Устюжская летопись

Контрольная работа по литературе «Древнерусская литература». 7класс.

1. Древнерусская литература появилась:

А) в IX веке;

Б) в X веке;

В) в XI веке;

Г) в XII веке.

2. Какой из этих жанров не относится к древнерусской литературе:

А) житие

Б) летопись

В) поучение

Г) сказка

3. Летопись – это…

А) историческая повесть

Б) описание событий по годам

В) приключенческая повесть

Г) жанр устного народного творчества

4. Древнейшая из дошедших до нас летописей называется…

А) «Поучение Владимира Мономаха»

Б) «Азбука»

В) Библия

Г) «Повесть временных лет»

5. Первым летописцем был монах:

А) Никон

б) Нестор

в) Сильвестр

6. Из какого произведения взяты строки?

«Велика ведь бывает польза от учения книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо от слов книжных обретаем мудрость и воздержанье».

А) Из похвалы князю Ярославу и книгам;

Б) Из «Поучения» Владимира Мономаха;

В) Из «Повести о Петре и Февронии».

7. Назовите автора, написавшего «Повесть о Петре и Февронии Муромских».

8. Согласны ли вы с тем, что свое искусство исцеления Феврония использовала с целью извлечь выгоду — выйти замуж за князя? (поясните свой ответ)

9. Какому жанру древнерусской литературы близка «Повесть о Петре и Февронии»:

А) житие

Б) притча

В) поучение

10. Какие черты сказки присутствуют в Повести о Петре и Февронии?

11. Расположите элементы сюжета в правильном порядке

полное излечение Петра, убийство змия, изгнание из Мурома, визит бояр и их раскаяние, принятие монашества, посмертные чудеса, знакомство читателя с Февронией, смерть в один день, женитьба,

Начало формы

12. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» написана:

1) Владимиром Мономахом
2) Ермолаем-Еразмом
3) Епифанием Премудрым
4) Нестором

13. Чей облик принимал летающий змий, в которого вселился дьявол?

1) облик жены князя Петра
2) облик Февронии
3) облик князя Петра
4) облик князя Павла

14. В чём тайна смерти злого змия?

1) он должен был погибнуть от укола веретена
2) его ждала смерть от Петрова плеча, от Агрикова меча
3) смерть была на конце иглы
4) тайну смерти не знал сам змий

15. Где князь Пётр раздобыл Агриков меч?

1) в сундуке
2) в музее
3) в церкви
4) у змия

16. Почему тело Петра покрылось язвами и струпьями?

1) его заколдовали
2) змий забрызгал его своей кровью
3) он помылся в бане
4) потому что прикоснулся к Агрикову мечу

17. Чем занималась Феврония, когда слуга Петра впервые приехал в село Ласково?

1) кормила собаку
2) укладывала спать детей
3) топила баню
4) ткала полотно

18. При каком условии Феврония согласилась лечить князя Петра?

1) он должен был её богато одарить
2) Пётр должен был жениться на Февронии
3) он должен был истоптать три пары железных сапог
4) он должен был победить Соловья-разбойника

19. Почему бояре не любили княгиню Февронию?

1) она была злая
2) она была из крестьян, неродовитая
3) она плохо относилась к другим людям
4) не любили из-за её мудрости

20. Почему князь Пётр и княгиня Феврония почитаются как святые?

1) они умерли в один час
2) на их могиле происходили чудеса
3) они точно знали дату своей смерти
4) они помогали людям как своим детям

21. Что происходило в гробах героев после их смерти?

1) зажигались свечи
2) исцелялись больные
3) умершие соединялись в одном гробу
4) тела менялись гробами

22. Какими оказались люди, пытавшиеся разлучить тела Февронии и Петра?

1) жестокими
2) трусливыми
3) отчаявшимися
4) неразумными

23. Укажите, черты каких жанров свойственны «Повести о Петре и Февронии Муромских».

1) былина, сказка, житие
2) летопись, былина, загадка
3) повесть, сказка, житие
4) предание, поучение, житие

24. Какие имена получили Пётр и Феврония после принятия монашеского обета?

1) Павел и Фёкла
2) Дмитрий и Фаина
3) Давид и Ефросиния
4) Владимир и Василиса

25. Укажите художественно-выразительное средство, которое помогает автору описать образ и выразить свое отношение к нему («святым их телам», «чистая душа», «блаженный Петр»).

1) метафоры
2) сравнения
3) олицетворения
4) эпитеты

Конец формы

Мы уже говорили, что «Повестью временных лет» называется один из древнейших сохранившихся летописных сводов.

Автором считается Нестор-летописец (Киево-Печерская Лавра), указывается и еще один составитель — Сильвестр. Нестор (1056-1114) оканчивает летопись 1113 годом.

В 1116 году переяславский епископ Сильвестр не только переписал и отредактировал «Повесть…» Нестора, но и продолжил ее вплоть до 1223 года.

Нестор-летописец

Подчеркнем один важный момент: текст «Повести…» входит в состав большинства дошедших до нашего времени летописей. Всего их на сегодня известно около 1500. Существует множество списков «Повести временных лет». Самый ранний, Лаврентьевский, как уже говорилось, был выполнен монахом Лаврентием с помощниками, предположительно — в Нижнем Новгороде или во Владимире.

Исследователи не обошли вниманием пробелы в событиях, описываемых в «Повести временных лет». Самый крупный из них охватывает 898-922 годы. Также ничего не известно о временных отрезках с 1263 по 1283, а также с 1284 по 1294 годы.

Собственно, именно в этом летописном тексте содержатся сведения о призвании на Русь варягов. Правда, ДНК-исследованиями установлено, что Рюрик ведет свой род от южнобалтских славян. Но не это нас сейчас интересует, а описание начала времен. Ведь именно тут древним летописцем показано, откуда пошла Земля Русская.

Итак, Нестор начинает с повествования о том, что после Потопа три сына Ноя, Сим, Хам и Афет, разделили между собою землю. Афет считается прародителем славянского племени. Это общеизвестно. Но вот что интересно. Приведем два отрывка из «Повести временных лет», в которых описываются народы Афета и их соседи:

1. «В Афетове же части седять русь, чюдь и вси языцы: меря, мурома, весь, моръдва, заволочьская чюдь, пермь, печера, ямь, угра, литва, земигола, корсь, летъгола, любь. Ляхови же и пруси чудь преседять к морю Варяжьскому . По сему же морю седять варязи семо ко въстоку до предела Симова, по тому же морю седять къ западу до земли Агнянски и до Волошьски». 2. «Афетово бо и то колено: варязи, свеи, урмане, готе, русь, агняне, галичане, волъхва, римляне, немци, корлязи, веньдици, фрягове и прочии, ти же приседять от запада къ полуденью и съседятся съ племянемъ Хамовым».

И в первом, и во втором отрывке названы русские («русь»). Но в первом отрывке в числе соседей русов перечислены народы, проживавшие вокруг северных новгородских земель, все так и есть, тут не возникает вопросов. А что же мы видим во втором? Тут соседями русов, потомков Афета (Иафета или Яфета в других источниках) оказываются римляне и немцы. Как тут не вспомнить слова Орбини о широчайшем расселении славянских народов? Остается только догадываться, каким чудом сохранился этот текст.

В заключение приведем еще одну цитату:

3. «По размешеньи же столпа и по разделеньи языкъ прияша сынове Симови въсточныя страны, а Хамови сынове полуденьныя страны. Афетови же прияша западъ и полунощныя страны. От сихъ же 70 и 2 языку бысть языкъ словенескъ, от племени Афетова, нарци, еже суть словени».

Выходит, многократно переписанные в угоду веяниям времени и политическим настроениям летописные тексты, изобилующие вставками, исправлениями, темными местами и пробелами, все равно сохраняют довольно много правдивой информации о жизни и делах наших Предков.

Если Вам понравилась публикация, ставьте отметки «понравилось» и подписывайтесь на наш канал!

К XIV в. относятся первые летописи, претендующие на освещение истории всех Русских земель (хотя на самом деле в них отображались, как правило, лишь события, происходившие и Северо-Восточной Руси). Источниками для изучения зарождения общерусского летописания служат прежде всего Лаврентьевская и Троицкая летописи. Выяснить, как развивалось общерусское великокняжеское летописание, позволяет сличение Тверского летописного сборника XVI в. (дошел в списках XVII в.), Рогожского летописца и Симеоновской летописи.

В связи с тем, что в 1305 г. великим князем владимирским стал тверской князь Михаил Ярославич, центр великокняжеского летописания переместился в Тверь, где, вероятно, еще в конце ХШ в. начинают вестись летописные записи. Создание здесь великокняжеского свода начала XIV п. совпало с усвоением Михаилом Ярославичем нового титула — «великий князь всея Руси». Как общерусский, свод включил не только местные, но и новгородские, рязанские, смоленские, южнорусские известия и имел явную антиордынскую направленность. Свод 1305 г, стал основным источником Лаврентьевской летописи.

Продолжением этого свода стали новые общерусские летописные своды 1318 и 1327 гг., созданные в той же Твери. Их следы дошли в составе более поздних московских летописей (Троицкая и Симеоновская), причем в значительной степени тверской материал был использован «по-московски» (М.Д. Присёлков). Кроме того, остатки тверского летописания за первую треть XIV в. обнаруживаются в Тверском летописном сборнике и Рогожском летописце. В то время летописание в Твери велось непрерывно, год за годом. В ходе работы над сводами 1318 и 1327 гг. тверские летописцы частично отредактировали текст предшествующего свода, дополнив его материалами по истории других русских земель. Это еще больше придавало ему вид общерусской великокняжеской летописи.

С переходом ярлыка па великое княжение в руки Ивана Калиты зародившаяся в Твери традиция общерусского летописания переходит в Москву. Здесь приблизительно в 1389 г. был создан Летописец великий русский. До нашего времени он не сохранился, из-за чего трудно дать ему характеристику. Видимо, в значительной степени его материалами воспользовался составитель Троицкой пергаменной летописи. Однако, как известно, она погибла в московском пожаре 1812 г. Восстановить состав и содержание нового великокняжеского свода позволяет обращение к текстам Рогожского летописца, Симеоновской и Никоновской летописей. Выделив из них сообщения за 1306-1408 гг., восходящие к местным летописным традициям Твери, Суздаля, Ростова, Смоленска, Рязани и Новгорода Великого, «мы получаем едва ли не полностью текст Летописца 1389 г.»26. Анализ его показывает, что при князе Юрии Даниловиче в Москве, видимо, летописных записей не велось. Отдельные фрагменты подобной работы (семейная хроника) отмечаются при московском княжеском дворе только с 1317 г. Чуть позднее, с 1327 г. летописание начало вестись при митрополичьей кафедре, перенесенной за год до того в Москву. Судя по всему, с 1327 г. здесь непрерывно ведется единая летопись.

Даже М.Д. Присёлков, предполагавший возможность существования в Москве самостоятельных великокняжеской и митрополичьей летописных традиций, вынужден был признать: «известия московские, великокняжеские, семейные княжеские, церковные и митрополичьи собственно — переплетаются между собою с такою силою, что нет возможности поставить вопрос о слиянии здесь хотя бы двух только источников — великокняжеского и митрополичьего летописцев — и приходится думать об едином центре, для которого одинаково важны были известия и о митрополичьей деятельности, и о деятельности великих московских князей, и даже о семейных делах этих князей за все время 1341-1389 гг., почему все эти известия и смыкались в изложении в одно целое»26а. Мнение о единстве московского летописания в XIV п. разделяет Я.С. Лурье — один из наиболее авторитетных летописеведов последних десятилетий.

Скорее всего, летописание в тот период пелось при митрополичьем дворе. На это указывает характер годовых записей: летописец гораздо внимательнее относится к переменам на митрополичьем престоле, а не на великокняжеском. Впрочем, это вполне объяснимо. Не будем забывать, что именно митрополиты, а не великие князья традиционно имели в то время в своей титу-латуре упоминание «всея Руси», которая им (хотя бы номинально) подчинялась. Тем не менее появившийся свод был не собственно митрополичьим, а великокняжеско-митрополичьим. Этот свод (по датировке А.А. Шахматова — 1390 г.), вероятно, и получил название Летописец великий русский. Следует, однако, отметить, что кругозор составителей нового свода был необыкновенно узким. Московский летописец видел значительно меньше, чем составители тверских великокняжеских сводов. Впрочем, по мнению Я.С. Лурье, так называемый Летописец великий русский по своему происхождению мог быть и тверским.

Следующий этап развития общерусского летописания в существовавших самостоятельных землях и княжествах был связан с усилением роли и влияния митрополита «всея Руси». Таков был итог длительного противостояния московского великого князя и церкви в годы правления Дмитрия Ивановича Донского. С именем митрополита Киприана связывают идею создания нового летописного свода. Он включал историю русских земель, входивших в русскую митрополию, с древнейших времен. В него должны были войти, по возможности, материалы всех местных летописных традиций, в том числе отдельные летописные записи по истории Великого княжества Литовского. Составление его, видимо, началось уже после смерти Киприана, но до приезда на Русь его греческого преемника Фотия. Первым общерусским митрополичьим сводом стала так называемая Троицкая летопись 1408 г., отразившаяся преимущественно в Симеоновском списке, в примечаниях И.М. Карамзина (давшего ей общепринятое ныне название) к «Истории государства Российского» и некоторых других летописях. По мнению Б.М. Клосса, этот свод мог быть составлен в Троицком монастыре Епифанием Премудрым, автором Жития Сергия Радонежского, Я.С. Лурье, однако, настаивает па том, что свод 1408 г. был составлен именно в Москве. При этом исследователь предполагает, что своды 1390 и 1408 гг. были, по существу, двумя редакциями общерусского митрополичьего свода. Характерной чертой его является отсутствие «каких-либо централизаторских и антиордынских тенденций»27.

После нашествия Едигея и в связи с последовавшей затем , борьбой за московский престол между наследниками Дмитрия Донского центр общерусского летописания вновь переместился в Тверь. В результате усиления Твери в 30-х годах XV в. (по последней датировке Я.С. Лурье — в 1412 г.) здесь появилась новая редакция свода 1408 г., непосредственно отразившаяся в Рогожском летописце, Никоновской и (опосредованно) Симеоновской летописях. Однако «задача создания подлинно общерусского летописания (в рамках Северо-Восточной, Московской Руси) и осмысления событий XIV в. …была решена летописцами лишь в последующем, XV столетии»28.

Важным этапом в становлении общерусского летописания стало составление свода, который лег в основу большой группы летописных списков, объединяемых в Софийскую I и Новгородскую IV летописи. Расчет годов, помещенный под 6888 (1380) г., позволил Л.Л. Шахматову определить дату его создания как 1448 г. Новый свод представлял собой коренную переработку (с привлечением тверских, суздальских, новгородских и других летописных материалов) свода 1408 г. Он также имел общерусский характер и своим происхождением был по-прежнему обязан митрополичьему окружению. Подготовка его, по-видимому, была связана с избранием в Москве в конце 1448 г. нового митрополита Ионы, занявшего долго пустовавшую кафедру. Составитель свода 1448 г. отразил изменившийся кругозор читателя своего времени. Под его пером достаточно четко оформилась идея необходимости объединения московских земель с Ростовом, Суздалем, Тверью и Новгородом Великим для совместной борьбы с «погаными». Летописец «впервые поставил этот вопрос не с узкомосковской (или тверской), а с общерусской точки зрения (использовав в этом случае и южнорусское летописание)29 .

Свод 1448 г. не дошел до нас в первоначальном виде. Возможно, это связано с тем, что он поневоле, в силу времени своего создания, имел компромиссный характер, подчас парадоксально объединяя московскую, тверскую и суздальскую точки зрения. Тем не менее он лег в основу почти всех русских летописей последующего периода (прежде всего, Софийской I и Новгородской IV), так или иначе перерабатывавших его.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *