Церковь семья

Что такое христианская семья

Сегодня серьезной проблемой является вопрос, что такое христианская семья и брак. Сейчас это понятие достаточно трудно осмысляется в приходской жизни. Я вижу очень многих молодых людей, которые дезориентированы в том, что они хотят увидеть в своей семье. В их головах существует масса штампов отношений между юношей и девушкой, на которые они ориентируются.

Современным молодым людям очень сложно найти друг друга и создать семью. Все смотрят друг на друга под искаженным углом: одни — почерпнув свои знания в «Домострое», другие — в телепрограмме «Дом-2». И каждый по-своему пытается соответствовать прочитанному или увиденному, при этом отказываясь от собственного опыта. Молодые люди, составляющие приход, очень часто смотрят вокруг себя, чтобы найти себе пару, которая могла бы соответствовать их представлениям о семье; как бы не ошибиться — ведь православная семья должна быть именно такой-то. Это очень большая психологическая проблема.

Второе, что подбавляет градус к этой психологической проблеме: разделение понятий — что является природой семьи, а что является ее смыслом и целью. Недавно я прочел в одной проповеди, что целью христианской семьи является деторождение. Но это неправильно и стало, к сожалению, необсуждаемым штампом. Ведь такая же цель у мусульманской, буддистской, у любой другой семьи. Деторождение является природой семьи, но отнюдь не целью. Оно заложено Богом в отношения между мужем и женой. Когда Господь создавал Еву, Он сказал, что нехорошо человеку быть одному. И не имел ввиду только деторождение.

Первое признание в любви

В Библии мы видим христианский образ любви и брака.

Здесь мы встречаем первое признание в любви: Адам говорит Еве: кость от костей моих и плоть от плоти. Вдумайтесь, как это прекрасно звучит.

В самом чине венчания сначала говорится о помощи друг другу, а потом только восприятие рода человеческого: «Боже святой, создавший из праха человека, и из ребра его образовавший жену, и сочетавший с ним помощника, соответственного ему, ибо так угодно было Твоему Величеству, чтобы не одному быть человеку на земле». И потому многодетность тоже не является целью. Если семье задать такую задачу: обязательно воспроизводить и воспроизводить, то может возникнуть искажение брака. Семьи не резиновые, люди не бесконечные, у каждого свой ресурс. Нельзя ставить такую колоссальную задачу, чтобы Церковь решала демографические вопросы государства. У Церкви другие задачи.

Всякая идеология, которая вносится в семью, в Церковь — страшно губительна. Она всегда сужает ее до каких-то сектантских представлений.

Семья – малая Церковь

Помочь семье стать малой Церковью — вот наша главная задача.

И в современном мире слово о семье, как о малой Церкви, должно прозвучать громко. Цель брака – это воплощение христианской любви. Это место, где человек присутствует по-настоящему и до конца. И реализует себя как христианин в своем жертвенном отношении друг другу. Пятая глава Послания апостола Павла к Ефесянам, которая читается на Венчании, содержит образ христианской семьи, на который мы ориентируемся.

У о. Владимира Воробьева есть замечательная мысль: семья имеет свое начало на земле и имеет свое вечное продолжение в Царствии Небесном. Вот ради чего создается семья. Чтобы двое, став единым существом, это единство перенесли в вечность. И малая Церковь и Небесная стали едиными.

Семья – это выражение антропологически заложенной в человеке церковности. В ней реализуется осуществление Церкви, заложенное Богом в человеке. Преодоление, выстраивание себя по образу и подобию Божию — очень серьезный духовный аскетический путь. Об этом надо нам очень много и серьезно говорить с приходом, юноше с девушкой, друг с другом.

А сведение семьи к стереотипам надо разрушать. И я считаю, что многодетная семья – это хорошо. Но каждому по силам его. И оно не должно приводиться в исполнение ни духовническим руководством, ни какими-то соборными решениями. Деторождение есть исключительно исполнение Любви. Дети, брачные супружеские отношения – это то, что наполняет семью любовью и восполняет ее как некое оскудение.

Супружеские отношения – отношения любви и свободы

Когда мы говорим об интимных отношениях в семье, возникает много сложных вопросов. Монашеский устав, по которому живет наша Церковь, не предполагает рассуждения на эту тему. Тем не менее, этот вопрос существует, и никуда нам от него не деться.

Осуществление супружеских отношений — вопрос личной и внутренней свободы каждых супругов.

Было бы странно из-за того, что супруги причащаются во время чина Венчания, лишать их брачной ночи. А некоторые священники так и говорят, что не стоит супругам причащаться в этот день, потому что им предстоит брачная ночь. А как быть тем супругам, которые молятся о зачатии ребенка: чтобы он был зачат с Божьего благословения, им тоже не причащаться? Почему ставится вопрос о принятии Святых Христовых Тайн — Бога Воплотившегося — в нашу человеческую природу с некой скверной в отношения, освященных Венчанием? Ведь написано: ложе не скверно? Когда Господь посетил брак в Канне Галилейской, Он же наоборот добавил вино.

Здесь встает вопрос сознания, которое все отношения низводит до какого-то животного отношения.

Брак венчается и считается неоскверненным! Тот же Иоанн Златоуст, который сказал, что монашество выше брака, говорит и о том, что супруги остаются целомудренными и после того, как они поднимаются с супружеского ложа. Но это в том случае, если у них честен брак, если они берегут его.

Поэтому супружеские отношения – отношения человеческой любви и свободы. А бывает и так, и это могут подтвердить и другие священники, что всякая излишняя аскеза может являться причиной супружеских ссор и даже распада брака.

Любовь в браке

Люди соединяются в браке не потому, что они животные, а потому что они любят друг друга. А вот о любви в браке за всю историю христианства сказано не так много. Даже в художественной литературе проблема любви в браке впервые поднимается лишь в 19 веке. И никогда не обсуждалась ни в каких богословских трактатах. Даже в семинарских учебниках не говорится нигде, что люди, создающие семью, должны любить друг друга обязательно.

Любовь является основой для создания семьи. Об этом и должен радеть каждый священник прихода. Чтобы люди, которые собираются жениться, ставили перед собой цель любить по-настоящему, хранить и умножать, сделать ее той Царской Любовью, которая приводит человека ко Спасению. В браке ничего другого и быть не может. Это не просто бытовая структура, где женщина – воспроизводящий элемент, а мужчина – зарабатывает на хлеб и имеет немного свободного времени, чтобы поразвлечься. Хотя сейчас именно так чаще всего и происходит.

Церковь должна охранять брак

И только Церковь сейчас еще способна говорить, как создать и сохранять семью. Существует масса предприятий, которые дают возможность брак заключать и расторгать, и рассказывают об этом.

Раньше Церковь действительно была тем органом, который брал на себя ответственность законного брака и одновременно осуществляла церковное благословение. А теперь понятие законного брака все более и более размыто. В конечном итоге законный брак будет размыт до последнего предела. Очень многие люди не понимают, чем законный брак отличается от гражданского. Некоторые священники тоже путают эти понятия. Люди не понимают смысла заключения брака в государственных учреждениях и говорят, что лучше повенчаются, чтобы встать перед Богом, а в ЗАГСе – что? В общем, понять их можно. Если они любят друг друга, то им не нужна справка, какое-то формальное свидетельство о любви.

С другой стороны, Церковь имеет право заключать только те браки, которые заключены в ЗАГСе, здесь и получается странная вещь. В итоге некоторые священники говорят странные слова: «Вы распишитесь, поживите немножко, — годик. Если не разведетесь, то приходите венчаться». Господи, помилуй! А если разведутся, что не было брака? То есть такие браки как бы не считаются, как будто их не было, а которые Церковь повенчала – это на всю жизнь…

С таким сознанием невозможно жить. Если такое сознание мы принимаем, то и любой церковный брак тоже будет распадаться, — ведь есть причины для расторжения церковного брака. Если таким образом относиться к государственному браку, что он такой «недобрак», то количество разводов будет только увеличиваться. У брака венчанного и невенчанного одна и та же природа, последствия развода везде одинаковы. Когда допускается странная идея, что можно пожить до венчания, то каким у нас будет сам брак? Что тогда мы понимаем под нерасторжимостью, под «двое – плоть едина»? Что Бог сочетал, человек не разлучает. Ведь Бог сочетает людей не только через Церковь. Люди, встречающиеся друг с другом на земле, — по-настоящему, глубоко — они все равно осуществляют природу брака, данную Богом.

Только вне Церкви они не получают той благодатной силы, которая преображает их любовь. Брак получает благодатную силу не только потому, что он венчан в Церкви священником, а еще и потому, что люди вместе причащаются, вместе живут единой церковной жизнью.

Многие за обрядом венчания не видят сущности брака. Брак – это союз, который сотворен Богом еще в раю. Это таинство рая, райской жизни, таинство самой природы человека.

Здесь возникает огромная путаница и психологические препятствия для людей, которые ищут себе жениха или невесту в православных молодежных клубах, потому что лишь бы православный с православным, а иначе никак нельзя.

Подготовка к браку

Церкви нужно готовить к браку и тех людей, которые приходят не изнутри церковной общины. Тех, которые сейчас могли бы прийти в Церковь через брак. Сейчас огромное количество невоцерковленных людей желают настоящей семьи, настоящего брака. И знают, что ЗАГС ничего не даст, что истина дается в Церкви.

А здесь им говорят: получите свидетельство, заплатите, в воскресенье приходите к 12. Хор за отдельную плату, паникадило за отдельную.

Перед венчанием люди должны пройти серьезный подготовительный период – и готовиться несколько месяцев как минимум. Это должно быть совершенно четко. Хорошо бы принять решение на Синодальном уровне: так как Церковь несет ответственность за нерасторжимость брака, то и допускает его только между теми, кто в течение полугода регулярно приходил в Храм, исповедовался и причащался, слушал беседы священника.

При этом гражданская регистрация в этом смысле отступает на второй план, потому что при современных условиях она дает возможность закрепить какие-то имущественные права. Но Церковь не за это несет ответственность. Она должна соблюсти совершенно четкие условия, на основания которых совершается такое Таинство.

А иначе, конечно, эти проблемы с развенчанными браками будут только расти.

Ответы на вопросы

Когда человек понимает, что он лично отвечает за каждую мысль, каждое слово, за каждый свой поступок, тогда у человека начинается настоящая жизнь

— Что вы делаете в приходе, чтобы восстановить ценность брака?

Брак — ценность самой Церкви. Задача священника помогать человеку эти ценности обретать. Современные молодые люди часто дезориентированы в том, что является сущностью брака.

Когда человек начинает жить церковной жизнью, приобщаться Таинствам, все сразу становится на свои места. Христос и мы рядом с Ним. Тогда все будет правильно, тут нет специальных приемчиков, их не должно быть. Когда люди пытаются изобрести какие-то специальные приемы, становится очень опасно.

— Какие существуют выходы, чтобы решить эту проблему? Что Вы посоветуете молодым людям?

— Во-первых, не торопиться, успокоиться. Довериться Богу. Ведь чаще всего люди не умеют этого делать.

Освободиться от штампов и идей, что все можно сделать какими-то специальными способами, так называемые рецепты счастья. Они существуют в головах многих православных прихожан. Якобы для того, чтобы стать тем-то и тем-то, нужно сделать то-то и то-то — поехать к старцу, например, прочитать сорок акафистов или сорок раз подряд причаститься.

Нужно понять, что нет рецептов счастья. Есть личная ответственность за свою собственную жизнь, и это самое главное. Когда человек понимает, что он лично отвечает за каждое свое слово, за каждый свой шаг, за свой поступок, тогда, мне кажется, у человека начнется настоящая жизнь.

И отказаться от ненужного: внешнего, надуманного, от того, что подменяет собой внутренний мир человека. Современный христианский церковный мир сейчас сильно тяготеет к застывшим формам благочестия, не осмысляя их полезности, плодоносности. Замыкается только на самой форме, а не на том, насколько это правильно и действенно для духовной жизни человека. И воспринимается только как некая модель отношений.

А Церковь – живой организм. Всякие модели бывают хороши только постольку-поскольку. Есть только некоторые векторы направления, а идти человеку приходится самому. И уповать на внешнюю форму, которая тебя якобы приведет к спасению, не стоит.

Половина

— Есть ли у каждого человека своя половина?

—Господь таким образом человека сотворил, изъяв из него часть для сотворения второй половины. Это Божественный акт сделал человека неполноценным без соединения с другим. Соответственно человек поэтому и ищет себе другого. И восполняется он в Тайне Брака. И это восполнение происходит либо это в семейной жизни, либо в монашестве.

— Половинками рождаются? Или все-таки половинками становятся уже после венчания?

— Я не думаю, что люди таким образом сотворены: будто бы есть два таких человека, которым нужно обязательно друг друга найти. И если они друг друга не найдут — будут неполноценными. Было бы странно думать, что есть только одна единственная и один единственный, который тебе послан Богом, а все остальные должны пройти мимо. Я думаю, что это не так. Сама природа человеческая такова, что она может преображаться, и сами отношения тоже могут преображаться.

Люди ищут другого именно как мужчина и женщина, а вовсе не как два конкретных индивидуума, которые существуют на свете. Выборов в таком смысле у человека достаточно много. Все друг другу подходящие и неподходящие одновременно. С одной стороны — человеческая природа искажена грехом, а с другой — у человеческой природы такая огромная сила, что по благодати Божией даже из камней Господь себе творит детей.

Иногда люди тяжело друг другу прирастающие, вдруг становятся такими неделимыми, единством в Боге и при усилии друг друга, при желании, при огромной работе. А бывает, что вроде у людей все хорошо, но они не хотят друг другом заниматься, друг друга спасать. Тогда самое идеальное единство может распасться.

— Некие люди ищут и ждут некоторого внутреннего сигнала, что это твой человек, и только после такого ощущения они готовы принять, остаться с человеком, которого Бог перед ними поставил.

— Трудно такому чувству до конца доверять, с одной стороны. А с другой, нельзя ему не доверять абсолютно. Это Тайна, это всегда останется Тайной для человека: Тайной его душевных мук, сердечных терзаний, его тревоги и его счастья, радости. Нет на этот вопрос ответа ни у кого.

Подготовила Надежда Антонова

Молитва о замужестве

Первая семья была создана в раю. Рассказ об этом начинается со слов Творца: «Нехорошо человеку быть одному» (Быт. 2, 18). Что же человек обретает в семейной жизни?

В современном состоянии человечество далеко от райского единства Адама и Евы. Отпавшие от Бога люди разобщены. Как пишет святитель Василий Великий, соединить раздробленное на тысячи частей человеческое естество в единое целое и возглавить его смог только воплотившийся Бог Иисус Христос. С тех пор единение каждого человека с другими людьми и с Господом достигается в Церкви Христовой, а также в семье, которая именуется малой Церковью.

Достижение единства во Христе со всеми людьми — постепенный длительный процесс, требующий духовного подвига человека и содействия благодати Божией. Первым шагом на пути к этой цели может служить единство между супругами. Это начальная ступень. Затем надо стремиться достичь единения с детьми, родителями, братьями, сестрами и другими близкими, друзьями, знакомыми, постепенно все далее отодвигая границу между своими и чужими, пока внутри нее не окажется все человечество.

Если человек избирает иноческую жизнь, он перескакивает начальную ступень. Монахи пытаются сначала достичь единения внутри своего братства, а потом и с остальными людьми. Святитель Василий Великий в свое время организовал монастырь и хвалил его за то, что видел в нем именно такое единство братии, где каждый действовал не для собственного удовольствия, а для блага всей общины. Так что иноки идут к тому же единству, только иным путем. И нельзя однозначно утверждать, что их путь легче или сложнее, чем у семейных людей.

Христианам, которые живут в семьях, сначала следует выстроить евангельские отношения со своими близкими. Как говорится, любить все человечество легко, а вот жену или мужа — весьма проблематично. Судебные заседатели и юристы не понаслышке знают, что наиболее крупные ссоры и громкие скандалы бывают в ходе разводов, раздела жилплощади и имущества именно между прежде самыми близкими людьми.

Отчего же так происходит? С посторонними людьми нам, как правило, делить особо нечего. А в семье гораздо больше точек соприкосновения и совместных дел, в которых, при разных взглядах супругов на тот или иной вопрос, неминуемы конфликты. Но в том и ценен путь семейной жизни, что он дает возможность находить общую платформу и сообща решать возникающие вопросы, достигать внутреннего единства. В семье человек учится считаться с другим мнением, уступать, принимать другую точку зрения — смирять свое Я (эго).

Стремясь к Христу, супруги призваны находить консенсус в спорных вопросах. Ни у кого из них нет права на подавление личности другого или на безапелляционность суждений. Желая блага своей семье, муж и жена должны одинаково отказываться от эгоизма и стараться трезво оценивать ситуацию, рассмотреть разные варианты, совместно обсудить достоинства и недостатки каждого, выбрать то, что действительно будет полезно всем, а не настаивать на своем во что бы то ни стало.

Пусть это идеальная модель разрешения семейных конфликтов, которая в жизни встречается редко. Но речь идет о духе и идеалах Евангелия, к которым надо стремиться всем христианам.

Можно смириться с недостатками ближних, научиться как-то их терпеть, худо-бедно жить с ними, но апостол Павел говорит об ином уровне отношений — о том, что надо носить бремена друг друга (см. Гал. 6, 2). Вместе с тем надо двигаться к тому, чтобы каждый освобождался от бремени своих страстей, а не размышлял в себе: «Вот таким я уродился. Значит, неси мои бремена, как апостол сказал».

Человек сотворен для единения с Богом в евангельской любви (см. Ин. 14, 23). Обрести эту любовь помогает семья, если постоянно на практике следовать Христовым заповедям по отношению к самым близким людям. Пример такой семьи мы видим в жизни святых благоверных князей Петра и Февронии, которых Церковь молитвенно прославляет в это воскресенье.

В верующих семьях, окруженных секуляризованным миром, необходимо создавать свой, особый христианский быт. Быт семьи и внутрисемейные отношения должны быть крепостью, бастионом, спасающим человека от злобы и безверия. В этом состоит одна из функций семьи как «домашней церкви».

У каждой семьи свой бытовой уклад, и нецелесообразно давать на этот счет каких-то универсальных рекомендаций. Остановимся лишь на некоторых общих положениях.

Прежде всего, домашний быт и уклад православной семьи должны быть связаны с молитвенными и богослужебными суточными, недельными и годовыми кругами Церкви — молитва должна быть ежедневною, а праздники Церкви должны стать и праздниками семьи и соответствующим образом отмечаться. Подобная ритмичность жизни — необходимое условие для нормального физического и духовного развития семьи и ее членов.

Ритмы помогают создавать ощущение домашнего уюта и позволяют использовать время с максимальной пользой. Ритмы дисциплинируют и тело, и душу, и дух человека. Дети приучаются к ритму жизни и к дисциплине, прежде всего, регулярностью молитвы и еды. Нельзя подвести детей к посту, если разрешать им есть, когда хочется. Регулярность питания это начало христианской аскетики. Еда допустима только за столом и должна предваряться и заканчиваться молитвой.

Посещение храма, частота исповеди и причащения в разных семьях складывается по-разному. Детей дошкольного возраста целесообразно причащать не реже одного раза в месяц. Взрослым следовало бы посещать все воскресные службы. Если это по какой-либо причине трудно, то следует соблюдать хотя бы такую меру, как не реже одного раза в три недели. В древности христианин, три раза не присутствовавший на литургии и не причащавшийся, считался самоизверженным из Церкви.

В доме православной семьи должен быть и внешний порядок, поскольку он дисциплинирует человека внутренне. Однако нельзя и даже греховно делать из порядка культ. Христианский дом должен быть уютным. А это создается, прежде всего, благодаря отношениям между членами семьи.

В семье обязательно должны отмечаться православные праздники и семейные памятные дни. Для детей это, прежде всего радость, которую им необходимо доставлять. При этом праздник должен чувствоваться во всем: в обстановке и чистоте дома, в праздничном столе, в одежде, в содержании молитв, и главное — в посещении Церкви. Должно быть сознание и чувство, что празднуется именно церковный праздник; перед едой в эти дни следует читать не обычные молитвословия, а праздничные тропарь и кондак.

Хорошо было бы, если кто-либо из старших в доме расскажет детям об установлении данного праздника. Это необходимо для того, чтобы праздник переживался духовно. Повышает духовный настрой семьи и общесемейное празднование дней Ангела и дней рождения каждого из ее членов. Обязательны подарки. При этом желательно, чтобы подарки родителей детям имели и религиозно-церковное содержание. Именинникам в день своего тезоименитства следует исповедываться и причащаться. Каждому православному нужно быть знакомым с жизнью, деятельностью и подвигами своих небесных покровителей.

Обратимся к особенностям поста в семье. Пост — это, прежде всего, укрепление в воле, которой очень многим не хватает и которую необходимо воспитывать в детях; это формирование навыка управления своим телом и желаниями путем их ограничения; это более сосредоточенная борьба с грехом; это покаяние. В пост следует усилить молитвенное правило, ограничить посещение кино, театра, сидение перед телевизором. Для детей пост целесообразно вводить очень осторожно. Вообще для каждого члена семьи должна быть своя мера поста, которую необходимо согласовать с духовником.

Изумительный гимн любви воспел ап. Павел: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит». (1 Кор 13).

Семья рождается на чувстве любви мужа и жены. В дальнейшем на чувствах любви и согласия зиждется все семейное здание. Любовь — это постоянная готовность отдать себя другому, заботиться о нем, оберегать его; радоваться его радостям, как своим, и печалиться его горем, как собственным горем. В браке радость и горе становятся общими; человек переносит центр интересов, мироощущения из себя в другого, избавляется от эгоцентризма, в какой-то мере начинает видеть мир глазами двоих. Человек устроен так, что любит не того, кто его любит, а того, о ком он сам заботится. Поэтому любовь внутри семьи возрастает на взаимной заботе.

Согласно христианскому учению отношения мужа и жены троичны: телесны, душевны и духовны, что делает их постоянными и нерасторжимыми. Всякое отношение к женщине или мужчине (в браке или вне его) лишь как к источнику только плотского наслаждения с христианской точки зрения есть грех, ибо предполагает расчленение триединого человеческого существа. Брак должен охватывать все три стороны человеческого существа: тело, душу и дух. Только в этом случае любовь супругов помогает им возрастать духовно, только в этом случае она не замкнута на себе, а распространяется на детей и согревает окружающих.

Всем известна фраза: «жена да убоится мужа своего» (Еф 5:33). У нецерковных людей часто возникают против нее возражения. Но она означает боязнь не от ненависти и ужаса, а от любви и уважения. Здесь имеется в виду благодатная боязнь, которая должна жить в сердцах супругов. Имеется в виду, что надо бояться делать все то, что может огорчить, обидеть другого. Это — страх, сохраняющий брак. Дети должны видеть уважительное отношение родителей между собой. Взаимное уважение жены и мужа порождает уважение детей к матери и отцу.

Труд жены должен пользоваться уважением мужа, а сама она — быть авторитетом как хозяйка дома и воспитательница детей. С уст мужа не должно слетать ни одного грубого слова в адрес жены, равно как и жена не должна устраивать истерик и сцен мужу. Нежность отношений отца и матери накладывает отпечаток, прежде всего, на психику ребенка. И. А. Ильин по этому поводу писал, что ребенку необходим поток мужественной, братски-товарищеской любви от отца и женственно-ласковой, религиозно-совестной от матери .

В сердце же самого ребенка должна навсегда расцвести почтительная и нежная благодарность к родителям, пробуждающая его сердце и укрепляющая его духовность. Любовь, как и вера, «без дел мертва» (Иак 2:20). Поэтому детей надо приучать любить родителей и заботиться о них с самого раннего возраста. Когда родители все отдают ребенку, своему кумиру, не научая его отдавать, и не заботятся друг о друге, они растят эгоиста с потребительской психологией. Воспитание требует, по словам прот. Глеба Каледы, не открытого кошелька, а открытого сердца.

Любовь, как и вера, достигает совершенства делами. Надо устанавливать для детей сначала крохотные, потом маленькие, а затем все возрастающие обязанности по отношению к родителям и друг другу. Общность рождения, воспитания и воспоминаний об отчем доме имеют огромное значение для дружбы и любви на всю жизнь. Поэтому весьма полезны совместные бытовые и хозяйственные дела, в которых участвуют все члены семьи. Это могут быть посещение святынь, музеев, походы, поездки за город, беседы на религиозные темы, совместные чтения, детские игры и т. п.

Детский сад нередко в этом смысле подрывает семейные устои и семейную близость. Тем не менее, это вовсе не означает, что ребенка не следует туда отдавать. Каждая семья принимает подобное решение самостоятельно, исходя их конкретных жизненных обстоятельств. Общий же принцип, который должен при этом соблюдаться таков, что ребенок в любом случае должен жить жизнью семьи, нельзя жертвовать его интересами, исходя из желания облегчить себе жизнь, но, с другой стороны, не следует создавать для него и преимущества, которые семье не по силам, — это породит лишь эгоизм.

Иногда, по замечанию прот. Василия Зеньковского, семейное воспитание оказывается недостаточным для ребенка. Причиной этого является, прежде всего, малое количество детей в семье. Ребенку естественно жить среди маленьких, ведь у детей есть так называемая сила «взаимного детского тяготения» . Поэтому детская среда очень важна для ребенка, и в этом смысле детский сад восполняет недостатки семьи. Другой причиной называют чрезмерную заботливость и нежность родителей к ребенку, в результате чего атмосфера семьи становится порой «душной» для него.

Первоначально нежная, безотчетная привязанность ребенка к своим родителям со временем должна перерасти в твердое расположение искреннего почтения к ним, благодарности и стремления постоянно доставлять им удовольствия. Это же можно сказать и о благоразумной любви к братьям и сестрам. «Все, что природа связывает физически, любовь должна соединять нравственно», — таков закон христианской любви. . Любовь родственная не должна в то же время ослаблять общей любви к ближним. С этой точки зрения родители не должны останавливаться на одних чувствованиях, а реализовывать их на практике. Поэтому издавна добропорядочные родители благотворительность совершали руками своих детей, раздающих дары…

Очень интересно понаблюдать, как по-разному художники решают детско-семейную тематику. Семья – это начало и продолжение каждого человека. Ощущение рода и родственных связей формировалось уже тогда, когда еще не было ни летописей, ни языков. Да что уж там – род и семья древнее, чем само человеческое самосознание. Понятие и ощущение семьи пришло к нам на генном уровне с доисторических времен еще в лучах первого костра, сотворенного человеческими руками.
И неудивительно, что эта тема отображалась и обыгрывалась во все века в любом деле, в любой религии и в каждом виде человеческого искусства.
Семью изображали на первых наскальных рисунках, о семьях слагали поэмы, семейные отношения часто описывались в летописях и рассказах.
С появлением изобразительного искусства талантливые художники писали картины, посвященные теме рода, семьи и материнства. В лучших живописных произведениях они передавали не только индивидуальность и неповторимый характер персонажей, но в первую очередь тонкие отношения, душевную теплоту, дружественность чувств. Все те уникальные черты семьи, которые ценятся превыше всего, дарят чувство защищенности и влекут своей искренностью.
«Счастлив тот, кто может проследить свою родословную, одного предка за другим, и облечь седое время покровом юности.»
Иоганн Пауль Фридрих Рихтер….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *