Церковь николы мокрого в Ярославле

В Ярославле много выдающихся храмов, некоторые даже вошли в наш быт силуэтом на 1000-рублёвой купюре. Один из выдающихся храмов — это церковь Николы Мокрого на улице Чайковского. Он во многом схож с храмами Иоанна Передтечи, Илии Пророка, храмовым комплексом в Коровниках. Но не думаю, что много кто был там внутри. Мы знали, что храм для посещения закрыт и не питали особых надежд.
2. Походив по территории и пофотографировав, мы зашли в расположенную здесь же зимнюю церковь Тихвинской иконы Божией матери чтобы поставить свечки.

Ну и разговорились с тётушкой, работающей в церковной лавке. Много она интересного рассказала про храм. Что-то совпало с тем, что пишут на официальных церковных и краеведческих сайтах, что-то частично, а что-то вообще нигде не упоминалось. Я к информации, полученной из таких источников отношусь скептически, под всеми явлениями ищу физическую основу, но один эпизод меня серьёзно озадачил и заставил задуматься. Но о нём чуть позже.
Происхождение названия храма «Никола Мокрый» имеет две версии. Первая — рядом с площадкой храма протекали два ручья, и между ними было заболоченное «мокрое» место. Вторая — это то, что Святитель Николай оказывал особую помощь тонущим и всем, терпящим бедствия на воде. Например, в Софийском соборе Киева издавна хранилась древняя икона Святителя Николая, которую верующие называли «Никола Мокрый». Посвящена она младенцу, спасенному святым из вод Днепра. Один человек с женой и грудным младенцем отправились в Вишгород для поклонения чудотворной иконе Святителя Николая. На обратном пути, когда они плыли через Днепр, жена задремала, младенец выпал из ее рук в воду и утонул. Начались слезы, весь вечер они молились у иконы Николая, но все напрасно. Тогда родители прокляли Николая, сказав, что никакой он не чудотворец, раз не может спасти их ребёнка и ушли домой. А под утро смотритель обнаружил рядом с иконой мокрого младенца. Да-да, именно того самого.
Описывается в записи из «памятника событий» Дмит­рия Серебренникова чудечное спасение уже возле ярославского храма. Под 1801 годом читаем: «мая 9-го дня, в день святителя Николая, было ненастье, дождь и погода немалая, от чего на реке тогда опрокинуло лодку с осмью человек людей, из которых было пять маленьких детей, да трое больших мужиков. Над этими малыми детьми показалось тогда великое чудо, что выпадшие из ботика оные малолетние, которые были лет по четыре и по пять и семь, по верху плавали, на волнах носимые. И когда увидели на берегу оную гибель, подъехала лодка и оных младенцев плавающих порозну собрали в лодку и повезли к Толчкову. И сказывали, что де все они плавали по верху без всякого движе­ния, потому что они и не могли ничем себе поспособствовать, будучи не в силах своих лет, но однако плавали на спинах, носимые волнами. И собрали их безвредно, только одна девочка из них захлебнулась водою, в вытащили (её) замертво, но в лодке же её и откачали». Посколь­ку дети тонули напротив церквей Николы Мокрого на одном берегу Которосли и Николы Пенского — на другом, Серебренников заканчивает свою запись словами: «сие приключение можно было почесть за чудо, что Бог помиловал невинных младенцев ради своего угодника Николая».

Первое упоминание об этой церкви было сделано в грамоте, которую подписал последний из Рюриковичей на русском престоле – царь Василий Шуйский. Документ датируется 15 июня 1610 года и адресуется Спасскому монастырю. В нем говорится о храме, построенном в Спасской слободе на можжевеловой пустоши, пожалованной царем Василием III. Самой церковью, как и слободой, владела в то время крупнейшая на Ярославских землях мужская обитель.
По указу государя Алексея Михайловича каменный храм начали строить на этом месте в 1665 году, в период, когда митрополитом ростовским был Иона Сысоевич. Возведение новой церкви заняло семь лет. К счастью, история сохранила имена ктиторов, сделавших пожертвования для строительства этого храма. Это купцы ярославской гостиной сотни Астафий Лузин и Андрей Лемин, а также посадские люди Федор Выморов и Стефан Тарабаев.
В 1672 году все работы по возведению церкви были завершены, и главный храмовый престол освятили в честь Николая Чудотворца. Через две недели произошло освящение южного престола в честь митрополита Московского Алексия. А еще через 10 лет – в честь мученицы Варвары в северном приделе.
Вернёмся к нашей тётушке. Вот что она рассказала про иконописцев: Для росписи храма купцы пригласили бригаду костромских мастеров во главе с известным Гурием Никитиным (Гурий Никитич Кинешемцев). Дали им полную свободу действий, но поставили условие — если роспись нам понравится, все ваши потомки до третьего колена будут обеспеченными людьми, а если не понравится — сидеть вам год в яме. Иконописцы на такие условия контракта согласились. Подтверждения этой истории я не нашёл. В основном информация, что расписывали ярославские мастера, а что руководил работами Гурий Никитин подтверждается лишь косвенно.
Вот что пишет по этому поводу сайт Соборы.ру
В 1673 году артель ярославских живописцев украсила новую церковь фресками. Мастера эти считались большими умельцами, так как сразу после росписи храма Николы Мокрого, митрополит забрал их в Ростов. Талантливым изографам удалось создать на стенах церкви 660 сюжетных живописных композиций на библейские темы, портреты русских царей и святых, настенные изображения жития Николая Чудотворца, а также летопись строительства храма. Картина «Страшного суда» с западной церковной стены признается специалистами одной из лучших настенных росписей Ярославля XVII века.
По характеру рисунков и манере письма фрески Никольской церкви сходны с росписями в храме Ильи Пророка, выполненными на семь лет позже. Поэтому искусствоведы полагают, что в росписи Никольского храма мог участвовать знаменитый мастер XVII века Гурий Никитин с помощниками. Потом в середине и в конце XIX века фрески дважды подновляли московские художники. К сожалению, росписи на западном крыле паперти были утрачены в XIX веке, когда перекладывали свод церкви.
И вот ещё цитата.
В 1673-1674 годах Семён Лузин подрядил ярославских мастеров Логина Сидорова, Яр­молая Фёдорова, Тимофея Федотова, Ивана Ануфриева, Фёдора Саввина, Андриана Иванова, Семёна Козлова, Карпа Михайлова, Фёдора Карпова, Дмитрия Григорьева и Василия Ананьи­на расписать церковь Николы Мокрого. Имена иконописцев известны из челобитной ктитора от 3 апреля 1675 года царю Алексею Михайловичу, в которой он просит не забирать мастеров, вызванных Митрополитом и оной «для иконного письма» в Ростов, пока не будут завершены работы в Никольской церкви.

Здесь про Гурия ничего…
Идём дальше.
Тётушкина версия: После революции большевики пытались разрушить храм, стреляя по нему из пушек, но ни один снаряд не попал в церковь, все прошли мимо.
Сайт Соборы.ру
В XX веке в судьбе церкви произошли крутые перемены. В 1918 году по время белогвардейского восстания против советской власти на храмовой колокольне поставили пулемет, держащий под прицелом все окрестности. В ответ его начала обстреливать артиллерийская батарея красных. В результате боя культовому зданию был нанесен значительный урон. Наибольшие разрушения произошли на шатре колокольни и на пятиглавье основного объема храма.
В конце 20-х годов прошлого века церковь закрыли, а помещение стали использовать под склады. Спустя десять лет, по распоряжению властей царское и патриаршее молельные места переместили в церковь Ильи Пророка, где в то время работал музей антирелигиозной пропаганды. Уникальные резные молельные места и поныне остаются в Ильинском храме.
Ну а дальше самое интересное.
— Пытались большевики разрушить храм изнутри.
— А что же не смогли?
— Дверь не смогли открыть.
— Ключа не было?
— Ключ был, но Никола их не впустил.
Тут я про себя усмехнулся. Как потом оказалось, зря.
За пожертвование в 200 рублей с человека согласилась она пустить нас в храм посмотреть фрески. И тут ещё подошли пятеро женщин, тоже туристки, заплатили, пошли с нами. Быстренько пробежались они по храму, погалдели и через 5 минут собрались уходить. Ключ был у меня, закрылись мы изнутри. Попытался я открыть дверь — не получилось. По-всякому пробовал, другим ключ давал — безрезультатно. Минут 10 ковырялись, потом через щель в двери подозвали проходившего мимо мальчишку, он позвал тётушку, она открыла снаружи. Девицы ушли, а мы опять закрылись и ещё с час ходили, смотрели фрески. Когда уходили, дверь легко открылась с первого раза. Вот что это было? И как после этого не поверить?
4. Вот та самая дверь, по центру.

5. Изразцы просто шикарные.

9. Войдём внутрь, посмотрим росписи.

11. На центральном куполе, как и положено, Христос.
Писал сей облик Гурий Никитин (?) с реального человека, стоявшего там же. на самом верху лесов. И человеку тому было 33 года.
12. В основном, конечно, канонические библейские сюжеты. Я в них не специалист, поэтому описывать не буду.
13. Грехи и искушения.

Храм сокровищ Николы Мокрого в Ярославле

23.01.2016

Евгения Твардовская

Храм сокровищ Николы Мокрого в Ярославле

— Говорят, будто у вас есть карта какого-то острова, где зарыты сокровища… Я не говорил этого ни одному человеку! — воскликнул сквайр.

— Однако каждый матрос знает об этом, сэр, — возразил капитан.

Роберт Луис Стивенсон. «Остров сокровищ»

Храмовый ансамбль Николы Мокрого XVII века в Ярославле – частый, но… не проявленный герой нашего сайта. Мы постоянно пишем о нем в связи с возможным новым многоэтажным строительством «дверь в дверь», в связи с громкими баталиями между мэрией, градозащитниками и инвесторами. Храм оказался в эпицентре современной и, к сожалению, довольно типичной градозащитной истории. Но нужно, наконец, рассказать и о самом замечательном памятнике ярославского зодчества периода его расцвета. Тем более что уникален он не только архитектурой, фресковой росписью, изразцовым декором алтарных окон, но и тем, что последние почти 100 лет в храме не было комплексной научной реставрации. Из-за этого — он практически недоступен для регулярного экскурсионного осмотра. Сокровища храма хорошо известны, но мало кто их видел.

Дорога к реставрации

В 2010-е годы шли работы по укреплению фундамента колокольни, крен которой появился еще с момента возведения, как у Пизанской башни. Сейчас она «в безопасности», хоть визуально наклон и остался. Тогда же были проведены восстановительные работы на западном притворе, где находится исторический вход. В 1980-е годы реставрировались фрески двух приделов: Святой Варвары и митрополита Алексия. Остальная же роспись, включая знаменитый «Страшный суд», не реставрировалась никогда в течение всего XX века.

Все специалисты и чиновники, конечно же, в курсе ситуации и судьбы Николы Мокрого. Но… его знаменитые ценности так и остаются скрытыми.

«Настоящая жемчужина Ярославля нуждается в экстренном продолжении комплексной реставрации: и архитектурной, и реставрации фресок. Ярославский ВООПИиК говорит об этом всегда и везде, мы писали в наши местные органы и в Минкультуры РФ – бесполезно. Никто словно бы не слышит, — объясняет Вячеслав Сафронов, архитектор-реставратор, член-корреспондент Академии Архитектурного Наследия, председатель областного отделения ВООПИиК. — А ведь ситуация, действительно, близка к катастрофической, особенно, по сохранности высочайшего художественного уровня живописи, которая стремительно утрачивается».

Памятник не передан Русской Православной Церкви. Она является там пожизненным пользователем. Богослужения совершаются в период с Пасхи до Покрова Пресвятой Богородицы. Так что попасть внутрь можно – только если знать эту особенность.

Настоятель протоиерей Василий Марченко с удовольствием рассказывает об истории ансамбля и фресок, автором которых считают Гурия Никитина. В создании пятиярусного иконостаса, ныне утраченного, участвовал живописец Оружейной палаты Спиридон Холмогорец.

Ничто не случайно

Храм Николы Мокрого так называется из-за того, что поставлен был на мокром месте: два ручья поблизости – Ершов (сейчас помещен в трубу) и Паутов (засыпан). Место выбрано неслучайно: там находилось языческое капище.

Голубой камень, который выглядит, как залитый бетоном пол, находится в западном притворе. Язычники периодически даже пробираются в храм, чтобы провести свои ритуалы. Последний случай был летом 2015 года. Замечательна цветовая гамма храма: в нем много желтого, оранжевого, что умиротворяет человека и вселяет надежду.

Есть в храме «запрещенная» фреска – это святой Христофор с пёсьей головой. Комбинировать лики святых с животными Церковь запретила, и в XVIII веке в храме Николы Мокрого даже работала целая комиссия: искали образ Христофора, но… так и не нашли. Святой долго находился на «нелегальном» положении, его культурная ценность сегодня возросла многократно: отец Василий говорит, что только в трех российских храмах есть такие образы — в Свияжске, в Спасо-Преображенском соборе Ярославля (правда, фреска закрашена) и в храме Николы Мокрого. Современным посетителям тоже часто предлагают найти святого Хистофора. Лучше и быстрее всех справляются дети.

Конечно, центральная композиция – это фреска Страшного суда. Фрагмент с геенной огненной не только разрешают, но и советуют трогать руками. Огонь холоден и летом, и зимой. Изображение покрыто конденсатом, напоминающим иней. След от руки затягивается минуты через полторы.

Известны фрески Никольского храма не только в России, но и за рубежом. Отец Василий рассказывает, что образ Знамения Пресвятой Богородицы из придела митрополита Алексия неоднократно публиковался в каталогах и альбомах Ватикана.

Снаружи храм Николы Мокрого когда-то был также расписан — геометрическим орнаментом прямо по кладке, а на центральном барабане были изображены шестикрылые серафимы. Таким образом храм воплощал идею эдемизации городского пространства, популярную в Ярославле XVII века, когда город считался второй столицей Русского государства и являлся крупнейшим художественным центром России.

Вертикаль места

Сейчас у храма помимо отсутствия реставрации возникла новая проблема: возможное строительство многоэтажного жилого комплекса с подземной парковкой. Ну, а чуть раньше в непосредственной близости появился планетарий. Похоже на то, что парадоксальным образом сокровища закапывают, а не наоборот.

«Храм Николы Мокрого построен на месте языческого капища. Храм его попрал и стал доминантой этого места, — считает отец Василий. — И в буквальном, и в духовном плане. Конкретное пространство, как и весь миропорядок, подчинен иерархии. И если есть храм как доминанта, вершина иерархии, то он ей и должен оставаться. Любое строение рядом встраивается не просто в архитектуру храма, а в его бытие, а значит, и в иерархию. И если эта вертикаль нарушается — по высоте, по объему, когда возникают посягательства на главенство храма, то происходит нарушение миропорядка.

Есть у нас такая забава с 1917 года – отыграть, переиграть все по-своему, исказить иерархию. Это же касается и иерархии ценностей. Люди делают это по неразумению, незнанию или из желания получить прибыль, не задумываясь об обратной связи. Ведь если вы вторгаетесь в пространство храма, подвергаете угрозе его физическое существование, нарушаете эту вертикаль, то рано или поздно такие же нарушения произойдут и в вашей жизни. Это работает независимо от нашего с вами желания, знания или незнания. Вы можете и понятия не иметь об этой иерархии, но если у вас есть совесть, то вы почувствуете это движение, почувствуете, что храм – не просто объект материальной культуры, а живой организм.

Храм как стоял, так и будет стоять. Ну, а у нас есть выбор – сделать плевок в вечность или сделать что-то, подобное творению Гурия Никитина».

Община храма и настоятель не имеют полномочий и возможностей влиять на ход реставрационных работ и тем более вмешиваться. При этом периодически возникают предложения от реставрационных компаний позолотить купола или поставить забор – работы несложные, не решающие конструктивно всех проблем, но дорогостоящие и привлекательные своим бюджетом.

В Департаменте охраны объектов культурного наследия Ярославской области, нам сообщили, что «На 2016 год (по предварительным данным) по ФЦП «Культура России 2012-2018″ запланировано 45 млнрублей на работы по сохранению ОКН федерального значения Церковь Николая Чудотворца (Николы Мокрого)». В Минкультуры РФ подтвердили, что рассматривать заявки на финансированиебудут в начале февраля.

Так что формально работа с сокровищами храма Николы Мокрого идет. Их и искать не надо, надо только обрести. Ну, а возможный финал прописан у того же Роберта Луиса Стивенсона: «Каждый из нас получил свою долю сокровищ. Одни распорядились богатством умно, а другие, напротив, глупо, в соответствии со своим темпераментом».

Досье: В ансамбль церквей Николы Мокрого входят два каменных храма. Холодный пятиглавый храм с колокольней построен на месте старого деревянного в 1665 – 1672 годах. На правой стороне паперти, в пристройке с шатровым верхом, был устроен придел во имя Алексия, митрополита Московского, на левой, в такой же пристройке — во имя Великомученицы Варвары. Заказчиками храма были купцы Афанасий Лузин и Андрей Лемин, а также ярославцы, посадские люди Федор Выморов и Степан Тарабаев. Теплая одноглавая церковь во имя Тихвинской иконы Богоматери находится к югу от Никольского храма. Время ее постройки – 1686 год, придел Василия Великого освящен в 1694 году. Церковь построена на средства купцов Клима и Семена Лузиных.

В архитектурном отношении церковь Николы Мокрого – типичный ярославский посадский храм. Пятиглавая четырехстолпная холодная церковь без подклета окружена с трех сторон невысокой закрытой одноэтажной галереей. Северный фасад фланкирован шатровыми объемами Варваринского придела и колокольни. Первоначально храм имел позакомарное перекрытие. Очевидны попытки храмовых зодчих ориентироваться на уже существовавшие к тому времени лучшие образцы ярославской церковной архитектуры: общая композиция напоминает храм Иоанна Златоуста в Коровниках, в формах колокольни повторены формы колокольни церкви Илии Пророка, рисунок слухов шатра заимствован у колокольни церкви Рождества Христова. В конце XVII века ансамбль был обильно декорирован полихромными изразцами. Алтарные окна Никольской церкви были тогда украшены нарядными изразцовыми наличниками. В 1690-ых годах к западным фасадам обоих храмовых зданий были пристроены увенчанные небольшими восьмигранными шатрами притворы, необычайно пышно декорированные цветной керамикой. До наших дней лучше сохранился южный, расположенный у церкви Тихвинской Божией Матери.

Храм освещался тремя большими медными паникадилами с орлами работы голландских мастеров. У столпов стояли роскошные резные моленные места середины XVII века, предназначенные для царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Ныне они находятся в церкви Илии Пророка. Паперть церкви украшает красивая кованая решетка XVII века, состоящая из S-образных звеньев, заканчивающихся цветочными бутонами. Решетка выполнена с большим декоративным вкусом и является уникальным памятником прикладного искусства.

Стенопись церкви Николы Мокрого была выполнена в 1673-1674 годах на средства прихожан. Как явствует из челобитной Семена Лузина царю Алексею Михайловичу (1675 г.), в ее создании принимали участие ярославские мастера Логин Сидоров, Ермолай Федоров, Тимофей Федотов, Иван Ануфриев, Федор Савин, Андриан Иванов, Семен Козлов, Карп Михайлов, Федор Карпов, Дмитрий Григорьев и Василий Ананьин.

В XIX веке живопись дважды поновлялась в клеевой технике – в 1853 году, затем в 1895–1896 годах московскими художниками С.Чириковым и Епанешниковым под патронатом Московского Археологического Общества. В 1970–1980-ых годах были проведены реставрационные работы по стенописи в Алексеевском и Варваринском приделах.

Николо-Мокринская роспись явилась этапным произведением в истории ярославской школы стенной живописи. Ее хорошо разработанная символико-композиционная схема, новый для того времени метод рассказа посредством непрерывных горизонтальных фризов, богатейшая орнаментика и использование в качестве иконографического образца гравюр Библии Пискатора оказали определяющее влияние на судьбу ярославского монументального искусства второй половины XVII века. Ансамбль росписи храма Николы Мокрого, состоящий из 660 сюжетных клейм, дошел до нас не в полном объеме – утрачена живопись сводов западной паперти. Столпы храма разбиты на четыре широких яруса, нижний из которых орнаментальный. В верхнем ярусе западных столпов изображены благоверные князья и цари: Константин и Елена, Владимир и Ольга (южный столп), Борис и Глеб, Всеволод Псковский и Ярослав Мудрый (северный столп), в среднем воины-мученики, в нижнем – русские святые, в том числе царевич Димитрий Угличский, Дмитрий Донской, Михаил Черниговский, ярославский князья Федор, Давид и Константин (южный столп), Константин, Михаил и Федор Муромские, Довмонт Псковский, Михаил Тверской и ярославские чудотворцы Василий и Константин (северный столп). Роспись столпов отмечена высочайшим уровнем исполнения.

Северная и южная стены храма разбиты на семь ярусов. Четыре верхних шириной 1,6-2,2 м – сюжетные, пятый (1,8 м) – орнаментальный фриз, шестой (0,45 м) – летопись о построении храма, седьмой (1,1 м) – подзор из полотенец. Живопись сюжетных ярусов посвящена храмовой теме – житию и чудесам Николая Чудотворца, которая иллюстрирована здесь в 70 крупных клеймах. Четвертый ярус южной стены занят изображением семи вселенских соборов. Всю западную стену занимает грандиозная картина Страшного Суда. На восточной стене за иконостасом написаны Страсти Христовы, над центральным алтарем – «Распятие» и «Семь таинств». Верхние части оконных откосов дополняют погрудные изображения преподобных в овальных медальонах, увитых цветочными бутонами. На северной и южной стенах – подвижники вселенской и русской церкви, на западной стене – печерские чудотворцы. В арках окон изображения Саваофа, Христа Благое Молчание, ангелов и херувимов. В арках входных порталов Деисус из медальонов (западная), «Недреманое око» (северная) и «Не рыдай мене, мати» (южная).

В своде северного Варваринского придела композиция «София Премудрость Божия». На стенах в четырех ярусах иллюстрировано житие святой Варвары. В конхе придельного алтаря сюжет «О тебе радуется», в апсиде и на оконных откосах изображения 26 мучениц. В своде южного Алексеевского придела композиция «Царь Царем», на стенах в три яруса сцены из жития митрополита Алексия. Свод паперти заполнен сценами из Ветхого Завета. Роспись западного крыла паперти утрачена в XIX веке в связи с перекладкой свода.

Декоративно-образный строй николо-мокринской росписи проникнут духом особой торжественности. Чувство большого стиля царить здесь во всем – и в самой программе росписи, претендующей на соборную репрезентативность, и в замечательной тектонической связи живописи с архитектурой церкви.

В XIX церковь Николы Мокрого была передана военному ведомству и с 1892 года являлась полковым храмом расквартированного в Ярославле Фанагорийского полка.

В 1929 году церковь закрыта. С 1992 в храме возобновлены богослужения.

Казакевич Т.Е., Казакевич А.Ш.

По материалам сайта «Ярославский край»

История храма

Архитектура и внутреннее убранство храма

Современное состояние храма и режим посещения

Как добраться до храма

Храм Николы Мокрого на карте

Внешне красивая пятиглавая церковь представляет собой типичный ярославский посадский храм. Название храма, по преданию, закрепилось за ним потому, что берег Коротосли здесь был топким и сырым. Древняя церковь привлекает паломников и туристов, путешествующих по городам «Золотого кольца» России, прежде всего, уникальными настенными росписями. Сохранившиеся многоцветные фрески выполнены лучшими ярославскими мастерами живописи XVII века.

История храма Николы Мокрого

Существует предание, что первый деревянный Никольский храм в городе построили на месте древнего языческого капища, которое располагалось на берегу Коротосли, между двумя ее притоками Паутовым и Ершовым ручьями. А жертвенный камень, почитаемый язычниками, заложили в церковный фундамент.

Вид церкви с юга, главный вход в храм, слева церковная колокольня

Первое упоминание об этой церкви было сделано в грамоте, которую подписал последний из Рюриковичей на русском престоле – царь Василий IV Шуйский. Документ датируется 15 июня 1610 года и адресуется Спасскому монастырю. В нем говорится о храме, построенном в Спасской слободе на можжевеловой пустоши, пожалованной царем Василием III. Самой церковью, как и слободой, владела в то время крупнейшая на Ярославских землях мужская обитель.

В различных документах, где упоминается деревянная церковь, о ней уже говорят как о храме Николы Мокрого. Причем, одни считают, что причина этого – заболоченное место, где она была построена. По другой версии, такое название появилось потому, что Святитель Николай оказывал особую помощь тонущим и всем, терпящим бедствия на воде. Например, в Софийском соборе Киева издавна хранилась древняя икона Святителя Николая, которую верующие называли «Никола Мокрый». Посвящена она младенцу, спасенному святым из вод Днепра. Позже это христианское предание воплотилось и в сюжетах настенных росписей ярославских церквей.

По указу государя Алексея Михайловича каменный храм начали строить на этом месте в 1665 году, в период, когда митрополитом ростовским был Иона Сысоевич. Возведение новой церкви заняло семь лет. К счастью, история сохранила имена ктиторов, сделавших пожертвования для строительства этого храма. Это купцы ярославской гостиной сотни Астафий Лузин и Андрей Лемин, а также посадские люди Федор Выморов и Стефан Тарабаев.

Вид церкви с севера

Более других, в сохранившихся документах можно узнать о семье Астафия Лузина. Известно, что он входил в число «лучших торговых людей» русского государства. Рядом с Никольской церковью находилось несколько дворов и даже каменные палаты, которыми владела эта семья. Купцам принадлежали лавки и склады в городе, а также доходный кожевенный промысел. А сын Астафия Лузина — Семен активно торговал не только в России, но и за ее пределами.

В 1672 году все работы по возведению церкви были завершены, и главный храмовый престол освятили в честь Николая Чудотворца. Через две недели произошло освящение южного престола в честь митрополита Московского Алексия. А еще через 10 лет – в честь мученицы Варвары в северном приделе.

В 1673 году артель ярославских живописцев украсила новую церковь фресками. Мастера эти считались большими умельцами, так как сразу после росписи храма Николы Мокрого, митрополит забрал их в Ростов. Талантливым изографам удалось создать на стенах церкви 660 сюжетных живописных композиций на библейские темы, портреты русских царей и святых, настенные изображения жития Николая Чудотворца, а также летопись строительства храма. Картина «Страшного суда» с западной церковной стены признается специалистами одной из лучших настенных росписей Ярославля XVII века.

По характеру рисунков и манере письма фрески Никольской церкви сходны с росписями в храме Ильи Пророка, выполненными на семь лет позже. Поэтому искусствоведы полагают, что в росписи Никольского храма мог участвовать знаменитый мастер XVII века Гурий Никитин с помощниками. Потом в середине и в конце XIX века фрески дважды подновляли московские художники. К сожалению, росписи на западном крыле паперти были утрачены в XIX веке, когда перекладывали свод церкви.

Кроме богатых фресок, внутри храма для государя и патриарха ярославские мастера сделали специальные молельные места. Это были уникальные по замыслу и качеству исполнения образцы монументальной резьбы по дереву.

В начале 40-х годов XIX века церковь перестала выполнять функции приходского храма, и ее передали военным. Здесь стали молиться те, кто служил в учебных армейских полках, расквартированных в Ярославле (Нежинском, Фанагорийском и Островенском). Военные начали приносить в церковь свои полковые иконы и реликвии. Так, в храме Николы Мокрого хранился мундир государя Николая I, поскольку царь был приписан к 11-му гренадерскому Фанагорийскому полку. Батальонные иконы, наградные знамена и памятные раритеты суворовских времен стояли в храме в специальных витринах на почетных местах.

В XX веке в судьбе церкви произошли крутые перемены. В 1918 году по время белогвардейского восстания против советской власти на храмовой колокольне поставили пулемет, держащий под прицелом все окрестности. В ответ его начала обстреливать артиллерийская батарея красных. В результате боя культовому зданию был нанесен значительный урон. Наибольшие разрушения произошли на шатре колокольни и на пятиглавье основного объема храма.

В конце 20-х годов прошлого века церковь закрыли, а помещение стали использовать под склады. Спустя десять лет, по распоряжению властей царское и патриаршее молельные места переместили в церковь Ильи Пророка, где в то время работал музей антирелигиозной пропаганды. Уникальные резные молельные места и поныне остаются в Ильинском храме.

Вид на восточный фасад церкви

После того, как церковь в течение нескольких лет простояла бесхозной, в 1992 году ее возвратили верующим. Затем здесь начались большие реставрационно-восстановительные работы: уборка помещений, расчистка сохранившихся настенных росписей, изготовление нового иконостаса и создание для него новых образов. Над иконостасом трудились резчики из Костромы и художник Юрий Лобода.

Архитектура и внутреннее убранство храма Николы Мокрого

Церковь Николы Мокрого выполнена в лучших традициях ярославских зодчих своего времени. Это холодный четырехстолпный пятиглавый храм с шатровой колокольней. Высокий основной объем не имеет подклета. Интересно, что в этом культовом здании были применены и новаторские для своего времени архитектурные решения. Впервые в ярославской архитектуре в нем создали полузакрытую систему одноэтажных галерей, которые на зимний период закрывались съемными деревянными рамами.

В 80-е годы XVII века храм украсили поливными цветными изразцами на наличниках и пучковых колонках. А в 90-е годы – к западному фасаду пристроили притвор, заканчивающийся восьмигранным шатром. И его также богато декорировали многоцветной керамикой.

Особо нужно отметить уникальный образец русского прикладного искусства – кованную решетку, которая украшает паперть храма. Она была сделана в XVII века из S-образных звеньев, завершающихся изящными цветочными бутонами.

Современное состояние храма и режим посещения

Никольская церковь действующая. Богослужения проходят в ней по праздничным дням. Несмотря на проведенные работы, храм нуждается в капитальной реставрации. Его колокольня находится сейчас в слегка наклоненном состоянии. А на стенах и в своде есть трещины. Поэтому прихожане написали обращение в ЮНЕСКО в просьбой признать храм объектом Всемирного наследия.

Как добраться до храма Николы Мокрого

Церковь расположена в Ярославле на улице Чайковского, 1. Раньше эта улица носила название Любимской.

На автомобиле. Со стороны Москвы в Ярославль ведет федеральная трасса М8. В городской черте она носит название Московского проспекта. По нему нужно переехать по мосту через реку Коротосль. А затем от площади Богоявления — повернуть налево на Большую Октябрьскую улицу. По ней доехать до улицы Чайковского и повернуть налево, к храму.

На поезде. От Москвы до Ярославля железнодорожные экспрессы доходят за 3 ч. 16 мин. Дорога на обычном поезде занимает от 4 до 5,5 часов. От Московского вокзала в Ярославле расстояние до церкви Николы Мокрого составляет 3,1 км. До нее можно пройти пешком, а также подъехать на такси.

Рейтинг достопримечательности

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *