1.2. Новая экономика Европы
  • •2.1.3. Новая конкуренция
  • •2.2. НовЫй потребитель
  • •2.2.1. Окончание эры массового маркетинга
  • •2.2.2. Консьюмеризм
  • •2.2.3. Энвиронментализм
  • •2.2.4. «Зеленый» маркетинг
  • •2.3. Следствия для маркетинга
  • •2.3.1. Концепция ответственного маркетинга
  • •2.3.2. От международного маркетинга к маркетингу глобальному
  • •2.3.3. Новые приоритеты маркетинга
  • •Глава 3
  • •3.1. Потребности человека и экономическая теория
  • •3.1.1. Потребности, желания и спрос
  • •3.1.2. «Ложные» и «истинные» потребности
  • •3.1.3. Абсолютные и относительные потребности
  • •3.1.4. Родовые и производные потребности
  • •3.2. Мотивация ивдивидуального потребителя
  • •3.2.1. Теория «стимула — реакции»
  • •3.2.2. Концепция активации
  • •3.2.3. Благополучие и оптимальный уровень активации
  • •3.2.4. Потребность в стимуляции
  • •3.2.5. Потребность в наслаждении
  • •3.2.6. Детерминанты благополучия потребителей
  • •3.3. К вопросу о всеобщей теории потребления
  • •3.3.1. Типология потребностей человека
  • •13.3.2. Теория потребительских ценностей Шета — Ньюмана — Гросса
  • •3.4. Мотивация индустриального покупателя
  • •3.4.1. Структура спроса на промышленные товары
  • •3.4.2. Состав и роль центра по закупке
  • •3.4.3. Потребности центра закупки
  • •3.4.4. Процесс индустриальной закупки
  • •Глава 4
  • •4.1. Покупатель как активное лицо, принимающее решение
  • •4.1.1. Важность воспринимаемого риска
  • •4.1.2. Рациональный подход к решению проблемы
  • •4.1.3. Поведение потребителя в макроэкономической перспективе
  • •4.2. Покупатель как созидатель удовлетворения
  • •4.2.1. Концепция мультиатрибутивного товара
  • •4.2.2. Дилемма » производительность или разнообразие»
  • •4.2.3. Функция домашнего производства
  • •4.3. Моделирование концепции мультиатрибутивного товара
  • •4.3.1. Ядерная услуга
  • •4.3.2. Периферийные услуги
  • •4.3.3. Модель мультиатрибутивного товара
  • •4.3.4. Ценность, или частная полезность, атрибута
  • •4.3.5. Методы измерения полезности мультиатрибутивного товара
  • •4.4. Покупатель и потребность в информации
  • •4.4.1. Понятие осознаваемого множества
  • •4.4.2. Информационные издержки
  • •4.4.3. Источники информации
  • •4.4.4. Роль рекламной информации
  • •4.4.5. Ценность рекламной информации
  • •Глава 5
  • •5.1. Уровни реакции рынка
  • •5.1.1. Иерархическая модель реакции
  • •5.1.2. Матрица вовлеченности Фута, Коуна и Белдинга (фкб)
  • •5.2. Измерение познавательной реакции
  • •5.2.1. Измерение известности
  • •5.2.2. Способность припомнить рекламу
  • •5.2.3. Запоминание и забывание рекламного сообщения
  • •5.2.4. Анализ воспринимаемого сходства
  • •5.3. Отношение и измерение эмоциональной реакции
  • •5.3.1. Рассматриваемое множество
  • •5.3.2. Определение отношения
  • •5.3.3. Измерение отношения на основе композиционного подхода
  • •5.3.4. Измерение отношения на основе декомпозиционного подхода
  • •5.3.5. Измерение восприятия цены посредством совместного анализа
  • •5.4. Измерение поведенческой реакции
  • •5.4.1. Анализ привычных приемов при покупке
  • •5.4.2. Анализ доли рынка
  • •5.4.3. Анализ динамики доли рынка
  • •5.4.4. Функции поведенческой реакции
  • •5.4.5. Поведение после покупки
  • •5.4.6. Анализ приверженности марке
  • •5.5. Меры удовлетворенности/ неудовлетворенности
  • •5.5.1. Поведение неудовлетворенных покупателей
  • •5.5.2. Методы измерения удовлетворенности/неудовлетворенности
  • •5.5.3. Анализ удовлетворенности клиентов
  • •5.5.4. Анализ соотношений удовлетворенность/важность
  • •Глава 6
  • •6.1. Анализ макросегментации
  • •6.1.1. Определение базового рынка в терминах «решения»
  • •6.1.2. Концептуализация базового рынка
  • •6.1.3. Структуры базового рынка
  • •6.1.4. Построение сетки сегментации
  • •6.1.5. Поиск новых сегментов
  • •6.1.6. Стратегии охвата базового рынка
  • •6.2. Анализ микросегментации
  • •6.2.1. Сегментация и дифференциация
  • •6.2.2. Этапы микросегментации
  • •6.2.3. Социально-демографическая, или описательная, сегментация
  • •6.2.4. Сегментация по выгодам
  • •6.2.5. Поведенческая сегментация
  • •6.2.6. Социально-культурная сегментация, или сегментация по стилю жизни
  • •6.3. Сегментация РынКов промышленных товаров
  • •6.3.1. Сегментация по выгодам
  • •6.3.2. Описательная сегментация
  • •6.3.3. Поведенческая сегментация
  • •6.4. Осуществление стратегии сегментации
  • •6.4.1. Правила эффективной сегментации
  • •6.4.2. Выбор целевых сегментов
  • •6.4.3. Стратегии позиционирования
  • •6.5. Международная сегментация
  • •6.5.1. Идентификация наднациональных сегментов
  • •6.5.2. Принципы глобального, или транснационального, маркетинга
  • •Глава 7
  • •7.1. Базовые концепции анализа спроса
  • •7.1.1. Первичный спрос как функция реакции
  • •7.1.2. Расширяемый и нерасширяемый первичный спрос
  • •7.1.3. Абсолютный и текущий потенциал рынка
  • •7.1.4. Детерминанты спроса
  • •7.2. Структура первичного спроса
  • •7.2.1. Спрос на потребительские товары
  • •7.2.2. Спрос на услуги в потребительском секторе
  • •7.2.3. Спрос на товары промышленного назначения
  • •7.2.4. Поиск возможностей роста
  • •7.3. Модель жизненного цикла товара
  • •7.3.1. Детерминанты жизненного цикла товара
  • •7.3.2. Стратегические следствия жизненного цикла
  • •7.3.3. Ограничения модели жизненного цикла
  • •7.4. Методы прогнозирования спроса
  • •7.4.1. Типология методов прогнозирования
  • •7.4.2. Экспертные суждения
  • •7.4.3. Эвристические и экстраполяционные методы
  • •7.4.4. Экспликативные (» объясняющие») модели
  • •7.4.5. Необходимость интегрального подхода: метод сценариев
  • •Глава 8
  • •8.1. Понятие конкурентного преимущества
  • •8.2. Расширенная концепция соперничества
  • •8.2.1. Угроза прихода новых конкурентов
  • •8.2.2. Угроза товаров-заменителей
  • •8.2.3. Возможность давления со стороны клиентов
  • •8.2.4. Возможность давления со стороны поставщиков
  • •8.3. Анализ конкурентных ситуаций
  • •8.3.1. Чистая, или совершенная, конкуренция
  • •8.3.2. Олигополия
  • •8.3.3. Монополистическая, или несовершенная, конкуренция
  • •8.3.4. Монополия
  • •8.4. Преимущество по издержкам
  • •8.4.1. Определение закона опыта
  • •8.4.2. Стратегические следствия закона опыта
  • •8.4.3. Ограничения закона опыта
  • •8.4.4. Матрица конкурентного преимущества
  • •Глава 9
  • •9.1. Анализ портфеля направлений деятельности
  • •9.1.1. Матрица «рост-доля рынка»
  • •9.1.2. Матрица «привлекательность-конкурентоспособность»
  • •9.1.3. Полезность портфельного анализа направлений деятельности
  • •9.2. Базовые стратегии развития
  • •9.2.1. Стратегия лидерства за счет экономии на издержках
  • •9.2.2. Стратегии дифференциации
  • •9.2.3. Стратегии специализации
  • •9.2.4. Риски, связанные с базовыми стратегиями
  • •9.3. Стратегии роста
  • •1. Интенсивный рост: расти в пределах базового рынка.
  • •9.3.2. Интегративная стратегия
  • •9.3.3. Стратегия роста через диверсификацию
  • •9.4. Конкурентные стратегии
  • •9.4.1. Стратегии лидера
  • •9.4.2. Стратегии «бросающего вызов»
  • •9.4.3. Стратегии «следующего за лидером»
  • •9.4.4. Стратегии специалиста
  • •9.5. Стратегии международного развития
  • •9.5.1. Цели международного развития
  • •9.5.2. Формы международного развития
  • •Глава 10
  • •10.1. Оценка риска инновации
  • •10.1.1. Компоненты нововведения
  • •10.1.2. Степень новизны для фирмы
  • •10.1.3. Природа и происхождение нововведений
  • •10.1.4. Интенсивность нововведений
  • •10.1.5. Маркетинг высокотехнологичных товаров
  • •10.1.6. Стратегическая важность инновации
  • •10.2. Анализ факторов успешности нововведений
  • •10.2.1. Эффективность процесса управления инновацией
  • •10.2.2. Анализ ключевых факторов успеха
  • •1. Поверхностный анализ рынка, в том числе 50%
  • •2. Производственные проблемы, в том числе 38%
  • •3. Нехватка финансовых ресурсов 7%
  • •4. Проблемы коммерциализации 5%
  • •10.3. Организация процесса разработки
  • •10.3.1. Необходимость в специальной организации
  • •10.3.2. Генерация идей новых товаров
  • •10.3.3. Фильтрация идей
  • •10.3.4. Разработка концепции товара
  • •10.3.5. Разработка концепции «зеленого» товара
  • •10.3.6. Проверка концепции товара
  • •10.3.7. Привлечение совместного анализа
  • •10.4. Процесс введения нового продукта на рынок
  • •10.4.1. Прогноз продаж нового товара
  • •10.4.2. Разработка плана маркетинга нового товара
  • •10.4.3. Анализ динамических характеристик
  • •10.4.4. Критерии отбора приоритетных проектов
  • •10.5. Стратегия качества
  • •10.5.1. Качество с точки зрения покупателя
  • •10.5.2. Составляющие качества для покупателя
  • •Глава 11
  • •11.1. Экономическая роль каналов сбыта
  • •11.1.1. Функции сбыта
  • •11.1.2. Потоки распределения
  • •11.1.3. Обоснование использования посредников
  • •11.2. Вертикальная структура сбытового канала
  • •11.2.1. Типы посредников
  • •11.2.2. Конфигурации канала сбыта
  • •11.2.3. Критерии выбора канала сбыта
  • •11.2.4. Вертикальные маркетинговые системы
  • •11.3. Стратегии охвата рынка
  • •11.3.1. Типология потребительских товаров
  • •11.3.2. Интенсивный сбыт
  • •11.3.3. Избирательный сбыт
  • •11.3.4. Эксклюзивное распределение и франшиза
  • •11.4. Коммуникационные стратегии в канале сбыта
  • •11.4.1. Стратегии вталкивания
  • •11.4.2. Стратегии втягивания
  • •11.5. Анализ сбытовых издержек
  • •11.5.1. Торговые наценки
  • •11.5.2. Сравнение сбытовых издержек
  • •11.6. Стратегический маркетинг торговой фирмы
  • •11.6.1. Изменения среды сектора торговли
  • •11.6.2. Стратегии дифференциации дистрибьютора
  • •11.7. Интерактивный, или прямой, маркетинг
  • •11.7.1. Обоснование маркетинга без магазинов
  • •11.7.2. Введение системы интерактивного маркетинга
  • •11.8. Стратегии входа на зарубежные рынки
  • •11.8.1. Непрямой экспорт
  • •11.8.2. Прямой экспорт
  • •11.8.3. Производство на зарубежных рынках
  • •Глава 12
  • •12.1. Роль цены в стратегии маркетинга
  • •12.1.1. Восприятие цены покупателем
  • •12.1.2. Важность ценовых решений
  • •12.1.3. Цели ценовых стратегий
  • •12.2. Цена с точки зрения издержек
  • •12.2.1. Концепции цены, исходящей из издержек
  • •12.2.2. Полезность цен, исходящих из издержек
  • •12.3. Цены с точки зрения спроса
  • •12.3.1. Детерминанты чувствительности к цене
  • •1. Эффект уникальной ценности
  • •12.3.3. Исследования эластичности
  • •12.3.4. Понятие «воспринимаемой ценности» товара
  • •123.5. Гибкие ценовые стратегии
  • •12.4. Цена с точки зрения конкуренции
  • •12.4.1. Предугадывание поведения конкурентов
  • •12.4.2. Стратегии понижения цен
  • •12.4.3. Стратегии повышения цены
  • •12.4.4. Ценовое лидерство
  • •12.5. Ценовые стратегии для новых товаров
  • •12.5.1. Ценовая стратегия «снятия сливок»
  • •12.5.2. Стратегия цены проникновения
  • •12.6. Установление цены на гамму товаров
  • •12.6.1. Риск » каннибализма»
  • •12.6.2. Анализ рентабельности гаммы товаров
  • •12.6.3. Ценовая стратегия для гаммы товаров
  • •12.7. Ценообразование в международном маркетинге
  • •12.7.1. Трансфертные цены
  • •12.7.2. Экспортные издержки
  • •Глава 13
  • •13.1. Природа и роль коммуникации в маркетинге
  • •13.1.1. Средства маркетинговой коммуникации
  • •13.1.2. Процесс коммуникации
  • •13.1.3. Стратегии личной и безличной коммуникации
  • •13.1.4. Расходы на коммуникацию
  • •13.1.5. Новые коммуникационные технологии
  • •13.2. Личное общение
  • •13.2.1. Цели и задачи торгового персонала
  • •13.2.2. Роль торгового персонала в стратегическом маркетинге
  • •13.2.3. Стратегия использования торгового персонала
  • •13.2.4. Многоуровневая продажа
  • •13.3. Процесс рекламной коммуникации
  • •13.3.1. Выбор роли рекламных каналов
  • •13.3.2. Исходные требования к фирменной рекламе
  • •13.3.3. Цели рекламной коммуникации
  • •13.3.4. Творческие подходы к рекламе имиджа
  • •13.3.5. Уровни эффективности рекламной коммуникации
  • •13.3.6. Планирование рекламной поддержки
  • •13.3.7. Критерии выбора каналов
  • •13.4. Определение рекламного бюджета
  • •13.4.1. Характеристики функции реакции на рекламу
  • •13.4.2. Внутренний бюджет
  • •13.4.3. Бюджеты, исходящие из задач коммуникации
  • •13.4.4. Бюджеты, ориентированные на продажи или на долю рынка
  • •13.4.5. Определение бюджета на торговый персонал
  • •Глава 14
  • •14.1. Обоснование роли стратегического планирования
  • •14.1.1. Общая структура плана стратегического маркетинга
  • •14.1.2. Значение стратегического плана
  • •14.1.3. Возражения против формального планирования
  • •14.2. Содержание процесса стратегического планирования маркетинга
  • •14.2.1. Изложение стратегической миссии
  • •14.2.2. Анализ внешних факторов: привлекательность среды
  • •14.2.3. Анализ конкурентоспособности
  • •14.3. Выбор целей и стратегической ориентации
  • •14.3.1. Формирование целей
  • •14.3.2. Выбор стратегического пути
  • •14.3.3. Бюджет маркетинга
  • •14.4. Анализ риска и планирование непредвиденных обстоятельств
  • •14.4.1. Проверка стратегического плана на устойчивость
  • •14.4.2. Анализ уязвимости
  • •14.4.3. Планирование чрезвычайных ситуаций

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *