Тоска

0 4460 18 Мая 2016 в 18:34 Автор публикации: Тамара Брандт, библиотекарь

Грусть, печаль, тоска… Очень часто мы используем эти слова как синонимы, описывая наши переживания и состояния. Слова «грусть-тоска» вообще стали неразлучными, как близнецы-братья. Мы их встречаем вместе и в литературных произведениях, и в прессе, да где угодно. На первый взгляд они кажутся похожими, будто речь об одном и том же. На самом деле, при детальном рассмотрении можно обнаружить под внешней схожестью внутренние различия. Эти различия объясняет Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Системно-векторная психология рассматривает все психические процессы, их внешние проявления и внутренние механизмы с восьми точек наблюдения, показывая причину и следствие и обозначая их точным словом. Восемь точек наблюдения — это восемь векторов, названных в соответствии с самыми чувствительными зонами нашего организма. Так, различают кожный, зрительный, звуковой, обонятельный и другие вектора. Вектор определяет желания и свойства его носителя, тип мышления или интеллекта, способ адаптации на ландшафте, весь спектр проявления каждого человека среди других людей.

Вершины и пропасти, взлеты и падения

Чтобы понять, чем грусть отличается от тоски, рассмотрим некоторые особенности зрительного вектора, так как именно его обладатели отличаются огромной эмоциональной амплитудой, больше которой нет ни в одном другом векторе. Также люди со зрительным вектором имеют самую высокую частоту смены состояний. Когда говорится о смене состояний у зрительных людей, используется условный термин «качели». Именно колебания такого вида хорошо передают переходы из одного состояния в другое.

Если изобразить «кардиограмму» зрительных эмоциональных раскачек в виде синусоиды, то с ее помощью можно очень наглядно продемонстрировать амплитуду и частоту смены состояний. В самой нижней точке синусоиды будет располагаться одна из корневых эмоций зрительного вектора — страх, а в самой верхней — любовь. В самом высоком чувстве любви к другому зрение поднимается на максимальную эмоциональную высоту, отрываясь от страха. И точно так же при переживании самого большого страха за себя — страха смерти — удаляется максимально от любви.

Вот так и происходят раскачки: вниз — вверх, вверх — вниз; в себя — наружу, наружу — в себя. В самые нижние состояния зрительные люди падают от неумения взаимодействовать с другими людьми. Жалость к себе, беспокойство только о себе говорит о неразвитых в детстве чувствах, когда эмоциональному зрительному ребенку не давали эти чувства проявлять или запугивали по незнанию, читая страшные сказки. В результате получаем плохие нижние состояния. Развитый зрительный вектор способен к сопереживанию, состраданию, любви. Это дает эмоциональный подъем.

Все эмоции имеют свои синусоиды «раскачек». Разница только в величине амплитуды и частоте смен состояний. Одни состояния кратки, как миг, другие переживаются дольше. В одни падаем камнем или взмываем птицей. В другие плавно опускаемся или также плавно поднимаемся. Амплитуда взлетов и падений зависит от многих причин, основные из которых — уровень развития и реализации зрительного вектора. Развитый и реализованный человек не будет испытывать потребности в резких эмоциональных скачках, его состояния будут постепенно перетекающими из верхних в нижние. От радости к грусти. От слез благодарности к слезам сострадания.

Такие переходы между состояниями в зрительном векторе наполняют жизнь эмоциональными переживаниями. Зрению жизненно необходимы такие колебания. Это как дышать: вдох — выдох, наполнение — опустошение. Только дышать можно по-разному. Или ровно и спокойно, естественным образом, не замечая этого процесса. Или жадно хватая воздух, задыхаясь и сбиваясь с нормального ритма.

Чем так светлы грусть и печаль?

Любой человек, а тем более человек со зрительным вектором, не может бесконечно пребывать в приподнятом состоянии. Например, всегда быть веселым, радостным, восторженным. На смену приходят нижние состояния: грусть, печаль, задумчивость. Они необходимы, чтобы почувствовать разницу этих состояний на противоположностях. Не бывает зрительников, которые никогда не печалятся.

В грусти и печали есть воспоминания о прошлых состояниях: любви, страсти, радости. Наполняясь пережитыми когда-то эмоциями, чувственно развитый человек испытывает признательность тому, кто дал возможность их испытать. Грусть и печаль — это состояния, обращенные не в себя, а наружу, поэтому в них нет тяжести и надрывности. Они легкие. Неслучайно об этих состояниях говорят: «светлая грусть, светлая печаль». Грусть и печаль задают импульс на подъем вверх, но не в экзальтацию, а в тихую радость.

Зрительный человек может грустить и плакать, сопереживая любимым литературным и киногероям. Эти переживания тоже светлы и благотворны. Именно с этих переживаний начинается воспитание чувств, закладываются первые навыки сопереживания и сострадания, моральные и нравственные устои.

В потемках смертной тоски

Тоска — это тоже нижнее состояние зрительного вектора, но оно отличается от грусти и печали своей амплитудой. В него падают, как в пропасть. Это состояние, обращенное внутрь себя, то есть переживания не за кого-то, а из-за своего собственного одиночества, страдания, брошенности, несчастья. Это тяжелые душевные терзания. В тоске нет положительных воспоминаний о прошлом. Вместо светлых воспоминаний — мучительная душевная пустота и невыносимая боль. И эпитеты у тоски соответствуют этим состояниям: «черная тоска, смертная тоска».

В противоположность короткой эйфории с экзальтацией тоска бывает долгой, затягивает, как болото, и цепко держит, не давая подняться наверх. Застревание в страданиях разрушающе действует на душу. Страдания мы получаем как результат неспособности взаимодействовать с другими людьми, радоваться и получать удовольствие.

В тоску можно впасть по разным причинам: из-за потери близкого человека, разрыва эмоциональной связи, одиночества, а иногда и просто из-за плохой погоды. Все зависит лишь от степени развитости вектора и его реализации. Человек с неразвитым или слабо развитым зрительным вектором и в дождливой погоде найдет причину для хандры и уныния. Понятно, что в состоянии сверхстресса любой человек может впасть в тяжелую тоску. Но развитый и реализованный способен выйти из них быстрее и с меньшими потерями для своей психики и физического здоровья.

Зрелые чувства

Системно-векторная психология Юрия Бурлана раскрывает психические особенности человека со зрительным вектором, главным чувством для которого является любовь. Когда человек начинает понимать свои психические особенности, он естественным образом перестает переживать тяжелые состояния. Вместо горечи расставания чувствует легкую грусть и светлую печаль. В эти нижние состояния человек входит плавно. Он не переживает жалость к себе, покинутому и несчастному, а испытывает чувство благодарности к людям, благодаря которым может испытывать любовь.

Понять свою природу, разобраться в причинах внутренних состояний во всем разнообразии их проявлений можно на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Регистрируйтесь на бесплатные вводные онлайн-занятия по ссылке: https://www.yburlan.ru/training

Корректор: Ирина Щербакова

Автор публикации: Тамара Брандт, библиотекарь Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

тоска

тоска́ — отрицательно окрашенная эмоция, тяжёлое, гнетущее чувство. Близкими чувствами являются грусть, уныние, тревога.

тоска

I ж.
1.Душевная тревога в соединении с грустью, унынием. отт. Выражение такого состояния.
2. разг.Скука, уныние, вызываемые однообразием обстановки, отсутствием интереса к чему бы то ни было. II предик.
1.О чувстве тоски, испытываемом кем-либо.
2.О душевной тревоге, унынии, охвативших кого-либо.
3.О состоянии скуки, испытывающем кем-либо.
4.О том, что вызывает скуку.

тоска тоска тоска тоска тоска

тоски, мн. нет, ж. Сильное душевное томление, душевная тревога в соединении с грустью и скукой. Тоска по родине. Испытывать тоску. Наводить или нагонять тоску. И странная тоска теснит уж грудь мою. Лермонтов. Стеснилась грудь ее тоской. Пушкин. Пропаду от тоски я и лени. Фет. На сердце гнетущая тоска. Чехов. Им овладела невыносимая тоска. Гончаров. Меня охватило чувство одиночества, тоски и ужаса. Чехов. Я наведу на вас тоску. Гончаров. Гляжу на прошлое с тоской. Лермонтов. Тоска любви Татьяну гонит, и в сад идет она грустить. Пушкин. Предсмертная тоска. – Нудная скука, смешанная с отвращением (разг.). Тоска берет смотреть на него, такой он худой и бледный. Эта книга тоску наводит. – О том, что причиняет такое состояние (простореч. фам.). Эта книга – сплошная тоска. Слушать его глупости – одна тоска.

тоска

тоска, -и

тоска

сильное душевное томление, душевная тревога в соединении с грустью и скукой, тягостное уныние нудная скука, уныние, смешанные с отвращением, вызываемые однообразием обстановки, отсутствием интересов и т. п. , о том, что причиняет такое состояние

  • Тоска Толковый словарь В.И. Даля
  • Тоска, печаль, депрессия схиархим. Гавриил (Бунге)
  • Тоска преп. Амвросий Оптинский (Гренков)
  • Тоска прав. Иоанн Кронштадтский
  • Тоска по Боге свмч. Онуфрий (Гагалюк)
  • Тоску и скуку враг наводит свт. Феофан Затворник
  • О печали еп. Немесий Емесский
  • Тоска А.П. Чехов

Бывает ли спасительная тоска?

Тоска является одним из наиболее распространенных психологических состояний людей.

Причины возникновения тоски могут быть самыми разнообразными. В повседневной обыденной жизни ими бывают: разлука или утрата близкого человека, упущенная возможность, изменение жизненных условий (например, вынужденный переезд в другую страну, потеря хорошей работы). Эти причины в той или иной мере знакомы большинству людей.

Святоотеческая (в том числе аскетическая) литература дополняет общий перечень возможных причин нижеследующими: воспоминания об удовольствиях мирской суетной жизни (особенно касается тех, кто встал на путь подвижнической жизни, но не успел возрасти возрастом духовным), оскорбленное самолюбие, неудовлетворенное тщеславие, стеснительные обстоятельства при отсутствии у человека должного упования и надежды на Божественный Промысл (см.: Промысл Божий).

Вместе с тем святые подвижники отмечали: нередко случается, что тоска зарождается в сердце как бы без видимых причин. В качестве главной причины тоски, в этих случаях, может выступать влияние падших духов: наводя на человека печаль, сковывая и удручая его дух, они бывают способны посеять в нём сомнения, возбудить в памяти или воображении представления о греховном веселье, о сладости греховных удовольствий, отвлечь его от пути восхождения к Богу и сделать своим послушным орудием.

В крайних проявлениях тоска может оказывать разрушительной воздействие на психику человека, на личность в целом. В тоже время бывает и спасительная тоска, например, тоска по Богу, тоска по Царству Небесному.

Скажем, многие евреи, пребывая в Вавилонском плену, тосковали по Родине, Храму, жизни о Господе. «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе» (Пс.136:1), — подчеркивал псалмопевец. Впоследствии, когда им было разрешено, они с радостью возвратились в Отечество и с особою ревностью принялись налаживать религиозную жизнь.

Во времена Нового Завета апостол Павел, обращаясь к филиппийцам, писал: «имею желание разрешиться и быть со Христом» (Флп.1:23). Такого рода тоска способствовала должному нравственному настрою святых христианских подвижников. Её нельзя сравнивать с греховной печалью или унынием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *