Целибат в православии

Отвечает священник: монашество или супружество?

Слово «брак” означает не только семейную жизнь, но и испорченность, искажение, ошибку. Есть в этом какой-то смысл, ведь еще с апостольских времен считается, что монашество предпочтительнее брачных отношений?

На данный вопрос отвечает протоиерей Максим Козлов:

«Самые разные слова бывают омонимами, и это явление грамматического, а не духовного порядка. Поэтому я бы не стал заниматься прикладной филологией и доморощенной этимологией.

Другое дело, что каждая церковная семья становится полноценной и неущербной, если члены ее понимают, что монашество есть высший и достойнейший путь служения Богу.

Впрочем, и монашество становится полным и благодатным тогда, когда настоящий подвижник принимает то, что оно не есть антитеза семье, не есть превозношение над брачным союзом, а есть один из двух путей спасения, указанных Господом. И каждый в своем состоянии, будь то монах или семейный человек, должен видеть преимущество другого пути, не превозноситься над ним, а поставлять его выше.

Да, мы знаем из Житий святых подвижников и просто из византийской и российской истории, как в прежние века супруги, достигавшие маститой старости или просто зрелых лет, вырастившие детей, стремились к тому, чтобы хотя бы некоторую часть своей жизни предать Богу в монашеском чине.

Мы знаем дивный пример родителей преподобного Сергия Радонежского, которых мы не случайно почитаем, как покровителей семейной жизни, преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии. Воспитав таких разных детей в услужении Богу и Родине, они в разных обителях, но в совместной молитве друг за друга кончили путь своей земной жизни в чине схимонашества.

Конечно, сейчас это не является сколько-нибудь распространенной практикой, однако определенного рода возрастание семьи, когда душевное, не говоря уже о телесном, начинает уступать место духовному в отношениях между мужем и женой, непременно должно быть.

Если этого не происходит, если то, что давалось нам как подпорки, как временный каркас, для того, чтобы нам устояться на правильном пути, потом начинает восприниматься самоценным и главным, то нечто очень важное в жизни семьи разрушается.

Если супруги год за годом плотское и телесное ставят в центр своего общения, а душевное и тем более духовное отодвигают на второй план, то это говорит о внутренней неполноте, если не сказать червоточине, которая есть в семье, несмотря даже на все внешнее благополучие отношений. В этом смысле идеальная семья, как и идеальное монашество, становится единой в некотором правильном своем устроении.

В семье должно быть все то же, что и в монастыре: отказ от своей воли ради другого, не стяжание, а желание уступить ближнему, целомудрие, то есть чистота отношений, хранение меры и воздержанности. И начиная с какого-то возраста – чистота отношений без утраты любви.

В жизни наступает такой период, когда по естеству плотское отходит на второй, на третий план. Но как часто при этом получается, что муж и жена становятся друг к другу равнодушными. Как много таких семей, которые по привычке живут не ссорясь, не ругаясь, посуду не бьют, теперь уж и не изменяют – куда там, радикулит замучил, не до того.

Конечно же, замысел Божий о семье подразумевает не то, чтобы люди стали равнодушны, а чтобы они научились любить друг друга духовно, чтобы главное вышло на первый план.

Не то же ли и в монастыре? В этом смысле духовный аскетический идеал жизни един и для мирян, и для монашествующих.

Православие принципиально не знает старого католического разделения норм христианской этики на заповеди, общеобязательные для всех, и евангельские советы (нестяжательство, послушание, целомудрие), которые даны для желающих быть совершенными.

Аскетический идеал должен являться нормой жизни для каждого христианина».

Иерей Василий Родионов 02.12.2016 13714

Перед каждым православным человеком в определенный момент встает вопрос, какой путь выбрать: семейной жизни или монашества? О том, как его разрешить и каковы эти пути, говорил преподобный Паисий Святогорец, чьи наставления представлены вашему вниманию в этой статье.
Худ. Владимир Егорович Маковский

Каждый человек, достигнув определенного возраста, оказывается на жизненном распутье и, порой, не знает, что ему выбрать: путь семейной жизни или монашества. Старец Паисий Святогорец старался помочь таким людям и напоминал, что в первую очередь необходимо для самого себя понять, каково предназначение человека. По его словам, всегда нужно помнить, что смысл жизни состоит в том, чтобы достичь Царствия Небесного, куда ведут два благословенных Богом пути. Оба эти пути разные, но ведут к одной цели. Самое главное, чтобы идущий по одной дорожке не осуждал того, кто идет по другой. Сами по себе монашество или семейная жизнь не делают человека святым, наследником вожделенного рая. На обоих этих путях встречаются свои горечи и беды. Только личное любочестие и усердное стремление подвизаться добрым подвигом освящают монаха либо семьянина. Отец Паисий говорил: «Ему хочется вступить в брак? Пусть женится, но с усердием постарается стать добрым главой семьи и жить свято. Ему хочется принять монашество? Пусть уходит в монахи, но усердно старается стать монахом хорошим».

«Смысл жизни состоит в том, чтобы достичь Царствия Небесного, куда ведут два благословенных Богом пути. Оба эти пути разные, но ведут к одной цели».

Человеку, идущему в монастырь, следует убедиться, что желания его исключительно направлены на то, чтобы послужить Богу, а не удовлетворить собственным эгоистичным мыслям, навеянным гордостью. Ибо если он не создал семью из-за того, что в молодости предавался плотским страстям, а теперь, устав от разнузданной жизни, поспешно становится монахом, весьма сомнительно, что в монастыре такой человек сможет заполнить пустоту своего сердца.

Главное, чтобы молодые люди делали свой выбор решительно и не имели в себе гордости и эгоизма. Потому что иногда молодежь считает себя какой-то особенной и бережет себя для чего-то исключительного, не такого, как у всех. «Можно подумать, что они золотые и боятся, что их — словно простую железку — используют в железобетонной конструкции», — говорил старец.

Некоторые боятся сделать выбор, потому что считают нынешнее время тяжелым. Старец на это говорил, что данная позиция неправильна, потому что если имеешь доверие ко Христу, то ничего не страшно.

«Молодым людям нужно постараться избежать поверхностной восторженности от монашества или семейной жизни»

Не стоит забывать, что время юности летит чрезвычайно быстро. Поэтому молодым людям лучше не стоять в нерешительности на распутье, а выбирать бракили монашество в соответствии со своими призванием, расположением и склонностями, не откладывая решение на потом. Чем человек становится старше, тем сложнее ему сделать выбор, особенно после тридцати лет, когда характер уже сформировался, а жизненный опыт заставляет действовать с оглядкой на трудности, которые сопутствуют обоим путям, в то время как молодые люди умеют отчасти закрывать на них глаза. Однако знание трудностей и скорбей, которые встречаются на обоих этих путях, необходимо, ибо оно может помочь избежать поверхностной восторженности как от монашества, так и от семейной жизни. Итак, каковы эти пути?

Монашеский путь

Монашество — это особый благодатный путь, на который человека призывает сам Бог.Старец Паисий много писал о том, в чем заключается глубокий смысл монашества в Православной Церкви. Монах уходит далеко-далеко от мира, потому что он любит мир и хочет помочь ему своей молитвой. Он уходит оттуда, где его молитве может что-то помешать, и идет туда, где сможет совершать молитву чистую и непрестанную за весь мир. Если человек мирской, оказывая кому-то благодеяние, помогает пачкой крупы или парой сапог, то монах своим непрестанным молитвенным стоянием оказывает материальную помощь всему миру, так как Благой Бог по его смиренной молитве дает нуждающимся пропитание.Великий постриг. 1898, худ. Нестеров МихаилНекоторые утверждают, что монахи —лентяи и нечего не делают, не приносят пользы миру. Но старец напоминал, что еще до того, как стать монахами, они уходят из мира, раздавая нуждающимся свое мирское имущество, которое им больше не нужно. Таким образом, они приносят огромную пользу тем, кто нуждается, живя в миру.

«Молодому человеку или девушке перед вступлением в монастырь необходимо внутренне повзрослеть»

Тому, кто выбрал путь монашества, важно до конца овладеть своим сердцем, чтобы в нем не было каких-либо чувств к какой-либо девушке (юноше). То есть, избирая монашество, молодой человек или девушка не должны иметь ни капли сомнения. При этом необходимо отличать сердечные чувства, присутствие которых закрывает вход в монастырь, от обычной плотской брани, которая не является препятствием к вступлению на монашеский путь.

Послушнику необходимо забыть мир и все мирское. Для этого он будет обязан избегать встреч с людьми мирскими, с посетителями и родственниками.

Молодому человеку или девушке перед вступлением в монастырь необходимо внутренне повзрослеть. Потому что каждый монах (или монахиня) призывается к тому, чтобы иметь отеческую любовь к приходящим за советом из мира. Также необходимо быть внимательными к младшим монахам (монахиням). Это важно, потому как монах не повзрослевший всегда будет требовать заботы о себе, а заботиться об окружающих, как ему и полагается, не станет.Духовное окормление, худ. Навозов Василий ИвановичПосле поступления в монастырь новоначальному послушнику, а впоследствии и иноку, не следует обольщаться тем, что он меняется внешне. Особоевнимание он должен уделить своему внутреннему изменению — преображению. В этом отношении поучительными являются слова старца Паисия о самом себе: «Величайший мой враг — возношение монашеским званием. Горе монаху, который только меняет имя, и затем не обретает безмолвия, и вообще начинает воображать о себе такие вещи, которых нет в действительности».

В отличие от христиан в миру, монашествующие обязаны творить молитву непрестанно. Каждое искушение от диавола инок должен использовать как повод для молитвы. Необходимо молиться о том, чтобы Господь помог победить страсти.

«Жизнь монаха есть жертва. Это суть монашества»

Поскольку у монаха нет мирских обязанностей, он обязан развивать в себе великую жертвенность. Он всегда и везде должен быть готов принести себя в жертву во имя Христа. Старец Паисий часто повторял в своих беседах, что жизнь монаха есть жертва. Это суть монашества. Монах должен, принимая постриг, решиться на смерть. Тогда в трудную минуту инок и со страхом справится, и от Христа не отречется, и легко отдаст себя на мучения. В этом смысле монах должен быть всегда готов к мученичеству.

Путь семейной жизни

Если же молодой человек принял решение жениться, то ему предстоит непростое дело — выбор невесты. Отец Паисий давал юношам советы, на что, прежде всего, необходимо обращать внимание, выбирая спутницу жизни.

По словам старца, самое главное, чтобы девушка, будущая жена, была по сердцу. Кроме того, хорошо, чтобы она обладала такими качествами, как простота, смирение, надежность, мужество, чтобы имела страх Божий.Венчание в православной церкви, худ. Андрей Карташов.Говоря о характере будущей невесты, отец Паисий замечал, что молодому человеку не стоит искать себе вторую половинку с таким же характером, как у него. Лучше, когда у невесты склад, нрав и характер отличаются. Потому что разные характеры будущих мужа и жены дополняют друг друга, из чего и складывается семейное счастье. Например, муж решительный, а жена нет. В таком случае муж будет принимать решения в экстремальной ситуации и поможет жене преодолеть ее неуместную рассудительность, а жена во время опасности сможет «затормозить» неосторожную пылкость мужа. Таким образом, семья всегда будет оставаться крепкой. Старец приводил такой наглядный пример: «В автомобиле необходимы обе педали: и газ, и тормоз, чтобы вовремя остановиться. Если бы у машины был один тормоз, она не двинулась бы с места, а если бы у нее имелся только акселератор, то она не могла бы остановиться». Кроме того, разница в характерах супругов дает возможность детям находиться в состоянии равновесия: строгость отца держит детей в узде, а доброта матери помогает им свободно развиваться. Поэтому ни жениху, ни невесте ни в коем случае не надо ломать свой характер — просто его надо начать правильно использовать, так, чтобы он приносил пользу семье.

«Самое главное, чтобы девушка, будущая жена, была по сердцу»

Старец Паисий настаивал на том, что период между предложением и венчанием не должен быть слишком долгим. В это время необходимо сохранить девство и целомудренное отношение друг к другу. Очень важно этому учиться с самого начала, тогда будет возможно избегать многих болезненных моментов во взаимоотношениях в дальнейшей семейной жизни.

Нет на земле вещи сложнее, чем человеческие взаимоотношения. А взаимоотношения между мужем и женой вдвойне сложны.Мужу и жене необходимо усвоить и явить в своей жизни все те добродетели, которыенеобходимы всем православным христианам. В основании жизни супругов, в сердцевине их взаимоотношений, всегда должны быть: любовь и смирение, духовное благородство, жертвенность, терпение, которое начинается с любви и боли за близкого человека, постоянное возделывание добрых, кротких помыслов. Терпение нужно, чтобы терпеть причуды друг друга и хранить семью от распада. Смирение — чтобы быть снисходительными к недостаткам и немощам супруга. Хорошо, когда у супругов есть, как выражался старец, «добрая ссора», то есть когда супруги постоянно стремятся перехватить обязанности друг друга, больше потрудиться, чтобы другой мог больше отдохнуть. Когда у старца спрашивали, кто в семье должен заниматьсядомашними делами, он отвечал: «Кто успевает первым, тот приобретает… «.Худ. Панов Эдуард.Также очень способствует доброй атмосфере в семье ежедневное чтение и знание Евангелия и стремление воплотить его в семейной жизни.

Муж должен любить жену. Эта любовь должна быть такой сильной и полной, чтобы она могла переливаться через край и передаваться всем окружающим. Жена же, в свою очередь, обязана чтить мужа. Это почтение даже должно переходить в некое благоговение, как перед святыней. Потому что для любой жены муж является святыней. Жене ни в коем случае не следует перечить мужу, потому что это развязный нрав, недостойный истинной христианки.Если супруги имеют такие глубокие чувства любви друг к другу, то они чувствуют близость даже на расстоянии. А если таких чувств нет, то они будут далеки друг от друга, даже находясь рядом.Однако, старец Паисий предостерегает всех супругов, что любить мужа или жену нельзя больше Бога. Такая искаженная любовь приводит к разводам. Люди не понимают, почему сначала они жили душа в душу, а потом их отношения резко разладились, и ничего не остается, кроме как развестись.

Так же причиной развода нередко становится измена одного из супругов. Однако в таких случаях старец уговаривал пострадавшую сторону изо всех сил терпеть, молиться,насколько возможно, вести себя по-доброму с тем, кто изменил, и до развода не доводить, потому что предельная любовь, терпение, сострадание потерпевшей стороны возвращают виновного на добрый путь, так как его(или ее) сердце размягчается, видя такую преданность.

Об измене старец Паисий говорит то же самое, что о несправедливости. То есть, что к ней следует относиться духовно. Супруг(или супруга) в любой ситуации не должен говорить: «Я прав». Супруги, даже будучи правыми, не имеют права быть правыми. Они всегда должны стремиться доставить покой другому.

Рождение детей — это благословение Божие. Поэтому не стоит строить своих планов, а лучше всего возложить проблему деторождения на Бога. Сейчас немало семей подвергается такому испытанию, как бесплодие. Старец считал, что причин этому может быть много. Иногда бесплодие постигает тех женщин, которые, когда у нихбыло здоровье, чтобы рожать, привередничали и не хотели замуж. А выйдя замуж уже в преклонном возрасте, не могли зачать и родить ребенка. Но не всегдабесплодие является последствием греховной, неправильной жизни. У Господа для каждого человека приготовлен свой план спасения. Поэтому Бог кому-то сразу дает ребеночка, а кому-то медлит дать. На все Воля Божия. «Супруги всегда должны быть готовы принять в свою жизнь волю Божию. Бог не оставляет человека, который с доверием вручает себя Ему». Супружеская пара к тому, что у нее нет детей, должна относиться с большим смирением, потому что Бог, «видя, что у супругов, испытывающих трудности в связи с рождением детей, есть смирение, …может не только дать им ребенка, но и сделать их многодетными».

«Муж должен любить жену. Эта любовь должна быть такой сильной и полной, чтобы она могла переливаться через край и передаваться всем окружающим»

Тем, у кого своих детей нет, надо, например, помогать какому-нибудь нуждающемуся в помощи ребенку, когда появляется возможность. Старец очень жалел бездетных женщин, потому что любовь, которую Господь заложил в их сердца, не находит себе выхода. Он учил, что надо извлекать духовную пользу из сложившейся ситуации. Например, заняться благотворительностью, помогать тем, кто в нужде. Женское сердце обязательно должно направлять любовь, которая в него заложена, на какое-то дело.

И вообще в семье нужно довольствоваться малым и оказывать милостыню нуждающимся. Старец Паисий говорил: «Подавая милостыню тем, кто испытывает нужду, человек помогает и самому себе, и своей семье».

Кроме того, ежедневно в семье должно совершаться молитвенное правило. Родителям хорошо хоть какое-то время молиться вместе. Детям тоже необходимо присутствовать на молитве, но давить на них не следует — продолжительность детской молитвы зависит от возраста. В семье очень важно всем вместе садиться за стол, перед едой обязательно надо читать молитву. Если же у супругов разное духовное развитие, им следует подстраиваться друг под друга и вместе стремиться к совершенству с рассуждением.

Сам отец Паисий именно молитвой больше всего помогал людям, и семейным, и монашествующим, но вместе с тем и наставлял приходящих к нему. И слова преподобного старца оказывают огромную помощь многим людям по сей день.

Преподобне отче Паисие, моли Бога о нас!

Иерей Василий Родионов

Паисий Святогорец, старец. Слова. Т. V. Страсти и добродетели. М.: Святая Гора, 2001. — С. 36.

Там же. — С. 44.

Тацис Д., свящ. Когда чужая боль становится своей. Жизнеописание и наставления схимонаха Паисия Афонского. М.: Местная религиозная организация Православный приход храма Святого Духа сошествия на Лазаревском кладбище, 2011. — С. 181.

Там же. — С. 9.

Паисий Святогорец, старец. Свидетельство паломников. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011. — С. 81.

Паисий Святогорец, старец. Слово о родителях и их обязанностях. М.: Святая Гора, 2011. — С. 14.

Там же. — С. 15.

Паисий Святогорец, старец. Слова. Т. IV. Семейная жизнь. М.: Святая Гора, 2001. — С. 165.

>Что такое целибат и для чего он нужен

Смысл и история возникновения целибата

Целибат – обет безбрачия, принимаемый служителями различных религиозных конфессий.

С самого начала зарождения религии, служители культа считались не обычными людьми, а посредниками между окружающим миром, и неким параллельным, или потусторонним миром, населённым духами и божествами, душами умерших, демонами.

Способности к общению с божествами и духами, якобы даруемые первобытным колдунам, волхвам и жрецам свыше, превращали их обособленную «касту», стоящую выше рядовых общинников.

Соответственно, служители культа подчинялись иным правилам жизни, нежели прочие соплеменники. Эти особенности касались практически всех жизненных сфер – начиная от одежды и различных аксессуаров, и заканчивая бытовым укладом.

С развитием человеческого общества все эти различия не только не исчезали, но наоборот, всё более увеличивались. Одним из таких «особых отличий» священнослужителя от прочих людей являлся целибат, обет безбрачия.

Смысл его состоит в отречении служителя культа от всех мирских удовольствий. Ведь главное предназначение священнослужителя, согласно древнейшим религиозным канонам, — служение высшим божествам, исполнение роли медиума при общении простых людей с потусторонними силами.

От «квалифицированности» жрецов и колдунов зависело, помогут ли высшие силы племени, или наоборот навредят. Поэтому, священники с древнейших времён отрекались от множества общечеловеческих страстей и радостей, способных отвлечь их силы и разум от главного предназначения.

Основным из подобных греховных страстей у многих народов считалась любовь к женщине. Инстинкт продолжения рода является одним из сильнейших инстинктов в живой природе, не является здесь исключением и человек.

Поэтому отречение от любовного общения с лицами противоположного пола считался для священнослужителей наивысшим признаком полного ухода от мирской суеты, посвящению себя служению высшим силам.

Первые достоверно известные сведения об узаконенном религиозными догмами целибате относятся к временам Древнего Рима.

Так, служительницы культа Весты – древнеримской богини-покровительницы семьи, — обязаны были на протяжении всей жизни соблюдать девственность.

За этим следили старшие жрицы, уполномоченные регулярно проверять своих «подчинённых» на целомудрие. Участие в культовых мероприятиях, посвящённых Весте, жрицы-весталки, потерявшей девственность, считалось верхом святотатства.

Наказание за подобное было очень суровым — весталку замуровывали заживо в подземелье, а человека, введшего жрицу во грех, забивали насмерть плетями.

В христианстве целибат известен ещё с самого начала зарождения Церкви. Свидетельства о преднамеренном отречении от брака среди раннехристианских священнослужителей появляются уже в I веке.

Так, согласно церковным историкам и теологам, христианский целибат берёт начало от одной из проповедей апостола Павла.

В ней, в частности, говорит, что нет ничего предосудительного для служителя церкви в браке. Однако, «безбрачный служитель Господа поступает лучше, ибо он думает, как угодить Богу, а женатый больше думает, как угодить жене».

С чисто практической точки зрения неженатый служитель для раннехристианской церкви был более ценен, по крайней мере, по двум причинам:

  • Во времена становления христианства Церковь большое внимание уделяла распространению учения Христа посредством проповедей, миссионерской деятельности среди языческих народов. А решиться на далёкое и опасное путешествие было гораздо проще человеку, не обременённому семьёй, нежели имеющему на попечении жену и детей.
  • В первые века существования христианства, оно подвергалось регулярным гонениям со стороны римских властей. Проповедь учения становилась поводом к тюремному заключению, а часто и казни священнослужителя. Поэтому, чтобы избавить проповедников от лишнего морального груза в виде беспокойства за благополучие семьи и детей, в случае его ареста, ранние церковные апологеты рекомендовали им придерживаться целибата.

Целибат в современном христианстве

Сегодня официально целибат существует в двух из трёх основных христианских направлений – в православии и католичестве.

Протестантизм же отошёл от раннецерковной догмы о предпочтении безбрачных священнослужителей над женатыми.

В протестантизме (лютеранство, кальвинизм, англиканство, баптизм и т.д.) не делается различия между женатыми и холостыми священниками, равно как и между женатыми и холостыми прихожанами.

В православии целибат не является обязательным условием для священнослужителя. Данное положение исходит из постановления Четвёртого Вселенского собора (проходил в VII в.), которое гласит, что «любой законный брак честен, и супружеское ложе – не скверно».

Православные служители культа вправе самостоятельно выбирать, следовать ли им пути целибата, или же завести семью. Но, тем не менее, в современном православии существует некоторое неравенство в отношении чёрного (целибатного) и белого (женатого) духовенства.

Так, с давних времён среди народа монахи – иноки, старцы, святые отшельники и схимники, — пользовались куда большим почётом, нежели обычные священники («попы»).

Схожая «дискриминация» имелась и со стороны официальной Церкви. Так, женатые священники были ограничены в карьерном росте: стать епископом разрешалось только высшему представителю чёрного духовенства – архимандриту.

В виде редкого исключения допускается возведение в епископский сан представителя белого духовенства, но при этом должно быть исполнено два основных условия:

  • «Белый» священник не должен в момент посвящения иметь супруги (быть вдовым, либо не успеть, до этого, жениться, так как православие не признаёт разводов).
  • Он должен перед возведением в сан епископа принять на себя схимну – монашеский обет. То есть, по сути, он переходит из разряда белого в чёрное духовенство со всеми вытекающими последствиями, в том числе и с обязанностью соблюдения целибата.

Католичество относится к целибату ещё более жёстко, нежели православие. В римско-католической церкви безбрачие для священников установлено при папе Григории-I, но в полную силу данное постановление вошло только 1000-м годам.

Уже в наши дни, 2-й Ватиканский собор (1962-64гг.) подтвердил положения о неукоснительности целибата для католических священников. Греховная связь с женщиной могла стоить католическому священнослужителю сана, либо стать причиной иных наказаний.

Обязательному обету безбрачия подвергались и все члены средневековых орденов крестоносцев – Тевтонцев, Тамплиеров, Госпитальеров, Ливонцев и т.д.

Каждый из рыцарей-крестоносцев одновременно считался служителем культа, и как все прочие католические монахи, должен был обязательно соблюдать целибат.

К примеру, внутренним уставом крестоносцам-иоаннитам запрещалось даже случайно прикасаться к женщине. В противном случае на них налагалась тяжёлая епитимья – многодневный пост с молитвами.

В отличие от традиционной римско-католической церкви, греко-католики не придают такого значения неукоснительному соблюдению целибата.

Например, греко-католическим священником может стать женатый человек. Правда, после этого он уже не имеет права разводиться и повторно вступать в брак.

Не могут вступать в брак и все прочие греко-католические священники, если этого не произошло до их возведения в сан. В римско-католической церкви в последние годы также ведутся активные дискуссии относительно обязательности соблюдения целибата.

Целибат в прочих религиях

Помимо христианства, целибат встречается во многих древних и современных религий. Например, в ряде современных индийских духовных школ целибат выступает неукоснительным условием для внутреннего духовного развития и познания истины.

Например, многие учения йогов указывают отказ от секса как основной путь сохранения внутренней энергии, молодости и долголетия. На сегодня в Индии насчитывается свыше 5 млн. монахов-аскетов, практикующих полный отказ от сексуальных отношений.

Аналогично индуизму, в буддизме монахи также дают обет безбрачия. Цель в этом случае та же – углублённое самопознание через отказ от всех внешних благ и удовольствий.

В то же время, в некоторых религиях отношение к целибату крайне негативное. К ним относятся иудаизм и ислам. В иудаизме такое отношение диктуется прямым предписанием евреям в книге Бытия «плодиться и размножаться».

В связи с этим, в средние века неженатых евреев могли насильно женить по приговору суда. Точно так же поступали и с женщинами, не желавшими выходить замуж. Негативно относился к осознанному безбрачию и исламский пророк Мухаммед, всячески поощряя многожёнство и большое количество детей.

Ветхозаветные времена и древний мир

В Ветхом Завете, ввиду слов Господа по сотворении человека «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт 1, 28), брак считался состоянием почетным и обязательным, почему на безбрачие и бездетность обыкновенно смотрели с презрением. Священство наследовалось лишь от отца к сыну. Однако, уже в Ветхозаветные времена появились исключительные примеры безбрачия как проявления целомудрия — первым девственником Ветхого Завета называют пророка Илию. В этом смысле безбрачие явилось, наоборот, как особое состояние выше брачного.

В языческом мире классических Греции и Рима как религия так и государство осуждали безбрачие. Государство было заинтересовано в том, чтобы брачный союз снабжал его возможно большим количеством граждан и воинов, а религиозные верования заставляли заботиться о продолжении рода. Законодательные меры, направленные против безбрачия, существовали в Афинах и Спарте, в Риме холостых и вдовых облагали налогами, порицали, поощряли женатых преимуществами над холостыми. Подробный закон Августа «Lex Julia et Papia Poppaea», направленный на увеличение числа граждан обескровленной страны, стремился заставить граждан смотреть на законный брак, как на государственную повинность. Законом этим безбрачные вполне, а бездетные частично, ущемлялись в правах наследства по духовному завещанию. Совокупность мер, стеснительных по отношению к безбрачным и поощряющих к вступлению в брак, были отменены лишь святым императором Константином Великим и его преемниками под влиянием Христианства.

Однако, и в языческом мире понятие о безбрачии как составной части возвышенной духовной жизни появилось в буддизме. Его основатель, Гаутама Шакьямуни, сам оставил жену и детей для отречения от мира и наставлял своих учеников пребывать в безбрачии.

Православие в Новозаветную эпоху

Понятие о безбрачии как проявлении целомудрия проявилось в Новом Завете. Так, Христос говорит что те, кому это дано, делаются «скопцами для Царства Небесного» (Мф 19, 11-12). Хотя многие из апостолов были женаты (1 Кор 9, 5), апостол Павел оставался безбрачным и из его слов в I Послании к Коринфянам видно, что он склонялся на сторону безбрачия главным образом в силу того, что оно позволяет всецело предаваться духовной жизни, не нуждаясь заботиться о делах мира сего с целью угодить мужу или жене. Однако, он проповедует лишь такое безбрачие, которое предполагает наличие духовного целомудрия, лишенного чувственных похотей; тем, которые разжигаются страстью, он сам советует вступить в брак; наконец, целомудренное безбрачие представляется особой Божьей благодатью, которой одарены лишь некоторые (1 Кор 7, 1-2; 7-9; 32-34; 38). Исходя из этого учения о высоте безбрачия, в первые времена Христианства немалое число верующих посвятили себя воздержанию. В письме Игнатия к Поликарпу первый хвалит целомудренных, предписывая им, однако, не ставить себя поэтому выше своего епископа, который, по всему вероятию, имел жену. Афинагор в своей Πρεςβεία περι τών χριςτιανών (написанной в конце 176 года) говорит о тех, которые старятся в безбрачии с целью жить в более тесном общении с Богом. Силу учения о богоугодности безбрачной жизни можно видеть в самооскоплении Оригена и в похвале девственности в диалоге Convivium inter decem Virgines Мефодия Патарского, самого ярого противника Оригена. С течением времени и укреплением Христианства учение о безбрачии получало все большее распространение. Было много женщин, которые, посвящая себя девственной жизни, считали себя обрученными Господу. Безбрачие, как средство и следствие отречения от мира и борьбы со страстями, сделалось необходимыми признаком монашества.

С первых лет Христианства появился запрет на брак после вступления в духовенство. Это запрещение основывается на 25 каноне апостольском, который разрешает заключение брака после вступления в клир лишь певчим и причетникам. Неокесарийский Собор 315 года грозит лишением сана нарушителю этого правила, а Анкирский Собор 314 года разрешает диакону объявлять перед чиноположением о намерении вступить в брак, следовательно, и осуществить свое намерение после чиноположения. Церковные правила предоставляют лицам, принятым в клир безбрачными, жениться по их желанию во время прохождения низших церковнослужительских должностей, а от нежелающих требуют обета целомудрия перед вступлением в лик священнослужителей. Многочисленные примеры из истории и церковные правила говорят также о том, что Церковь всегда позволяла духовенству оставаться вовсе безбрачным, если это делалось ради подвига воздержания.

Однако, Церковь не сочла безбрачие обязательным для духовенства. Наоборот, апостол Павел указывает что епископом должен быть человек семейный, муж одной жены, умеющий руководить своей семьей, а потому способный руководить и паствой (1 Тим 3, 2, 4-5). В первые века Христианства упоминается много примеров женатых епископов, не говоря о священниках и диаконах. Уже с первых столетий Христианства Церкви пришлось бороться не только со древним презрением безбрачия, но и с другой крайностью презрения брака, связанной с дуалистическим учением гностиков об отрицании плоти. Апостольские правила указывают на совместимость святости священного служения и супружеской жизни, запрещая священнослужителям оставлять под предлогом благочестия своих жен. На I Вселенском Соборе многочисленные сторонники безбрачия, предположили воспретить поставленным в священнослужители продолжить брачное сожитие с женами, но Пафнутий, епископ Верхней Фиваиды, великий подвижник и девственник, убедил отцов Собора не налагать на посвященных столь тяжелого ига, могущего принести ужасный вред нравственности как самих священослужителей, так и оставленных ими жен. Гангрский Собор в середине IV века изрекает проклятие как хулителям Богом установленного брака всем тем, которые, подобно сторонникам Евграфия, епископа Севасты, не признавали силы священнодействий, совершаемых женатыми пресвитерами.

Высокое понятие о девственной жизни, позволяющей всецело посвятить себя духовной жизни и заботе о пастве, а также становление монашества, приобретшего высокое уважение в обществе и громадное влияние на церковные дела, обусловили с конца IV века ограничение на принятие епископского сана женатыми. Так установился обычай избирать только безбрачных епископов. В 410 году, будучи избран епископом Птолемаидским, Синесий специально оговаривал себе возможность продолжать брачное сожительство. С VI века этот обычай стал обязательным правилом первоначально в государственном, а затем в церковным законодательстве. Царь Иустиниан Великий предписал, чтобы в епископы поставлялись лица монашествующие или же не имеющие жен, либо разлучившиеся с ними. Трулльский Собор в 692 году постановил, чтобы жена возводимого в епископское достоинство, предварительно разлучившись с мужем своим по общему согласию, по рукоположению его в епископы вступала в монастырь, далеко отстоящий от места пребывания сего епископа, который, однако, обязан давать ей содержание. Кроме того, этот же Собор подтвердил разрешение иподиаконам, диаконам и пресвитерам, женившимся перед рукоположением, продолжать брачное сожитие с женами, угрожая вместе с тем священнослужителям, вступившим в брак после принятия священства, и епископам, продолжающим брачное сожитие, лишением сана. Таким образом в пределах Восточной Римской империи закрепилось разделение в среде духовенства на безбрачных архиереев и монахов и женатых священников и диаконов, вступающих в брак до рукоположения. Хотя это и не является требованием, мало-помалу на Востоке стали избирать епископов исключительно из монахов, вероятно ввиду убеждения, что монашеская дисциплина хорошо готовит к исполнению высоких обязанностей епископского сана.

На Западе, в Римской Церкви, тенденция к ограничению духовенства только кругом безбрачных оказалась сильней чем в пределах Восточной Римской империи. Первоначальные меры, направленные против брачной жизни духовенства, были приняты в Испании на Эльвирском Соборе 303 или 309 года, постановлениями которого было воспрещено диаконам, пресвитерам и епископам брачное сожитие с их женами. Отождествление безбрачия с целомудрием священнослужителей позволяет указывать на целый ряд папских посланий с порицанием нарушений последнего. Так, в письме папы Сирикия к Емерию, епископу Таррагонскому от 385 года, являющемся первой декреталией, подлинность которой не подлежит сомнению, указано, что епископы, священники и диаконы, не соблюдающие целомудрия, не заслуживают никакого снисхождения, так как необходимо лечить железом (ножом) раны, не поддающиеся другим лекарствам. В двух декреталиях к епископам Руанскому Виктрикию и Тулузскому Екссуперию от 405 года папа Иннокентий I возобновил вышеприведенное запрещение, угрожая за нарушение его лишением сана. Святители Лев I (443) и Григорий I (590-604) продолжали проводить взгляды своих предшественников. Соборы Аравсионский (441), Арелатский 442 или 452), Турский (461), Толедский (653 и 659) установили каноны, утверждающие несовместимость брачной жизни со святостью духовного сана. Наконец, обет целомудрия стал формально обязательным для священников, диаконов и даже иподиаконов почти для всех Церквей Запада. Лишь Миланская Церковь в Ломбардии, опираясь на авторитет святителя Амвросия, до конца XI века держалась тех же правил что установились в Восточной Церкви. В других частях Римской Церкви старые обычаи брачной жизни держались не смотря на запреты. Много священников вступало в брак, иные открыто имели наложниц. В X-XI веках были женатые священники и даже епископы в Италии, Испании, Германии, Франции и Англии. Дунстан, архиепископ Кентерберийский (961—968), приказал женатым священникам разлучиться с женами и заместил монахами должности тех из них, которые отказались исполнить это приказание; но мера эта недолго имела влияние и вскоре другой Кентерберийский архиепископ, Ансельм, должен был снова предписать безбрачие священникам всей Англии на местном Соборе в Вестминстере в 1102 году. В 1018 году папа Венедикт VIII добился на Павийском Соборе постановления, по которому дети духовных, рожденные свободными женщинами, становились церковными рабами без права быть когда-либо отпущенными; в 1031 году Буржский Собор выработал в том же духе целый ряд канонов, отличающихся чрезвычайной строгостью. Того же взгляда на брак духовных лиц держался и Гильдебрандт, сумевший склонить на свою сторону и в этом отношении тех пап, которыми он так искусно руководил. После вышеуказанных мер, направленных против детей духовенства, последовали не менее строгие распоряжения относительно жен клириков. Лев IX (1048—1054) издал Constitutum de castitate clericorum (Положение о целомудрии клириков), по которому женщины, живущие с духовными лицами, признавались рабынями. Таким образом, ко времени разрыва Римской Церкви в 1054 году с Православием, на Западе уже несколько сот лет делались попытки абсолютизировать безбрачие духовенства.

Православная Церковь продолжала придерживаться устоявшего в Восточной империи порядка безбрачия для монашествующих (включая епископов) и брака для священников и диаконов. В русском языке первые получили название «черного,» а вторые — «белого» духовенства. На Руси долгое время брак был обязательным требованием к желающему принять священство. Из-за нечистой жизни многих вдовых священнослужителей святитель Московский Петр уже в XIV веке обязал овдовевших священников или диаконов постригаться в монахи, иначе ему запрещалось священнослужение. Это правило было повторено святителем Фотием в начале XV века и рядом Соборов (Московским 1503, Стоглавым 1551 и др.). Московский Собор 1667 года, хотя и признал это постановление практически полезным, однако отменил его как не согласующееся с канонами Вселенской Церкви. Впрочем, и после того овдовевшие священнослужители должны были иметь от своего архиерея особое разрешение на служение, а именно: священники — епитрахильные грамоты, а диаконы — орарные или постихарные. Правила эти были отменены в 1765 году. Однако и после этого неженатый, назначавшийся на приходское священнослужительское место, обязательно должен быть вступить в брак перед рукоположением, а вдовцы совсем не могли быть поставляемы; как неимение жены, так и второбрачие одинаково преграждали им доступ к священству. Лишь с 1869 года законом было разрешено поставлять в белом духовенстве на священнослужительские степени и безженных лиц (т. е. холостых и вдовых после первого брака), если они совершенно известны епархиальному архиерею своим усердием к церкви и вполне безукоризненной жизнью, притом имеют от роду не менее 40 лет.

Римо-католицизм

В пору отпадения от Православия, в Римской Церкви борьба с браком духовенства привела к тому, что нарушение обета безбрачия духовенства было объявлено ересью, а виновные назывались «николаитами», будучи приравнены к сектантам, анафематствованным в I веке. Папе Николаю II с помощью возбужденной монахами толпы удалось смирить упорство Миланской Церкви, ранее сохранявшей обычай брачного клира — на духовенство Церкви наложены были епитимии, а архиепископ же в знак своего смирения в 1059 году должен был принять участие в Соборе в Риме, на котором было запрещено мирянам слушать литургию, если ее служил священник, имеющий в доме своем женщину. Постановления эти были подтверждены папой Александром II (1059—1063), но на практике не имели большого значения, так как они не приводились в исполнение с надлежащей строгостью.

Утверждение полного безбрачия духовенства на законодательном уровне в Римской Церкви связано с деятельностью папы Григория VII (1073-1085), активного проводника Клюнийских реформ. В 1074 году он созвал в Риме Собор, на котором прежние постановления, касающиеся безбрачия духовенства, были подтверждены и дополнены запрещением входить в церковь священникам, виновным в «блудодеянии» (fornicatio), каковым термином одинаково обозначали как наложничество, так и брак. Григорий энергично взялся за приведение в исполнение этих правил и с целью побороть всякое противодействие созвал соборы в Эрфурте, Париже (1074) и Майнце (1075), которым поручил заставить священников немедленно разлучиться с их женами и наложницами. Эрфуртский и Майнцкий Соборы кончились замешательством, на Парижском Соборе все участвовавшие в нем формально отвергли папские распоряжения, признав их безрассудными, как требующие подвига, превышающего человеческие силы, наконец в иных местностях епископы прямо отказались объявить папские распоряжения пастве и подчиненному им духовенству. Но Григорий разослал повсюду легатов, снабженных обширными полномочиями, которые сумели возбудить народ против упорствующих священников. От многих епископов стали поступать жалобы на небывалые до тех пор обиды, наносимые народом духовенству, но папа остался непоколебим. С помощью монашеских орденов ему вскоре удалось побороть всякое сопротивление и заставить духовенство большинства Западно-Европейских государств подчиниться его решению. Этой победе папства немало способствовали в Германии феодальные князья и епископы, которые, находясь в постоянной борьбе с императорской властью, искали поддержки в папах.

Безбрачие духовенства, окончательно возведенное Григорием VII в церковный закон, долгое время не могло фактически установиться. После его смерти нередко еще встречаются на практике женатые священники, как об этом можно судить из распоряжения папы Урбана II (1089) и постановлений Соборов Реймсского (1119) и двух Латеранских (1123 и 1139). Кроме того, в различных местностях от времени до времени возобновлялось сопротивление духовенства в исполнении правил целибата, нередко вызывавшее даже вооруженные столкновения. Лишь в XII веке безбрачие клира утвердилось на Западе, а в более отдаленных от Рима государствах, как например в Венгрии и Польше, еще в XIII веке духовенство не подчинялось этому распоряжению римского престола. В Венгрии в 1267 кардинал Гвидон требовал, чтобы священники состояли в законном браке, хотя на будущее время вовсе запрещал им вступать в брак. В Польше заявленное кардиналом Петром в 1197 году на синоде гнезненского архиепископства папское распоряжение о безбрачии крайне возмутило участвовавшее в нем духовенство, которое чуть не убило представителя Рима. Князь Владислав Лясконский, побуждаемый буллами Иннокентия III, стал подвергать заключению и всячески угнетать непокорное духовенство в 1206 году. В последующей польской истории встречается немало примеров вступления в брак лиц духовных.

Хотя внешне главными мотивами полного безбрачия зачастую выставлялись нравственные и религиозные, сам папа Григорий VII сформулировал цель этой реформы в следующем положении: «Non liberari potest Ecclesia a servitute laicorum, nisi liberentur clerici ab uxoribus» («Церковь не может освободиться от подчинения мирянам, если клирики не освободятся от своих жен.»). Порвав узы духовенства с семьей, а через нее с государством, папство могло установить полную независимость от государства. При этом никто из римо-католических богословов не считает обязательного безбрачия духовенства ни Божественным установлением, ни догматом Церкви, и римо-католицизм неизменно позволял существование брачного духовенства среди униатов. Установление безбрачия духовенства на Западе, имевшее видимой целью поднятие всего духовенства до высоты идеала девственности, мало способствовало улучшению нравственности духовенства, которое, будучи лишено законных жен, во множестве скатилось к наложничеству или противоестественным связям. Известная распущенность нравах римо-католического духовенства XIV и XV веков, начиная с жизни пап тех лет, даже вызывала предложения открыто установить конкубинат для священников.

Ввиду этих нестроений, попытки сохранить унаследованные из прежней православной традиции порядки смыкаются с началом Реформации в среде римо-католицизма. Так, протесты против безбрачия римо-католического духовенства высказываются уже с начала XIV века; в конце его и в начале XV века чешские богословы во главе Матвеем Яновым, проникнутые Виклифовым учением, резко порицают обязательное безбрачие духовенства. В гуситском движении вопрос о целибате играл немаловажную роль, и, наконец, Пражскими компактами духовенству чешских утраквистов было предоставлено в виде исключения право вступать в брак; но Римская курия не признавала законной эту уступку, сделанную Базельским Собором. В Польше в XVI веке под влиянием из среды духовенства выступает немало противников безбрачия, между которыми первое место принадлежит Станиславу Оржеховскому, канонику Перемышловскому, который, вступив после посвящения в духовный сан в брак с Магдалиной Холмской в 1551 году, посвятил всю свою жизнь борьбе с безбрачием духовенства. В 1556 году Польский король Сигизмунд-Август от имени всего народа требовал от Павла IV отмены безбрачия духовенства. Король Фердинанд I также сарался устранить обязательное безбрачие и несколько потворствовал бракам духовенства через т.н. «Интерим» (Interim, 1548), встав на позицию временных «диспенсов» по особым нуждам в виде исключительной меры. Однако папа Пий IV с помощью иезуитов склонил императора не представлять этого дела на рассмотрение Тридентского Собора в 1563 году.

Постановлениями Тридентского Собора были определены те положения канонического права, которые до сих пор сохраняют свою силу в римо-католицизме. Безбрачие было поставлено выше брачного сожития каноном, грозящим анафемой тому, кто станет утверждать, что брачное состояние следует предпочитать безбрачию или же что последнее нисколько не лучше первого . Положения относительно безбрачия духовенства римского обряда позволяют женатым лицам быть посвященным в священнослужительские степени лишь в том случае, если их жены произнесут торжественный обет целомудрия; иподьяконы, дьяконы, священники и епископы, которые вступят в брак после рукоположения, лишаются должности и сана, брак же их признается недействительным; напротив, браки, заключенные церковнослужителями, считаются действительными если жены не были вдовами или разведенными.

Попытки добиться отмены этих правил были энергично отклонены папами Григорием XVI и Пием IX. Отрицание обязательного безбрачия стало одной из причин отложения от римо-католицизма старокатоликов. На II Ватиканском Соборе (1962—65) делались попытки пересмотреть вопрос, но папа Павел VI пресек обсуждение, но допустил к исполнению некоторых священнических функций диаконов, в том числе женатых. В 1967 папа подтвердил незыблемость и «святость» целибата.

Принудительное безбрачие

Безбрачие может быть формой наказания для одного или обоих супругов. В значении карательной меры безбрачие известно римскому праву, по которому в тех случаях, когда брак расторгался за прелюбодеяние, виновному запрещалось вступать в брак с лицом, участвовавшим в прелюбодеянии. Восточно-римское законодательство допускало различие между мужем и женой: неверная жена по расторжении брака осуждалась на безбрачие, а неверный муж не подвергался этому наказанию.

Каноническое право Православной Церкви запрещает брак между участниками в прелюбодеянии лишь в том случае, если последнее учинено было по предварительному соглашению виновных с той именно целью, чтобы расторгнуть прежний брак одного из них и получить возможность соединиться между собой новым браком. По церковному праву Русской Православной Церкви при расторжении брака по причине прелюбодеяния виновный в нем супруг осуждается на безбрачие. У лютеран существовало временное принудительное безбрачие, соблюдаемое после смерти супруга.

В конце XIX века Россия и ряд западных государств в некоторых случаях предписывали карательное безбрачие. В России был также запрещен брак после 80 лет, а также 4-й брак.

>Литература >Использованные материалы

  • «Безбрачие,» энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:
  • «Целибат,» Большая советская энциклопедия:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *