Церковь Энгельс

Настоятель: епископ Покровский и Николаевский Пахомий.

Ключарь: священник Виктор Тихонов.

Престолы: Главный — во имя Живоначальной Троицы, в правом приделе — во имя святой великомученицы Екатерины, левый — упразднен.

Освящен: В мае 1825 года иерейским чином. Главный придел переосвящен в 1990 году иерейским чином, Екатерининский придел — 12 апреля 1998 года иерейским чином.

Богослужения: с понедельника по субботу литургия в 8.00, вечернее богослужение в 17.00; в воскресенье и праздники ранняя литургия в 7.00, поздняя литургия в 9.00, вечернее богослужение в 17.00. Дежурный священник находится в храме ежедневно с 8.00 до 13.00.

Адрес: 413100, Саратовская обл., г. Энгельс, пл. Свободы, 5, тел. (8453)56-83-50, факс (8453) 56-92-03.

Проезд до храма: автобус №№ 247, 247А, 284.

Службы, действующие при храме: воскресная школа, церковная библиотека. Преподаются: Закон Божий, катехизис, церковнославянская грамота, изучаются жития святых, духовные песнопения, музыкальная грамота.

Церковно-социальная деятельность: на приходе осуществляется сбор одежды и денежных средств для домов престарелых и детских домов города Энгельса.

Построен: в 1825 году.

Из истории: Каменная Свято-Троицкая церковь в Покровской слободе Саратовской губернии была заложена в 1816 году. Строительство закончилось к началу 1825 года. В мае того же года церковь была освящена по указу Пензенской Духовной консистории архимандритом Саратовского Спасо-Преображенского мужского монастыря Арсением. Церковь была построена тщанием прихожан. Колокольни у церкви первоначально не имелось, престол в ней был один — во имя Живоначальной Троицы. После освящения в церковь был назначен причт в составе двух священников, диакона, трех дьячков и пономаря. Большинство прихожан новопростроенной церкви составляли государственные крестьяне Покровской слободы.

В 1846 году при участии старшего священника храма, Алексия Львовича Любенского, был подготовлен проект реконструкции Троицкой церкви, утвержденный Саратовской строительной комиссией. В это время при храме действовала церковно-приходская школа, в приходе также была земская школа, законоучителем в которых был настоятель храма. В 1850 году церковь была перестроена и стала трехпрестольной. По-видимому, тогда же были возведены каменные колокольня и ограда. Состав причта изменился и включал двух священников, диакона и двух псаломщиков. С 1853 года причт, на который первоначально никаких средств не отпускалось, начал получать жалование от казны. Здание церкви было застраховано санкт-петербургской компанией «Надежда».

1 января 1851 года заволжские уезды Саратовской губернии (Новоузенский, в который входила Покровская слобода, и Николаевский) в гражданском отношении были переданы новосозданной Самарской губернии, а в церковном — переподчинены от Саратовской епархии к новооткрытой Самарской.

В 1859 году в приходе Троицкой церкви было открыто первое училище, в 1889 году — второе, содержание им давалось от Новоузенского земства. В сторожке при храме долгое время располагалась канцелярия отделения Самарского епархиального Училищного Совета. В приходе были две школы грамоты, первая из которых была открыта в 1890 году. Ктитор храма, покровский купец Николай Алексеевич Ухин (1836 – 1914), передал приходу один из своих домов, в котором была устроена женская второклассная школа. В 1904 году при ней была открыта домовая церковь в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы и во имя преподобного Серафима Саровского, приписанная к Свято-Троицкому храму. Н. А. Ухин в знак признания его заслуг перед Церковью был удостоен чести быть погребенным в ограде храма; ныне на его могиле установлен Крест.

В годы Советской власти: В 1921 году в Свято-Троицкой церкви состоялась диаконская, а год спустя — иерейская хиротония святого Иоанна Игошкина (в монашестве Гавриила), определенного на служение в этот храм. В 1930-е годы храм был закрыт, были снесены колокольня и купола. Оставшаяся часть здания также постепенно разрушалась. Длительное время в здании Троицкой церкви располагались читальный зал и хранилища центральной энгельсской городской библиотеки, в одном из зданий храмового комплекса располагалась станция юных техников.

В наши дни: В 1990 году полуразрушенное здание храма было передано в собственность православной общине, 25 марта 1992 года приходу было передано здание, в котором ныне размещаются крестильня, храмовая библиотека, трапезная и подсобные помещения. Степень износа здания составила 100%, поэтому его, фактически, пришлось полностью перестраивать. Решением Энгельсского городского Совета народных депутатов от 11 июля 1990 года земля общей площадью 3,014 га была передана Троицкой церкви в бессрочное пользование, ныне эта земля находится в собственности прихода.

Труды по восстановлению храма легли на плечи его первого настоятеля, приснопоминаемого протоиерея Александра Керимова (†2003). Он погребен в ограде храма, возвращению которого Церкви отдал столько сил.

7 декабря 1997 года, в день памяти святой великомученицы Екатерины, в Екатерининском приделе храма был установлен и освящен новый иконостас. Чин освящения совершил благочинный Центрального округа Саратовской епархии архимандрит Никон (Лысенко). Чин малого освящения придела был совершен в Вербное воскресенье, 12 апреля 1998 года. На Страстной седмице 1998 года был установлен и освящен новый иконостас в Казанском приделе храма. В январе 1999 года в центральном приделе был установлен двухъярусный иконостас, созданный бригадой художников-резчиков под руководством Владимира Шихова, который в дальнейшем был наращен до пяти ярусов.

К храму приписан храм во имя святителя Николая Чудотворца в энгельсской ИТК №13.

В 2007 году в храме сделана роспись центрального свода. Закончено строительство нового здания воскресной школы. В 2008 году покрашены купола, благоустроена прихрамовая территория.

С января 2012 года на территории храма находится здание Епархиального Управления Покровской епархии.

В связи с образованием Покровской епархии, Указом Патриарха Московской и всея Руси Кирилла от 8 февраля 2012 года Свято-Троицкому храму г. Покровска (Энгельса) присвоен статус кафедрального собора.

В 2015 году на территории Троицкого собора был построено двухэтажное здание, в котором располагается Покровский епархиальный образовательный центр, мастерская по пошиву церковных облачений, Архиерейская ризница.

Весной 2016 года началась масштабная реставрация собора – ему возвращен первоначальный вид. Достроена и расширена колокольня, возведены дополнительные помещения при храме (крещальня и свечная лавка), обновлен фасад. Летом 2017 храм был полностью перекрашен.

В августе 2018 года в соборе оборудована новая крестильня с баптистерием.

В сквере у Свято-Троицкого собора был смонтирован постамент и установлен памятник святым муромским чудотворцам Петру и Февронии. 8 июля 2019 года совершен Чин его освящения.

14.10.2019 г. епископ Пахомий совершил чин освящения колоколов для Свято-Троицкого собора. Комплект колоколов по благословению Владыки Пахомия был отлит на заводе братьев Шуваловых в г.Тутаеве (Романове-Борисоглебске). Большой колокол, Благовест, является самым большим колоколом во всей Саратовской области. 29.11.2019 – состоялся подъём Благовеста на колокольню. 13.12.2019 года открылась переоборудованная звонница.

12 января 2020 года освящено новое здание Епархиального упраления Покровской епархии.

Тем, кто смотрит на Церковь со стороны, порой кажется, что это очень богатая организация, сотрудники которой ездят исключительно на дорогих автомобилях, а новые храмы строятся сами собой – растут как грибы после дождя. «Взгляд-Православие» решил узнать «что стоит храм построить» у настоятеля энгельсского храма во имя святого пророка Божия Илии в Летном городке священника Виктора Лузгана.

ПОДПОЛКОВНИК ЛУЗГАН ДО СВЯЩЕНСТВА СЛУЖИЛ В ЛЕТКЕ

Пророк Илия считается небесным покровителем летчиков. И храм, освященный в его честь, стоит в самом центре Летного городка, или, по-другому, Летки. Это место дислокации знаменитой Энгельсской дивизии дальней авиации. Это ее летчики поднимают в небо тяжелые «Ту»-шки, «бряцают оружием» в приграничном воздушном пространстве, блестяще проводят дозаправки в воздухе и пересекают Атлантику, чтобы пожать руку Уго Чавесу.

О том, что профессия эта героическая и опасная, задумываешься возле стелы с именами погибших летчиков. В списке 12 экипажей. Красивый высокий храм из красного кирпича стоит рядом с памятной стелой. С одной стороны от него располагается Дом офицеров и штабные помещения, с другой – жилые дома. Между ними длинный узкий сквер, место встреч и прогулок.

Свято-Ильинский храм словно устремляется в небо. Крыльца, похожие на крылья, и высокая колокольня придают ему сходство с готовящейся к старту ракетой. Смотришь на него, и кажется, что он был здесь всегда. А ведь еще несколько лет назад никто и подумать не мог о том, что в Летке будет храм. За исключением одного человека — его будущего настоятеля.

Отец Виктор встречает нас возле храма. Поверх рясы надета летная куртка, в руках – ключи от стареньких «жигулей» четвертой модели. На вопросы отвечает кратко и по делу. Признается, что не любит давать интервью:

– Не хочу, чтобы из меня делали героя. Храм строил не я.

– А кто же тогда?

– Господь. От меня требовалось только верить и делать то, что нужно, – говорит он и рассказывает, с чего все начиналось.

Отец Виктор служил инженером по строительству в управлении дальней авиации, когда в дивизии начались разговоры о строительстве храма. Точнее часовни, какие были построены уже во многих гарнизонах:

– И у нас решили строить. Вроде бы даже с местом определились – на солдатском пятачке, где летчики собираются по тревоге или в начале рабочего дня, чтобы могли зайти и помолиться перед полетом. Но передумали. В то время я начал воцерковляться и жил тут недалеко. Здесь раньше штаб стоял, который во время пожара сгорел. Я тогда еще подумал: «Место для храма Господь освободил».

Время шло, в жизни подполковника Лузгана произошли важные изменения: он ушел из армии, поступил в семинарию, стал священником в саратовском храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», переехал жить в центр Энгельса, но о Летке не забывал:

– Душа рвалась в городок. Я знал, какая здесь жизнь, какая служба, был убежден: храм нужен людям. Пошел на прием к епископу Саратовскому и Вольскому Лонгину с просьбой перевести меня в Энгельс. Он меня подробно обо всем расспросил и говорит:

– А вы сами-то верите, что можно будет построить храм?

– Верю.

– Тогда стройте.

И благословил.

Отец Виктор перевелся в Свято-Троицкий храм Энгельса и занялся организацией прихода.

– Надо не с храма начинать, а с людей. Храм для кого Господь строит?

РАСТУТ ЛИ ХРАМЫ КАК ГРИБЫ?

Но убедить людей в том, что храм им необходим, было задачей непростой. Отец Виктор повесил объявления о том, что планируется собрание православной общины. На повестке вопрос: создание местной православной организации и – в скобочках – строительство храма. Батюшка подсчитал: в Летке проживают около 20 тысяч человек. Решил, что хотя бы 200 на собрание придут. Готовился, переживал.

Тогда, осенью 2003 года, пришли только 17 человек. Но отец Виктор не сдавался. Поняв, что большую стройку сразу не сдвинуть, нашел подходящее помещение на территории части, в котором можно было оборудовать храм, и… получил отказ командира дивизии.

– Его можно понять – на тот момент все было развалено, разломано, разбито. Он боялся, что если заикнется о строительстве храма, его, как начальника гарнизона, съедят. Вышел я от командира грустный. Иду мимо Дома офицеров, остановился возле стелы с именами погибших воинов и думаю: «Мы – верим, а они-то – знают. В Евангелии сказано: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15, 13). Они исполнили эту заповедь. Значит, они где-то рядом с Господом. И если обратятся к Нему, Он их услышит».

Отец Виктор попросил в штабе список всех погибших летчиков, выбрал русские имена – получилось 68 человек. И стал вынимать частицы из просфор за каждой литургией – поминать погибших.

– Делаю это до сих пор, – говорит отец Виктор.

Постепенно дело сдвинулось с мертвой точки. Вскоре отца Виктора пригласили на совещание в дивизию. После этого Владыка Лонгин освятил место для строительства храма. На пустыре были установлены камень и Поклонный крест, а отцу Виктору нужно было срочно готовить проект, искать источники финансирования, расчищать площадку для строительства.

Половина друзей по военной академии у отца Виктора стали долларовыми миллионерами. Двое из них согласились помочь – перевели по 500 долларов на счет. Этих денег хватило, чтобы зарегистрировать общину. Дальше храм строился согласно поговорке «с миру по нитке».

Руководитель Торгово-промышленной палаты посоветовал священнику написать письма во все организации в Энгельсе, входящие в палату, пообщаться с их руководителями. Было составлено 29 писем. Полтора месяца священник потратил, чтобы развезти их. Приходилось часами сидеть в приемных, с половиной директоров удалось встретиться лично, с другой половиной – поговорить по телефону. В результате согласились помочь только на Энгельсской ткацкой фабрике. Пообещали дать 2000 рублей и… не дали.

– Везде, где я появлялся, – рассказывает отец Виктор, – люди крутили пальцем у виска. Говорили: «Все это фантазии, бред сумасшедшего. В Летке никогда не будет храма».

Но священник снова и снова добивался встречи, убеждал, настаивал. Нашлись люди, которые поверили. В их числе – Николай Волошенко, руководитель одной из строительных организаций. Половину бетона на фундамент пожертвовал руководитель «Стройсервис-2» Владимир Кремнев.

Храм строился три года. Все это время во временном храме, которым стала обычная трехкомнатная квартира, шли богослужения. В праздничные дни сюда приходили до 140 человек – людям приходилось стоять на лестничной площадке. Каждую среду отец Виктор с прихожанами читали акафисты Божией Матери, пророку Илие, другим святым:

– Ходили крестными ходами на место строительства храма. Поначалу люди, встречая нас, отворачивались, обходили, сторонились. А в последний крестный ход стояли на коленях и плакали.

Так прихожане стали свидетелями чуда смягчения людских сердец.

– «Живых» денег я никогда не просил, – вспоминает отец Виктор, – всегда возил с собой кучу счетов – на кирпич, трубы. И в основном помогали кто стройматериалами, кто техникой. Так, с Божией помощью я «вылез из земли» – вышел на «ноль». Чин основания храма совершил Владыка Лонгин. Надо сказать, что каждый раз, когда Владыка приезжал, начинался новый этап строительства. Помощь и внимание его были постоянные.

Каждый этап стройки отец Виктор фотографировал и показывал снимки в тех организациях, куда приезжал с очередным поклоном. Постепенно люди начинали по-другому с ним разговаривать. Но до окончания работ было далеко.

– Человек, который работал прорабом и крановщиком, – рассказывает отец Виктор, – мне говорил: «Я сорок лет работаю, но такой тяжелой стройки у меня не было никогда». Приходилось преодолевать массу препятствий. За три года сменилось девять бригад каменщиков: опытному взгляду видно, что храм из-за этого получился «слоеный» – у каждого каменщика своя рука.

СТРОЙКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Но, несмотря на трудности, отец Виктор ни минуты не сомневался – храм будет достроен:

– Еще когда дали разрешение готовить площадку, я уже знал, что храм будет. Потому что Сам Господь его строит. Я тут ни при чем, – улыбается отец Виктор. – Как только я начинал надеяться на свои силы, стройка останавливалась. Как только говорил: ну все, Господи, я все сделал, больше ничего не могу – помоги! Тут же все устраивалось. Однажды закончился кирпич, и бригадир поставил мне ультиматум: «Все, мы завтра не выходим». Я его уговорил выйти, а сам стал бегать, искать, обзванивать всех, кланяться. На другой день прихожу – гора кирпича лежит. Продолжаем работать. Через неделю звонит директор одного предприятия и говорит: «Слушай, мои по ошибке машину кирпича завезли не на тот объект. Не могу ведь я у храма забрать – я тебе жертвую». А я отвечаю: «Я и не отдам, он уже в стенах лежит». Или только бригадир сказал, что заканчивается кирпич, как у меня телефон звонит: сейчас две пачки забросим. Так и строились. Иногда на амвон выходил и говорил: «Братия и сестры! Нет кирпича!», а тут бабушки пенсию получили, скинулись по 500 рублей – еще пять пачек завезли. Для меня было главным не прекращать работу: один кирпич положили в день – и слава Богу!

Был и такой случай: в день, когда Владыка Лонгин приехал освящать купола, и они были установлены на храм, к отцу Виктору подошел незнакомый человек – как оказалось, москвич – протянул конверт, в котором лежали 50 тысяч рублей. Другой человек вызвался помочь – отец Виктор попросил оплатить его счет на паникадило.

– Благочинный меня ругает: «Какое паникадило, у тебя еще крыши нет? Тебе еще строить и строить!». Но я подумал – не заржавеет. Получил паникадило, и на продовольственном складе в одной из воинских частей его припрятал.

А в 2007 году был настоящий праздник – освящать храм приехали Владыка Лонгин и епископ Пермский и Соликамский Иринарх. В храме собралось множество людей, командование авиабазы, благотворители.

– Вот так годы стройки и пролетели, – вспоминает отец Виктор.

Сегодня, оглядываясь назад, он говорит:

– Построить храм – это начало. Важно наполнить его молитвой, сохранить приход. Главное – люди. Их боль, их молитва. Живые души приходят к Богу. В Евангелии сказано: важно, на каком основании строишь дом – на песке или на камне. Храм – это тот камень, благодаря которому человек обретает связь с Богом, обретает основание жизни. А стройку я еще не закончил – впереди строительство воскресной школы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *