В древнем вавилоне

5 362

Введение

Вавилония является одной из древнейших государств.
В самом начале своего существования территория Вавилонии ограничивалась землями, располагавшимися между реками Тигр и Евфрат. Когда же Вавилония достигла пика своих сил, ей были захвачены (полностью или частично) земли Южной Турции, Сирии, Ливана, Израиля, Иордании, Саудовской Аравии, Ирака.
Название свое государство получило по названию своей столицы — Вавилона.

Ранняя история

Ранее на месте Вавилона находился город шумеров Кадингир (название переводится как «врата бога» (по-акадски это звучит как «баб-илу» (от которого и происходит название Вавилона).
В конце 3 тысячелетия до нашей эры кочевые племена амореев (являются частью семитской группы народов) проникли с запада в Месопотамию, создав в регионе ряд государств. По прошествии времени главную роль на территории Месопотамии стала играть вавилонская династия аморитов. Первым царем этой династии был Сумуабум (но самого пика могущества Вавилония смогла достичь только в правлении Хаммурапи).

Статуя царя Хаммурапи

Для сегодняшнего человека информация об укладе государства, экономическом положении, и истории Вавилонии дошла благодаря сохранившимся глиняным табличкам с нанесенными на них клинописными текстами. Такие таблички находились в Вавилонских храмах, а также в царских архивах и библиотеках.

Вавилонская письменность

На них вавилонские писцы увековечили различные мифы, легенды, сказания.
Развитию науки в Вавелоне способствовали строительство храмов и дворцов, а также практика разветвленной ирригационной системы земледелия (которая подразумевала необходимость измерения полей). Главными хорошо развитыми науками в Вавилонии являлись математика и астрономия.

Именно в Вавилоне благодаря наблюдению за небесными светилами был придуман первый точный календарь того времени (погрешность данного календаря по отношению к солнечному году составляла всего 7 минут).

Древний лунный календарь

Так же успехи имелись в медицине и географии. Созданные вавилонянами карты охватывали земли от Урарту до Египта.

Во времена правления Хаммурапи был сложен миф о всемирном потопе (другим важным документом является стела со сводом законов Хаммурапи, в которых регламентировались различные стороны жизни общества и государства).

Средневавилонское царство

После смерти Хаммурапи в истории Вавилона начался период упадка. Преемники Хаммурапи не смогли сдержать напор хеттов, разграбивших Вавилон. Одновременно на Вавилонию совершают нашествие горные племена касситов (которые в итоге и завоевали Вавилон).
После завоевания касситами в истории Вавилонии начался период правления касситской династии (или по-иному — эпохой средневавилонского царства). В данный период вавилонянами начались использоваться в хозяйственном и военном деле лошади и мулы, а также появился плуг.
Касситы переняли более высокую культуру Вавилона и покровительствовали традиционным божествам вавилонян.

Возможно, вам также будет интересна статья: Клеопатра — биография римской царицы

Так же они поддерживали отношения с другими царствами того периода. Свидетельством этого являются египетские надписи, в которых говорится что Вавилон приносил в дары Египту лошадей, колесницы, различные изделия из бронзы и лазурита. В качестве ответных жестов из Египта в Вавилон шло золото, мебель, ювелирные украшения. Отношения Египта и Вавилона были стабильно мирными (этому так же свидетельствуют факты обручения дочерей касситских царей с египетскими фараонами).

Но в 13 веке до нашей эры начался период упадка, который заканчивается завоеванием Вавилонии Эламом. Храмы и города разграблены, а на место последнего вавилонского царя (взятого со всей семьей в плен) посажен наместник.

Однако сопротивление вавилонян захватчикам продолжается вплоть до середины 12 века до нашей эры (главным центром сопротивления являлся город Иссин). Эламиты были изгнаны, а Вавилон обрел независимость.
Во время правления царя Навуходоносора 1 в истории Вавилона начался кратковременный период расцвета. В битве, развернувшейся у крепости Дер, Навуходоносор разбивает силы эламитов. Затем вавилонская армия вторгается в Элам и разоряют его (вследствие чего на несколько веков Элам исчезнет с исторической арены).

Навуходоносор царь Вавилона

Но у Вавилонии остались еще две угрозы — племена халдеев, расселившихся на берегу Персидского залива, и Ассирия, уже подчинившая себе север Вавилонии, и мечтавшая покорить юг.
Нововавилонское царство

Первый удар пришелся от халдеев. Они переправились через Персидский залив, и к началу 9 века овладели южной частью Вавилонии. Таким образом в истории Вавилона начался период халдейской династии (или нововавилонского царства). Первым царем этой династии стал Набопаласар. Он расширил границы Вавионии, присоединив земли царств Урук и Ниппур (находившихся тогда в упадке). Он так же смог осадить и разорить столицу Ассирии Ниневию (практически уничтожив Ассирийскую державу).

Затем начались походы вавилонян в Сирию и Палестину (к тому моменту занятых Египтом). В битве при Керкемише вавилонская армия под командованием Навуходоносора 2 (сына Набопаласара, которому отец передал в управление все армии Вавилона) были разбиты египтяне. Затем, заняв ряд городов и крепостей, Сирия и Палестина стали частью Вавилонского царства.
После смерти отца Навуходоносор 2 становится новым царем. При нем в состав Вавилона вошли земли Иудеи. Сам Вавилон переживал свой новый подъем.

После смерти Навуходоносора 2 силами знати и жречества был посажен Набонид. Он присоединил к Вавилонии Центральную Аравию, а также часть Мидийского царства.

В это время стали набирать силу персы. Ими была покорена Мидийское и Лидийское царства. Затем персы обратили свои взоры на Вавилон.

Возможно, вам также будет интересна статья: Подвиг 300 спартанцев в фермопильском ущелье

Обойдя стены Навуходоносора, и разбив вавилонян, брошенных вперед для отражения вторжения персов, армия персов во главе с царем персов Киром подошла к Вавилону и после недолгой осады взяли город.

Неоднократные попытки жителей Вавилона освободиться от персидского господства проваливались (причины тому были предательство знати и жречества, обласканных новыми хозяевами города, и мощь Персидской державы).

В 4 веке до нашей эры Вавилон захватывает Александр Македонский. После распада империи Македонского Вавилон становится частью царства селевкидов. В эпоху высшего расцвета могущества Римской империи земли Вавилона становятся частью империи.

Текстология.руЛитератураЛитература Древнего мираЛитература древнего ДвуречьяВавилонская литература

Как мы уже говорили, вавилонскую литературу можно рассматривать как следующий, хотя и на ином языке, этап развития шумерской литературы. Подобно шумерским памятникам, почти все вавилонские литературные произведения написаны стихами. Более показательно, однако, что почти все сюжеты вавилоно-ассирийской литературы заимствованы у шумеров, большинство жанров также зародилось еще в шумерский период истории Двуречья.

Однако и сами жанры, и те памятники, сюжеты которых как будто вполне точно воспроизводят сюжеты шумерские, выглядят в аккадской поэзии совсем иначе. Часто вавилонские произведения на ту же тему гораздо короче, чем аналогичные шумерские, а сказано в них как будто гораздо больше, и эмоционально они производят более сильное впечатление.

Что же в целом отличает аккадскую клинописную литературу от шумерской? Прежде всего бросается в глаза иное отношение вавилонских авторов к композиции памятника. Сравним два произведения на разные темы, но имеющие между собой много общего: шумерскую песню о Гильгамеше и дереве хулуппу и вавилонскую эпическую поэму о сотворении мира. Общее, что объединяет эти памятники, — это желание изобразить героическую личность (в одном случае — смертного героя, в другом — божество), рассказать о ее подвигах.

Кроме того, в обоих произведениях излагается миф о сотворении мира. Однако композиция песни о Гильгамеше и дереве хулуппу, как и многих других шумерских текстов, нечеткая, составные части произведения не спаяны между собой единой органической связью, а легко распадаются на самостоятельные куски. Кульминационный момент песни — сражение Гильгамеша с чудовищами — не разработан, о нем сказано как бы вскользь, мимоходом.

Совершенно иное впечатление производит вавилонское сказание о сотворении мира. Идея произведения — прославить Мардука, показать и восславить его могущество, доказать древность происхождения этого молодого, недавно возвысившегося бога. И композиция памятника целиком подчинена этой главной мысли, художественная логика произведения четка и последовательна. Поэма начинается с истории смены поколений богов, чтобы представить молодого Мардука как их прямого преемника и наследника. При этом подчеркнуто, что каждое из последующих поколений богов превосходит другое. И поэтому читатель подготовлен к тому, чтобы заранее поверить в несравненное могущество самого юного бога.

Рассказ о поколениях богов — это своего рода введение в поэму. А затем все события концентрируются вокруг битвы Мардука с Тиамат, составляющей главный эпизод, кульминацию повествования. Наконец, законченность и стройность поэмы подчеркиваются ее заключительной частью, где рассказано о трудах бога-победителя по устройству Вселенной и воздается ему хвала.

Еще более ясной становится специфика вавилонской литературы, если мы сопоставим памятники с одинаковым сюжетом. Мы уже сравнили шумерские и аккадские версии сказания о Гильгамеше. Выявленные при этом закономерности эволюции внутренней структуры произведений можно проследить и на более простых, одноплановых памятниках, таких, например, как рассказ о нисхождении богини любви в преисподнюю. Вавилонская поэма о богине Иштар значительно короче шумерской поэмы о путешествии богини Инанны. Однако действие, развертывающееся в ней, приобрело особый драматизм, а образы героев очерчены гораздо ярче и определеннее.

Шумерский миф пестрит бесчисленными и однообразными повторами, которые являются своеобразным художественным приемом, характерным для шумерской литературы и позволяющим слушателям легче запомнить текст и эмоционально включиться в него. В качестве примера мы приводили начало шумерского мифа, где одна и та же мысль — Инанна решила сойти в подземное царство — повторяется на протяжении десяти строк.

В вавилонском сказании этот прием решительно отвергается — повторы заменены динамичным и поэтическим описанием «Страны без возврата», куда Иштар замыслила направиться:

К Стране без возврата, Земле великой,

Иштар, дочь Сина, обратила мысли.

Обратила дочь Сина свои светлые мысли

К дому мрака, жилищу Иркаллы,

Откуда входящему нет возвращенья,

К пути, откуда нет возврата,

Где жаждут напрасно вошедшие света,

Где пища их — прах, где ода их — глина,

Где, света не видя, живут во мраке,

Одеты, как птицы, одеждою крыльев,

На дверях и засовах стелется прах.

И так почти всегда: схематизму шумерских памятников противостоит лаконизм вавилонских, и, отбрасывая все лишнее, вавилонские авторы добиваются большего стилистического разнообразия и красочной разработки отдельных эпизодов. То же касается и характеристики героев: обобщенные персонажи шумерских сказаний сменяются образами более индивидуализированными, и эта индивидуализация, как правило, достигается более четким и развернутым описанием их поступков и мотивов действий.

Для усиления художественной характеристики персонажа продуманно и сознательно употребляются разнообразные тропы, постоянный эпитет становится способом выражения поэтической мысли, прием параллелизма, неотъемлемая часть древневосточной поэзии, прочно занимает свое место среди набора художественных средств вавилонской поэзии.

Более свободная в своих выразительных средствах вавилонская литература может решать и более сложные задачи идейного характера.

С развитием религиозных и этических доктрин каждое произведение несло определенную идеологическую окраску. Не случайно лейтмотивом эпосов об Адапе и Гильгамеше стала горькая мысль: бессмертие — удел богов, людям все равно не достигнуть его; не случайно к эпосу о Гильгамеше добавляется двенадцатая таблица о жизни в подземном царстве с последовательно проведенной идеей: исполняй культы, и за это, только за это, воздастся тебе.

Усиление влияния религии, упрочение царской власти сказалось на том, что многие произведения вавилонской литературы, например многочисленные гимны к богам, стали недвусмысленными выразителями официальной идеологии и внушали читателю или слушателю смирение перед богом и покорность царю. Но наряду с ними и в противовес им возникает литература, отразившая если не оппозиционные, то, во всяком случае, независимые устремления вавилонского общества, его не укладывающиеся ни в какие догмы духовные запросы.

Именно в вавилонской литературе появляется философский пессимистический «Разговор господина и раба», признающий право на существование противоположных воззрений, появляется лукавый бедняк, сумевший обмануть градоначальника, появляется, наконец, Гильгамеш, который попытался не поверить мудрому, но равнодушному совету богов смириться и дерзнул подвергнуть сомнению неизменность их решения о сроках человеческой жизни.

Здесь важен даже не самый факт появления таких воззрений (они могли существовать, да и безусловно существовали в шумерский период), для нас важно, что они начали проникать в литературу письменную.

Таким образом, если шумерская литература отразила в первую очередь процесс становления литературы, процесс приспособления традиционных устных жанров к требованиям письменной литературы, то вавилонская литература закрепила этот процесс и пошла дальше. Ей было от чего отталкиваться, и она могла свободнее ставить и разрешать новые, более сложные задачи как в области идеологии, так и в вопросах совершенствования собственно литературной формы.

История всемирной литературы: в 9 томах / Под редакцией И.С. Брагинского и других — М., 1983-1984 гг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *