Термин этика был предложен философом

12 3 4 5 6 7 …155

КЛАССИЧЕСКАЯ ЭТИКА АБСОЛЮТА

(вместо предисловия)

Переход к веку XX был вместе с тем временем глубочайшего, небывалого исторического разлома, определившего далеко вперед, вплоть до дня сегодняшнего, новые пути жизни. Господствовало состояние, насыщенное жгучими противоречиями, в хаотических сочетаниях разнородных социально–культурных феноменов. Во всем этом бурном процессе отчетливо просматривается одна нить, проходящая духовным лейтмотивом через все политические, социальные, культурные изменения, нравственные искания смыслообразующих основ человеческого бытия. Эти искания и породили высокие, сияющие благородством и мужеством идеи и подготовили условия появления будущих «чудищ» общественной. жизни, тех духовно–нравственных падений, от которых ужаснулись последующие поколения.

Парадоксальность переломных эпох состоит в том, что все многообразие, многоцветье их идей, ценностей и идеалов «имеет историческое право на существование» (К. Маркс) не только в рамках этих эпох. Ведь каждая такая идея или ценность выражает существеннейшую черту, потребность, тенденцию исторического развития. Выражает, как правило, односторонне, зато — оригинально и глубоко. Переломная эпоха проходит — одни из этих идей и ценностей побеждают, другие оказываются отброшенными или полузабытыми. Но наступает такой исторический момент, когда новые поколения людей с изумлением открывают для себя подлинный смысл этих духовных прозрений. Даже то, что ранее, в пору непримиримой идеологической борьбы, третировалось и отбрасывалось как реакционное и неверное, предстает как содержащее в ряде своих аспектов глубокий и непреходящий смысл.

Именно так произошло с противоречивым комплексом идей и ценностей, выдвинутых в революционную эпоху первой четверти нашего столетия в России. Наряду с могучей волной революционных идей и настроений, социалистических идеалов и представлений о справедливости в это же время появляются оригинальные и по–своему ценные концепции, разрабатывавшиеся на иных идейно–нравственных основах — целой плеядой глубоких мыслителей. Неприятие революции в ее реальном течении, даже просто антиреволюционность обрекли многих из этих мыслителей и их учения на поражение. Судьба их самих была тяжкой, а оценка их мыслей неоправданно приниженной. Оказавшись в эмиграции, они продолжали

творить, но на родине их идеи были полузабыты или, в силу политических запретов, неизвестны. А ведь речь идет о таких «звездах первой величины» на мировом духовном небосклоне, каким был, например, Н. А. Бердяев. Среди них особое место принадлежит этику и философу Николаю Онуфриевичу Лосскому (1870–1965), крупнейшему представителю интуитивистского персонализма в России. По своему духовному складу он был ближе всего к тем, кто стремился пересоздать русское христианство на новый лад, пытаясь восстановить утрачиваемый религией авторитет (В. С. Соловьев, С. Н. Булгаков, Д. С. Мережковский и другие). Было бы наивно не видеть реальных политических причин неприятия идей этих мыслителей в то время: всплеск морального энтузиазма, который срастался у активной части народа с революционной борьбой, они волей–неволей, объективно направляли в религиозное русло, где в конечном счете затушевывались реальные социальные противоречия. А ведь именно эти противоречия и интенсифицировали нравственные процессы в душах миллионов людей, просыпавшихся от многовековой спячки, рвущих многочисленные, в том числе и религиозные, путы и привычную рутину повседневного, суетного существования. Однако сводить все оценки творчества данных мыслителей только к этому, говоря современным языком, «исторически конъюнктурному» моменту, было бы не только неверно, но и не простительно для дела обогащения народной культуры (в том числе и послереволюционной). Политическая антиреволюционность (впрочем, как и самая что ни на есть «ура–революционность»), безусловно, не конечный и единственный оселок, на котором можно испытывать вклад в общечеловеческую сокровищницу ценностей. В реальной жизни, в «двуликом Янусе» хитроумной истории все обстоит не столь просто и однозначно. Кроме того, было бы упрощением рассматривать религиозную идею как простое заблуждение и невежество. Заблуждение заблуждению рознь. Это заблуждение не личное, а, говоря словами Маркса, всемирноисторическое. Более того, те пласты народной веры, которые за сотни лет вобрала в себя религия и которые играли разнообразную и важнейшую роль в процессе жизнедеятельности людей, нельзя просто третировать, подходя к ним с заранее составленными, жесткими прокрустовыми мерками. Религия — особенно в своих морально–этических аспектах — настолько проросла живым человеческим чувством, в ней аккумулировалось столько упований, радостей и страданий, она в такой значительной степени стала оперативным каноном повседневного сострадательного поведения, настолько срослась с рядом общечеловеческих взаимоотношений, что никакой самый тонкий хирургический инструмент не сумел бы отделить в ней надежду и веру мнимую от надежды и веры подлинной.

Когда в переломные революционные эпохи религиозные идеи оттесняются с переднего края, что, собственно говоря, выступает на первый план? Ответ напрашивается конечно же сам собой:

жажда справедливости и добра, голос совести и потребность в сочувствии, утешении. В этих особых исторических обстоятельствах морально–этический компонент религиозной концепции оказывается даже более фундаментален, чем вся теологическая ортодоксия, «первородство» и духовно–логический приоритет принадлежат этике и морали. Именно в этом, морально–этическом, русле и происходит в то время обновление религиозных идей. И именно этим нелегким путем шел в своем творчестве Н. О. Лосский. Его учение — прежде всего этическое и лишь затем, в своеобразной теософской форме, — религиозное. Свои творческие усилия он посвятил разработке этики и аксиологии, направленных на совершенствование человека и человечества, подымающегося к Царству Божиему, к состоянию нравственно наивысшему и непререкаемому — Божественной благодати. Писатель плодовитый и разносторонний, он создал фундаментальную серию Оригинальных трудов, значение ряда которых нам предстоит еще осмысливать. Среди них такие книги, как «Обоснование интуитивизма», «Мир как органическое целое», «Свобода воли», «Ценность и бытие», «Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция»и др. Многие из этих работ были созданы Лосским в эмиграции и до сих пор малодоступны нашему читателю. Публикуемые в настоящей книге «Условия абсолютного добра. Основы этики» (1949) и «Характер русского народа» (1957) принадлежат к наиболее значительным и характерным для творчества Лосского произведениям. Одно из них представляет собой систематическое изложение этической концепции автора, другое носит характер конкретного, «прикладного» морально–этического исследования.

Этика (греч. ἠθικόν, от др.-греч. ἦθος — этос, «нрав, обычай») —философская дисциплина, предметами исследования которой являются мораль и нравственность

Слово «этика» исторически происходит от древнегреческого слова «ěthos», которое означало совместное жилище, привычное место обитания. Первоначально слово «этос» имело пространственное значение. Им обозначали стойбище, логово, жилище. Постепенно акцент сместился с пространственного значения слова на поведенческое. Позже появились новые смыслы: обычай, темперамент, характер. При помощи указанного слова стали называть действия людей в соответствующих местах, способ поведения, а потом и образ мыслей и чувств, вызывающих соответствующее поведение.
«Этос» всегда характеризует совместную жизнедеятельность людей, регулируемую обычаями, традициями, нормами. От этого существительного образуется прилагательное «этикос».
Слово «этикос» дало начало понятию «этика». Само слово «этика» было введено Аристотелем (384–322 гг. до н.э.). Именно Аристотель считается отцом-основателем этики как самостоятельной области знания. Термин «этика» содержится в названии трех работ философа: «Этика к Никомаху», «Евдемова этика», «Большая этика». Термин «этика» и наука этика были созданы в 4 в. до н.э. Аристотелем. Он поместил эту теорию между политикой (наука об искусстве управления государством и обществом) и психологией (наука о душе).

В современном русском языке термин этика имеет много значений, но мы выделим три значения, необходимых для изучения учебной дисциплины «Этика».
Этика (от греч.) –

1) это учение о добродетелях, ведущих к благу, к счастью (Аристотель).

2) это специфическое свойство социальных явлений, выражающее их гуманистический потенциал: «отношение к человеку как к ценности, уважение его достоинства и прав» (этика экономики, этика политики, этика права и т.д.). 3) Третье значение термина этика конкретизирует его второе значение: это – этика профессий или профессиональная этика. Например: есть этика права. На основе этики права разрабатывается профессиональная этика юриста. А внутри этой профессии осуществляются конкретизации: этика судьи, этика адвоката, этика прокурора и т. д.

Мораль. Начало формированию термина «мораль» положил в I в. н.э. древнеримский мыслитель Цицерон; его целью было найти латинский эквивалент греческому слову «этика».
«Mos» («мос») примерно то же, что и греческое «этос», именно от этого латинского слова образовывается прилагательное «moralis» («моралис»). Этика предстает в качестве «философиа моралис» или моральная философия. Само существительное moralitas («моралитас») или «мораль» появляется только в трудах римского священника Амвросия Медиоланского в IV веке н.э.
Мораль является объектом изучения этики, поэтому поставить знак равенства между ними (между этикой и моралью) невозможно.
Мораль (от лат.) –

1) это поучение, наставление, назидание – это форма прямого или непосредственного морализирования.

2) это поучительный вывод – опосредованное, косвенное морализирование.

3) это специфический вид социальной регуляции, хранительница общностей.

Главные различия в философских трактовках морали определяются, прежде всего, расхождениями в понимании источника морали и того морального идеала, к которому должен стремиться человек. По пониманию источника морали выделяются следующие типы этических теорий:

1) натуралистические концепции, выводящие мораль из природы, представляющие мораль как момент развития природных (биологических) закономерностей;

2) социологические концепции, выводящие мораль из общества, представляющие ее как элемент общественной организации, как разновидность социальной дисциплины;

3) антропологические концепции, выводящие мораль из природы человека, трактующие мораль как неотъемлемое качество человека;

4) сверхнатуралистические концепции, выводящие мораль из некоторого трансцендентного, стоящего вне пределов человеческого существования источника.

Морализирование – объективный способ бытия морали. Важна проблема морального авторитета и морального права на морализирование: если человек сам не соблюдает моральные требования, то он не имеет морального права требовать их соблюдения от других.

Нравственность. Время происхождения и создатель термина «нравственность» неизвестны. Термин возник в живом русском языке
Нрав – характер, следовательно, нравственность в отличие от морали, которая связана с социальным бытием, тяготеет к индивидуальному, внутреннему. «Нравственный» – прилагательное, от которого и образуется существительное «нравственность.
Нравственность (русс.):

1) это «повиновение в свободе» (Г.В.Ф. Гегель «Философия права»).

2) это надиндивидуальный и надсоциальный родовой дух.

3) это духовно-практический способ освоения человеком мира.
Первым в истории этики различил понятия » мораль» и «нравственность» Г.В.Ф. Гегель.
Подводя итог, можно выстроить следующие отношения между понятиями:
Этос → Этикос→ Этика (греч.)
Мос → Моралис →Мораль (лат.)
Нрав → Нравственный→ Нравственность (русс.)
Из вышеизложенного следует, что понятия «этика», «мораль», «нравственность» возникли в разных языках, в разное время и уже в истоках своих не были тождественны, не совпадали по своему значению. Тем более, в настоящее время, уровень развития этической теории позволяет довольно четко провести различия и между этими понятиями, и между реальными явлениями, которые эти понятия обозначают.

Виды этики:

· теория морали — учение о сущности морали, ее основных принципах и категориях, структуре, функциях и закономерностях, объясняющее эволюцию и механизм действия морали;

· нормативная этика — обоснование моральных принципов и норм, которые выступают как теоретическое развитие и дополнение морального сознания общества и личности;

· прикладная этика — совокупность принципов, норм и правил, выполняющих практическую функцию научения людей должному поведению.

· экологическая этикя, рассматривающая нормы поведения человека как части экосистемы по отношению к окружающей среде;

· этика гражданственности, разрабатывающая нормы поведения человека как гражданина по отношению к обществу;

· ситуативная этика, в которой разрабатываются практические рекомендации применительно к конкретным ситуациям и сферам человеческой жизнедеятельности — как к публичным (этика политических действий), так и к интимным (этика семейных отношений);

· профессиональная этика — системы моральных принципов, норм и правил поведения специалистов разного профиля с учетом особенностей их профессиональной деятельности и конкретной ситуации ;

· этика делового общения, выступающая как в роли самостоятельной профессиональной этики (для менеджеров и предпринимателей), так и в качестве ситуативного элемента этики других профессий (педагога, юриста, инженера).

Основные проблемы этики

Проблема критериев добра и зла, добродетели и пороков.

Проблема смысла жизни и назначения человека

Проблема свободы воли

Проблема должного, его совмещение с естественным желанием счастья

Классификация этических ценностей

Согласно Н. Гартману, всё разнообразие нравственных ценностей подразделяется на основные и частные. К первым, которые лежат в основе всех остальных, относятся благо и примыкающие к нему ценности благородства, полноты и чистоты. Частные ценности, или ценности-добродетели, подразделены на три группы:

ценности античной морали — справедливость, мудрость, храбрость, самообладание; сюда же включаются аристотелевы ценности, основанные на принципе середины;

ценности «культурного круга христианства» — любовь к ближнему; правдивость и искренность; надежда и верность; доверие и вера; скромность, смирение, дистанция; ценности внешнего обхождения;

прочие ценности: любовь к дальнему, дарящая добродетель, личная любовь.

24. Этические учения в русской философии

Самобытные черты этических исканий русской философии оформились в XIX–XX вв., в то время, когда национальное этическое сознание достаточно определилось. Сначала может показаться, что этическое наследие философов данного периода представляет собой своеобразную мозаику из разрозненных учений, и лишь при более пристальном изучении обнаруживаются объединяющие закономерности, связанные прежде всего со своеобразием русского философствования, русской идеей. Большая степень общих закономерностей содержится также в определении границ двух основных тенденций развития русского этического мышления. Одна из них олицетворяет тяготение к материалистическому толкованию морали, наиболее ярко реализуясь в воззрениях русских революционных демократов; другая сориентирована на идеалистическую концепцию. Именно второе направление будет рассмотрено далее.

Самыми интересными, с точки зрения развития этической мысли, считают такие направления в идеалистической ветви русской философии, как философия «всеединства» (В. С. Соловьев, С. Н. Трубецкой, С. Н. Булгаков, С. Л. Франк) и экзистенциальная философия (Л. И. Шестов, Н. А. Бердяев). В этих учениях этика является центром исследовательских интересов мыслителей. А предложенные ими идеи очень оригинальны и во многом созвучны духовным исканиям настоящего времени. Русские идеалисты стремились решить главные вопросы бытия. Хотя порой и противоречивое, но чрезвычайно яркое, самобытное наследие российских философов свидетельствует об усилиях осмыслить удел человека в мире, извечные проблемы свободы и творчества, смерти и бессмертия.

Если выделять некоторые общие характеристики способа философствования этих мыслителей, то в первую очередь следует обратить внимание на иррациона—листическую тенденцию, в той или иной мере выразившуюся в их творчестве. Она во многом была обусловлена комплексом как социально—экономических, так и идейно—теоретических условий.

Неразумный характер российской действительности того времени порождали сомнение в возможности рационального познания мира, стремление к иным (сверхрациональным или внерациональным) способам освоения сущности бытия.

В этом поиске русская идеалистическая этика развивалась от умеренного иррационализма (философы «всеединства») к открытому иррационализму (Н. Бердяев) и антирационализму (Л. Шестов). Религиозно—мистическая форма российского идеализма предполагала значительную роль религии, без которой просто невозможно было существование высших ценностей. С. Булгаков отмечал, что «определяющей силой в духовной жизни человека является его религия…».

Общей мыслью русских идеалистов стала убежденность в необходимости именно божественного освящения нравственности, по этой причине все этические проблемы рассматривались ими в религиозном ключе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *