Вино это кровь моя

В чем смысл крови Христа?

Вопрос: В чем смысл крови Христа?
Ответ: Фраза «кровь Христа» встречается в Новом Завете несколько раз, описывая жертвенную смерть и совершенную искупительную работу Иисуса от нашего имени. Упоминания крови Спасителя включают тот факт, что Он буквально истек кровью на кресте, но, что более важно, Он истекал кровью и умирал за грешников. Кровь Христа имеет силу искупить бесконечное число грехов, совершенных бесконечным числом людей на протяжении веков, тех, чья вера основана на том, что кровь принесет спасение.
Реальность крови Христа как средства искупления за грехи берет свое начало в Законе Моисея. Раз в год священник должен был на алтаре храма приносить в жертву за грехи народа кровь животных. «На самом деле, закон требует, что почти все очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения» (Евреям 9:22). Но это была кровь жертв, ограниченных в своей эффективности, поэтому он должен был приносить ее снова и снова. Это было предзнаменованием окончательной жертвы, которую Иисус принес на кресте (Евреям 7:27). Как только эта жертва была принесена, больше необходимости в крови тельцов и козлов не было.
Кровь Христа является фундаментом Нового Завета. В ночь перед распятием Иисус предложил чашу вина Своим ученикам и сказал: «Сия чаша есть новый завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Луки 22:20). Вино в чаше символизировало кровь Христа, которая должна была пролиться за всех, кто когда-либо поверил в Него. Пролив Свою кровь на кресте, Иисус покончил со старым требованиям Закона о постоянных жертвах животных. Их крови было недостаточно, чтобы покрыть грехи народа, – лишь на временной основе, потому что грех против святого и бесконечного Бога требует святой и бесконечной жертвы. «Но эти жертвы являются ежегодным напоминанием о грехах, потому что это невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов чтобы взять грехи наши напоминания «греха», драгоценной кровью Христа, ягненка без порока или дефект» (Евреям 10:3). В то время как кровь тельцов и козлов была «напоминанием» о грехе, «но драгоценной кровью Христа, как кровью непорочного и чистого ягненка» (1 Петра 1:19), наш долг греха перед Богом был уплачен в полном объеме, и мы больше не нуждаемся в жертве за грех. Иисус, умирая, сказал: «Свершилось» – Он имел в виду именно то, что дело искупления было завершено навсегда и что Он «приобрел вечное искупление» для нас (Евреям 9:12).
Кровь Христа не только искупила верующих от греха и вечного наказания, но «кровь Его сделает нашу совесть чистой от бесполезных действий, чтобы мы могли служить живому Богу» (Евреям 9:14). Это означает, что мы не только свободны от жертвоприношений, являющимися «бесполезными» для получения спасения, но мы свободны от бесполезных и непродуктивных дел плоти, чтобы угодить Богу. Так как кровь Христа искупила нас, то мы теперь новые творения во Христе (2 Коринфянам 5:17), и Его кровью мы освобождаемся от греха, чтобы служить живому Богу, прославлять Его и наслаждаться Им навсегда.
English

Вернуться на русскую стартовую страницу
В чем смысл крови Христа?

Болезни хлеба

Болезни хлеба и причины, их вызывающие. Меры предупреждения, использование.

Во время хранения в хлебе могут возникать недопустимые дефекты, связанные с развитием микроорганизмов, — болезни хлеба.

Картофельная болезнь — вызывается бактериями картофельной палочки, которые развиваются в мякише, а также сенной палочкой. Споры этих бактерий в тех или иных количествах всегда присутствуют в муке и, как правило, при малом их содержании хлеб не заболевает. Чаще всего болезнь появляется при антисанитарном содержании оборудования и помещений хлебопекарных предприятий, где в остатках теста развивается огромное количество бактерий. Таким образом, источником заболевания являются предприятия, производящие хлеб. Развитию болезни способствуют низкая кислотность хлеба и медленное его охлаждение, поэтому заболевание наиболее часто возникает летом в пшеничном хлебе, особенно из муки второго сорта, через 12-24 ч. Хлеб, имеющий кислотность более 60, не заболевает, поэтому ржаной хлеб не поражается картофельной бактерией.

Картофельная палочка вырабатывает различные ферменты, которые вызывают распад углеводов с образованием декстринов и других водорастворимых веществ и глубокое разложение белков. Споры картофельной палочки термоустойчивы, выдерживают нагревание свыше 100°С, поэтому при выпечке не погибают. При охлаждении хлеба до 35-40°С споры прорастают и вызывают его заболевание. Хлеб, пораженный картофельной болезнью, имеет неприятный запах, темный мякиш, в котором образуются комочки слизи. При глубоком развитии болезни мякиш превращается в тягучую, плохо пахнущую массу. Хлеб, пораженный картофельной болезнью, непригоден к употреблению в пищу.

В случае возникновения картофельной болезни хлеб уничтожают и тщательно обеззараживают помещение и оборудование хлебозавода, поставляющего хлеб в торговлю. После дезинфекции, как правило, при производстве хлеба стремятся увеличить кислотность опары и теста или добавляют к тесту молочную кислоту в количестве до 0,3%.

В случае развития картофельной болезни в хлебе, поступившем в торговые предприятия, партию хлеба немедленно вывозят из магазина; хлебохранилище и оборудование, с которыми он соприкасался, тщательно дезинфицируют. Хлебозаводу, поставляющему зараженный хлеб, предъявляются штрафные санкции и требование о предотвращении выпуска зараженного хлеба.

Плесневение хлеба — в отличие от возбудителей картофельной болезни споры плесени полностью погибают при выпечке, поэтому болезнь возникает при неправильном хранении хлеба в торговых предприятиях в результате заражения спорами плесеней. Наиболее часто на хлебе развиваются плесени. Если эти споры находятся в муке, то при выпечке хлеба они полностью уничтожаются. Хлеб заражается во время хранения спорами, находящимися в воздухе и обсеменяющими корку и мякиш хлеба через трещины в корке. Наиболее благоприятные условия для развития плесеней температура 20-40°С и достаточно повышенная влажность корки и подкоркового слоя. Чаще всего хлеб плесневеет при его хранении в сырых, плохо проветриваемых помещениях.

Поверхность хлеба, заболевшего плесенью, покрывается налетом различного цвета: белого, зеленоватого, серого, коричневого, черного, реже красного: Хлеб приобретает неестественные запах и вкус. Плесневые грибы разлагают углеводы, жирные кислоты, образуя вещества, придающие хлебу неприятные специфические запах и привкус, вредные для человека. Поэтому заплесневевший хлеб не допускается к продаже или переработке на пищевые цели.

Меловая болезнь — проявляется в поражении хлеба специфическими видами дрожжей, способными разлагать юрахмал. Появляется при хранении хлеба в герметичной упаковке, например при хранении в полиэтилене, в достаточно теплом помещении. При размножении дрожжей на корке или срезе хлеба появляются мелкие белые пятна, которые постепенно покрывают всю поверхность хлеба. При поражении этой болезнью хлеб приобретает неприятные вкус и запах. Зараженный хлеб уничтожают.

Кровавая болезнь — редкое заболевание, вызываемое некоторыми представителями красных дрожжей. Обсеменяется хлеб после выпечки. При развитии дрожжей на хлебе появляются слизистые пятна от бледно- до ярко-красной окраски. Бактерии не образуют слизи, но продуцируют красящее вещество — продигиозин, придающий хлебу кроваво-красную окраску. Заболевший хлеб подлежит уничтожению.

«» предыдущая

<оглавление>

следующая «»

Денис Абсентис. Миф о кровавой плоти. черновик

1. Церковь Кипящего Спасителя

Многочисленные видения «кровавого хлеба» прошли через все средневековье. Одни из них считаются христианами евхаристическими чудесами воплощения тела Иисуса, другие упоминаются в легендах, третьи связаны с гонениями на евреев и еретиков. Некоторые случаи появления красного хлеба просто описаны в хрониках, и на них никто не обращает внимания. Причины у этих явлений были разные. В 1993 году в медицинском журнале «Иммунология питания» появилась статья «Видения и религиозный опыт», в которой авторы попытались объяснить средневековые явления «кровавого хлеба» наличием в нем спорыньи:

Евхаристическое чудо в Больсене в1263(4) г.

“В средневековье существовала вера, что люди, разламывающие освященный хлеб причастия, заставляли его кровоточить. Легенда эта, возможно, возникла из-за красной окраски хлеба, испеченного изо ржи со спорыньей. Хотя церковные правила устанавливают, что гостии должны выпекаться из белой пшеничной муки, которая не давала бы красную окраску от спорыньи, крестьяне, видевшие красный ржаной хлеб, и которых учили, что гостии — это «кровь Христа», могли легко перенести представление о красном ржаном хлебе на «кровавую» облатку, особенно если питание кроваво-красным хлебом приводило к религиозному опыту, подобному описанному в житиях святых.

Надо заметить, что гостия (лат. gostia жертва) — это все же формально «тело Христа», а не кровь. Но в средние века католики (в отличие от православных) стали причащать мирян только Телом Христа, ибо «где тело, там и кровь». Это явилось поводом к возникновению известного поверья о том, что православный, отрекшийся от своей веры и принявший католичество, рискует стать вампиром — ему будет не хватать крови. Именно такие слухи вызвал переход в католичество православного князя Влада III Цепеша, он же граф Дракула.

Потребление хлеба со спорыньей действительно могло приводить к религиозному опыту, а жития святых полны рассказами о том, как хлеб причастия превращался в младенца или в кровавое мясо для «вразумления» маловерных, сомневающихся в том, что хлеб — это тело Христово. Вот типичный пример из Отечника:

“Когда был предложен хлеб на святой трапезе, тогда увидели они, одни эти три старца, младенца вместо хлеба. Когда же иеромонах простер руку, чтоб преломить хлеб на святой трапезе, то сошел с неба Ангел Господень с ножом в руке, заклал младенца; кровь из него излил в чашу. Когда иеромонах преломлял хлеб, — Ангел резал младенца на малые части. Когда приступили к принятию святых тайн, неверовавшему старцу подано было кровавое мясо. Увидев это, старец испугался и возопил: Господи! верую, что хлеб есть тело Твое!

Таких нравоучительных рассказов множество как в католической, так и в православной традиции. Считалось, что увидеть кровавое мясо может только «великий человек», что использовалось, например, для обращения сарацина, который увидел чудо: «теперь они имеют в своих устах истекающей кровью плоти», как описано у святителя Григория Декаполита, или для обращения еврея из жития Василия Великого: «Приняв их в руки, еврей увидел, что это была действительно плоть, а когда приступил к чаше, то увидел, что в ней была действительно кровь. Он спрятал остаток от святого причащения и, придя домой, показал его жене своей и рассказал ей обо всем, что видел своими глазами». Как мы видим, здесь речь идет не о видении или галлюцинации — во втором случае хлеб «пресуществился», поменял видимые свойства и не потерял их, этот хлеб можно было забрать домой и показать жене.

В средние века подобные чудеса случались часто, и спорынья действительно сыграла в развитии соответствующих легенд важную роль. Но вряд ли упомянутое явление «кровавых гостий» могло быть психической проекцией от ржаного хлеба, как предполагают авторы выше процитированной статьи — это излишне сложное объяснение. Естественным путем пшеница, действительно, из-за своей самоопыляемости заражается спорыньей гораздо меньше ржи. А так как «кровавые гостии» появлялись нередко, к тому же чаще в Италии, где спорыньи было значительно меньше, чем во Франции или Германии, то придется предположить, что либо результаты тайных опытов элевсинских жрецов по заражению пшеницы спорыньей не были утрачены, либо алхимики по заданию папства занимались вовсе не философским камнем, а бактериологическими разработками, либо спорынья попадала в гостии совсем не случайно. Последний вариант вполне мог бы применяться особо фанатичными церковниками, но мы не будем увлекаться конспирологией, а предположим, что пшеничные гостии обычно поражала все же не спорынья. При этом гостии действительно принимали кровавый вид по вполне физическим причинам. Выяснено это было еще в XIX веке — за вид пятен крови на облатках часто могла быть ответственна бактерия Serratia marcescens, давно известная под именем «палочка чудесной крови».

Serratia marcescens

“Ее известность вызвана кроваво-красным пигментом, вырабатываемым бактерией в процессе метаболизма, который ошибочно принимали за свежую кровь. В ранней греческой и римской истории, такие «кровавые» эпизоды рассматривались как проявления божественной судьбы; в средневековой Европе они совпали с развитием церковной доктрины святого причастия и имели намного более зловещий эффект. В многочисленных случаях между 1300 и 1500 годами гостии, принимающие «кровавый» внешний вид, приводили к массовой резне евреев, которые обвинялись в попытках осквернения евхаристии».

Некоторые авторы полагают, что такое обвинение возникло достаточно рано — уже в V и VI вв. Это вызывает сильные сомнения — гостий в том виде, как сейчас, не было, и реальным телом Христа хлеб еще не считался. Евхаристическое чудо в Апулии случилось примерно в 1000 году, и легенда гласит, что еврейка украла гостию, решив проверить, действительно ли это хлеб, и бросила ее в разогретую кастрюлю с маслом. Соприкоснувшись с кипящим маслом, гостия чудесным образом превратилась в кровоточащую плоть, и кровь эта излилась из кастрюли, залила женщину и весь дом. Пребывший епископ чудо-гостию забрал и положил ее в серебряный ларец, который и поныне хранится в церкви св. Андрея в Трани. Возможно, впрочем, что эта легенда родилась значительно позже под пером францисканского монаха-мистика XVII века Бартоломео Салютти (Кампи), и уж точно лишь со временем обросла она «реками крови», но на Великую субботу в воспоминание этого эпизода в городе Трани до сих пор проходит торжественная процессия.

Евхаристическое чудо в Трани ~1000 г.

“Представление о том, что евреи могут надругаться над Христом, осуществляя магические процедуры с гостией, было в средневековье одним из самых стойких. В эволюции таких взглядов важную роль сыграла принятая на упомянутом IV Латеранском соборе в 1215 г. доктрина о реальном присутствии в гостии тела и крови Христовых, фактически закрепившая распространенные ранее массовые представления.

В начале тринадцатого века под Берлином обвиняемых в осквернении гостий сожгли на костре, обложив паклей со смолой. Потом подобные обвинения возникали в Париже, в Праге, в Барселоне, в Брюсселе и в других городах Европы. В герцогстве Мекленбург двадцать семь евреев были сожжены на костре в 1492 году. В Силезии с подачи францисканского монаха Иоанна Капистрано были сожжены 40 евреев по обвинению в надругательстве над гостиями. Все случаи подобных обвинений перечислить невозможно, даже в восемнадцатом веке евреев за осквернение гостий казнили во Франции, а в Румынии такое же обвинение выдвинули в середине девятнадцатого века.

Эффект «палочки чудесной крови» часто проявлялся как капли или пятна «крови», поэтому возникло поверие, что евреи или еретики протыкают священные католические гостии.

Паоло Уччелло, вторая фреска алтаря, кон. 1460-х гг.
Паоло Уччелло, пятая фреска алтаря, кон. 1460-х гг.

“Считалось, что евреи протыкают гостию ножом, иглами и бросают в кипящую воду, жарят на сковороде и всяческими способами мучают ее, так что многие слышали плач младенца Христа и его жалобы или видели сочащуюся из гостии кровь. Подобный сюжет изображен на известной картине Паоло Учелло (XV в.). В проповедях и назидательных примерах (ехеmpla) часто использовались различные легенды, связанные с евхаристией.

Пределла «Чудо оскверненной гостии» к алтарю братства Corpus Domini (Национальная галерея Марке в Урбино) упомянутого Уччелло (настоящее имя Паоло ди Донно) состоит из шести сцен, иллюстрирующих «Новую хронику» Джованни Виллани*, в которой рассказывалось, как в 1290 году французский еврей-ростовщик Джонатан попытался уничтожить гостию. Когда он ее проколол, из гостии полилась кровь, а когда стал ее варить, она превратилась в мясо. Еврея сожгли, а на том месте в 1294 году построили часовню, которая быстро стала местом паломничества благоверных христиан. Католическая энциклопедия приводит характерные названия этого святого места:

“Чудеса кровотечения из гостий происходили во многих местах в течение Средневековья, и как чудо, так и кощунство, вызвавшее его, иногда ознаменовывались процессиями или памятниками. В 1290 году парижский еврей совершил святотатство над гостией и был приговорен к смерти. Искупительная часовня была возведена над его домом, и это святилище последовательно называлось: «La maison rue où Dieu Fut Bouilli», «L’eglise du Sauveur bouillant» (Церковь Кипящего Спасителя), «La chapelle du miracle», и, наконец, «L’eglise des billettes».

Перестроенная в 1758 году бывшая Церковь Кипящего Спасителя, Рю де Архив, дом 22-24. Национализирована в революцию и продана частным лицам, в 1808 году выкуплена Парижем, затем передана лютеранской церкви.

Позже и сама улица получила имя Rue où Dieu Fut Bouilli (Улица где Варили Господа), затем Rue des Billettes , упоминаемая Гюго в «Отверженных». Сейчас это Rue des Archives. Католическая энциклопедия добавляет, что в 1444 году этот эпизод с кроваво-вареными гостиями даже был театрализован, а в 1533 году, на праздник Тела Христова, «Тайна Святой Гостии» была сыграна в Лавале. Часовню Dieu Fut Bouilli перестроили в XVIII веке.

“Через восемь лет кровавые события разразились в Баварии. Население Ретингена восстало против евреев из-за осквернения гостии. В городе перебили всех евреев; еще долго потом в Баварии банды истребляли всех евреев, не соглашавшихся принять христианство. Никогда до этого евреи целой области не несли ответственность за преступление, вменяемое одному человеку. Это был первый случай геноцида евреев в христианской Европе. Коллективное истребление евреев из-за осквернения святых даров наблюдалось также в Баварии в 1337-1338 гг., в Старой Кастилии в 1417 г., в Берлине в 1510 г., где было казнено 38 иудеев, а остальные были изгнаны из Бранденбурга.
В этих вспышках насилия иногда трудно уяснить роль церкви. Но с уверенностью можно сказать, что обвинения в осквернении святых даров способствовали развитию этого культа, как это отмечалось уже в Париже в 1290 г. В 1369 г. в Брюсселе в одной часовне была обнаружена пропажа святых даров. Евреев обвинили в том, что они хотят надругаться над ними в великую пятницу грядущего праздника Пасхи. Но гостия начала кровоточить, и злодеяние было раскрыто.

Церковь не раз извлекала положительный эффект из таких «чудес» (или из слухов о чуде, иногда таковые и вообще могли быть выдумкой с самого начала). Но обычно все же повод был, а уже дальше он обрастал легендами и преувеличениями. Например, так называемые «станцы Рафаэля» в Ватикане содержат сюжет «Месса в Больсене», где художник изобразил чудо, произошедшее в 1263 или 1264 году, когда во время богослужения гостия в руках у маловерного священника обагрилась кровью. Праздник Торжества Пресвятого Тела и Крови Христа в память установления и дара Святой Евхаристии был введен Папой Урбаном IV в 1264 году его буллой «Transiturus» вслед за этим евхаристическим чудом, свершившимся в церкви Санта Кристина в Больсене, что помогло укрепить догмат о пресуществлении. Данное чудо обычно изображается именно в виде капель крови на плате. Эту гостию хотя бы никто не варил, и реки крови она не изливала.

Явление кровоточащих гостий в небольшом германском городе Вильснак помогло организовать крупный паломнический бизнес. Легенды в таких случаях отличаются, речь идет не об осквернении, а о великом чуде. Советские авторы утверждали, что чудо, явленное «палочкой чудесной крови» в Вильснаке, также привело к уничтожению еретиков: «Все непонятные явления в те далекие времена объясняли чаще всего колдовством. И священнослужители вильснакской церкви не замедлили найти подходящее объяснение происходящему. Вина за появление пятен была возложена на еретиков: это они-де с умыслом прокалывают гостии, которые начинают кровоточить. В пламени костров и от побоев разъяренной толпы погибли сотни безвинных жертв». Хотя никаких подтверждений гибели еретиков в данном случае найти не удается, за исключением издания Льва Поткова , но факт в том, что в любом случае городок Вильснак стал известным местом. Католическая легенда гласит, что в 1384 году три гостии, найденные целыми на месте сгоревшей церкви, чудесным образом не пострадали, и в середине каждой из них появились капли крови. Быстро разошлась молва о кровоточащих гостиях, и уже в 1384 году епископ Гавельбурга одобрил их почитание. На это место стали приходить многочисленные пилигримы, наслышанные о «живой крови Господа».

Церковь чудесной крови в честь св. Николая, Бад-Вильснак, Германия

Послан туда был и Ян Гус, убедившийся в обмане местных священников по поводу «чудесных исцелений». Результатом стало издание повеления пражского епископа о том, чтобы раз в месяц в каждом приходе произносилась проповедь против путешествия на богомолье в Вильснак. Ибо кому интересно, чтобы средства уходили из города к более удачливым коллегам, а не оседали в местных церквях. Более того, архиепископ поручил Гусу написать ученый трактат на эту тему. Гус такое сочинение написал, и в нем доказывал, что ни одна капля крови Христа не может где-либо находиться. Гус утверждал, что в таинстве причащения следует допускать только «невидимое» присутствие крови и плоти. Позже, воспользовавшись также и этой «евхаристической ересью», католики Гуса сожгли, и Констанцский собор 1415 года постановил, что «все его книги должны быть сожжены, его память — проклята, а душа ввергнута в ад». Тогда против чудесных гостий начали выступать уже другие архиепископы, недовольные столь сильной конкуренцией. Это, конечно, было бесполезно — со временем папа Евгений IV одобрил почитание гостий, а сменивший его папа Николай V подтвердил свою веру в чудо. Вильснак превратился в очень крупный центр паломничества, и в честь «кровавых» гостий построили Церковь Чудесной Крови Св. Николая, которая и сегодня является достопримечательностью города.

Позже Лютер в своем письме (1520 г.) гневно обвинял в организации мошеннического паломнического бизнеса вильснакских епископов, придумавших «этот дьявольский обман для своей выгоды». Католичество ответило обвинениями протестантов в том же осквернении гостий. Поддерживали, впрочем, католиков в таких обвинениях далеко не все правители, а польский король Сигизмунд II Август, хоть и не принимавший активного участия в борьбе католичества и протестантства, высказался о «кровавых гостиях» вполне определенно как о сумасшествии.

“Обвинения в осквернении гостий выдвигались как против евреев, так и против протестантов. Первые погромы евреев вспыхнули в Польше приблизительно в 1500 году. Более сильные короли, не запуганные духовенством, временно восстановили прежний порядок. И Сигизмунд I, и Сигизмунд II осуждали обвинения в осквернении гостий как мошенничество, а Сигизмунд II откровенно заявил: «Я потрясен этой отвратительной мерзостью, и я еще не лишился разума, чтобы воображать, будто в гостии может быть какая-то кровь». Конечно, король понимал, что здравый смысл — вовсе не «здрав» для церкви с ее «верую ибо абсурдно».

В ответ католикам в середине XVI века протестантский проповедник Иоахим Эллефельд чудо-гостии в Вильснаке уже действительно «оскорбил» — он их сжег. Второй раз гостии из огня уже не воскресли.

Поскольку католическая церковь эксплуатировала подобные чудеса, то в католической энциклопедии, естественно, никаких упоминаний о «палочке чудесной крови» мы не найдем. Но с 50-х годов XIX века о ней появилось множество публикаций, не было газеты, которая бы об этой бактерии не написала, даже в словаре Брокгауза была статья:

“Благодаря своему пигменту, поразительно похожему на кровь, B. prodigiosum, бактерия «чудесной крови» (Wunderblut) играла немалую роль в былые времена. Еще в глубокой древности замечено было, что иногда, совершенно внезапно, появляются на хлебе или на другой пище красные пятна, как капельки крови, потом становятся все больше и больше, заливая хлеб кровавым слоем. Еще Пифагор запрещал своим ученикам есть вареные бобы, потому что, постояв на лунном свете, они превращаются в «кровь». В средние века такое чудо превращения хлеба в кровь (transsubstantiatio) не составляло редкости. Особый ужас возбуждало появление «крови» в церкви на гостиях, т. е. на облатках, служащих для причащения у католиков и лютеран. Невежественная толпа в паническом страхе требовала искупительных жертв, которыми часто являлись евреи. «Чудесная кровь» появлялась внезапно в разных местах, имея обыкновенно характер скоротечных эпидемий. В 1819 г. «чудесная кровь» появилась на поленте (каша из маисовой муки) в доме одного крестьянина близ Падуи. Народ, по обыкновению, заволновался; к счастью, местный врач, д-р Сетте, человек просвещенный, рассеял «чудо», открыв его естественную причину — а именно микроскопический «грибок», названный им Zoogalactina imetrofa. Заслуга Сетте бесспорно велика, хотя едва ли ему удалось увидеть в его микроскоп действительного виновника «чудесной крови», очень мелкую бактерию.

Врачу Винченцо Сетте пришлось столкнуться с местным священником, который утверждал, что только в доме проклятого безбожника еда может кровоточить. Но времена уже были не те — врач поручил полицейскому тайком подсунуть тарелку с полентой в дом к самому св. отцу. На следующий день полента в доме священника была красной от «крови». Сейчас считается, что причину «чудесной крови» в Падуе установил фармацевт Бартоломео Бизио, давший в 1823 году бактерии (он тоже принял ее за грибок) название Serratia. Эту историю пообсуждали, потом подзабыли. Напомнил о ней Эренберг на заседании Берлинской Академии наук 26 октября 1848 года, когда сам столкнулся с подобным эффектом в Берлине. Он первым и показал связь бактерии с «кровавыми гостиями». Работа Эренберга была отмечена в Большой советской энциклопедии: «Эренберг впервые описал ряд микроорганизмов, в т. ч. знаменитую бактерию «чудесной крови» (B. prodigiosum), вызывающую пятна кровавого цвета на хлебе, принимавшиеся суеверными людьми за кровь, чем Эренберг положил конец многовековому суеверию, часто использовавшемуся церковью в интересах религиозной борьбы». Хлеб прошлых веков был более подвержен действию бактерии серрация (она же B. prodigiosus): «serratia marcescens, вездесущие, по сути, сапрофитные бактерии с пристрастием к крахмалу».

“Чудеса «кровавых гостий» христианской эры знакомы каждому. Священный хлеб был богат крахмалом и беден кислотами, и это давало хорошую среду для развития микробов B. prodigiosus. Священники средневековья знали, как максимально использовать такое поразительное явление. Недавно, во время осады Парижа, большое количество хлеба стало красными под действием и развитием B. prodigiosus».

С 1950-х годов стало известно, что бактерия патогенна для человека, а многие ее штаммы устойчивы к антибиотикам. Но бактерия серрация — отнюдь не единственно возможная причина «кровавых видений» в средние века. Стоит отнести действие спорыньи, по крайней мере, к некоторым из тех случаев, когда гостии не просто «протыкали», а именно варили. За каждым мифом изначально обычно стоит некий реальный феномен. Если позже часть ростовщиков могла быть сожжена ради уничтожения долговых расписок, и оскорбление гостий им просто приписывали, то изначально версия о «кастрюлях, полных крови» имела все возможности появиться не на пустом месте. Сюжет легенд обычно типичен: еврей покупает гостию или, претворившись христианином, крадет ее в церкви, приносит домой, протыкает, из гостии начинает литься кровь. Испуганный еврей бросает гостию в кастрюлю, вода в кастрюле тоже становится кровью, еврей в ужасе выбегает с криками из дома, соседи заходят в дом, видят кровь, понимают, что еврей надругался над гостией, его хватают и сжигают. Потом на этом месте строится церковь, появляются паломники, развивается бизнес.

Возникает вопрос — а были ли там вообще гостии? Или же евреев просто обвиняли в том, что казалось современникам понятным и логичным в рамках их представлений? Вот здесь мы, похоже, должны вернуться к упомянутой в начале психической проекции. Установка средневекового мышления проста: гостия — плоть и кровь Господа, даже сам Господь (облаткам поклонялись). Все знают, что евреи эти гостии зачем-то (проекция собственной обрядовой магии) маниакально воруют, отчего тело Господа кровоточит. Если в кастрюле «кровь» — значит, еврей там варил гостию, однозначно. Но в реальности, если такие прецеденты и были, то в кастрюле могла оказаться вовсе не гостия, а всего лишь похожая на нее маца — например, для супа с клецками (кнедль, нем. knödel), — в которую попала спорынья. Пшеница, ячмень и овес от заражения спорыньей также не застрахованы, если их цветки раскрываются во время оплодотворения — например, при произрастании на почве с нехваткой меди или бора. Но главное — и хамец, и маца вовсе не обязательно должны быть пшеничными, могли быть и ржаными. Могла это быть и просто мука — из растертой мацы или обыкновенная. Стоит обратить внимание на описание врачей XIX века, изучающих свойства спорыньи для лекарственных целей. В числе других опытов один врач ее варил: «Если спорынью кипятить в воде, она, если препарат был концентрированным, формирует раствор глубоко кроваво-красного цвета». Другой врач убедился, что вываренная спорынья даже пахнет мясом, экстракт получается «красновато-коричневого цвета, однородный; имеет запах жареного мяса и слегка пикантно-горький вкус». Если в муку попало большое количество спорыньи, то концентрации раствора в бытовых условиях можно добиться случайно — просто отвлечься и забыть, что суп на огне. И получить густую «кровь» с запахом мяса, даже если супчик был постный.

Во многих других случаях «кровавых видений», связанных обычно не с гостиями, а с ржаным хлебом, явление было не похоже на красные пятна, хлеб становился красным целиком. И вот здесь свою роль спорынья сыграла уже однозначно, это зафиксировано в хрониках.

* В русском переводе (Виллани, М: Наука, 1997) глава 136 кн.7 отсутствует. См. Croniche di Giovanni, Matteo e Filippo Villani, Bibliotheca classica italiana secolo xiv (Trieste: 1857), vol. 21, c. 143, p.166

1. Journal of nutritional immunology, Vol. 2. Haworth Medical Press, 1993. p.134

2. Свят. Игнатий Брянчанинов, Собр. соч., том VI, М.: 2001, С. 47-48.

3. прп. Григорий Декаполит. Историческое сказание, весьма полезное и сладчайшее для всех, о видении, которое видел сарацин, уверовал мучеником за Господа нашего Иисуса Христа. Пер. с древнегреч. Ю. Максимова // Альфа и Омега № 3 (33) 2002 — С. 70-75.

4. Карпов А. Избранные жития святых: III-IX вв. М.: Молодая гвардия, 1992. С.143-144

5. Drug Intelligence & Clinical Pharmacy: Vol. 12, No. 11,. 1978. pp. 674-679

6. С. И. Лучицкая. Евреи. // Словарь средневековой культуры. М., 2003, с. 164-170

7. Ibid.

8. Ibid.

9. Leclercq, Henri. Host. // The Catholic Encyclopedia. Vol. 7. New York: Robert Appleton Company, 1910

10. Whittaker G.B. The history of Paris from the earliest period to the present day. Vol. III. 1825. p.207

11. Leclercq, op. cit.

12. Делюмо, Жан. Ужасы на западе. М.: Голос, 1994

13. К. Н. Токаревич, Т. И. Грекова. По следам минувших эпидемий. Л., Лениздат, 1986

14. Potkov, Lev. A world we do not see. Moscow : Foreign Languages Publishing House. 1957. p.78

15. Павленков, Флорентий. Биографическая библиотека Ф. Павленкова: жизнь замечательных людей. 2001. С.238

17. Dundes, Alan. The Blood libel legend: a casebook in anti-Semitic folklore. University of Wisconsin Press, 1991. p.309

18. Хромогенные бактерии. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Санкт-Петербург, 1890—1907

20. Большая советская энциклопедия. Том 39. Советская энциклопедия, 1947. С. 361

21. Drug Intelligence & Clinical Pharmacy: Vol. 12, No. 11,. 1978. pp. 674-679

22. The proceedings of the Iowa Academy of Science, Vol. 12. Iowa Academy of Science, 1905. p.122

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *