Тщеславие что это за грех

Отрывок из книги Леонида Виноградова «О страстях и искушениях»

Фото www.flikr.com, тудаблин, фрагмент

Беседа с Ларисой Шеховцовой, доктором психологических наук, профессором Санкт- Петербургской духовной академии.

— Лариса Филипповна, некоторые святые отцы писали о тщеславии и гордости как об одной страсти, другие их разделяли.

— Мне кажется, что эти страсти отличаются друг от друга. Гордый человек может про себя думать, что он лучше всех, но не показывать этого. А тщеславному важно, чтобы другие непременно говорили о нем. Гордыню можно скрыть — это внутреннее состояние. А тщеславие человек как бы выбрасывает в мир, стараясь быть на виду. Если провести психологическую параллель, то, конечно, в первую очередь надо сказать об истеричных личностях. Я говорю не о патологии (есть истерия как заболевание), а об особенностях характера. Истеричный человек хочет во что бы то ни стало привлечь к себе внимание, и если не удается это сделать какими-то достойными поступками, готов вести себя вызывающе, эпатировать окружающих.

Хорошо или плохо о нем говорят, ему не так важно: главное, что о нем говорят. А зарождается это, как правило, в детстве, еще до школы. Приходят гости, родители ставят ребенка на табуретку: «Прочитай стихотворение!» И все умиляются: «Ах, какой умный, какой талантливый!» Ребенок привыкает, что он в центре внимания, что все его хвалят, а потом идет в школу, где им никто не восхищается — там таких талантливых много. Как же так? Был самый-самый — и вдруг не самый-самый! Так начинается слом личности, проявляются разные страсти, в том числе и тщеславие.

— А некоторые родители, наоборот, непрерывно пилят ребенка за какие-то промахи. Разве это не ведет к слому личности?

— Это другая крайность. Если мы в нее впадем — никогда ребенка не похвалим, что ни сделает, все будет не так, — вероятно, это породит не тщеславие, а комплекс неполноценности, повышенную тревожность. Он будет жить с ощущением «я неудачник, я плохой, я некрасивый…». А дальше бывает по-разному. Один будет стремиться доказать себе и другим, что он чего-то стоит, а другой так и останется на всю жизнь с глубоким внутренним конфликтом, — иными словами, с неврозом.

— Как бы вы посоветовали родителям реагировать на демонстративное поведение ребенка?

— Хорошо, когда родители видят эту особенность своего чада и подбирают для него соответствующую сферу деятельности — театральный кружок, танцевальную студию. То есть подсказывают ребенку адекватные способы применения своей особенности. Ведь демонстративность сама по себе ни плоха, ни хороша (мы сейчас не говорим о патологии), это просто особенность. Вообще характер — это совокупность особенностей поведения, и демонстративность — просто одна из таких особенностей. Она может принести как дурные плоды, так и хорошие. Все зависит от того, как с ней обращаться. Если с характером совсем не считаться или пытаться его задавить… Ну, лишите человека возможности профессионально удовлетворить потребность во внимании, заставьте его работать инженером. Тогда он будет искать другие пути для проявления своей демонстративности: начнет много болтать, вести себя вызывающе, станет навязчивым. Есть же разные способы самоутверждения.

— А желание самоутвердиться — это не тщеславие?

— Нет. В гуманистической психологии есть такой термин — «самоактуализация». Это желание реализовать себя. Утвердиться, состояться — естественная потребность человека. Это феномен бытия. Вы трудитесь на такой-то работе, вас знают как хорошего специалиста, и для вас это важно. Совершенно нормальная ситуация. Главное — не впадать в крайности. Святые отцы говорят: «Срединный путь — царский». Но он и самый трудный.

— В некоторых профессиях особенно трудно не впасть в тщеславие. Например, в творческих. Там во многом от известности зависит, насколько ты будешь востребован.

— Разве Бетховен, когда писал симфонии, думал о славе? Вряд ли. Ему важно было выразить свое мироощущение в музыке. И это, мне кажется, отличает настоящего художника. Он поглощен искусством, творчеством. Конечно, тщеславие — очень тонкий грех, и он часто присовокупляется, но, наверное, по-настояще- му увлеченный своим делом человек забывает о себе в процессе работы. Не будем лукавить — все мы радуемся, когда что- то у нас получается, и всем нам хочется, чтобы кто-то это заметил и нас за это похвалил. Это естественное человеческое желание, само по себе не греховное. Грехом оно становится, когда доминирует над всем остальным — творческими поисками, ответственностью за свое дело и так далее. Можно порадоваться тому, что ты что-то хорошо сделал. Но если этот процесс не контролировать, впадешь в крайность, а иногда и в прелесть… <…>

— То есть когда человек впадает в прелесть, психолог уже не может помочь?

— Прелесть — духовное состояние, тут психологу действительно делать нечего. Надо знать свои границы. С прелестью — к батюшке.

— Для человека в прелести, как я понимаю, уже нет авторитетов, и даже к батюшке он прислушается далеко не сразу, только опытный духовник сможет постепенно пробить эту броню. Но если мы не в прелести, обычно мы хотим понравиться другим. И на исповедь часто идем, не о грехах сокрушаясь, а боясь, как бы священник не подумал о нас плохо. Получается, что тщеславие мешает исповедоваться?

— Это не тщеславие. Страх оценки батюшки — скорее неправильное духовное состояние. Ведь человек кается перед Богом, священник только свидетель. Поэтому нас не должно сильно волновать, что подумает батюшка. Бога надо бояться! Но люди, к сожалению, привыкли к тому, что их все время оценивают. Вот эта оценочность, принятая в нашем обществе, сильно искажает поведение не только ребенка, но и взрослого человека, заставляет его напряженно думать о том, как бы произвести положительное впечатление. Но это все-таки не тщеславие.

Желание быть лучше всех — это страсть честолюбия. А «тщеславие» — это «тщетная слава», жажда внимания любой ценой, не обязательно хорошими поступками.

Вот Герострат город сжег. Вроде не самый достойный поступок совершил, зато как прославился!

— Говорят, что тщеславие чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Это действительно так или миф?

— Нет, не миф. Истерия — это во многом эмоциональность, а женщины, конечно, более эмоциональны, чем мужчины.

— Некоторые православные женщины стараются одеваться как можно скромнее и вообще уделяют своей внешности минимум внимания. Очевидно, они считают греховным желание выглядеть привлекательно. Действительно такое желание тщеславно или оно для женщины естественно?

— Следить за своей внешностью — совершенно нормально. Но опять же, все зависит от того, в какой степени это поглощает внимание человека и с какой целью он это делает. Разумеется, с опрятным, ухоженным человеком приятно общаться. А порой от внешнего вида даже зависит карьера. Но если женщина наводит марафет и думает о том, как она, такая сногсшибательная, сейчас выйдет на улицу и все мужчины попадают в обморок от восторга, значит, она хочет быть в центре внимания, то есть тщеславится.

— Святые отцы были монахами и писали преимущественно для монахов, поэтому некоторые их советы мирянам понять трудно. Например, для борьбы с тщеславием они предлагали три основных способа: хранение уст, очищение помыслов и самоуничижение. Первые два понятны, но разве самоуничижение может быть полезно мирянину?

— Тут имеется в виду, что меня, допустим, кто-то оклеветал, а я не оправдываюсь. Можно же от этого отстраниться, можно сказать: Господь разберется. Когда сам начинаешь защищаться, это обычно ни к чему хорошему все равно не приводит. Вот и предоставьте Богу вас защитить. Это может быть очень полезным опытом смирения, а смирение и отсутствие тщеславия — очень близкие вещи. Да, это горькое лекарство, но оно действует по принципу противоположности. Грех тщеславия врачуется смирением. Главное — не заиграться и не впасть в то самое уничижение, которое паче гордости. Человек лукав.

— Вы сказали, что человеку, впавшему в прелесть, психология помочь не может. А с тщеславием стоит идти к психологу?

— Психологи не работают с тщеславием, как и вообще с грехами. Мы работаем с истерией. Например, психолог может объяснить человеку, какую реакцию вызывает его демонстративное поведение у окружающих.

Ведь над тем, кто постоянно требует внимания к своей персоне, сначала подшучивают, а потом он начинает раздражать. Если удастся показать человеку, как это выглядит со стороны, возможно, он что-то переоценит. Не сразу, естественно, а постепенно. В психотерапии есть экзистенциальное направление, которое как раз ориентировано на разговор о ценностях, о смысле жизни, о свободе, об ответственности. Подумай, зачем ты хочешь все время быть в центре внимания? Часто это желание бывает неосознанным, а когда человек его осознает, у него появляется возможность скорректировать свое поведение, переориентироваться на другие ценности, на дело, а не на выпячивание себя. Но, конечно, скромность должны закладывать родители в детстве. Взрослому очень трудно преодолеть свое тщеславие. Тем более в секулярном обществе, где это не считается чем-то крамольным, а, наоборот, культивируется. Поэтому, кстати, мне как психологу с церковными людьми работать проще: они понимают, что тщеславие — грех.

— Нецерковный истеричный человек тоже может довести себя до состояния, подобного прелести. Он не возомнит себя молитвенником, но будет считать себя исключительным, сверхталантливым и вообще сверхчеловеком.

— В психологии это называется неадекватно завышенной самооценкой.

— Вы работаете с этим?

— К нам часто обращаются с заниженной самооценкой, а с завышенной почти не приходят. Вернее, приходят, но по другому поводу. Скажем, у человека конфликты со всеми вокруг — с коллегами, с домашними, с соседями. А что причина кроется в его неадекватно завышенной самооценке, он не понимает. Начинаем анализировать, ищем причину конфликтов. Так можно докопаться до завышенной самооценки, до демонстративности, до тщеславия или гордыни. Как ни назови, это близкие состояния. Но со всеми надо говорить на понятном им языке. Поэтому, работая с человеком неверующим, такими понятиями, как «гордыня», «тщеславие», не оперируешь. Но иногда психолог помогает верующему человеку увидеть свою духовную проблему. Помню, пришла ко мне на консультацию одна матушка. Стали мы с ней раскручивать ее ситуацию, и вдруг она с удивлением говорит: «Так у меня гордыня?» — «Она самая», — говорю. «Пойду покаюсь», — сказала она. Помочь увидеть корень проблемы — это функция психолога.

ГОРДОСТЬ, ТЩЕСЛАВИЕ, ГНЕВ, БЛУД, СРЕБРОЛЮБИЕ, ЧРЕВОУГОДИЕ, ПЕЧАЛЬ, УНЫНИЕ — как жить? Как победить?

В издательстве «НИКЕЯ» вышла книга журналиста Леонида ВИНОГРАДОВА «О страстях и искушениях». Автору удалось в одной книге собрать мнения, ответы и практические рекомендации ведущих христианских психологов (Н. Инина, Т. Гаврилова, Д. Новиков, Л. Шеховцова, Б. Воскресенский, С. Белорусов) о том, что такое страсти, как они рождаются, как управляют человеком, и каким образом человек может одержать победу в борьбе со своими страстями и искушениями.

Издательство «Никея» приглашает на презентацию книги Леонида Виноградова «О страстях и искушениях» 5 сентября 2015 года, в рамках ММКВЯ. Место проведения — ВВЦ, павильон 75, стенд C9 D10. Начало мероприятия в 13.00.

Прежде чем начать говорить о борьбе с собственным тщеславием, четко сформулируем это понятие. Жажда славы, желание упиваться признанием окружающих, нескрываемое высокомерие – все это тщеславие или гордыня, которое издавна считается одним из смертных грехов. Искривленная самооценка, не соответствующая действительным достоинствам человека, позволяет ему чувствовать себя лучше, поднимает настроение, способствует самообману.

Тщеславие не приводит ни к чему хорошему, поскольку отталкивает окружающих людей

Вскармливаемая человеком надменность воздвигает для него пьедестал и путем самохвальства не позволяет ему оттуда спуститься. В своих собственных глазах человек видит себя и лучше, и успешнее, чем другие, он не скупится в негативных отзывах и критике окружающих. Но не только в этом дело, тщеславие заставляет день за днем, год за годом гнаться за собственным призрачным великолепием и изматывает человека, расходуя его внутренние ресурсы. Избавиться от тщеславия, значит, снова обрести гармонию в себе, заслужить уважение и признание коллег, друзей, родственников, вернуть в семью понимание и любовь.

За женским высокомерием и гордостью часто скрывается тщеславие и гордыня

К слову, мужчины редко озадачиваются подобной проблемой, для них тщеславие сродни природному самолюбию и тем лидерским качествам, которые мужчина считает нормальным проявлять в обществе. К первому этапу избавления от тщеславия представителей сильного пола могут толкнуть разве что серьезные проблемы в семье и коммуникациях с коллегами или друзьями.

Практические рекомендации по борьбе с тщеславием

Поскольку тщеславие является очевидным следствием внутреннего конфликта, смешения реальности с ожидаемым, работу следует вести над собой:

  • Для начала перестаньте врать хотя бы себе. Критично оцените свои способности, возможности, результаты выполняемых действий, не бойтесь признать свои ошибки. Снимите носимую годами маску и перестаньте играть самим же придуманную роль.

Избавьтесь от придуманных масок, будьте самим собой

  • Затем перестаньте казаться лучше, чем есть перед домашними и близкими родственниками. Поверьте: только вам весь этот кич кажется естественным и нормальным, остальные давно уже подметили вашу слабость к обману и внутренней показухе.
  • Сместите фокус с себя любимого на других людей: больше слушайте, а не говорите, поставьте себя на их место в непростой ситуации, признайте их права и достоинства, научитесь выслушивать чужое мнение.

Научитесь слушать и уважать других людей

  • Идеальных людей не существует, и все способны делать ошибки. Не казните себя за малейшую оплошность: в утрированном перфекционизме тоже ничего хорошего нет.
  • Научитесь осторожно относиться к лести окружающих: малейшие ноты неискренности в восхищении указывают на попытки манипуляции в собственных интересах. Сыграть на тщеславии и осознании собственного превосходства человека над другими легко: именно так плетутся интриги, рушатся личные и деловые связи и отношения.
  • Не бойтесь быть отвергнутым обществом и не покупайте одобрение других любой ценой. Каждый человек гармоничен, и стоит потратить силы на то, чтобы найти этот внутренний баланс, а не на попытки доказать другим, что вовсе не так плох. Примите тот факт, что большинству до ваших мнимых талантов вообще нет дела.

Йога и восточные практики – один из способов самопринятия

  • Найдите хобби, к которому лежит душа. В нем вы обретете истинного себя и наверняка добьетесь прекрасных результатов, которые помогут сформировать правильную самооценку и избавят от надуманной личины.

В некоторых случаях самокопание может лишь усугубить внутренние проблемы, поэтому далеко не лишним будет посетить специалиста: психиатра или психотерапевта. Если человек осознал необходимость в изменениях представления себя и своего места в этом мире, это уже значительный шаг на пути от избавления от гордыни, спеси и тщеславия.

Практически все люди проходят через тщеславие: кто-то в подростковом периоде, кто-то в более зрелом возрасте

Не заиграться, найти в себе силы побороть этот серьезный психологический недуг поможет только постоянное развитие, ведь именно внутренняя незрелость заставляет человека казаться лучше, чем он есть.

Тщеславие – это стремление к тщетной, то есть суетной, пустой славе. Почему пустой, тщетной? Ведь люди порой стремятся к действительно весьма высокому положению в обществе, их амбиции безграничны.

Слово «тщетная» имеет также значение «тленная, скоропроходящая». Любая слава земная, по сравнению с той, что уготовал Господь любящим Его, лишь прах и пепел, пар, поднимающийся от земли и тут же исчезающий. Но слава земная тщетна не только в масштабах вечности. Даже в краткий период нашей земной жизни слава, высокий пост, должность, известность – вещи самые ненадежные и недолговечные. Но, тем не менее, очень многие люди стремятся к славе, почету и уважению. А некоторые делают из этого идола, превращая тщеславие в самоцель. Но не только всецело одержимые этой страстью страдают от тщеславия. К сожалению, в разной степени тщеславие присуще всем нам. Каждому хочется выглядеть в своих глазах, а главное – в глазах окружающих лучше, чем он есть на самом деле. Любому из нас приятно, когда его хвалят, ценят, а не ругают. Почти каждый стремится занять не последнее положение в том социуме, в котором он вращается. Но не этому учит нас Господь.

Однажды приступили ко Христу «мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: «Чего ты хочешь?”. Она говорит Ему: «Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем”. Иисус сказал в ответ: «Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?”. Они говорят Ему: «Можем”. И говорит им: «Чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим”. Услышав сие, прочие десять учеников вознегодовали на двух братьев. Иисус же, подозвав их, сказал: «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих”». (Мф. 20: 20–28).

Ни эта женщина, ни апостолы не знали еще, что должен претерпеть Господь в земной жизни. Они, как и все тогдашние иудеи, представляли мессию как земного царя, который освободит их от ненавистного римского владычества, восстановит израильское царство, где даст евреям власть и привилегии.

Тщеславие прикровенное и явное

Тщеславие может быть страстью, смыслом жизни, а может быть мелким, бытовым, но это не значит, что оно не опасно, ведь и могучее дерево вырастает из маленького семечка, и «с голубого ручейка начинается» большая река.

Нередко на исповеди можно наблюдать такую картину. Приходит человек, ходивший в храм всю сознательную жизнь, и начинает вроде бы исповедоваться, а вроде бы и нет: «Да, я, конечно, грешен (как и все) тем-то, тем-то и тем-то. Словом, делом и помышлением, но это все так, по чистой случайности, по недоразумению, а вообще-то я примерный христианин, хожу в церковь, читаю Евангелие, делаю добрые дела». Притом такой человек, естественно, знает тот отрывок из Евангелия от Луки, который читается в церкви в Неделю о мытаре и фарисее, перед Великим постом. Фарисей говорит о себе: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк. 18: 11–12), но к себе он эти евангельские слова, конечно, не относит. Или похожая ситуация: женщина, пожилая, на исповеди называет грех, например: «Раздражаюсь, гневлюсь», а потом со всеми подробностями описывает, как и кто ее к этому греху подтолкнул: «Ну, как тут не согрешишь, опять зять пришел выпивши, мусор не вынес, вот и поругались. А так я хорошая, да и вообще это не я, а он меня прогневал». Такая исповедь, конечно, никакой пользы не принесет. Ибо построена она на тщеславии. Человек боится даже у аналоя, перед священником показаться хоть чуть-чуть хуже, чем он про себя думает. Но перед Богом-то мы не покажемся чище, чем мы есть!

В таких ситуациях даже молодым батюшкам все ясно: человек находится в плену мелкого тщеславия, боится уронить свое имя (или, как сейчас модно говорить, имидж) благочестивого христианина или усердного прихожанина: не дай Бог сказать что-нибудь лишнее, что может бросить на него тень и изменить мнение о нем.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что одним из проявлений тщеславия является «стыд исповедовать грехи свои, сокрытие их перед людьми и отцом духовным. Лукавство, самооправдание».

Почему святые отцы, подвижники, победившие, казалось бы, все страсти, видели свои грехи бесчисленные, как песок морской? Именно потому, что они побороли тщеславие и стяжали смирение. Им незачем было казаться в своих глазах и глазах других людей менее грешными, чем они есть. Приближаясь к Богу, они видели себя ничтожными перед величием Творца. Помните, как авва Дорофей спросил одного из знатных горожан городка Газы: кем он будет почитать себя, когда приблизится к императору Византийской империи? И тот ответил: «Почти бедняком». Чем ближе человек к Богу, тем объективнее он оценивает себя.

От тщеславия прикровенного, тайного перейдем к открытому. Тщеславие является очень мощным стимулом, помогающим людям добиться больших успехов. Посмотрим на так называемых «звезд», людей знаменитых, чья деятельность связана с искусством, шоу-бизнесом или спортом. Эти люди почти всегда служат идолу тщеславия. Они кладут на алтарь этого божества лучшие годы жизни, здоровье, семейное счастье, материнство. Все, что обычно для человека составляет огромную ценность, приносится в жертву тщеславию. Все ради одного: еще немного побыть на гребне славы, погреться в ее лучах. Известного оперного певца, который не так давно развелся с женой, спросили, что для него выше: семья или карьера, успех; он уверенно ответил, что ради роста в своей профессии принесет в жертву даже семью. Пение, музыка для него главное в жизни. Правильно говорил преподобный Амвросий Оптинский: «Где голосок – там и бесок». Бесок тщеславия.

А профессиональный спорт? Это же сплошное тщеславие. Детство, молодость, здоровье, все свободное время отдается для того, чтобы повесить на грудь позолоченный или посеребренный кружок из далеко не драгоценного металла. Усилия прилагаются нечеловеческие, организм работает на износ. Мне приходилось общаться с профессиональными спортсменами, почти каждая ночь для них – пытка, все тело, все старые травмы и переломы начинают болеть. Существует даже шутка: «Если у спортсмена с утра ничего не болит – значит, он уже умер». А сколько интриг, зависти и преступлений вокруг шоу-бизнеса, спорта и политики!

Если человек уже укоренился в страсти тщеславия, он не может жить без славы, жизнь теряет всякий смысл. Стареющие «звезды» используют любой скандал, даже сами их режиссируют и создают, чтобы еще хотя бы пару лет продержаться на вершине звездного олимпа. Хотя, казалось бы, уже все, что можно было, достигнуто, все награды, звания, регалии, богатства получены. Тщеславие – это наркотик, без него их жизнь невозможна. Тщеславие рука об руку ходит с завистью. Тщеславный не терпит конкуренции, соперничества. Он всегда первый и единственный. И если кто-то его в чем-то опережает, его начинает грызть черная зависть.

С человеком тщеславным, самовлюбленным, подверженным хвастовству, очень тяжело общаться. Ведь слово общение означает, что мы имеем с собеседником что-то общее, а тщеславного интересует только собственная персона. Его «эго», самолюбие превыше всего. Местоимение «я» и его падежные формы «у меня», «мне» занимают в его речи первое место. Это все, в лучшем случае, вызывает усмешки окружающих, а в худшем – раздражение, зависть и отчуждение. Наоборот, человек скромный, относящийся к себе с самоиронией, всегда приятный собеседник, у него много друзей, с ним приятно общаться. В разговоре он больше слушает, чем говорит, избегает многословия и никогда не выпячивает свое «я». Тщеславный, зараженный «звездной болезнью» человек рискует остаться один, ибо любит только себя и свое тщеславие.

Тщеславие может иметь не только грубые, прямые формы, но и рядиться в одежды смиренные, даже монашеские. Парадоксально, но тщеславный может даже совершать аскетические подвиги и гордиться своим «смирением». Питаемый тщеславием и врагом рода человеческого такой горе-монах может весьма преуспеть в своих «подвигах», но Господь обязательно смирит его. В Константинополе жили два брата, мирянина, они были весьма набожны и много постились. Один из них ушел в монастырь и стал иноком. Его навестил оставшийся в миру брат. Тут он увидел, что инок принимает пищу в обеденное время, и, соблазнившись, сказал ему: «Брат, в миру ты не вкушал пищу до заката солнца!». Монах ответил ему: «Это правда! Но в миру я насыщался через уши: пустые людские слова и похвала немало питали меня и облегчали труды подвижничества».

Когда мы затеваем какое-либо хорошее дело, нужно особенно быть настороже, чтобы не быть плененным тщеславием. Ведь очень часто, когда мы помогаем людям, нами в глубине души движет самолюбие и тщеславие, и, вроде бы совершив доброе дело, мы можем ожиданием суетной похвалы испортить весь труд. Трудящийся ради тщеславия и похвалы уже получает награду здесь, а значит, не получит ее из рук Творца. Иногда мы можем наблюдать, как легко и быстро идет дело, если нами движет тщеславие, и, наоборот, с каким скрипом и какими искушениями продвигается иной раз по-настоящему доброе дело, затеянное без тайного желания получить похвалу и самоудовлетворение. Если же мы в чем-либо преуспели, нужно почаще вспоминать слова пророка Давида: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Пс. 113: 9). И особенно полезно, если за труд нас не только не отблагодарят, но даже, наоборот, будут поносить. Преподобный Исаак Сирин говорит: «Пей поношения как воду жизни». Вот такое дело, действительно, принесет пользу душе. А «за неблагодарных Бог благодарит», как говорил один мой хороший товарищ, ныне уже покойный.

Один святой отец сказал, что воздаяние бывает не добродетели, не труду ради нее, а рождающемуся от этого смирению.

Тщеславие святитель Феофан Затворник называет «домашним вором», оно подкрадывается незаметно и похищает у нас тот труд, которые мы затеяли ради Бога и ближнего, и награду за него. То же происходит, когда мы из хвастовства начинаем рассказывать про свои добрые дела другим людям, сами у себя похищая возможность получить награду от Господа за них. Тщеславие может похитить и молитвенные труды, если они совершаются без смирения.

Борьба со страстью

Как же бороться с этим хитрым змием, который исподволь пролезает в душу и похищает наши труды, сводя их на нет?

Как уже неоднократно говорилось, противопоставлением ему противоположной добродетели – смирения. Например, известно, что самолюбие, обидчивость есть порождение тщеславия. Человек, не терпящий критики, легко ранимый, мгновенно обижается и как бы говорит себе: «Как они смеют? Ведь я не такой, я хороший! Как они могут так говорить?». И хотя нам это и неприятно будет услышать, но скорее всего, наши обидчики, критики правы. Ну, пусть не на все 100%. Ведь со стороны виднее. Мы представляем себя всегда лучше, чем мы есть на самом деле, прощаем себе многое, чего не потерпели бы в других. Так что есть о чем задуматься. Обидчивого критика повергает в уныние, а для умного человека она является стимулом для роста. Критика вообще бодрит и не дает почивать на лаврах, понуждает к исправлению. Мы должны не только не обижаться, но поклониться в ноги обидчикам как нашим воспитателям, которые вовремя «дают нам по носу» и подрезают крылья нашему тщеславию.

Обиду, как и гнев, нужно гасить, когда она еще является маленьким угольком, искрой, пока пламя обиды не разгорелось. Если в костер не подкладывать поленьев, он потухнет. Если обиды не «солить», ее не лелеять, а постараться поскорее забыть (или просто изменить свое отношение к критике, то есть принять ее к сведению), обида быстро пройдет.

Люди духовные, подвижники не только не боятся поношений, но и с радостью принимают, как будто напрашиваются на них, тем самым скрывая свои подвиги.

Старец Паисий Афонский рассказывал: «В одном монастыре Греции был обычай: за трудную работу давать братиям немного денег. Монахи хотели потрудиться побольше, а полученные деньги раздать бедным. Так делали все. Только один монах поступал по-другому. Никто никогда не видел, чтобы он подал милостыню хотя бы одному бедняку. И его прозвали Жадиной. Проходили годы. Все оставалось по-прежнему. «Вот скупердяй!” – думали другие монахи. Но вот пришло время перейти монаху, прозванному Жадиной, в жизнь иную, и он умер. Когда в окрестных селениях узнали про его смерть, в монастырь стали стекаться все жители, чтобы попрощаться с умершим. Они оплакивали его и сожалели о его смерти. А братия удивлялась. «Что сделал вам доброго этот человек, если вы так оплакиваете его?” – спросили они. Один крестьянин сказал: «Он спас меня!”. А другой добавил: «И меня!”. Оказывается, монах, которого прозвали Жадиной, копил деньги и покупал волов самым бедным крестьянам, чтобы они могли пахать землю и их дети не сидели бы без хлеба. Так он спасал их от голода и бедности. Как же были удивлены все те, кто считал монаха жадиной!».

У святителя Феофана также находим совет, как побеждать тщеславие смирением. Одной женщине он пишет: «Не присадиться в церкви хорошо. А придет тщеславие, нарочно присядьте, чтоб сказать помыслу, когда станет тщеславиться: сидела ведь и сама. Один отец, когда пришел помысл тщеславия, что много постится, вышел рано туда, где много народу бывает, сел и начал есть хлеб».

Итак, будем помнить, что начинается тщеславие с мелочей: кому-то похвастались добрым делом, где-то с радостью приняли похвалу и лесть. А там уже недалеко до того, чтобы страсть поселилась в нашей душе. Чтобы этого не произошло, будем отслеживать тщеславие в самом начале, относиться к своей персоне критично и почаще произносить: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему».

Окончание

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *