Уитмен песнь о себе

Уолт Уитмен — Песня о себе

Песня о себе (отрывки)
(Перевод К.И. Чуковского)

Ребенок сказал: Что такое трава? И принес мне ее полные
горсти,
Что мог я ответить ребенку? Я знаю не больше его, что такое
трава.
Может быть, это флаг моих чувств, сотканный из зеленой
материи – цвета надежды.
Или, может быть, это платочек от Бога,
Душистый, нарочно брошенный нам на память, в подарок,
Где-нибудь в уголке есть и метка, чтобы, увидя, мы могли
сказать, чей?

…Думал ли кто, что родиться на свет – это хорошо?
Спешу сообщить ему или ей, что умереть – это так же
хорошо, и я это знаю.
Я умираю вместе с умирающими и рождаюсь с только что
Обмытым младенцем, я весь не вмещаюсь между
башмаками и шляпой.

Совокупление для меня столь же священно, как и смерть.
Верую в плоть, и ее аппетиты,
Слух, осязание, зрение – вот чудеса, и чудо – каждый
малейший мой волос.
И запах подмышек ароматнее всякой молитвы…

Я верю, что листик травы не меньше поденщины звезд,
И что не хуже их муравей, и песчинка, и яйцо королька,
И что древесная жаба – шедевр, выше которого нет,
И что ежевика достойна быть украшением небесных гостиных,
И что малейший сустав моих пальцев посрамит всякую машину,
И что корова, понуро жующая жвачку, превосходит любую статую,
И что мышь – это чудо, которое может одно сразить секстильоны
неверных.

Я думаю, я мог бы жить с животными, они так спокойны и
замкнуты в себе,
Я стою и смотрю на них долго-долго.
Они не скорбят, не жалуются на свой злополучный удел,
Они не плачут бессонными ночами о своих грехах,
Они не изводят меня, обсуждая свой долг перед Богом,
Разочарованных между них нет, нет одержимых бессмысленной
страстью к стяжательству,
Никто ни перед кем не преклоняет колени, не чтит подобных
себе;
И нет между них почтенных, и нет на целой земле горемык.


Я сказал, что душа не больше, чем тело,
И я сказал, что тело не больше, чем душа.
И никто, даже Бог, не выше, чем каждый из нас для себя,
И тот, кто идет без любви хоть минуту, на похороны свои он
идет, завернутый в собственный саван….

Пестрый ястреб проносится мимо и упрекает меня, зачем я
болтаю и мешкаю.
Я такой же непостижимый и дикий как он,
Я испускаю свой варварский крик над крышами мира.

Я завещаю себя грязной земле, пусть вырасту
любимой травой,
Если снова захочешь увидеть меня, ищи у себя под ногами,
Едва ли узнаешь, едва ли догадаешься, чего я хочу,
Но я очищу и укреплю твою кровь.
Если тебе не удастся найти меня сразу, не падай духом,
Если не найдешь меня в одном месте, найдешь в другом,
Где-нибудь я уже стою и жду тебя.
— Уолт Уитмен, Листья травы

раздел 1, Песнь о себе

Уитмен начинает цикл традиционным пятистопным ямбом, как бы апеллируя к стандартному зачину классических эпических произведений — и тотчас отказывается от метрического стиха в пользу подвижной строки с ритмом, варьирующимся в зависимости от конкретной ситуации.

Не музу, поющую эпическую песнь о войне, гневе и дальних странствиях, избирает он для себя — Уитмен сам становится собственной музой: себе поющий и себя же провозглашающий героем эпоса. Он «celebrate» (праздновать, чествовать, славить – прим. переводчика) себя, а этимология этого слова в английском языке отсылает к двум понятиям «возвращение» и «частое повторение». Так и весь цикл представляет собой описание проникновения в каждую грань мира, впитывания нового знания и возвращения к собственному «я» с осознанием способности вмещать и удерживать в себе бурное многообразие полученного в земных странствиях опыта. Поэт ставит целью расширить границы эго, дабы вместить в свою сущность весь американский народ — в первую очередь, мир – во вторую, и в конечном итоге — всю Вселенную. А что делать тому, кто осознал, насколько велико его внутреннее естество, как не прославлять его – снова и снова?

На протяжении всей поэмы Уитмен задается вопросом, до какой степени может вырасти свободная личность, прежде чем распасться под давлением противоречий и всеобщей раздробленности — и всякий раз, казалось бы, достигнув этого предела, он становиться все масштабнее. В первых трех строках он отвергает две главные, по его мнению, вещи, разобщающие людей и порождающий злобу, зависть и вражду: убеждения и собственничество: «И что я принимаю, то примете вы, / Ибо каждый атом, принадлежащий мне, принадлежит и вам» — пер. Чуковского, прим. переводчика. На каждом уровне бытия мы беспрестанно перенимаем частицы живой и неживой материи, идеи, эмоции, симпатии. Как биологические клетки, еще вчера находившиеся в живой корове или несорванном растении, сегодня становятся частью нас, так и вечные атомы мироздания никогда не прекращают своего взаимодействия и перерождения в новых формах и материях.

Именно об этом говорит Уитмен, обрисовывая нам двух своих главных героев: символических «Я» и «Ты». «Я» открывает первое стихотворение цикла, «Ты» — его завершает — что сохраняется и в структуре всей «Песни о себе». Мы чувствуем энергетический посыл уитменовского «Я» ориентировочному «Ты» — ибо, как читатели, начинаем существовать в самом стихотворении. «Ты» в «Песне» можно воспринимать как адресованное целому народу или целому миру, равно как и относящееся к конкретному читателю в конкретный момент соприкосновения с текстом. Для перевода это один из наиболее сложных нюансов, так как местоимение второго лица в английском языке может характеризовать довольно разнородных адресатов: возлюбленного наравне с незнакомцем, человека, с которым находишься тет-а-тет в комнате — с бесчисленной толпой.

Уитмен словно подразнивает возможными издержками многозначности местоимения, объявляя, что видит в Вас и «простую отдельную личность – пер. Чуковского, прим. переводчика», и одновременно «en masse» — мир, населенный потенциально близкими, окружающими нас незнакомцами. В каждом случае переводчику приходится решать, станет ли его «Ты» дружески-непринужденным или церемонно-официальным, изберет ли он для него форму единственного или множественного числа.

В первом стихотворении цикла говорящий «слоняется без всякого дела и, лениво нагнувшись, разглядывает летнюю травинку» — пер. Чуковского, прим. автора – и, как мы видим далее, вся поэма сосредоточена на этом действе. Размышляя о стране, где вырос, земле своих предков, говорящий приходит к осознанию, что каждый стебелек травы есть символ взаимопорождения: трава растет из почвы, ибо частицы мертвой материи восстают из земли – и они же даруют голос поэту, формируя тот самый язык, который воспоет прошлое (ведь речевой орган в буквальном смысле был сотворен из атомов Земли, на которой — и о которой — поэт ныне поет).

Таким образом, «Песнь о себе» подводит нас к тому, что Уитмен именует «вечной дорогой», должной привести читателей, нуждающихся в избавлении от рабских убеждений и чувства собственничества, препятствующих в свою очередь духовному росту личности, — к освобождению. Читателей, коим надлежит отринуть «догматы и школы» и рискнуть отправиться за пределы привычных представлений о «добре и зле», в путь, способный помочь принять вызов первобытной энергии природы, необузданной, свободной от ограничений, которые мы привыкли беспрекословно принимать.

Анализ поэмы Уолта Уитмена «Песня о себе»
Центральное место в сборнике «Листья травы» принадлежит поэме «Песня о себе», которая стала своеобразным поэтичным манифестом автора. Писать ее он начал еще в 1855 г.
Надежды писателя оправдались. От издания к изданию поэма изменялась. В первом — она не имела навания и деления на части, во втором (1860) появилось название «Поэма про Уолта Уитмена, американца», в издании 1880 г. — «Уолт Уитмен». Окончательное название поэмы датируется 1881 г.
«Песня о себе» не имеет сюжета в общепринятом значении. Но она, как и сборник в целом, содержит лирический центр: движение мыслей и чувств объединяет в себе образ лирического героя. Субъект рассказа — «Я» — близкий личности самого автора книги, но не тождественный ей. «У меня есть один центральный образ — обобщенная человеческая личность, типизированная через самого себя, — писал поэт. — Но моя книга заставляет меня, даже делает абсолютно необходимым для каждого читателя поставить себя на главное место, стать живым источником, главным действующим лицом, которое переживает каждую страницу, каждое чувство, каждую строчку».
Поэтическое «Я» Уитмена постоянно переселяется в других людей и даже в явления природы, а также имеет обобщающий философский характер. Это «Я» всех людей вместе взятых и каждого человека в отдельности. «Уолт Уитмен» — типизированный образ, который вобрал в себя все характерные черты американцев.
Его «Я» принадлежит ко «всем эпохам всех земель». Объектом исследования романтистов была человеческая личность, но Уитмен, которомы были близки их взгляды, изображал ее с другй стороны.
Взгляд на человеческое тело в поэзии У. Уитмена напоминает про отношение к нему древних греков, что не было характерным для литературной традиции 19 века. Не случайно пуританская Америка не восприняла поэта. Романтики воспевали человеческую душу, а он гармонию души и тела. В «Песне о себе» эта тема занимает важное место. Ярче всего она выражена в цикле «Дети Адама». «Песня о себе» — поэма необычайно многоголосая. Ее звучание можно сравнить со звучанием хора, оркеста и соло.
Как невозможно описать мотивы большого музыкального произведения, так же невозможно это сделать и с «Песней о себе».
Бросается в глаза демократизм взглядов автора, который с симпатией относился к людям всех профессий, вероисповеданий и цвета кожи. У него нет однознчных ответов на заданные вопросы, и он не всегда может объяснить то тчо происходит вокруг, но это привлекает.
Уолт Уитмен — писатель философ, который через свое поэтичное «Я» осмысливает проблемы природы, человечества, Вселенной. Характерным признаком его лирического восприятия является стремление к объединениювсех возможных связей и взаимоотношений в мире. Писатель считал что «невозможно сорвать растение, не нарушив целостность всего». Его поэзия призывает к возобновлению нарушенной гармонии, к сохранению духонвых основ человеческого существования.
«Вся его писательская сила, — писал К. Чуковский, — в необычайно живом ощущении безграничной широты Вселенной, которое никогда не оставляло его». Имя поэта стало своеобразным символом американской культуры.

 Each person, the child or the adult, has dreams. I think that people who wouldn’t dream of something in the life, simply don’t happen. Dreams can be small and big, sbytochny and unrealizable, real and fantastic. I too have very different dreams. There is a lot of them. But my main dream while one – to become the designer of fashionable clothes when I will become adult. I understand that for achievement of the purpose I need to study well, therefore I apply all the forces to study. I would like to tell why I dream to become the designer of fashionable clothes. I have an aunt. Her name is Len Как и все просветители XVIII в., первенец свободы основывается на теории «естественного права» и «общественного договора», а природное «естественное состояние» рассматривает как нечто противостоящее угнетению, деспотизму и тирании. Он полагает,, что уродливые общественные отношения искажают человеческую сущность как угнетаемых, так и угнетенных, становясь гибельными как. для тех,, так и для других. Социальная среда как правило, оказывается сильнее доброго воспитания и хорошего образования; так крепостничество оказывает свое губительное воздействие не только на крепостных крестьян, но и на «доб Сочинение 8 класс.Более полувека Иван Сергеевич Тургенев находился в центре общественной и духовной жизни России и Западной Европы и «в течение всего этого времени… стремился… воплотить в надлежащие типы… быстро изменявшуюся физиономию русских людей культурного слоя, который преимущественно» служил «предметом» его «наблюдений». Тургенев очень много сделал для сближения русской и западноевропейской культуры. Датский критик XIX века Георг Брандес так писал о Тургеневе: «Это был человек, которому вплоть до самого последнего времени образованные классы в романских и германских странах обязан В этом стихотворении Лермонтов заявляет несогласие с официальной патриотической идеологией и противопоставляет ей свою любовь к родине и русскому народу. Такова главная идея стихотворения, которая отразилась и в его композиции. Стихотворение как бы делится на две части, объясняющих «странную» любовь автора к отчизне. «Страна рабов, страна господ» — это еще не родина. К ней надо прийти «проселочным путем». Люблю дымок спаленной жнивы, В степи ночующий обоз И на холме средь желтой нивы Чету белеющих берез Одинокие пальмы, чинары, некогда наводившие грусть, уступают счастливому согласию: чет Два брата Остап и Андрий, выросшие и воспитанные в одинаковых условиях, представляют собой полярно противоположные человеческие типы. Остап — то, что называют безупречным бойцом, надежным товарищем. Он молчалив, спокоен, рассудителен. Остап продолжает и чтит традиции отцов и дедов. Для него никогда не стоит проблема выбора, нравственной двойственности, колебаний между чувствами и долгом. Он удивительно цельная натура. Безоговорочно принимает Остап запорожский быт, идеалы и принципы старших товарищей. Почтительность никогда не переходит у него в угодливость, он готов проявить инициативу, но с у Сейчас смотрят:{module Анализ стихотворения:}

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *