Устав в древней Руси

В Древней Руси основным источником права был обычай, закон еще не получил достаточного развития, а в качестве переходной формы от обычая к закону имело место праводоговоров, которым регламентировались отношения, не охваченные обычным правом.

В IX—X вв. на Руси отсутствовали письменные сборники обычного права. Его нормы использовались в устной форме при заключении сделок и осуществлении судебных действий, широко применялись символика и священные формулы.

Наиболее ранние письменные памятники русского права — это тексты договоров Руси с Византией(911, 944 и 971). Тексты содержат нормы византийского и русского права, относящиеся к международному, торговому, процессуальному и уголовному праву. В них имеются ссылки на «закон русский», являвшийся, по-видимому, сводом устных норм обычного права.

В договорах упоминалась смертная казнь, штрафные санкции, регламентировались право найма на службу, меры по поимке беглых рабов. В них определялось юридическое положение русских купцов и воинов в Византии, торговые льготы и пошлины, положения о взаимном выкупе рабов и пленников

«Право договоров» значительно раньше обычного начинает фиксироваться в письменном виде. Его нормы содержались в договорах Руси с Византией (X в.), междукняжеских договорах, договорах с вольным Новгородом (XIII в.).

Нормы уголовного права: о наказаниях за причинение телесных повреждений и об имущественных преступлениях (краже, грабеже и разбое). К области гражданского права относились нормы о наследовании по завещанию, по закону, о рабовладении и взаимном обязательстве возвращать беглых рабов.

Заключение договоров, контрактов, получение согласия сторон в споре часто выражались посредством жестов, ритуальных действий или произнесения священных слов. Носителями памяти о конкретном решении дела были живые люди, подчас для того чтобы память о судебном решении жила как можно дольше, в судебный процесс приводили детей.

Приговоры и судебные решения принимались от случая к случаю, в соответствии с конкретными обстоятельствами дела. Для лиц, разбиравших тяжбы и проступки (князь, боярин, представитель общины и т.п.) это занятие не было основным, они не были профессиональными судьями.

Вместе с тем практика судебных разбирательств на основе обычая, вырабатывала прецеденты, закрепленные повторением способы разрешения дел.

Вопрос 4. Церковные уставы русских князей.

К числу древнейших источников права относятся также церковные уставы князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича (X—XI вв.), содержащие нормы о брачно-семейных отношениях, преступлениях против Церкви, нравственности и семьи.

Государство передавало Церкви со всех собираемых даней десятину.

После принятия Русью христианства византийское влияние усилилось не только в сфере религиозно-культурной, но и собственно правовой. Особенно сильным было воздействие византийского церковного права. Как церковные, так и гражданские законы, содержавшиеся в византийских церковных книгах воспринимались русским правом избирательно, применительно к местным национальным условиям.

Церковные и гражданские постановления во многих сборниках объединялись между собой по сходству содержания — такие книги получили название Номоканонов. В конце IX в. наиболее известным стал Номоканон патриарха Фотия, в котором параллельно церковным правилам были подобраны статьи и комментарии к ним из Кодекса и Новелл императора Юстиниана.

Как влияние византийского права, так и факты его приспособления, адаптации к местным условиям весьма заметны в содержании Русской Правды и церковных уставов Владимира Святого и Ярослава Мудрого

Устав Владимира очерчивал церковную юрисдикцию над всеми христианами по следующим делам:

1) преступления против христианской веры и устоев Церкви;

2) преступления против христианской нравственности (о покушениях на женскую честь, изнасилование, браки между ближайшими родственниками);

3) по всем семейным делам (иски о разводе, споры о наследстве).

Кроме того, Устав Владимира очертил круг лиц, «людей церковных, богодетельных», на которых юрисдикция церковных судов распространялась по всем делам и вопросам.

В этот круг включались: духовенство белое (с семьями) и черное (монашеское); миряне, служащие Церкви, врачи и повивальные бабки, люди убогие, получающие от Церкви содержание, вольноотпущенники по духовному завещанию.

Устав Ярослава, как и Устав Владимира был частной кодификацией норм церковного права, в которую были внесены санкции, заимствованные из Русской Правды, что превращало его в систематический церковный судебник.

Устав Ярослава отличается от Устава Владимира кругом регламентируемых объектов: некоторые из них (преступления против веры и Церкви, десятина) вовсе не упоминаются, Неупомянутые поджоги, убийства и воровство, в Уставе Ярослава передаются в ведение церковных судов. Устав Ярослава не просто перечисляет преступные деяния, но и определяет за них наказания. Система наказаний и порядок судопроизводства во втором уставе зависят от двух различных понятий: греха и преступления.

С появлением у восточных славян государства гарантом правопорядка в обществе стала княжеская власть. Но государственное право, выраженное в уставах (княжеских распоряжениях), не противостояло традиции, а сосуществовало с ней, постепенно вытесняя наиболее жестокие формы самосуда. Право мести сохранялось. «Смерть за смерть, око за око, зуб за зуб» — таков был обычай для мужчин — сородичей потерпевшего. Но если у родственников убитого или увечного не было возможности или желания расправиться с обидчиком подобным образом, они могли обратиться в княжеский суд и получить с обвиняемого фиксированную денежную сумму. К XII веку кровная месть исчезла. Теперь преступник выплачивал виру (штраф) в пользу вершившего суд князя и деньги родным потерпевшего.

Объявившегося в «своем миру» вора выявляли без помощи властей. Факт кражи требовалось доказать. Устанавливался он на своде — собрании общинников. Здесь подозреваемый должен был объяснить, каким образом оказались у него «чюжь конь, любо оружие, любо порт». Собравшиеся же указывали, купил он ту или иную вещь или получил в дар, подкрепляя свои заявления клятвой. Если все отказывались признать себя дарителями или продавцами спорной вещи, подозреваемому полагалось вернуть имущество хозяину и заплатить «за обиду» три гривны. В XII веке в статьи о своде были внесены коррективы. К примеру, строгая мера наказания устанавливалась для конокрадов: их с семьями изгоняли из общины, а имущество отдавалось на разграбление. В условиях постоянных войн, когда значение лошадей как средства передвижения в походах и боях возрастало, эта новация находит объяснение.

С конца XI века запрещался самосуд в отношении вора, застигнутого на месте преступления и отдавшегося в руки правосудия. За убийство такого «татя» задержавшие его дворовладельцы платили штраф. Захваченного «гостя» полагалось связать и вести на княжеский суд.

К княжескому суду в Древней Руси относились с большим почтением и суеверным страхом. Его решениям подчинялись безрекословно. Это обусловливалось особым восприятием личности князя. Приняв христианство, Русь не отказалась от языческого мировоззрения, сложилось так называемое «двоеверие» — симбиоз христианских и языческих ритуалов и верований. На князя смотрели как на правителя, наделенного сверхъестественными способностями или Божьей благодатью. Он отвечал за все: за исход военных кампаний, погоду, урожай; смертность населения в периоды голода и мора, а также за а справедливое разрешение внутриобщинных конфликтов. При этом правитель уклонявшийся от исполнения своих обязанностей быть смещен или принесен в жертву богам, с которыми не сумел «договориться».

Суд вершился на княжеском дворе в присутствии общинников. Стороны судебного процесса — как и сегодня, — истец и ответчик, при необходимости свидетели. Ответчика привс: «жалобник» или доставляли княжеские люди. Ответчика приводил «жалобник» или доставляли княжеские люди. Поиски сбежавшего преступника считались делом всей общины, на территории которой свершилось правонарушение.

Если на территории «своего мира» общинники обнаружу ли труп знакомого им человека, они должны были помочь властям найти убийцу. За укрытие душегубца выплачивали государству большой штраф, так называемую «дикую виру», случи освобождения «мира» от таковой оговаривались на тот случай, если убийца оказывался разбойником, то есть профессиональным преступником.

Примером коллективной ответственности во время поиска преступников является так называемое «гонение следа». Когда выяснялся факт совершения кражи, потерпевший криком сзывал соседей, и они по «горячим следам» ловили татя (вора). Подозрение могло пасть на любую семью, и тогда ей приходилось отводить «след» — доказывать свою невиновность. Затем невиновные присоединялись к «гнавшим след». И так до тех пор, пока входили на вора. Преступление оставалось нераскрытым, если «след» терялся в лесу, болоте, поле или на постоялом дворе. В расследовании принимали участие не только общинники, но и княжие слуги, функции которых сводились к контролю за тем, чтобы вор не был укрыт от властей. В начале XVI века освобождение общинниками арестованного преступника без предъявления его наместнику или волостелю считалось самосудом и наказывалось штрафом.

Когда преступник был доставлен на княжеский двор, начинался суд. При недостаточности или отсутствии улик требовались свидетели. В Древней Руси их называли видоками или послухами. Присутствие их было обязательным при рассмотрении тяжб о драках или избиении истца без видимых следов ударов, а также в делах о «поклепной вире», то есть когда обвинение основывалось исключительно на подозрении. По обычаю свидетельствовать могли только свободные люди.

Свидетелей приводил в суд сам «жалобник», и он же отвечал, чтобы их сведения не расходились с его показаниями. В противном случае дело прекращали, истца признавали виновным, возлагали на него выплату всех судебных издержек. Роль послухов не ограничивалась лишь подтверждением или опровержением слов сторон. В том случае, если назначался судебный поединок — «поле», а судились старик, женщина или ребенок (отрок) место них в схватку вступали свидетели. Отказываться от послушества не полагалось. За неявку к судье приглашенный в послухи должен был возместить «исцово, и убыткы, и все пошлины».

Домонгольская Русь не знала иного наказания, кроме штрафа. До конца XI века законодательство не определяло точно, кому он поступал: князю. вершившему суд, потерпевшему или — в случае душегубства — родственникам погибшего. Но в редакции Русской Правды XII — первой половиной XIII века, уже четко устанавливается двойная шкала выплат по всем видам правонарушений: одни штрафы поступали князю (вира, продажа), другие — частным лицам (головничество — родным убитого, возмещение «за обиду» — пострадавшему). Отсутствие смертной казни и телесных наказаний — яркое свидетельство гуманности древнерусского писаного права.

  • 1. Горький пьяница.
  • 2. Птица, охотящаяся на рыбку у полыньи.
  • 3. Плитка на стенах.
  • 4. «Клан» крестоцветных.
  • 5. Телега в санитарном поезде.
  • 6. Разборки удельных князей.
  • 7. «Разряд» аттестованного врача.
  • 8. Цветок от Офелии для Лаэрта на память.
  • 9. Рискованное приключение.
  • 10. Напиток, который пьют через бомбилью.
  • 11. Разбор тренером сыгранного матча.
  • 12. «Лечебная» программа от Касперского.
  • 13. Копченая свиная спинка.
  • 14. Князь, почитаемый вместе с братом Борисом.
  • 15. Ин-кварто подарочного издания.
  • 16. Байкальский красавец из лососевых.
  • 17. Водная трава в рационе выхухоли.

https://krosswordscanword.ru/otvety-na-skanwordy/razborki-udelnyx-knyazej.htmlРазборки удельных князей (12 букв)2019-02-08T03:07:04+00:00 adminОтветы на сканвордысканворд1. Горький пьяница. 2. Птица, охотящаяся на рыбку у полыньи. 3. Плитка на стенах. 4. ‘Клан’ крестоцветных. 5. Телега в санитарном поезде. 6. Разборки удельных князей. 7. ‘Разряд’ аттестованного врача. 8. Цветок от Офелии для Лаэрта на память. 9. Рискованное приключение. 10. Напиток, который пьют через бомбилью. 11….admin smok128@yandex.ruAdministratorКроссворды, Сканворды

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

Причины принятия христианства:

— язычество как система взглядов устарела

— новые общественные отношения требовали принятия такой религии, которая бы объединяла общество, укрепляла гос-во, освещала власть князя, могла бы объяснить новые соц. отношения.

Обязательно в основе должно лежать единобожие.

В 980 Владимир I первая реформа на основе язычества. Выделяются 6 главных Богов во главе с Перуном.

Он выбирает из:

— западноевропейского Христианства

— Византийского Христианства

— Ислама

— Иудаизма

Но всё было предопределено предшествующими столетиями:

1) первый креститель – Андрей Первозванный

2) сведения о проникновении на Русь христ. Относятся к первому веку (киевский князь Аскольд принял христианство в Византии)

3) его принимали дружинники, купцы, жившие в Византии

4) сущ-ала церковь Святого Ильи

5) приняла Княгиня Ольга и т.д.

Соответствовало интересам властей:

1) христианство было подчинено в лице его служителей интересам гос-ва

2) церковь – мощный землевладелец.

3) Владимир хотел жениться на византийской принцессе Анне, сестре императора.

Особенности принятия христианства:

— Добровольный выбор веры (на совете князя с боярской верхушкой)

— быстро распространилось по Руси (100 лет)

— не прошло без насилия (но степень насилия была разная)

— христианство в византийском варианте ориентировало человека на духовное преображение, содержало идею коллективного спасения. Это способствовало появлению такого феномена как духовность, неизвестного западному христ. Миру

Церковные организации и юрисдикция складываются на Руси после принятия христианства в качестве гос. религии. Духовенство делилось на «чёрное» (монашеское) и «белое» (приходское). Организационными центрами стали приходы, епархии и монастыри. Церковь получила право на приобретение земель, населённых деревень, на осуществление суда по специально выделенной юрисдикции

В древней Руси с первых времен христианства были известны Номоканоны в славянском переводе. Одновременно были занесены и «Эклога» (под заглавием «Главизныпремудрых и верных царей Леона и Константина») и «Прохирон» (под названием «Градского закона»);вместе с Номоканоном они входили в состав «Кормчей книги». Были известны и другие византийские законодательные сборники: «Закон судный» (X век), «Книги законные» (XII век), компиляции частных лиц.

Номокано́н (греч. Νομοκανών — закон-правило) — византийские сборники церковных правил и императорских указов, касающихся церкви, составленные в VI—VII веках и впоследствии дополненные. Древнейший из номоканонов приписывают Иоанну III Схоластику, константинопольскому патриарху VI в. Известен также сербский номоканон Святого Саввы т. н. серб. Законоправило. Одна из редакций «Номоканона» была положена в основу древнерусской «Кормчей книги» (XIII в.) — основного источника церковного права в средневековой Руси.

Ко́рмчая книга, Ко́рмчая (церк.-слав. кормчий, ст.-слав. кръмьчии — рулевой), Пидалион (греч. Πηδάλιον, Πηδαλίων — кормовое весло, кормило, рукоять кормила или руль), или Номокано́н (греч. Νομοκανών от греч. νόμος — закон, устав + греч.κᾰνών — канон, правило) — сборники церковных и светских законов (см. также Византийское право), являвшихся руководством при управлении церковью и в церковном суде православных славянских стран; также служили для передачи различных древних текстов. Языки: старославянский, древнерусский.

История

Восходят к византийскому Номоканону, составленному в VI веке константинопольским патриархом Иоанном Схоластиком. Во второй половине XI века Номоканон был переведён для болгарской церкви и затем распространён на Руси. С конца XIII века Номоканоны в русской переработке получили название «Кормчие книги», они дополнялись на Руси нормами светского права.

В 1274 году на церковном соборе во Владимире (ряд исследователей считают, что это событие произошло в Киеве на год раньше) митрополит Кирилл предложил в качестве руководства для управления церковью Кормчую книгу, переведённую около 1225 года в Сербии с греческого языка на церковнославянский.

В XIII веке появилась ещё одна разновидность Кормчей, где некоторые элементы болгарских и сербских Кормчих книг были сведены воедино. Эта так называемая Софийская, или Синодальная, редакция (получившая название по месту обнаружения в Софийском соборе Новгорода и хранившаяся затем в Синодальной библиотеке в Москве) дополнена была и русскими статьями: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Владимирский собора 1274 года и др. Синодальная Кормчая книга получила широкое распространение и дошла до нас в большом количестве списков.

В конце XV — начале XVI вв. Кормчие книги из-за значительного числа разночтений подверглись пересмотру. В 1650 году была издана в типографии так называемая Иосифовская Кормчая книга, основанная на Законоправиле Святого Саввы, в 1653 году — Никоновская (по имени патриархов Иосифа и Никона), в 1787 году — так называемая Екатерининская Кормчая книга. Последнее издание Кормчей книги — 1816 год.

С 1816 года вместо Кормчей в России издается Книга правил. Книга правил содержит в себе сборник единых поместных канонов (правил) Русской Православной Церкви и древних канонов, принятых на Вселенских Всеправославных Соборах.

Некоторые Кормчие

· Древнеславянская кормчая XIV титулов

· Ефремовская Кормчая

· Сербская Кормчая

· Иловицкая Кормчая

· Синодальная Кормчая

· Расская Кормчая

· Дечанская Кормчая

· Пчинская Кормчая

· Морачская Кормчая

· Иосифовская Кормчая

· Никоновская Кормчая

· Екатерининская Кормчая

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *