Углич убийство царевича

После гибели царевича Дмитрия в 1591 году и в непосредственной связи с его именем на Россию обрушились неисчислимые беды, а само событие обросло огромным количеством версий, легенд и слухов. Сначала выделим безусловные факты.
После воцарения в 1584 году Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, младший брат нового царя Димитрий без объяснения причин был сослан в свой удел город Углич вместе с матерью, царицей Марией Нагой, отцом ее и другими родственниками.
У царя Федора не было детей, и угличский младенец мог стать реальным претендентом на престол в случае смерти царя и помешать Борису Годунову осуществить мечту о «высшей власти».
15 мая(28 мая по новому стилю) в полдень царица Мария собралась обедать и отпустила сына Дмитрия погулять и поиграть со своими сверстниками. Игра происходила на небольшом дворике, в углу между дворцом и крепостной стеной. За царевичем приглядывали три женщины — мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова, постельница Марья Колобова. Четверо сверстников Димитрия, сыновья кормилицы и постельницы Петруша Колобов, Баженка Тучков, Иван Красенский и Гриша Козловский играли с царевичем ножом «в тычку».
Внезапно начался приступ болезни царевича. Буйный припадок навел ужас на его нянек. Ребенка бросило на землю и «било его долго», а женщины суетились около него, боясь подступиться. Когда кормилица Тучкова подняла ребенка с земли, было поздно. Рана в горло погубила царевича.
Когда на дворе громко и тревожно закричали, Мария, сбежав со второго этажа дворца и увидев мертвого сына на руках кормилицы, обезумела от горя. Она закричала, что ее сына зарезали, убили, схватила полено и стала колотить по голове Василису Волохову, крича, что зарезал царевича ее сын Осип.
Мария велела бить в набат и собирать народ.
Одновременно три женщины, обязанные оберегать ребенка, громко причитали и кричали, что ребенок в припадке падучей болезни сам «укололся» о ножичек, которым он играл «в тычку» с дружками. Но «укололся» он в то место в горле, где под кожей находятся важные кровеносные сосуды, поражение которых смертельно опасно для жизни.
Соборный пономарь по имени Огурец начал бить в колокол. Это был сигнал к мятежу. Главный дьяк Углича Михаил Битяговский взбежал на колокольню, ломился в звонницу, требуя прекратить бить в набат, но звонарь «ся запер и в колокольню его не пустил».
Площадь заполнила толпа возбужденных людей. Явившись на княжеский двор в кремле, дьяк Михаил Битяговский сначала по привычке прикрикнул было на толпу, но получив яростный отпор, сменял тон и призвал утихомириться. Это вывело из себя царицу Марию Нагую и ее братьев, особенно Михаила, который к тому же был «мертв пиян». Царица указала на Битяговского и его сына и сказала, что они «душегубцы царевича».
Спасаясь, дьяк и его сторонники скрылись в Дьячей избе. Разъяренная толпа выломала двери и забила их насмерть.
Расправившись с Битяговским, толпа кинулась на подворье дьяка, разграбила его, «питье из бочек выпив, и бочки кололи». Жену дьяка, «ободрав, нагу и простоволосу» поволокли с дочерьми на расправу.
Тело Дмитрия положили в гроб и перенесли в соборную церковь Преображения, а к царю послали гонца с вестью об убийстве.
Толпа готовилась завершить кровавый самосуд, но тут в церковь явились архимандрит Феодорит и игумен Савватий. Влиятельные монахи, по их словам, «ухватили» Битяговскую с дочерьми «и отняли их и убити не дали».
А Осип Волохов стоял недалеко от тела Дмитрия, избитый и израненный. Василиса слезно умоляла царицу «дати ей сыск праведный». Но как только монахи ушли, Мария указала на Осипа толпе, сказав: «то деи убоица царевича».
Осипа растерзали, а всего убили в тот день по одним источникам 15, по другим 12 человек. Трупы бросили в ров у крепостной стены.
Когда Нагие опомнились и сообразили, что они натворили, их охватила паника. Протрезвевший Михаил Нагой, до приезда следственной комиссии собрал ночью верных ему людей, велел раздобыть ножи и, как показывал перед следственной комиссией городовой приказчик Русин Раков «Михайло мне Нагой приказал класти к Михалу Битяговскому нож, сыну его нож, Никите Качалову нож, Осипу Волохову палицу». А перед тем, как положить на трупы несчастных сфабрикованные «улики», в чулане зарезали курицу и ножи обмазали ее кровью.
Через несколько дней из Москвы прибыла следственная комиссия во главе с бояриным Василием Ивановичем Шуйским. Он был очевидным противником Бориса Годунова, и этот факт как бы указывает на объективность формирования комиссии.А вот окольничий Андрей Клешнин, входивший в состав комиссии, дружил с Годуновым, да к тому же был зятем Михаила Нагого. Думный дьяк Елизар Вылузгин, руководивший в Москве Поместным приказом, и его подъячие обеспечивали всю практическую работу следственного «обыска». Входивший в комиссию крутицкий митрополит Гелвасий осуществлял своеобразный церковный «контроль» за ходом следствия.
Комиссией были опрошены очевидцы, а также участники самосуда, всего было опрошено примерно 140 человек, в том числе все члены семьи Нагих, кроме царицы Марии, которую никто не имел права опрашивать, но которая присутствовала на допросах и могла бы вмешаться в ход следствия, если бы захотела. Но царица лишь попросила митрополита Гелвасия заступиться перед царем за «бедных червей», за Михаила Нагого с братьями.
Избитая до полусмерти Василиса Волохова заявила комиссии, что она видела, как царица указала на Битяговского с сыном и молвила миру: «то-де душегубцы царевича».
Следственная комиссия Василия Шуйского работала до 30 мая, она подготовила «Дело розыскное 1591 году про убийство царевича Димитрия Ивановича на Угличе» и признала, что царевич Дмитрий погиб в результате несчастного случая, наткнувшись во время болезненного припадка на свой нож.
2 июня в московском Кремле собрались высшие иерархи православной церкви и дьяк Щелкалов прочитал перед ними полный текст угличского следственного дела. Патриарх Иов от имени церкви полностью согласился с выводами комиссии Василия Шуйского о нечаянной смерти царевича.
Одновременно патриарх заявил об «измене» Нагих, которые побили «напрасно» государевых людей. На основании церковного приговора Нагие были репрессированы, посажены в тюрьму или сосланы в отдаленные края. Мать Дмитрия насильно постригли в иночество под именем Марфы и поместили в Выксинскую пустынь за Белоозеро. Некоторых угличан казнили, многим отрезали языки, а многих сослали в Сибирь, в городок Пелым. Наказали даже колокол, позвавший набатным звоном к мятежу. Ему отрезали язык (как человеку), и сослали в Сибирь. Вернули опальный колокол в Углич лишь в конце XIX века. Теперь он висит в церкви царевича Дмитрия «На крови», построенной на месте его гибели.
Но прошло несколько лет и новый, еще более удивительный слух покатился по стране. На этот раз утверждалось. что действительно Борис Годунов готовил заговор, хотел убить Дмитрия, но тот чудесным образом сумел избежать гибели, спасся и готовится вернуть себе царский трон. Авторы этой версии утверждали, что на самом деле заговорщики зарезали дворового мальчишку, а Дмитрия в общей суматохе увели в безопасное место. Именно этот слух распространяли сторонники Лжедмитрия, продвигая авантюриста на московский трон. Имеются сторонники этой легенды и в наше время.
Обеспокоенный Борис Годунов повелел тайно доставить в Москву мать Дмитрия Марию Нагую (в монашестве Марфа), которую спросили, жив ее сын или мертв. И черница Марфа неожиданно заявила: «Не знаю». Не исключено, что она так хотела отомстить Годунову за гибель сына, за свои унижения, за насильственный постриг. А иначе придется признать, ято Марфа действительно надеялась, что сын ее жив. По свидетельству очевидцев жена Бориса Годунова Мария, дочь Малюты Скуратова в ярости от этих слов схватила горящую свечу и хотела выжечь глаза чернице Марфе, вопя : «Ах ты, б…! Как смеешь говорить, что не знаешь, когда тебе-то доподлинно известно?!» Борис едва успел отнять свечу, а Марфа твердила, что, мол, говорил ей кто-то, что ее сына живым увезли из страны, а говорили те, кто уже умерли (см. А. Бушков. Тайны Смутного времени. М., 2009, стр.31).
Заняв Москву и царский трон, Лжедмитрий добился того, что Марфа публично признала его своим сыном, но как только авантюриста 17 (27) мая 1606 года убили, отказалась от него и заявила, что её сын несомненно погиб в Угличе.
Тогда же, в 1606 году, в начале правления Василия Шуйского царевич Дмитрий был причислен к лику святых, как «невинно убиенный», а прах его перенесли в Московский Кремль, в Архангельский собор, в фамильную великокняжескую и царскую усыпальницу, где он покоится «в приделе Иоанна Предтечи, идеже отец и братья его».
И вот уже более четырех веков россиянам сообщается в церквах в день благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского (в день его убиения) о событии именно в таком изложении. В православном календаре за 2019 год читаем, что «в «Иконописном Подлиннике» под 15 мая сказано: «Подобием млад отрок; в венце царском и багрянице, руки молебныя; убиен бысть на Угличе повелением Бориса Годунова».
Так церковь, как могущественная идеологическая организация тех времен отказалась от первоначальной версии гибели царевича Димитрия в результате несчастного случая, закрепленной решением церковного собора от 2 июня 1591 года. Теперь 15 мая считался днем убиения благоверного царевича Димитрия, Угличского и Московского, «повелением Бориса Годунова».
Именно эта версия превалирует в летописных текстах. Им противостоит один документ, да и тот случайно сохранившийся — Угличское следственное дело 1591 года.
Неудивительно, что мнение, освященное авторитетом церкви, оказывало и оказывает влияние и на историков. Большинство их приняло официальную точку зрения. В их числе Н. Карамзин, С. Соловьев, Н. Костомаров, В. Ключевский, все они доказывали виновность Бориса Годунова. Противоположную точку зрения отстаивали немногие. Например, крупнейший историк Смутного времени С. Платонов, считал все обвинения против Годунова голословными и заявлял о необходимости «моральной реставрации» облика Бориса Годунова, как о «прямом долге исторической науки».
Мнение Н. Карамзина подтвердил всей мощью своего таланта А. Пушкин. Он показал, как человек, достигший «высшей власти», мучается от сознания чудовищного преступления от сознания того, что , говоря современным языком, «заказал» убийство невинного младенца. Понятно, что влияние гениального творения на читателей несомненно побеждало, да и побеждает суховатые и трезвые выводы исследователей, тем более, что в научном содружестве нет единодушия по этому вопросу.
Итак, от летописей до новейших исследовательских и популярных произведений имеют хождение по крайней мере две основных версии гибели царевича.
Одна версия — царевич пал жертвой чудовищного заговора, инициатором которого был Борис Годунов.
Другая версия — мальчик погиб во время эпилептического припадка, нечаянно нанеся себе смертельную рану в шею своим ножом.
Казалось, что гибель восьмилетнего мальчика не может таить загадок, ведь трагедия произошла в полдень, в ясную погоду на глазах трех женщин, которые должны были следить за ребенком. Дмитрий играл с четырьмя известными ему сверстниками, правда, один был постарше.Тем не менее, Н.М. Карамзин излагает совершенно иную картину убийства Дмитрия посланцами Годунова, считая эту версию правдивой. Указывает на то, что дьяк Михаил Битяговский был прислан в Углич незадолго до гибели царевича. Сообщает, что царица Мария, заметив враждебность Битяговского и его товарищей, стала беречь сына, никуда из хором не выпускала. Но 15 мая она почему-то осталась в хоромах, а мамка Волохова, бывшая в заговоре, повела ребенка погулять. За ними пошла и кормилица, уговаривавшая Волохову оставить ребенка дома.
На крыльце уже дожидались убийцы. Осип Волохов, взявши Дмитрия за руку, сказал: «Это у тебя, государь, новое ожерельице?» Ребенок поднял голову и отвечал: «Нет, старое». В эту минуту сверкнул нож, но убийца кольнул только в шею, не успев захватить гортани, и убежал. Дмитрий упал, кормилица пала на него, чтоб защитить, и начала кричать. Тогда Данила Битяговский с Качаловым, избивши ее до полусмерти, отняли у нее ребенка и зарезали царевича.
Поверив летописному рассказу, Карамзин напрочь отверг угличское сыскное дело, посчитав, что «взяли и переписали грамоты Углицкие: Сказали в них, что царевич в судорожном припадке заколол себя ножем, от небрежения Нагих, которые, закрывая вину свою, бесстыдно оклеветали Дьяка Битяговского и ближних его в убиении Димитрия, взволновали народ, злодейски истерзали невинных».
По мнению Карамзина, Борис Годунов пытался сначала оклеветать юного наследника престола, распустив через своих приверженцев лживые слухи о мнимой незаконнорожденности царевича, ссылаясь на то, что православная церковь считает законными только три последовательных брака, а он родился от шестого брака, и даже запретил поминать его имя во время богослужений.
Потом распространил новый вымысел, что будто бы Дмитрий унаследовал жестокий нрав и суровость Ивана Грозного. Поскольку эти действия не принесли желаемого, то коварный Борис решился погубить царевича. Попытка отравить Дмитрия с помощью Василисы Волоховой не увенчалась успехом: смертоносное зелье не навредило ему.
Тогда, решившись на явное преступление, Борис стал искать убийц. И нашел в лице дьяка Михаила Битяговского, его сына Данилы и племянника — Никиты Качалова. Подкупили также мамку царевича Василису Волохову и сына ее Осипа.
С.М. Соловьев не только поддерживает обвинения против Бориса Годунова, но и пытается опровергнуть противоположные взгляды на гибель царевича Дмитрия, которые высказали М.П. Погодин и К.С. Аксаков. Они считали, что в угличском деле немало свидетельств в пользу несчастного случая.
Н.И. Костомаров в работе «О следственном деле по поводу убиения царевича Димитрия» утверждал, что «следственное дело… никак не может для историка иметь значения достоверного источника». Он ссылался при этом на то, что проводивший следствие Василий Шуйский два раза отрекался от выводов своего же следствия.
Историки советского периода в угличском деле заняли иную позицию. В их трудах, если можно так сказать, был реабилитирован Борис Годунов. В СССР опасались даже в исторических деятелей направлять критические стрелы. Все помнили, как пострадал за недооценку роли Ивана Грозного кинорежиссер Эйзенштейн за свой фильм об этом деятеле.
Но не это главное. Историки советского и постсоветского периодов подвергли научному критическому анализу как летописные версии гибели Дмитрия, так и угличское следственное дело. В их трудах приводятся убедительные доводы о реальности показаний, отраженных в угличском деле, но и не умалчиваются слабые места.
Угличским следствием проверялась только одна версия события, о случайном самоубийстве царевича. А другая версия, что «царевича зарезали Осип Волохов, да Микита Качалов, да Данило Битяговской», о чем заявил на допросе Михаил Федорович Нагой, брат царицы, практически не проверялась.
Василий Шуйский не спрашивал ни Волохову , ни двух других нянек царевича, не был ли заговор против царевича, не знали ли они о заговоре. А почему было не допустить, что одна из женщин ловко использовала припадок и незаметно подтолкнула Дмитрия под нож? А если это был давний заговор, если действовал ловкий и обученный человек? Заговорщики могли коварно учитывать, мол, кто подумает на женщину, что она решится на черное дело, да еще средь белого дня, да при свидетелях? А ведь в средние века в Западной Европе немало прославилось женщин хитроумными отравлениями и другими убийствами. Но, повторюсь, у следственной комиссии таких предположений не возникло, хотя Волохова свою вину признавала, каялась, что виновата, но только в том, что не уберегла царевича.
Кстати, и кормилица Тучкова. откровенно признавала себя виновницей гибели царевича, говорила, что «она того не уберегла, как пришла на царевича болезнь черная… и он ножом покололся».
Четырем мальчикам, игравшим с царевичем в ножички, следователи дважды задавали один и тот же вопрос. Первый вопрос был «Хто в те поры за царевичем были?» Ребята ответили, что «были за царевичем в те поры только они четыре человеки да кормилица да постельница». Волохову они не назвали.
И тут ребятам задали главный вопрос: Осип Волохов и Данило Битяговский «в те поры за царевичем были ли?» Все мальчики дали отрицательный ответ. О том, что случилось на дворе они сказали: «играл-де царевич в тычку ножиком с нами на заднем дворе и пришла на него болезнь — падуче недуг — и набросился на нож».
Нельзя исключать, что ребята сговорились или их подучили, как говорить, но показания взрослых свидетелей подтверждают показания ребят.
Василий Иванович Шуйский несомненно учитывал, что если расследовать версию убийства, то это будет направлено напрямую против Годунова, который к тому времени успел запятнать свое имя и ссылками, и казнями. Было ясно, что если трагедия будет квалифицирована, как «убийство», то преступление народная молва непременно отнесет на счет Бориса Годунова. А идти против всесильного любимца царя Федора Ивановича, жена которого Ирина была родной сестрой Бориса, он едва ли бы осмелился.
В наше время учёный-правовед, специалист в области криминалистики и судебной экспертизы профессор И.Ф. Крылов, обратился к научному руководителю отделения детской нейропсихиатрии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института имени В.М. Бехтерева Рэму Андреевичу Харитонову, как к одному из самых крупных в стране специалистов по детской эпилепсии с вопросами, насколько вероятно было царевичу Дмитрию налететь на нож во время припадка.
Отвечая, этот специалист заявил, что царевич не мог сам зарезать себя ножом во время припадка; что вероятность того, что он во время припадка мог «напружиться» на нож настолько мала, что не может приниматься во внимание. Таких случаев в мировой литературе со времени его убийства не было. Кроме того царевич не мог себе причинить вред, » так как во время большого судорожного припадка больной всегда выпускает из рук предметы, находящиеся в руках».
Доктор исторических наук Р.Г. Скрынников подробно анализирует угличское следственное дело, и отдает ему решительное предпочтение перед летописными сведениями. Он обращает внимание на то, что слушания проходили в открытом режиме, что особо пристрастно расспрашивали свидетелей. Так, он подчеркивает, что в показаниях свидетелей неоднократно упоминается ножик, которым играл царевич: «играл через черту ножом», «тыкал ножом», «ходил по двору, тешился сваею (ножом) в кольцо». Однако, он признает, что снижает доказательность следствия то, что комиссия не нашла важнейшую улику — ножичек, да и не искала его.
Если все было именно так, как заявила следственная комиссия, то зачем надо было Михаилу Нагих, дяде несчастного Дмитрия, прятать или уничтожать этот самый ножичек? Кроме того, сомнительно, чтобы ребенок при падении случайно упал как раз опасным местом на ножичек, который тоже случайно должен был воткнуться в землю черенком, а острием вверх. А если мальчик поранил себя после падения, катаясь в конвульсиях, то случайное ранение в смертельную точку на горле тоже вызывает сомнение.
Комиссия не заметила, что основные свидетели разошлись в показаниях, когда именно мальчик «укололся» ножичком в горло — в момент падения на землю или после падения, в то время, когда он бился в конвульсиях на земле.
И, наконец, дядя царевича Михаил Нагой от начала и до конца следствия упрямо твердил, что царевича зарезали и не изменил свои показания. Однако, он не был свидетелем и появился на месте события после гибели царевича.
Как видим, на любой довод «за», имеется довод «против».
Доктор исторических наук В.М. Корецкий сравнивает летописные сказания об угличской трагедии и угличское следственное дело. Он сторонник осторожного отношения к правдивости ведения следствия, ссылается на то, что «уже С.М. Соловьев обратил внимание на недобросовестность ведения следствия, специальный подбор спрашиваемых и т.п.»
Историки советского времени были свободны от церковного запрета приписывать царевичу невольное самоубийство. Усилиями К.В.Базилевича, В.И. Корецкого, Р.Г. Скрынникова и других были глубоко проанализированы Угличское следственное дело 1591 г. , летописные сообщения, записки иностранцев об этом событии, описания этого события в исторических произведениях. Но к единому мнению они не пришли. Вместе с тем, в их трудах убедительно показано, что убийство царевича было не только не выгодно Борису Годунову, но, наоборот, таило для него несомненную угрозу. Именно накануне угличских событий обострились отношения со шведами и южными соседями. Одновременно правители опасались народных волнений в Москве.
В недавнем телевизионном сериале «Борис Годунов» дается понять, что Борис Годунов виновен в организации убийства царевича Дмитрия, но сделал он это, якобы, по наущению своей жены Марии, дочери Малюты Скуратова.
Понятно, что со смертью Дмитрия, а затем его брата, царя Федора Ивановича в 1598 году пресекалась царская династия Рюриковичей, и была неизбежна беспощадная борьба за власть, потому что никто из окружения царя не мог претендовать на московский трон. И поэтому подозрения по поводу Бориса Годунова вполне оправданы. Борис Годунов с юных лет, подростком оказался при царском дворе, был опричником и, более того, зятем главаря опричников Малюты Скуратова и не нуждался в подсказке, как убирать соперников в борьбе за власть, как производить «перебор людишек». Но и здесь мы обязаны сказать, что это только подозрения, которые не доказаны.
«Заинтересованность Годунова, — полагает В.М. Корецкий,- выдает и то, что он не решился похоронить царевича в Архангельском соборе, древней усыпальнице московских государей и их родственников, куда прах Дмитрия был перенесен лишь в царствование Шуйского».
Используется в литературе и старинная версия о подмене царевича Дмитрия. Опираясь на «косвенные доказательства» и «логические построения», современные литераторы охотно сочиняют все новые и новые волнующие подробности гибели царевича.
Научный диспут о причинах смерти царевича Дмитрия продолжается и конца его не видно. Но при всем уважении к науке, невольно склоняешься к трактовке угличского события и трагедии Бориса Годунова, представленной в произведении великого Пушкина.
Душа сгорит, нальется сердце ядом,
Как молотком стучит в ушах упрек,
И всe тошнит, и голова кружится,
И мальчики кровавые в глазах…
5.04.19

Храм благоверного царевича Димитрия — это малая родина службы «Милосердие». Сейчас у нас сотни сотрудников и около 30 тысяч подопечных, но у истоков стояли 5 прихожанок храма, которые начали ухаживать за одинокими пациентами Первой градской больницы в начале 90-х годов.
Сестры милосердия шли туда, где были нужны сильнее всего: начали помогать тяжелобольным людям дома, стали ухаживать за ВИЧ-инфицированными в Инфекционной больнице №2, потом образовалась богадельня, и сестры милосердия окружили заботой одиноких стариков. Так, по цепочке, один за другим, образовались все 26 наших проектов помощи нуждающимся людям.
К храму царевича Димитрия приписаны 11 храмов, которые находятся в больницах, интернатах, социальных проектах службы «Милосердие». Сюда приходят люди с непростой судьбой. В этих храмах молятся об исцелении, здесь улыбаются «особые» дети, которые чистым сердцем тонко чувствуют благодать, здесь благоговейно смотрят на иконы старики. Этим людям нужны их храмы — иначе не на что будет опереться, не с кем будет разделить свою беду.
Но для того, чтобы совершить службу, которая соединяет земное и небесное, нужны простые материальные вещи — просфоры, вино, уголь, ладан, свечи. А еще есть коммунальные расходы, траты на мелкий ремонт и другие бытовые нужды. Обычные храмы существуют на средства своих прихожан, но люди, которые приходят в храмы при больнице или интернате, не могут их поддержать. Эти храмы существуют на средства, которые жертвуют прихожане храма царевича Димитрия. И хотя здесь сплоченный дружный приход, большинство прихожан — это многодетные семьи, у которых каждая копейка на счету.
Поэтому мы просим поддержать наш храм, чтобы и он, в свою очередь, мог по-прежнему поддерживать всех, кто нуждается в помощи и утешении.
Чтобы сделать пожертвование с мобильного телефона, пошлите СМС на номер 3434 с текстом Царевич сумма. Например: Царевич 200. Подтвердите платеж ответом на SMS, которое придет вам от вашего оператора.

Другие способы сделать пожертвование доступны по кнопке «Помочь программе».

Список храмов, приписанных к храму цар. Димитрия:
Храм иконы Божией Матери «Знамение» при 1 ГКБ
Храм иконы Божией Матери «Милующая» при Морозовской больнице
Храм архиепископа Луки при научном центре им. А.Н. Бакулева
Домовый храм прпмц. Елизаветы при 1 ГКБ
Домовый храм иконы Божией Матери «Казанская» при Центре содействия семейному воспитанию «Кунцевский» (проект Дети.pro)
Домовый храм во имя мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии при Свято-Софийском социальном доме
Домовый храм прп. Серафима Саровского при Свято-Димитриевском детском центре
Домовый храм цаервича Алексия при психоневрологическом интернате №11 (проект «Помощь в ПНИ»)
Домовый храм свв. апп. Петра и Павла в Воскресенском
Домовый храм свят. Спиридона Тримифунтского при Свято-Спиридоньевской богадельне
Храм Архистратига Михаила при Первой градской больнице

Сделать пожертвование

Конда́к 1

Избра́нному страстоте́рпцу и преди́вному чудотво́рцу, гра́да У́глича небе́сному покрови́телю, сла́вному благове́рному кня́зю царе́вичу Дими́трию соста́вим похвалы́, пра́вды ра́ди, я́ко А́вель, от врага́ пострада́вшему, преди́вному удобре́нию земли́ Росси́йския. Ты́ же, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду, от вся́ких на́с бе́д свободи́, да зове́м ти́:

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

И́кос 1

А́нгелов и челове́ков Творе́ц и Госпо́дь яви́ ду́шу твою́ непоро́чну и нра́в а́нгельский от святы́я купе́ли Креще́ния твоего́, страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие; избе́гл еси́ обы́чных све́та сего́ суе́т и собла́знов, чу́жд бы́л еси́ претыка́ний и паде́ний, чи́стым се́рдцем моля́ся ко Еди́ному Всеблаго́му Бо́гу, ми́лостивно взира́ющему на кро́тких и смире́нных. Сего́ ра́ди тя́ чти́м, я́ко моли́твенника те́пла и чудотво́рца изря́дна, и к честне́й твое́й ико́не припа́дающе, уми́льно тебе́ зове́м:

Ра́дуйся, гра́да Москвы́ прозябе́ние свято́е.

Ра́дуйся, ро́да ца́рскаго блага́я о́трасле.

Ра́дуйся, от отца́, благода́ти тезоимени́та, и ма́тери, госпожи́ нарече́нныя, рожде́нный.

Ра́дуйся, твоего́ А́нгела Храни́теля непреста́нное увеселе́ние.

Ра́дуйся, У́глича гра́да неруши́мое утвержде́ние.

Ра́дуйся, отроко́м похвало́ и сла́во.

Ра́дуйся, неви́нностию и чистото́ю убеле́нный.

Ра́дуйся, честно́ю твое́ю кро́вию обагре́нный.

Ра́дуйся, Це́ркве Христо́вы лучеза́рный свети́льниче.

Ра́дуйся, все́х спаса́емых кро́ткий наста́вниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 2

Ви́дя Госпо́дь Бо́г чи́стую твою́ ду́шу, восхоте́ бы́ти тебе́ освяще́нному сосу́ду Ду́ха Свята́го, все́льшагося в непоро́чное се́рдце твое́ и воздыха́нии неизглаго́ланными научи́вшаго тя́ благоприя́тно пе́ти Пресвяте́й Тро́ице: Аллилу́иа.

И́кос 2

Ра́зум иму́ще помраче́нный зло́бою, врази́ твои́, царе́вичу Дими́трие, не терпя́ще тя́ зре́ти во гра́де Москве́, отосла́ша тя́ с ма́терию твое́ю во гра́д У́глич. Мы́ же тя́ срета́ем пе́нием таковы́м:

Ра́дуйся, непови́нный изгна́нниче.

Ра́дуйся, Ца́рствия Небе́снаго насле́дниче.

Ра́дуйся, в ю́ности твое́й креста́ своего́ усе́рдный носи́телю.

Ра́дуйся, и́го Христо́во и бре́мя Его́ благоду́шно подъе́мый.

Ра́дуйся, в страда́нии твое́м до́блесть чу́дную яви́вый.

Ра́дуйся, я́звы Го́спода Иису́са Христа́ на те́ле твое́м носи́вый.

Ра́дуйся, гра́да У́глича и всея́ страны́ на́шея кре́пкое защище́ние.

Ра́дуйся, святы́я Правосла́вныя Це́ркве све́тлая похвало́ и утвержде́ние.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 3

Си́ла Вы́шняго вои́стину тя́ храня́ше, свя́те Дими́трие, егда́ врази́ твои́ я́дом тя́ уби́ти хотя́ху; ты́ же, а́ще и сме́ртное испи́л еси́, оба́че без вреда́ пребы́л еси́, всехва́льне, чи́стыми усты́ твои́ми поя́ спа́сшему тя́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 3

Име́я от ю́ности твоея́ чистоту́ се́рдца, чу́жд бы́л еси́ мирски́я уте́хи отроко́в; сего́ ра́ди Промысли́тель Бо́г, призира́яй всеви́дящим о́ком на всю́ тва́рь, испо́лни ду́шу твою́ благода́ти. Прославля́я у́бо Его́ благо́е о тебе́ промышле́ние, усе́рдно к тебе́ взыва́ем:

Ра́дуйся, смире́ннаго и благода́тнаго о́трочества Христо́ва подража́телю.

Ра́дуйся, благода́ти Бо́жия досто́йное храни́лище.

Ра́дуйся, све́рстником твои́м приме́ре благонра́вия.

Ра́дуйся, иску́са мирски́х сласте́й не прие́мый.

Ра́дуйся, благода́тное отроча́, ду́х стра́ха Бо́жия стяжа́вшее.

Ра́дуйся, жите́йских зо́л неприча́стный.

Ра́дуйся, за лише́ние земно́е ра́йским наслажде́нием уте́шенный.

Ра́дуйся, за ну́жды врeменныя изоби́лия бла́г ве́чныя несконча́емыя ра́дости сподо́бивыйся.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 4

Бу́рям жите́йских скорбе́й утоле́ния и́щущи, благове́рная Мари́я, ма́ти твоя́, Царе́вичу Дими́трие, с во́плем кре́пким моля́шеся и ко Го́споду взыва́ше: «Изми́ на́с, Го́споди, от челове́ков лука́вых и от муже́й непра́ведных изба́ви на́с». Те́мже в ско́рби се́рдца своего́ и́злиха вопия́ла е́сть к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 4

Слы́шаще и ви́дяще лю́дие гра́да У́глича равноа́нгельное житие́ твое́, благове́рне царе́вичу Дими́трие, зело́ почита́ху тя́, я́ко Бо́жия избра́нника, и попремно́гу тя́ чествова́ху пе́нием таковы́м:

Ра́дуйся, кня́же на́ш вожделе́нный.

Ра́дуйся, во благове́рии на́м утвержде́ние.

Ра́дуйся, я́ко Христа́ в неви́нней души́ твое́й всели́л еси́.

Ра́дуйся, луча́ми Свята́го Ду́ха озаре́нный.

Ра́дуйся, милосе́рдия Христо́ва подража́телю.

Ра́дуйся, вдо́в и сиро́т прибе́жище и пита́телю.

Ра́дуйся, младе́нцем и отроко́м на́шим небе́сный покрови́телю.

Ра́дуйся, и все́м чту́щим тя́ усе́рдный к Бо́гу моли́твенниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 5

Боготе́чной звезде́, украша́ющей не́бо церко́вное, уподо́бити тя́ дерза́ем, страстоте́рпче кня́же Дими́трие, на́м, блудя́щим во тьме́ нече́стия и беззако́ния, пу́ть спасе́ния указу́ющей и на стези́ пра́вды и благоче́стия лю́ди Бо́жия наставля́ющей, усе́рдно Го́споду, Зижди́телю вся́ческих, немо́лчно взыва́ющих: Аллилу́иа.

И́кос 5

Ви́дим тя́, благове́рне царе́вичу Дими́трие, подо́бника тезоимени́тому ти́ великому́ченику Дими́трию Солу́нскому: я́коже о́н ко́пиями избоде́н бя́ше, та́ко и ты́ от твои́х рабо́в, я́ко а́гнец непоро́чен ноже́м закла́н бы́л еси́. Мы́ же, со стра́хом помина́юще му́ченическую кончи́ну твою́, к тебе́ взыва́ем си́це:

Ра́дуйся, непови́нный страда́льче.

Ра́дуйся, же́ртво беззако́ннаго властолю́бия.

Ра́дуйся, ца́рскую диади́му кро́вию твое́ю обагри́вый.

Ра́дуйся, я́ко кре́ст в ру́ку вме́сто ски́птра прия́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко вме́сто земна́го ца́рства, Небе́сное Ца́рство восприя́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко осмоле́тним во́зрастом, я́ко кла́с незре́л, пожа́лся еси́.

Ра́дуйся, кро́вию твое́ю зе́млю У́гличскую освяти́вый.

Ра́дуйся, я́ко с му́ченики и со все́ми святы́ми при́сно торжеству́еши.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 6

Пропове́дник непови́ннаго твоего́ убие́ния яви́ся гро́б тво́й, страстоте́рпче кня́же Дими́трие, и́же пятьна́десять ле́т храня́ше нетле́нным те́ло твое́; те́мже и до дне́сь благове́рнии лю́дие, припа́дающе к ра́це многоцеле́бных моще́й твои́х, благода́рно пою́т Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 6

Возсия́ я́ко со́лнце па́мять твоя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, и тече́т сла́ва, я́ко река́ в Росси́йстей земли́, пове́дающи, я́ко не по мно́зе вре́мене настоя́щее житие́ ви́де и осмоле́тним во́зрастом лю́тую, непови́нную сме́рть прия́л еси́; я́ко а́гнец незло́бив, ничи́м же проти́вился еси́ рабу́ твоему́ и уби́йце. Сего́ ра́ди мы́ со умиле́нием тебе́ взыва́ем си́це:

Ра́дуйся, непови́нное закла́ние претерпе́вый.

Ра́дуйся, я́ко кро́вь твоя́, я́коже А́велева, вопие́т от земли́ ко Христу́ Бо́гу.

Ра́дуйся, би́сере драгоце́нный, в небе́сной сокро́вищнице Христо́ве сохране́нный.

Ра́дуйся, диади́му княже́ния земна́го с венце́м му́ченическим сочета́вший.

Ра́дуйся, исцеле́ний благода́тный исто́чниче.

Ра́дуйся, дарова́ний вели́ких вмести́лище.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю ди́вен Бо́г во Святы́х свои́х явля́ется.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю благоче́стно и́мя Христо́во прославля́ется.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 7

Хотя́й Госпо́дь спасти́ зе́млю Ру́сскую, егда́ лю́тое колеба́ние бы́сть в земли́ на́шей по сме́рти твое́й, благове́рне царе́вичу Дими́трие, от о́ных злы́х и наве́тных челове́к, лжу́щих и́менем твои́м; твои́м же заступле́нием и моли́твами Бо́г те́х погуби́ и лю́тое колеба́ние от ни́х укроти́. Мы́ же хвале́бно о се́м ко Го́споду взыва́ем: Аллилу́иа.

И́кос 7

Но́вый яви́ся вра́г в Росси́йстей земли́ по сме́рти твое́й, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, и́же пре́жде нося́й на себе́ о́браз и́ноческий, по́слежде све́рже его́ с себе́, и возложи́ на ся́ тезоимени́тство твое́, и бы́сть ца́рь; Бо́г же, моли́тв ра́ди твои́х, до конца́ сего́ погуби́. Лю́дие же Росси́йския, от злы́х изба́вльшеся, благода́рно к тебе́ взыва́ху:

Ра́дуйся, земли́ Росси́йския неусы́пный засту́пниче.

Ра́дуйся, о спасе́нии ея́ те́плый моли́твенниче.

Ра́дуйся, отра́до на́ша и в ско́рбех утеше́ние.

Ра́дуйся, согреша́ющих исправле́ние и неду́гующих исцеле́ние.

Ра́дуйся, благовре́менная на́ша в напа́стех по́моще.

Ра́дуйся, предваря́яй проше́ния призыва́ющих тя́ в беда́х.

Ра́дуйся, граждани́не Иерусали́ма Небе́снаго.

Ра́дуйся, ца́рства Христо́ва насле́дниче.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 8

Стра́нное ми́рови житие́ твое́ ви́дяще, устрани́мся и мы́ того́ суе́т, и у́м на небеса́ прело́жше, возопии́м к тебе́: о, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие! Утоли́ боле́зни и источи́ благода́тная врачева́ния все́м, усе́рдно к по́мощи твое́й притека́ющим и вопию́щим вы́ну к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 8

Все́ми вы́шними и ни́жними влады́чествуяй Госпо́дь, яви́ тя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, при́снаго на́м помо́щника и от вра́г ви́димых и неви́димых кре́пкаго защи́тника, науча́ющаго на́с подража́ти тебе́ в чистоте́ и незло́бии, да напра́виши сердца́ на́ша ко смире́нию, покая́нию и неосла́бному исполне́нию за́поведей Христо́вых. Мы́ же взыва́ем ти́ си́це:

Ра́дуйся, гре́шных ко исправле́нию приведе́ние.

Ра́дуйся, ми́ро враче́бное неду́гов многоразли́чных.

Ра́дуйся, храни́телю на́ш кре́пкий и неусы́пный.

Ра́дуйся, не то́кмо теле́сных, но и душе́вных боле́зней изря́дный цели́телю.

Ра́дуйся, в честны́х твои́х ико́нах и моща́ми с на́ми пребыва́яй.

Ра́дуйся, испо́лнивый на себе́ сло́во Бо́жие: храни́т Госпо́дь вся́ ко́сти и́х.

Ра́дуйся, Небе́снаго Сио́на жи́телю.

Ра́дуйся, нерукотворе́нных ски́ний ра́йских обита́телю.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 9

Все́ естество́ а́нгельское возра́довася, ви́дяще тя́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие: а́ще и я́ко кла́с незре́л пожа́лся еси́, но свято́ю твое́ю душе́ю невреди́м пребы́л еси́, и ны́не с ли́ки а́нгельскими в небе́сных селе́ниих пребыва́еши, ра́дуяся, и с ни́ми немо́лчно Святе́й Тро́ице пое́ши: Аллилу́иа.

И́кос 9

Вети́я многовеща́нныя не возмо́гут по достоя́нию восхвали́ти ми́лости и вся́ чудеса́ твоя́, царе́вичу Дими́трие, и́миже отце́м на́шим вспомоществова́л еси́; не отри́ни и на́с, ча́д и́х, стопа́ми и́х к тебе́ ше́ствующих и моле́бне к тебе́ взыва́ющих:

Ра́дуйся, ми́лостивый уте́шителю в беда́х на́м су́щим.

Ра́дуйся, безпомо́щных спаси́тельное призре́ние.

Ра́дуйся, боля́щих младе́нцев безме́здный целе́бниче.

Ра́дуйся, ни́щих и убо́гих ско́рое услы́шание.

Ра́дуйся, то́ки чуде́с ми́ру явля́яй.

Ра́дуйся, слепце́м зре́ние возвраща́яй.

Ра́дуйся, де́вственных лико́в сла́во и похвало́.

Ра́дуйся, земны́х упова́ние и небе́сных сла́во.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 10

Спасти́ся на́м хотя́щим до́бр во́ждь ко спасе́нию яви́лся еси́, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие; сего́ ра́ди со усе́рдным моле́нием к чудотво́рному твоему́ о́бразу притека́ем, твое́ю всеси́льною о Го́споде по́мощию, я́ко необори́мою стено́ю, огражда́емся, усе́рдно взыва́юще ко Спа́су Христу́: Аллилу́иа.

И́кос 10

Стена́ и заступле́ние земли́ Росси́йския яви́лся еси́, страстоте́рпче Христо́в царе́вичу Дими́трие, я́ко твои́ми моли́твами Госпо́дь Бо́г посла́ на раба́ твоего́ и уби́йцу — не́коего врага́ и отме́тника пра́выя ве́ры, наре́кшагося тезоимени́тством твои́м, да све́ржет уби́йцу твоего́ с престо́ла ца́рска, е́же и бы́сть. Сего́ ра́ди тебе́ припа́дающе зове́м:

Ра́дуйся, в беда́х и напа́стех ско́рый на́ш помо́щниче.

Ра́дуйся, ве́рных огражде́ние и свяще́нное прибе́жище.

Ра́дуйся, ревну́ющих о спасе́нии души́ кре́пкий помо́щниче.

Ра́дуйся, предста́тельство бе́дствующим на́м в мо́ре жите́йском.

Ра́дуйся, послу́шателю тебе́ моля́щихся.

Ра́дуйся, пода́телю ми́лости тоя́ тре́бующим.

Ра́дуйся, нетле́нием моще́й твои́х в и́стине воскресе́ния ме́ртвых на́с уверя́яй.

Ра́дуйся, о́браз безсме́ртия в сме́ртном телеси́ показу́яй.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 11

Пе́ния и пе́сни духо́вныя соверша́ху лю́дие в пренесе́нии честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х, царе́вичу Дими́трие, из богоспаса́емаго гра́да У́глича в ца́рствующий гра́д Москву́, его́же па́мять свята́я Це́рковь и до дне́сь соверша́ет, со все́ми ве́рными ча́ды свои́ми взыва́ющи ко Го́споду: Аллилу́иа.

И́кос 11

Светоза́рнаго свети́льника пред Престо́лом Бо́жиим стоя́щаго, оча́ми ве́ры зри́м тя́, царе́вичу Дими́трие. Те́мже со умиле́нием припа́дающе ко изображе́нию лица́ твоего́, благода́рственно к тебе́ взыва́ем:

Ра́дуйся, гра́да У́глича небе́сный покрови́телю.

Ра́дуйся, все́м чту́щим па́мять твою́ небе́сных бла́г хода́таю.

Ра́дуйся, прекра́сный кри́не, ве́рных сердца́ услажда́яй.

Ра́дуйся, непоро́чнаго младе́нчества и о́трочества изря́дная похвало́.

Ра́дуйся, целому́дрия и воздержа́ния ю́ных ве́рный наста́вниче.

Ра́дуйся, веду́щим бра́нь проти́ву ми́ра, пло́ти и диа́вола до́брый споспе́шниче.

Ра́дуйся, на́м, бе́дствующим, на по́мощь ускоря́яй.

Ра́дуйся, от жития́ отходя́щим заступле́ние твое́ многомо́щное явля́яй.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 12

Благода́ть Боже́ственную и благовре́менную по́мощь испроси́ на́м, уго́дниче Бо́жий, страстоте́рпче царе́вичу Дими́трие, во дни́ безпомо́щия на́шего, и бу́ди на́м в напа́стех уте́шитель, в беда́х засту́пник, в неду́зех вра́ч, ту́не подава́яй на́м да́ры целе́бныя от святы́х моще́й твои́х, к ни́м же усе́рдно припа́дающе, взыва́ем чуде́с Творцу́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12

Пою́ще твоя́ чудеса́, страстоте́рпче Христо́в, царе́вичу Дими́трие, ублажа́ем му́ченическую кончи́ну твою́, восхваля́ем хода́тайство и си́льное заступле́ние твое́ о все́х, тре́бующих по́мощи твоея́, пред свято́ю ико́ною твое́ю с ве́рою и любо́вию тебе́ покланя́ющихся и к тебе́ моле́бно взыва́ющих:

Ра́дуйся, у Престо́ла Святы́я Тро́ицы усе́рдный на́ш хода́таю.

Ра́дуйся, к Пречи́стей Де́ве Богоро́дице немо́лчный на́ш моле́бниче.

Ра́дуйся, собесе́дниче и слико́вниче святы́х А́нгелов.

Ра́дуйся, святы́х му́чеников равностоя́телю и совсе́льниче.

Ра́дуйся, я́ко в хра́мех, во и́мя твое́ созда́нных, неви́димо пребыва́еши.

Ра́дуйся, я́ко моля́щихся в ни́х люде́й моли́твы во бла́го исполня́еши.

Ра́дуйся, градо́в Москвы́ и У́глича недви́жимое утвержде́ние.

Ра́дуйся, всея́ страны́ Росси́йския благонаде́жное от все́х бе́д заступле́ние.

Ра́дуйся, святы́й страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие.

Конда́к 13

О, святы́й страстоте́рпче благове́рный кня́же царе́вичу Дими́трие! Приими́ сие́ ма́лое моле́ние на́с, пред свято́ю ико́ною твое́ю с ве́рою и любо́вию тебе́ покланя́ющихся, и те́плыя моли́твы о на́с ко Го́споду вознеси́, и от бе́д и скорбе́й на́с свободи́, вопию́щих Ему́ вы́ну: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Этот конда́к чита́ется три́жды, зате́м и́кос 1 и конда́к 1.

Моли́тва благове́рному царе́вичу Дими́трию У́гличскому

О, пресла́вный и ди́вный в чудесе́х, красото́ му́чеников, страстоте́рпче кня́же царе́вичу Дими́трие! Ско́ро предста́ни Небе́сному Царю́ и му́ченическия твоя́ ру́це о на́с, гре́шных, моле́бне к Нему́ простри́, я́ко име́яй дерзнове́ние ве́лие. Сохрани́ же твои́ми моли́твами гра́д се́й и вся́ гра́ды и ве́си правосла́вныя, и святе́йшия патриа́рхи и преосвяще́нныя митрополи́ты, архиепи́скопы и епи́скопы, и ве́сь свяще́нный чи́н церко́вный, и вся́ правосла́вныя христиа́ны; все́х на́с приими́ в твое́ заступле́ние, от все́х бе́д и зо́л избавля́я и от наше́ствия ви́димых и неви́димых, борю́щих на́с враго́в, свобожда́я, и те́х вся́к наве́т и злохи́трство погубля́я и отгоня́я; та́же прегреше́ний на́ших проще́ние испроси́ и в ве́к бу́дущий Небе́снаго Ца́рствия на́с сподо́би и спасе́нных Бо́гу предста́ви, благода́тию и человеколю́бием Го́спода и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, Ему́ же че́сть и поклоне́ние подоба́ет, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва ина́я

О, святы́й му́чениче, благове́рный царе́вичу и кня́же Дими́трие! Я́ко а́гнец незло́бив от раба́ заколе́нный, венце́м ца́рским от Го́спода венча́лся еси́, и сы́н царе́в бы́в, му́ченик непобеди́м яви́лся еси́, и вме́сто земны́х и тле́нных на небеси́ нетле́нная восприя́л еси́. И ны́не предстоя́ в ра́дости Святе́й Тро́ице, посеща́й творя́щих ве́рно твою́ светоно́сную па́мять: соблюда́й оте́чествие твое́ и гра́д тво́й невреди́м, тому́ бо еси́ утвержде́ние; утверди́ правосла́вных жи́тельство в ми́ре глубо́це: междоусо́бную бра́нь укроти́, и вся́ поле́зная да́руй всегда́ лю́дем моли́твами твои́ми, да ве́рою и любо́вию вопие́м ти́: ра́дуйся, свя́те Дими́трие, ве́рных люде́й те́плый засту́пниче и прибе́жище и земли́ Росси́йския украше́ние. Ами́нь.

Моли́тва тре́тья

О, вели́кий и ми́лостивый страстоте́рпче, царе́вичу кня́же Дими́трие! Услы́ши на́с, гре́шных, моле́ние со усе́рдием тебе́ принося́щих, и помози́ на́м в жи́зни се́й, от грехо́в и скорбе́й избавля́я, и в бу́дущем ве́це бу́ди помо́щник и засту́пник, от муче́ний а́довых свобожда́я и сподобля́я ку́пно с тобо́ю покланя́тися и воспева́ти Всесвяту́ю Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

В 1606 году Василий Шуйский, расследовавший дело об убийстве царевича Дмитрия, занял трон после убийства первого самозванца — Лжедмитрия I. Он поменял свое мнение относительно Углицкой трагедии, прямо заявив, что Дмитрий был убит по приказу Бориса Годунова. Эта версия оставалась официальной при династии Романовых. Из склепа в Угличе был извлечен гроб с телом царевича. Мощи его были обнаружены нетленными и помещены в Архангельском соборе в специальную раку около могилы Ивана Грозного. У раки тут же начали происходить многочисленные чудесные исцеления больных, и в том же году Дмитрий был причислен к лику святых. Почитание Дмитрия как святого сохраняется по сей день.

В спасение Дмитрия верили (или хотя бы допускали эту возможность) крупный специалист по генеалогии и истории письменности Сергей Шереметев, профессор Петербургского университета Константин Бестужев-Рюмин, видный историк Иван Беляев. Книгу, специально посвященную обоснованию этой версии, выпустил известный журналист Алексей Суворин.

Авторы, считавшие, что в 1605-1606 годах на русском престоле сидел подлинный Дмитрий, обращали внимание на то, что молодой царь вел себя поразительно уверенно для авантюриста-самозванца. Он, похоже, верил в свое царственное происхождение.

Сторонники же самозванства Лжедмитрия подчеркивают, что, по данным следственного дела, царевич Дмитрий страдал эпилепсией. У Лжедмитрия же в течение длительного срока (от появления в Польше в 1601 году до смерти в 1606-м) не наблюдалось никаких симптомов этой болезни. Эпилепсию не удается излечивать и современной медицине. Однако даже без всякого лечения у больных эпилепсией могут наступать временные улучшения, тянущиеся иной раз годами и не сопровождающиеся припадками. Таким образом, отсутствие эпилептических припадков не противоречит возможности тождества Лжедмитрия и Дмитрия.

Сторонники версии о том, что в Угличе был убит не царевич, а посторонний мальчик, обращают внимание на то, с какой легкостью мать царевича инокиня Марфа признала сына в Лжедмитрии. Кстати, еще до прихода самозванца в Москву, вызванная Годуновым, она по слухам, заявила, что верные люди сообщили ей о спасении сына. Известно также, что Лжедмитрий, объявляя князю Адаму Вишневецкому о своем царском происхождении, предъявил в качестве доказательства драгоценный крест, усыпанный бриллиантами. По этому же кресту мать якобы узнала в нем своего сына.

До нас дошли и те грамоты самозванца, в которых он объявлял русским людям о своем спасении. В наиболее четкой форме эти объяснения сохранились в дневнике жены самозванца — Марины Мнишек. «При царевиче был доктор, — пишет Марина, — родом итальянец. Сведав о злом умысле, он… нашел мальчика, похожего на Дмитрия, и велел ему быть безотлучно при царевиче, даже спать на одной постели. Когда же мальчик засыпал, осторожный доктор переносил Дмитрия на другую постель. В результате был убит другой мальчик, а не Дмитрий, доктор же вывез Дмитрия из Углича и бежал с ним к Ледовитому океану». Однако русские источники не знают ни о каком враче-иностранце, жившем в Угличе.

Важные соображения в пользу самозванства Лжедмитрия приводит немецкий ландскнехт Конрад Буссов. Неподалеку от Углича Буссов и немецкий купец Бернд Хопер разговорились с бывшим сторожем угличского дворца. Сторож сказал о Лжедмитрии: «Он был разумным государем, но сыном Грозного не был, ибо тот действительно убит 17 лет тому назад и давно истлел. Я видел его, лежащего мертвым на месте для игр».

Все эти обстоятельства полностью разрушают легенду о тождестве Лжедмитрия и царевича Дмитрия. Остаются две версии: закололся сам и убит по наущению Бориса Годунова. Обе версии имеют сейчас сторонников в исторической науке.

Материал подготовлен на основе открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *