Внешняя и внутренняя критика источника

1.1. Внешняя и внутренняя критика исторических источников. Предмет изучения вспомогательных исторических дисциплин

При воссоздании подлинной картины исторического прошлого исследователи в своей работе пользуются разнообразными историческими источниками. Исторические источники – все свидетельства прошлого, которые связаны с деятельностью людей и отражают историю человеческого общества. Любой предмет, к которому хотя бы дважды была применена трудовая деятельность человека, является историческим источником.

Исторические источники бывают:

· вещественные (разнообразные предметы быта и культуры, созданные человеческой цивилизацией);

· этнографические (сохранившиеся традиции в нравах, обычаях народов);

· устные (фольклор);

· лингвистические (устаревшие слова и названия, которыми в древности называли различные явления и предметы);

· письменные (выполненные на органическом или неорганическом материале знаки, которые можно идентифицировать как письменность);

· кино-, фото-, фоно-, видео- документы.

Исторические источники разнообразны и чтобы доказать их подлинность они должны подвергаться критике. Критика источников подразделяется на внешнюю и внутреннюю.

Внешняя критика – это в первую очередь получение информации о происхождении источника. Этим и занимаются вспомогательные исторические дисциплины – установлением времени и места составления источника, авторства, условий его написания, подлинности, а также восстановлением первоначального текста.

Вспомогательные исторические дисциплины позволяют провести анализ текста, данных языка, имен собственных, географических сведений, наблюдение за формуляром, почерком, знаками письма и материалом для письма.

Цель внешней критики – определение степени правомерности использования источника в научном исследовании.

Внутренняя критика основана на изучении содержания источника и имеет целью установление его достоверности, то есть выяснение степени соответствия жизненных событий их отражению в источнике. Устанавливается полнота информации и научной ценности источника. При внутренней критике источника необходимо выявить социальный статус, национальную и культурную принадлежность автора. Автор может проигнорировать или видоизменить одни факты и, напротив, выделить те из них, в подробном освещении которых он заинтересован. Определенное влияние на автора оказывает и историческая обстановка, в которой он живет и работает. Внутренней критикой исторического источника занимается источниковедение.

Источниковедение – это вспомогательная историческая дисциплина, которую нужно выделить на первое место, которая разрабатывает методику и теорию изучения и использования исторических источников. Источниковедение занимается приемами выявления, классификации исторических источников, разработкой комплексной методики обработки, изучения и использования источников.

Предмет изучения источниковедения – письменные источники.

Основные задачи источниковедения:

1. Выявление источников, поиск источников;

2. Установление текста (выявление более поздних вставок – интерколяций). Прочтение текста.

3. Установление происхождения источников – авторство, место написания, год написания, подлинность, установление цели написания.

4. Определение полноты сведений, политической направленности документа.

5. Синтез исторических источников.

Источниковедение, выделившись из состава вспомогательных исторических дисциплин, в настоящий момент стремится стать специальной исторической дисциплиной.

РЕЦЕНЗИЯ С КРИТИКОЙ БИБЛИИ. – ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
01.12.2015 г.
Введение
Рецензия на статью «К вопросу об общественной морали» (субъективный экспресс-анализ), опубликованной 25.05.2015 на моей странице. (Ниже)
Статья была написана в 2012 году на конкурс в Украине «Христианская публицистика». Конкурсным работам всегда сопутствуют ограничения. Она должна была иметь определенное количество знаков, просветов и вмещаться на ограниченном количестве страниц А-4. Поэтому уже готовая статья после соответствующей редакции претерпела целый ряд изменений и сокращений. Понятно, что в ограниченные рамки невозможно было втиснуть всю аргументацию, которой недостает в данной работе.
Публикуя статью не своей странице, я не предполагал, что она будет пользоваться повышенным интересом и навлечет на себя дополнительную критику некоторых читателей. Полученная рецензия от Киттнесс, аккумулировала в себе многие вопросы, которые были заданы мне, поэтому я решил ответить на вопросы данной рецензии, чтобы предварить следующие. Хотя эта тема бесконечная и вряд ли любительские ответы на них полностью удовлетворят взыскательного читателя. К сожалению, на многое невозможно было ответить всецело доказательно и главное кратко. Поэтому эта работа трансформировалась из подрецы в отдельную статью. Я пытался, но все равно, не смог втиснуться в поставленные для себя рамки. Работа получилась объемная настолько, что пришлось ее разбить на несколько частей, дабы она была удобоварима для восприятия и выставить на своей странице, как отдельную работу. Если не все получат ответы на интересующее их, а это и невозможно, автор просит снисхождения у требовательного читателя.
В рецензии Киттнесс не было изменено ни одного слова.
Автор.
Написать рецензию
Дорогой автор статьи!
Вы описали реальные социальные и политические проблемы нашего современного общества, даже охарактеризовали предпосылки их возникновения (на Ваш взгляд, это отречение от Бога, насколько я могу судить по вышеописанному).
Позвольте мне высказать свое мнение на этот счет?
Библия — это идеальнейший инструмент власти над человеческими умами. В ней очень много противоречий, особенно если брать Ветхий завет.
Библия допускает рабство.
Библия допускает откровенное половое неравенство (в духовном смысле женщина очень сильно «принижена»). Ветхий завет допускает многоженство (а не измены ли это? Бог же одно ребро у Адама брал, а не 10 штук, например).
Библия допускает войны (в том числе и во имя Господа нашего Бога).
Библия допускает жертвоприношения.
Библия допускает инцест (я не могу сейчас сослаться на конкретную главу сего писания, но помню, как отец спал со своими дочерьми).
Библия допускает предательство своих близких (попытка убить родного сына во имя веры в Бога… хоть убейте, не пойму — зачем ВСЕВИДЯЩЕМУ сомневаться в верующем, да еще и спорить на этот счет с дьяволом).
В конце концов — в Библии просто много противоречий.
Многие религии созданы исключительно для порабощения человеческих умов. Лишь некоторые религии не рассматривает рабство как основу составляющей своей философии — например буддизм, конфуцианство. Чем они хуже христианства, мусульманства? А тем, что в них нет центра власти — наместника Бога (то бишь, человека).
В Библии можно лишь выделить заповеди, которые на мой взгляд, подходят общим нормам морали и нравственности, да и только. Но опять же вспомним фразу из Библии — «всякая власть от Бога»… Т.е. терпите, дорогие миряне, тем, у кого власть — им свыше достанется по «заслугам», а вам уже в раю место уготовано за терпение…
Поэтому, мое мнение, дорогой автор — дело в не отречении от «Христа», а отречение от общественной морали. Не Библия должна нас учить жить, а люди (учителя,родители) — учить с совестью, честью, гуманизмом. Для
этого государство должно внедрить идеологию, в которой акцент будет указан в первую очередь на любовь к природе, всему живому, человеку.
Алчность порождается из-за эгоизма. Эгоизм порождается из-за безнаказанности, услужливости, вседозволенности.
Если Вы не забыли, Россия несколько сотен лет была рабской страной, причем как в царское, так и советское время. Поэтому простой русский человек до сих пор не может отвыкнуть от того, что он уже не раб. Процветают коррупция, чиновничий беспредел, алчность, тупая покорность народа — это, на мой взгляд, отголоски нашего рабского прошлого. Не зря же тот самый Моисей библейский водил свой народ по пустыне 40 лет, чтоб рабский дух из него выродился?
И разве не Библия прививала славянам, которые до этого были язычниками, рабский дух? После того, как Владимир насильственным способом крестил Русь, и начало активно развиваться рабство на нашей земле.
Если же у Вас возникало сомнения на этот счет, достаточно открыть школьный учебник истории России, например, того же Зубова, и убедиться, что до крещения рабства на Руси не было.
Так что мое мнение — не в Боге и религии дело, а в моральной деградации нации, которая деградирует по причине слабо развитой идеологии гуманизма и любви к природе. Причина же, на мой взгляд, кроется в том, что нет в нашей стране мощной духовной идеологии и если хотите, серьезных санкций за «преступления»(я говорю не о церкви, так как она веру в Бога продает за деньги, а это не приемлемо, уж простите).
Поэтому мое мнение — вне зависимости от режима и специфики власти, нужна в обязательном порядке мощная духовная идеология (не обязательно «религиозная», как, например, в мусульманских странах). Неплохой пример — современные скандинавские страны, с самым высоким уровнем жизни населения — нет революций, минимизированы социальные конфликты. Не просто так же.
Спасибо за внимание!
С уважением, делитесь мыслями еще.)
Киттнесс 16.10.2015 15:39 • Заявить о нарушении / Удалить
Дорогой автор рецензии, рад был увидеть Вас у себя в гостях. Спасибо за рецензию, настолько объемную и затрагивающую множество вопросов, что я счел бы себя бестактным, если бы не ответил Вам такой же развернутой статьей. Позвольте не согласиться со многими Вашими утверждениями. Вы рассуждаете как классический материалист, отсюда и Ваша неправильность понимания тех или иных вопросов. Я буду говорить с Вами со своей позиции верующего человека. Хочется надеяться, что для Вас это будет интересно.
Вы прочитали Библию, как читаете рассказы коллег по порталу Проза.ру, т.е. как любую другую интересную книжку. В этом слабость ваших взглядов. И Вам так очевидны кажущиеся противоречия. «В конце концов — в Библии просто много противоречий». – Ваши слова. Ее нужно читать не как бестселлер. Библия написана для евреев, для верующих людей, а не для вас, атеистов, чтобы доказать или опровергнуть бытие Бога (вас тогда просто не было). Там нужен другой подход и понимание. Когда подход к вопросу другой, и выводы соответственны. Христиане не находят в Библии ни одного противоречия. Как же так? Одни читают – сплошные противоречия, другие не видят оных. Вы (атеисты) ищете заковыки, противоречия, а верующие воспринимают ее как Слово Бога, а значит высшая Истина. Подход другой – другое видение. Она с секретом. Когда вы верите Богу, когда Вы пропускаете все через свое сердце – Он открывает Вам Истину. Впрочем, это Вам ничего не говорит. В силу своего мировоззрения, для Вас она закрыта.
Вы, рассуждаете о Библии с точки зрения современной морали. Ее Вы впитали с молоком матери. И это правильно. Вы не учитываете только того, что эта мораль, Общечеловеческая, Европейская мораль (по ней живут кроме Европы – обе Америки, Австралия и пол Африки), выкристаллизовалась за 2 тысячелетия из учения Христа. Не считая различного множества философских школ, другого, такого высокого и совершенного учения просто не было. Вы сами говорите, цитирую: «можно лишь выделить заповеди, которые на мой взгляд, подходят общим нормам морали». Вы полагаете, она сама (мораль) из ниоткуда взялась? И с этой, сегодняшней этической высоты вы рассуждаете о вопросах, которые в те патриархальные времена были органичны и соответствовали тогдашнему менталитету жителей планеты. Т.е. язычества. Не идеализируйте язычество.
Если бы Вы жили, скажем, 1000 лет назад, и Вашего сына или дочь принесли бы в жертву Перуну для умилостивления, или Даждь-богу для богатого урожая (об этом не принято у нас писать), или в раскаленную пасть Дагона, азиатского божества – наверное, у Вас был бы другой подход к оценке тех же событий. Или сидели бы в амфитеатре римского Колизея (не на арене (не дай Бог), а в партере, читайте в моем «Вольноотпущеннике»), вы вели бы себя как Ваши соседи по скамье, или ушли бы от действительности в нирвану, как учил Будда. Тогда была другая нравственность. Христос и принес Себя в жертву на кресте, о которой Вы так пренебрежительно говорите, чтобы Вы сегодня увидели, какая мерзостная (с сегодняшней, христианской точки зрения) этика была в те времена. Он своим поступком изменил, перевернул ту этику, на нашу.
Я мог бы Вам ответить по каждому Вашему пункту, и, поверьте, убедительно, но появятся много других, таких же. Увязнем в мелочах. Вы же только их видите. У нас разные подходы, разная трактовка. «Многие религии созданы исключительно для порабощения» — ваше утверждение. Ваше понятие истинно советское, марксистское. Их не создавали. Некомпетентная формулировка. Они появлялись, потому что человек творение Бога. Бог вдохнул в него душу живую. (По Библии). С тех пор душа знает, что у нее есть Создатель и ищет Его. Вы думаете, почему сейчас многие ходят к разным гадалкам, ворожеям, экстрасенсам? Почему пытаются возродить язычество, привлекая адептов красивыми, романтичными обрядами у большого костра? Почему ударились в мистику, спиритизм и к звездочетам? Почему следуют разным Христам, самозваным божкам, типа «белого братства», Виссариона в Сибири и другим.
Ищет душа своего Создателя. А кругом полно вредных добавок и заменителей, красителей и ароматизаторов – сплошной суррогат.
Ваше убеждение, Светлана, в том, что, цитирую Вас: «нужна в обязательном порядке мощная духовная идеология» – ошибочно. Было много всяких духовных исканий. Перечислять? Где они, идеологии-то? Не выдержали временем. Даже советская, казалось бы, самая передовая, самая лучшая (которую отобрали у Христа. Вспомните «моральный кодекс строителя коммунизма»), без Христа не сработала. Ау! Ты где лучшая идеология? Продержалась силой, на любвеобильных заботах ГПУНКВДКГБ всего 70 лет. Человека без живого Бога не переделаешь. Проверено веками. Он по своей сущности – эгоист. Если я центр Вселенной – мне начхать на всех. Почему я должен думать о другом, если я один раз живу? Идеология слизняка. Как-то у себя в саду увидел, как два слизняка поедают друг друга, начиная с хвоста. Посмотрел на это кольцо и подумал: вот была бы прекрасная эмблема атеизма.
Только с Богом возможно всего достичь (в нравственном плане) и об этом моя статья. По здравому размышлению вы могли бы тоже прийти к такому заключению. Впрочем…, простите…, хотелось бы верить.
Еще одно Ваше мнение тоже ошибочно, как впрочем и все, цитирую: «мое мнение — не в Боге и религии дело, а в моральной деградации нации» – Ах, какой конфуз! С чего бы это нация так опустилась, до самого плинтуса? Кто посмел? Взяла и деградировала. Ну и ну! А кто ж ее вернет на путь истинный? Где тот умница, кто сможет переделать душу каждого и убедит всех не пить водяру, развратничать, убивать, брехать своим гражданам, взятки не брать, воровать, предавать друзей, жену (мужа)! и Родину. Практически, взяли бы Вы, Светлана, и бросили бы клич: «Эй! Ребята, давайте жить дружно!!!» Только внимательно следите, чтобы не смяли, не растоптали Вас под ногами, бросившиеся исполнять ваш клич.
«Не Библия должна нас учить жить, а люди (учителя, родители) — учить с совестью, честью, гуманизмом». – Это ваши (советские, громкие) слова. Голубушка, дык, хто ж Вам мешает? Вот и сделайте милость, осчастливьте человечество. Спасите горемычное. Вы же, надо полагать – мама? А может учитель вашего чада сотворит? Вы же на них киваете…. Слова…, пустые слова.
Я полагаю, что только Бог в силах совершить полный переворот в душе каждого обратившегося к Нему. Индивидуально. (Читайте мой рассказ «Случайная температура». Это свидетельство человека, которому можно верить. Ему не было смысла обманывать потому, что его слушатели, в той или иной мере, пережили подобное.) Предвижу Ваш вполне логичный вопрос: почему же Бог до сих пор не сделал поголовного счастья? Неужто, сил не хватило? Отвечаю: потому, что большинство из вас, Светлана, думают абсолютно как Вы. Об этом и моя статья, о которой Вы написали свою рецензию. Вам дана свободная воля, а Он не насильник. А вы не хотите принимать. Христос предлагает сейчас, в этот момент: «Изберите жизнь!», а это возможно только с Ним. А вы…, избираете смерть. Смерть не в плане попасть под машину, а в духовном плане.
Зачем же Бога винить в вашей нерасторопности?
Готов ответить на Ваши вопросы. (Если будут, конечно)
Вячеслав Иотко 18.10.2015 04:04 Заявить о нарушении / Удалить
Благодарю за развернутый комментарий на мою рецензию.
Внимательно прочитала Ваш ответ и хочу сделать Вам небольшие замечания, касаемо обращения ко мне (без эмоций):
1) Во-первых, я не Голубушка.
2) Во-вторых, я не атеист (для того, чтобы не принимать православную веру, не обязательно быть атеистом. Я думала, вы об этом знали);
3) В третьих — я не коммунист (хотя, как и во многих идеологиях, в ней есть свои идейные плюсы);
4) В четвертых — к Христу я не отношусь пренебрежительно (не пойму, с чего Вы так решили). Даже не принимая Библию, как истинное учение, я прекрасно отношусь к справедливым, смелым и добрым людям, которые жертвовали собой во имя других людей или попросту, других жизней.
Христос, судя по Новому завету, был искренним и добрым человеком (или Богом), тут уж как Вам будет угодно, и он достоин быть героем человеческих умов.
Саму же Библию, как вы абсолютно справедливо заметили, писали евреи, далеко неглупые евреи. И писали для евреев, а не для всех остальных. Именно поэтому Бог библейский разрешал евреям участвовать в захватнических войнах с другими «неверующими», почитайте эти главы, если вы их не прочитали (а ведь это даже фашизм немного напоминает, Вам не кажется?).
Я Вам скажу больше — я искренне пыталась в этой книге разобраться, но не получается у меня черное назвать белым или наоборот. Нельзя в каждом слове постоянно искать какой-то скрытый смысл — чаще всего его там просто нет.
***
Вообще, спорить с фанатично верующим человеком очень сложно. Потому что вера — вещь абстрактная, не подтвержденная никакими реальными фактам. Ее нельзя отрицать, но и принимать за истину тоже не следует. Это мое мнение. Вы же тот человек, который ослеплен верой в Бога. Ослепленный, потому что готов выпятить из Библии то, что Вам кажется правильным, и проигнорировать то, что не укладывается в головах у многих здравомыслящих людей (я такие моменты в своей рецензии перечислила — вы на них не дали своего комментария, как ни странно).
Ваше мнение я уже поняла — надо верить в прописную «истину» и никак иначе. Не согласна я с Вами в этом плане, поэтому не до чего хорошего мы, скорее всего, не сможем договориться.
И еще. Я верю в то, что Бог есть. Не знаю, насколько он злой, а насколько он добрый. Судя по тому, что происходит в нашем мире, сложно об этом как-то категорично судить.
И для меня нет христианского, мусульманского, языческих или иных богов. Бог он такой, какой он есть. Но мы о нем ничего не знаем. Или же каждый из нас его видит по своему.
Вы его видите так, я вижу иначе. Третий его вообще не видит. Но повторюсь, каждый к видению Бога приходит по разному — и Библия или Коран не может быть обязательно верным восприятием Бога. Каждый сам выбирает свой путь к видению всевышнего, правильный, не правильный — не знаю. Именно поэтому я не занимаюсь пропагандой конкретной идеологии. Я лишь повторюсь — в стране должна быть мощная жесткая идеология, которая максимально приближена к гуманизму и добру в целом (не до маразма, конечно). Это исключительно мое скромное, никому не навязываемое мнение.
Спасибо Вам еще раз за развернутый ответ. Было интересно.
Киттнесс 19.10.2015 13:22 Заявить о нарушении / Удалить
Прошу прощения за такой запоздалый ответ. Ремонт компа, а потом моя продолжительная болезнь, к тому же работа над ответом на Ваши замечания не позволили мне до конца быть учтивым.
Рад был, Киттнесс, что Вам было интересно прочитать мой ответ. Принимаю Ваши претензии ко мне, изложенные Вами.
Перечитал свое обращение к Вам (голубушка) и, действительно, оно звучит с оттенком иронии, что недопустимо. Я ориентировался на Ваше обращение ко мне, словом: «дорогой». Не возражаю: вероятно, это действительно так. При написании ответа на рецензию Вам, я тоже руководствовался дружелюбными обращениями к женщинам, такими как: «дорогая», «радость моя», «солнышко», «голубушка» и т.д. Выдавая желаемое за действительное, я ошибся и, учитывая Вашу претензию, приношу Вам свои извинения.
Из того как Вы не совсем среагировали на мои аргументы в прошлой статье, я сделал вывод, что Вы либо просто их проигнорировали, т.е. Вы видите только то, что ХОТИТЕ видеть и наоборот, либо Ваше абстрактное мышление и логика не достигло еще того уровня, который позволил бы охватить и принять информацию в полном объеме. Меня всегда удивляло, как это человек мыслящий не может увидеть очевидное? Поэтому в последующих своих аргументах я буду обращаться лично к Вам. А поскольку у Вас нет Библии, понятное дело, которую Вы критикуете, я, цитируя Ее, буду писать полностью текст, на который буду ссылаться и место, в котором это написано.
Согласитесь, было бы логично говорить о Библии с высоты сегодняшней морали, интеллектуальных достижений, сегодняшней животрепещущей современности. Все познается в сравнении. Сравнивая Библейские утверждения с нормами сегодняшней жизни, мы придем к истине. Надеюсь.
На будущее мой Вам добрый совет: не пишите больших рецензий. Объясню свою тезу. Когда-то царь Петр высказался: «Указую боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была». Вы же свою рецензию сами писали, без спичрайтера, на которого можно было бы свалить огрехи. А в пренебрегаемой Вами Библии написано: «При многословии не миновать греха, а сдерживающий уста свои – разумен». (Прит.10:19)
Высказывая пространно то или иное мнение, Вы «рассказываете» о себе все возможное. И я, кстати, как и Вы – тоже. Следователь по одному слову на клочке газеты, раскрывает убийство. Почерковед по написанному одному слову расскажет не только все о Вас: привычки, характер, темперамент и т.д., но даже год Вашего рождения. Вы в любой своей рецензии показываете уровень ваших знаний в том или ином вопросе, уровень мышления, образования, гибкость ума, умение абстрактно мыслить, анализировать, пытливость ума, знакомство с логикой, умение полностью охватить объем информации и дать адекватный ответ. Отсюда и заинтересованность Вашего оппонента дальше беседовать с Вами. Вы в своей рецензии показали низкий уровень познаний в обговариваемой теме. Это настолько очевидно…. Абсолютно поверхностное знание Библии. Но рассуждаете, будто в этом вопросе Вы дока. В последующей нашей беседе Вы сами в этом убедитесь.
Предваряя дальнейшее, отвечу на Ваше утверждение: «но не получается у меня черное назвать белым или наоборот. Нельзя в каждом слове постоянно искать какой-то скрытый смысл — чаще всего его там просто нет». Да, это сложно потому, что для Вас оно закрыто. Это не метафора – закрыто совсем, в буквальном смысле. Вы читаете вроде русские буквы, но смысла не понимаете, или видите другой. Это называется: закрыто. Библию нельзя читать как обычную книгу. Там о многом нужно мыслить духовно, поэтому для Вас это сложно. Само Евангелие лично о Вас, Киттнесс, говорит: «Душевный (т.е. плотской) человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и НЕ МОЖЕТ разуметь, потому что о сем судить духовно.» (1-е Коринфянам 2:14).
Поясню. Если Вам, Киттнесс, предложат объяснить слово «негатив», Вы скажете, что это плохой поступок, ситуация. Специалист-фотограф скажет, что это светочувствительная пленка. Заключенный-рецидивист скажет, что это чернокожий африканец. В одно и то же слово вкладывается разный смысл. Вот и Вы о духовном судите по-своему, т.е. по-плотски. Например: Какой же Христос Бог? (кстати для Вас это до сих пор загадка: «…я прекрасно отношусь к справедливым, смелым и добрым людям, которые жертвовали собой во имя других», «был искренним и добрым человеком (или Богом)» — это Ваши слова о Христе. Но Христос не Илья Муромец, чтобы к Нему можно было относиться как к простому и доброму человеку, даже народному герою. Это к вашему соседу «…я прекрасно отношусь», или другу можно. В Христа нужно верить. Он Бог. Причем личность исторически доказанная. Впрочем, вам это ничего не говорит….
Неверующий будет утверждать: если бы Христос был живой Бог, (здесь упомянем Ваше осторожное допущение: (или Богом), Он не допустил бы, чтобы Его распяли на кресте. Он уничтожил бы Своих врагов. Испепелил бы. Они враги. Так говорит железная логика. И логично это для неверующего человека. Верующий, судящий об этом духовно, скажет наоборот: «Благодарю Тебя Бог за то, что Ты отдал Сына Своего Единородного в жертву ради меня грешника, и дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Не правда ли, противоположные мнения? Вы по своему мыслите — верующий по духовному. Это то, что я безуспешно пытаюсь Вам объяснить на слова: «скрытый смысл — чаще всего его там просто нет». Было бы места больше – объяснил бы более подробно.
Я понимаю, Вам не нужны ответы, поскольку у Вас уже сформировано четкое негативное мнение об «идеальнейшем инструменте воздействия» и обо мне: «спорить с фанатично верующим человеком очень сложно». Вы вряд ли измените свое мнение. Вы уже запрограммированы на критику и неверие в мои аргументы. Кроме того, Вы просто хотели показать уровень своих высоких познаний и умно ответить на мои «нелепые» утверждения. Людям нравится обсуждать других людей — это дает им чувство превосходства. Я это понимаю. Но, поскольку мне были заданы Вами множество вопросов, и, судя по Вашим претензиям и откликам других читателей, – ответы на них интересуют многих, – я отвечу на них.
А теперь ответы на Ваши вопросы: сжато, тезисно, поскольку полные ответы выльются в толстую книгу. Пожалуйста, прочтите вдумчиво, внимательно.
Продолжение следует

Внутренняя критика

Внутренняя критика представляет собой следующий и завершающий этап критического анализа источника. На этом этапе критика источника основывается на герменевтике, теории и искусству истолкования исторических (и вообще литературных) текстов. Познающему субъекту важно предельно возможно выявить степень достоверности и научно значимой ценности к информативному содержанию источника, его фактологии. На этом же этапе работы выявляется и социальная направленность и ориентация атрибуции документа Рикёр П. Герменевтика. Этика. Политика. М., 1995. с. 28.

От интерпретации источника исследователь переходит к анализу его содержания. Для него становится необходимым взглянуть на источник и его свидетельства глазами современного исследователю человека другого времени. «…Существует естественное напряжение между историком и филологом, стремящимся попять текст ради его красоты и истины, — так обозначает эту смену позиции исследователя Х.-Г. Гадамер. — Историк интерпретирует с прицелом на что-то иное, в самом тексте невысказанное и лежащее, может быть, в совсем ином направлении, чем то, по которому движется разумеемый текстом смысл» Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. с. 397.

Источниковед, по существу, это филолог и историк в одном лице. Сначала он рассматривает источник как часть реальности прошлого, а потом — как часть той реальности, в которой находится сам. Он оценивает источник логически, обращаясь то к намеренно, то к ненамеренно заключенной в нем информации. Структура исследовательского изложения меняется -она диктуется стремлением возможно полнее раскрыть все богатство социальной информации, которую может дать источник, поставленный в связь с данными современной науки. «Историк стремится заглянуть за тексты, чтобы добиться от них сведений, которых они давать не хотят и сами по себе дать не могут» Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. с. 400.

Исследователь раскрывает всю полноту социальной информации источника, решает проблему ее достоверности. Он выдвигает аргументы в пользу своей версии правдивости свидетельств, обосновывает свою позицию. Если этап интерпретации источника предполагает создание психологически достоверного образа автора источника, использование наряду с логическими категориями познавательного процесса таких категории, как здравый смысл, интуиция, симпатия, сопереживание, то, в свою очередь, на этапе анализа содержания превалируют логические суждения и доказательства, сопоставление данных, анализ их согласованности друг с другом. Здесь вполне уместно вспомнить слова Н.И. Кареева о том, что «знание, добытое приемами мышления, противоречащими требованиям логики, не есть научное знание, даже и не знание вообще». Полученные данные соотносятся со всем объемом личностного знания исследователя, говоря словами Гадамера, «с целостностью нашего опыта о мире» Там же. С. 401.

Обращаясь к анализу фактического содержания и оценивая достоверность сведений документа, исследователь готовит его к включению в формируемую источниковую базу. Она основа для построения исторической картины. В результате процедуры источник становится частью современной историку научной и социальной культуры.

Рассмотрим содержание данной процедуры. Как видно, она включает в себя: во-первых, выявление всех имеющихся в известии исторических фактов, раскрытие полноты его социокультурной информации и, во-вторых, определение соответствия фактического содержания источника исторической действительности, оценка точности и достоверности его данных. Таким образом, первоначально следует установить, какие исторические события, факты отображены настоящим источником и какие исторические темы можно изучать на основе его информации. Затем необходимо определить достоверность его данных по всем представленным в тексте историческим фактам, темам и аспектам. С этой целью нужно учесть социокультурную принадлежность свидетельства, личные особенности автора, функции источника и исторические условия его возникновения. Впоследствии это позволит освободить его информацию от субъективных искажений.

Конкретно, для оценки достоверности известия нужно сделать следующее. Прежде всего, выяснить, из какой национальной и социальной среды вышел источник, очертить круг ценностей и идеалов данной среды и определить ее влияние на автора в отборе, фиксации и оценке событий, фактов и лиц. Очень важно, также выяснить характер и мировоззрение автора, его личное отношение к описываемым событиям и лицам. Весьма существенное значение в оценке достоверности письменных сведений имеет учет таких аспектов, как осведомленность автора, источники его информированности (слухи, свидетельства очевидцев, личные впечатления, документы), способы сбора и обработки информации и его аналитические способности. Кроме того, следует иметь в виду влияние на автора общественной атмосферы и политической обстановки времени создания произведения.

Указанные операции в большей мере касаются повествовательных источников с сильным авторским началом. Анализ обезличенных, документальных свидетельств, естественно, более прост и объективен. Внимание источниковеда акцентируется на функциях создавшего документ учреждения, также учитываются цели и задачи источника, описываемый объект, структура и содержание документа, способы сбора, обработки и публикации данных и т.д.

Для примера проанализируем материалы Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 года. Проведение переписи было вызвано обострением продовольственного кризиса в воюющей России. Организовало обследование Особое совещание по продовольствию. Перепись имела целью учесть состояние сельскохозяйственного производства и имевшиеся в деревне продовольственные и фуражные запасы. В ее ходе регистрировались население, работники, пашня, посевы, скот и выборочно запасы. В результате, как того требовали задачи, были получены очень точные данные по посеву, скоту и населению. Землепользование, описание которого не было необходимым, описано не достоверно. Инвентарь переписывался только в Сибири. В общем можно сделать вывод, что по данным настоящей переписи можно изучать только общее состояние сельского хозяйства страны. Товарно-денежные аспекты хозяйства из-за недостоверности сведений об аренде, инвентаре и наемных работниках по ее материалам исследовать невозможно Никулин П.Ф. Учебное пособие «Теория и методика источниковедения в отечественной истории X — начала ХХ вв.» М., 2004. с. 164.

Таковы, примерно, направления и наборы операций, связанных с заключительной процедурой источниковедческого анализа, который проводит историк, изучающий какую-либо конкретную тему. Исследователь-источниковед, однако, на этом не останавливается. Свое исследование он завершает источниковедческим синтезом, в ходе которого он должен вписать источник в контекст породившего его прошлого.

В процессе источниковедческого анализа исследователь как бы рассекает источник на простые, доступные мышлению части. Он раскрывает информационные возможности письменного свидетельства, интерпретирует те сведения, которые намеренно или помимо своей воли сообщает источник, свидетельствуя о своем авторе и о том этапе социального развития, когда он был создан. Опираясь на результаты проведенного анализа, источниковед обобщает свою работу, осуществляет источниковедческий синтез.

Синтез — завершающий этап изучения произведения. Его цель восстановление целостности источника как органичной части культуры своего времени, той социокультурной общности, которая его произвела. Так, восстанавливая целостный облик законодательного акта, необходимо не только восстановить процесс его создания в системе законотворческих учреждений, но и вписать его в систему социальной, политической и, особенно, правовой культуры данного общества. В связи с этим следует также показать, как этот закон воспринимался обществом и исполнялся чиновниками. как сочетался с аналогичными нормами обычного права и т.д.

Возращение к целостности произведения, как к явлению культуры — характерная черта методологии отечественного источниковедения. Очень ярко она проявилась в подходе А.С. Лаппо-Данилевского к изучению частноправовых аспектов, в реконструкции А.А. Шахматовым древнерусского летописания и в творческом исследовании В.О. Ключевским древнерусских житий святых.

Аргументированная оценка культурного значения источника завершается практическими рекомендациями о возможностях его научно-практического использования. Это могут быть рекомендации по собранию соответствующих памятников, по экспертизе ценности источников; по их использованию в научно-исследовательской и культурной работе.

Практические рекомендации источниковеда убедительны только в том случае, если каждый из этапов источниковедческого анализа и последующий синтез не только тщательно проведен, но и логически обоснован и четко изложен в виде источниковедческого исследования.

Источниковедческое исследование имеет свою логическую последовательность изложения. Примерная схема письменного изложения результатов источниковедческого исследования выглядит следующим образом Никулин П.Ф. Учебное пособие «Теория и методика источниковедения в отечественной истории X — начала ХХ вв.» М., 2004. с. 170.

Введение. В нем обосновывается степень ее изученности (историография), формулируются его цель, задачи, методы и обосновывается структура письменной работы.

Глава первая. Ее предмет общая характеристика источника. Она соответствует первой части источниковедческого анализа изучению внешних особенностей происхождения, авторства, истории текста и его истолкованию.

Глава вторая. В ней дается анализ фактического содержания источника и дается оценка полноты и достоверности его сведений.

Заключение. Содержит обобщенную культурологическую оценку исследуемого источника и практические рекомендации по его использованию.

Общегуманитарный метод источниковедения призван помочь в решении наиболее сложных проблем гуманитарного познания. Современная ситуация в гуманитарном познании характеризуется стремлением найти новые пути к историческому синтезу, воссозданию целостности культуры. Источниковедение сложилось в новейшее время именно как целостный метод исследования особого пространства гуманитарного знания — соотношения объекта, субъекта и их взаимодействия в гуманитарных науках. Наиболее сложным является вопрос об объективности гуманитарного познания, возможности исследования жизненного мира человека. Преодолеть взаимосвязанность между субъектом и объектом гуманитарного познания возможно лишь сознательно осмысляя различия познавательных процессов, задач и исследовательских целей.

Современные методологи говорят о диалогичности познания в области культуры. Но, для того чтобы этот диалог (между настоящим и прошлым — у историка, между разными культурами — у культуролога, двумя субъектами — у антрополога или исследователя искусства) мог быть содержательным, нес новую информацию, необходимо провести методологическое различение каждого из голосов в отдельности. Это различение является необходимым условием достижения синтеза в исследовании культуры.

Вывод по §2. Внутренняя критика представляет собой завершающий этап критического анализа источника. На этом этапе критика источника основывается на герменевтике, теории и искусству истолкования исторических (и вообще литературных) текстов. Познающему субъекту важно предельно возможно выявить степень достоверности и научно значимой ценности к информативному содержанию источника, его фактологии. На этом же этапе работы выявляется и социальная направленность и ориентация атрибуции документа.

При этом процесс внутренней критики можно разделить на два этапа: изучение фактического содержания письменного источника и источниковедческий синтез памятника.

Вывод по главе 2. Источниковедческая критика — решающая стадия исследовательской работы над документами. Ее цель определить степень полноты и достоверности фактического содержания источника и создать предпосылки для извлечения из него достоверной информации.

Методика источниковедческого анализа включает в себя следующие процедуры и операции:

1) Определение внешних особенностей источника;

2) Установление происхождение источника:

3) Интерпретация или истолкование текста: выяснение смыслов текста, правильное его понимание;

4) Изучение фактического содержания письменного источника и выяснение его соответствия исторической действительности;

5) Источниковедческий синтез памятника.

Причем первые три процедуры составляют внешнюю критику источника. Заключительная фаза источниковедческой критики представляет критику внутреннюю.

Всесторонний анализ источника или «критика источника», как принято говорить у источниковедов, включает в себя определение вида источника, его происхождения, установление времени, места, обстоятельств его появления, полноты информации. Критика источника обычно подразделяется на внешнюю и внутреннюю.

Внешняя критика устанавливает время, место и подлинность создания источника, а также авторство. Время, место и авторство устанавливаются даже тогда, когда они указаны в документе, поскольку эти сведения могут быть сознательно искажены.

Внешней критикой в значительной мере занимаются источниковеды. Исследователи-историки значительно больше внимания уделяют анализу содержательной стороны исторического источника (внутренней критике).

Внутренняя критика делает акцент на содержании источника, на анализе полноты, точности и правдивости содержащейся в источнике информации.

Основные направления внутренней критики – это установление:

  • места источника в контексте эпохи, его полноты и репрезентативности;
  • цели создания источника;
  • достоверности источника (точности и правдивости изложения).

Определить место источника, насколько он важен и принципиален для изучения отраженной в нем эпохи можно, установив, насколько он репрезентативен (насколько отражены в нем наиболее значимые факты). В связи с этим стоит привести слова известного американского историка Л. Готтшока: «Люди, которые наблюдали прошлое, увидели только часть того, что имело место, и зафиксировали только часть того, что они запомнили; из того, что было ими зафиксировано, сохранилась только часть; до историка дошла часть того, что было зафиксировано, но только часть этого заслуживает доверия: а из того, что заслуживает доверия, не все нам понятно; и, наконец, только часть понятого можно сформулировать или рассказать». При этом он добавляет, что «у нас нет никаких гарантий, что дошедшее до конца этого пути представляет собой как раз самое важное, самое крупное, самое ценное, самое типичное и самое долговечное из прошлого».

Исследователю необходимо помнить, что любой документ создается для реализации какой-то цели. Осознание того, что источник создан с определенной целью, позволяет понять, что могли быть и другие цели и соответственно другие источники, освещающие данный факт, но с другой стороны. Это ориентирует на поиск и других источников, разного рода документов, и на их сравнение.

Установление достоверности источника предполагает, насколько верно и правильно исторический источник объясняет исторические явления и события. Например, заявления политических деятелей являются подлинными с точки зрения того, что это выступления именно этих деятелей, а не самозванцев, но это не означает, что в их речах информация всегда правдива, достоверна.

В общем контексте исследования критическому анализу подвергается язык и фразеология источника, так как в разные исторические эпохи значение слов не остается неизменным.

Стоит обратить внимание и на то, что между фактом и его отражением в источнике всегда стоит свидетель, который занимает определенное место в структуре общества, имеет свои взгляды и наделен индивидуальной психикой. Все факты, прежде чем отложиться в источнике, проходят через его восприятие, и это налагает на содержание источника определенную печать.

В каждом источнике имеются элементы субъективности, которые переходят и на факты, отраженные в нем, то есть источник в той или иной степени окрашен личным отношением. Исследователю приходится проделывать кропотливую работу, чтобы «очистить» факты от налета субъективности и выявить подлинное явление исторического процесса.

Структура и методы исторического познания

Специфика исторического познания

Структура исторического исследования отражает с учетом его специфики этапы научно-исследовательской деятельности в любой отрасли знаний:

  • Выбор объекта и предмета исследования на основе определения актуальности и степени изученности проблемы
  • Определение цели и задач исследования
  • Выбор методов исследования
  • Реконструкция исторической реальности
  • Теоретический анализ, доказательство истинности полученных знаний
  • Определение ценности, теоретической и практической значимости полученных знаний

Исследование определяется актуальностью, то есть должно представлять научный интерес. Исследователь, безусловно, стремится к объективности в оценке исторических событий и явлений. Но при всем желании быть беспристрастным, невозможно быть полностью свободным от своего мировоззрения, ценностных или иных установок. Так или иначе, в процессе исследования историк высказывает свое собственное, субъективное мнение. В исследовательской деятельности любого историка всегда проявляется сочетание объективного и субъективного факторов.

Специфика исторического исследования заключается в том, что процесс исследования опирается преимущественно на теоретические методы, что вызывает необходимость верификации (удостоверения в подлинности) исторического знания. Чтобы максимально приблизиться к объективной истине, снизив влияние субъективных факторов, необходима система методов исторического познания.

Методы изучения истории

История, как и любая другая наука, характеризуется своими методами исследования. Первый уровень охватывают общенаучные методы, используемые во всех гуманитарных областях знания (диалектический, системный и др.), второй уровень отражает непосредственно общеисторические методы исследования (ретроспективный, идеографический, типологический, сравнительный, сопоставительный и др.). Широко используются методы других гуманитарных и даже естественных наук (социологии, математики, статистики).

Диалектический метод способствует теоретическому отражению целостности объекта, выявлению основных тенденций его изменения, причин и механизмов, обеспечивающих его динамизм и развитие.

Системный метод определяет необходимость целостного анализа исторических событий и явлений в совокупности единичного, особенного и общего, многообразие компонентов исторического процесса и его внутренних

Широкое распространение в исторической науке получил метод сравнения (компаративный метод) — сравнение исторических фактов, портретов исторических деятелей в процессе исторического познания. Он направлен на обнаружение аналогий или их отсутствие в историческом процессе. Плодотворные результаты компаративный метод дает при сопоставлении истории разных государств, жизни различных народов.

Тесно связан с методом сравнения типологический метод (классификационный метод) – основанный на классификации исторических явлений, событий, объектов; выявлении общего в единичном, поиске характерных признаков для определенных типов исторических событий. Классификация – это основа всех типов теоретических конструкций, включающих сложную процедуру установления причинно-следственных связей, которые связывают классифицируемые объекты. Данный метод дает возможность сопоставлять исторические явления по сходным параметрам.

Один из наиболее распространенных методов исторического познания – генетический (или ретроспективный). Это ретроспективное раскрытие исторической реальности, деятельности исторических личностей, последовательных изменений в исторической действительности в процессе развития на основе причинно-следственных связей, закономерностей исторического развития. Основанный на анализе одного и того же объекта в различных фазах его развития, генетический метод служит для восстановления событий и процессов прошлого по их последствиям или ретроспективно, то есть от уже известного по прошествии исторического времени — к неизвестному.

Вот что по этому поводу писал английский историк Д. Эльтон: «Поскольку мы знаем, как двигались события, мы склонны предполагать, что они должны были двигаться обязательно только в этом направлении и считать известный нам результат как бы «правильным». Первая тенденция освобождает историка от его главной обязанности – что-либо объяснять: неизбежное не требует объяснения. Другая тенденция делает его нудным апологетом совершившегося и побуждает его видеть прошлое лишь в свете настоящего». Исследователь же должен стремиться к объективности, должен стремиться увидеть особенности изучаемой эпохи и исторически подходить к перспективам общественного развития.

Идиографический (индивидуализирующий) метод характеризуется описанием отдельных исторических событий и явлений, процессов. Это конкретное, максимально полное описание индивидуального исторического феномена, позволяющее воссоздавать лишь локальное целое, не предполагая сравнительно-исторического исследования. Идиографический метод нацелен на выявление особенностей исторических феноменов.

Изучение исторических источников предполагает применение метода сопоставления, взаимопроверки сведений имеющихся документов, разнообразных исторических источников, что исключает абсолютизацию единожды упоминаемого факта, а соответственно спекулятивность в историческом познании, и обеспечивает приближение к истине в ретроспективном отображении исторического события или процесса.

Изучая исторические документы, исследователь занимается наблюдением. Однако наблюдение носит косвенный характер, так как изучается, как правило, то, что уже не существует, что кануло в вечность: условия, в которых развивались события, люди, которые принимали в них участие и даже целые цивилизации. Наблюдение ведется за свидетельствами отдельных участников событий, которые не выбирали момент этих событий, свое место в них и часто видели далеко не самое важное в этих исторических явлениях. Только изучение разнообразных источников, историческое наблюдение через источники позволяет нарисовать более объективную картину, в полном объеме представить исторический факт и его своеобразные черты.

Историческая наука допускает умственный или мыслительный эксперимент, проводимый в воображении исследователя, когда делается попытка воспроизвести то или иное историческое событие.

Широкое распространение получил метод квантитативного (количественного, статистического) анализа явлений — анализа динамики общественных процессов на основе статистического материала. Раньше всего на квантитативный путь вступила экономическая история, поскольку она всегда имела дело с измеримыми величинами: объемом торговли, промышленного производства и т.п. Ею широко использовались статистические материалы, характеризующие экономические процессы и экономическую жизнь общества. С помощью статистических методов производится накопление и систематизированное обобщение разнообразных эмпирических данных, отражающих различные аспекты, состояния объекта изучения. Количественные методы в настоящее время широко применяются и при изучении социальных явлений прошлого. Однако, работая с количественными показателями, исследователи сталкиваются с двумя трудностями: для отдаленных эпох эти сведения слишком скудны и фрагментарны, а для новейшего периода — огромны по своим объемам.

Извлекая из источника сведения о различных фактах, исследователь сверяет их с тем, что знает о таких же или подобных фактах и явлениях. Знание, независимое от источников, польский историк Е.Топольский называет «внеисточниковым»: его дают как собственные наблюдения над окружающим, так и различные науки. На основании имеющихся знаний восполняются неизбежные пробелы в источнике. В этом случае значительную роль играет здравый смысл, то есть догадка, основанная на наблюдении, размышлении и личном опыте.

Все перечисленные и охарактеризованные методы исторического исследования или методы исторического познания одновременно являются и методами изучения истории в рамках широко распространенного проблемно-хронологический метода – изучения исторических процессов во взаимосвязи фактов, событий и явлений в хронологической последовательности.

Методология истории

Чтобы разобраться в актуальных проблемах исторической науки важно понять не только особенности исторического знания, специфику исторического исследования, но и познакомиться с различными методологическими подходами. Это необходимое условие для оптимизации не только исторической, но и в целом гуманитарной подготовки в вузе.

«Методологический подход» — способ исторического исследования, основанный на определенной теории, объясняющей исторический процесс.

Под термином «методология» следует понимать теорию, объясняющую исторический процесс и определяющую методы исторического исследования.

Долгие годы в нашей стране была известна лишь марксистско-ленинская методология истории. В настоящее время отечественной исторической науке свойственен методологический плюрализм, когда в историческом исследовании находят свое применение различные методологии.

Теологический подход

Теологический подход возник одним из первых. Он уходит своими корнями в религиозные представления, определившие основы понимания развития человечества. К примеру, в основе христианского понимания развития общества лежит библейская модель истории. Теологический подход, таким образом, опирается на теории, объясняющие исторический процесс как отражение Божественного плана существования человечества. Согласно теологическому подходу источником развития человеческого общества является Божественная воля и вера людей в эту волю. Приверженцами этой теории являлись Августин, Джеффри, Оттон. В XIX в. ход истории определял божественным провидением Л.Ранке. К российским авторам христианской концепции исторического развития относятся Г. Флоровский, Н. Канторов.

Субъективизм – это идеалистическое понимание исторического процесса, согласно которому история развития общества определяется не объективными законами, а субъективными факторами. Субъективизм, как методологический подход, отрицает исторические закономерности и определяет личность творцом истории, объясняет развитие общества волей отдельных выдающихся личностей, результатом их деятельности. К сторонникам субъективного метода в исторической социологии можно отнести К. Беккера.

Географический детерминизм – преувеличение значения географического фактора в развитии конкретных обществ. Арабский историк Ибн Хальдун (1332-1406 гг.), автор «Книги назидательных примеров по истории арабов, персов, берберов и народов, живущих с ними на земле», развил идею решающего значения географической среды для развития общества, зависимости обычаев и учреждений каждого народа от способов добывания ими средств к существованию. Таким образом, согласно теории географического детерминизма, в основу исторического процесса положены природные условия, определяющие развитие человеческого общества. Многообразие исторического процесса также объясняется особенностями географического положения, ландшафта, климата. К сторонникам этого направления можно отнести Ш.Л.Монтескье, подробно изложившего идею влияния климата и других естественно географических факторов на общество, формы его правления и духовной жизни.

Россию как целый историко-географический континент с особой судьбой рассматривали представители евразийской школы Г.В.Вернадский и Н.С.Трубецкой, В.Н.Ильин, Г.В. Флоровский. Н.И. Ульянов, С.М. Соловьев в истории развития общества придавали важное значение природе, географической среде. Н.И.Ульянов считал, что «если существуют законы истории, то один из них надо усматривать в географических очертаниях Государства Российского». С.М. Соловьев писал: «Три условия имеют особенное влияние на жизнь народа: природа страны, где он живет; природа племени, к которому он принадлежит; ход внешних событий, влияния, идущие от народов, которые его окружают».

Рационализм – теория познания, определяющая разум единственным источником истинного знания и критерием достоверного знания. Декарт –родоначальник рационализма нового времени доказывал возможность постижения истины разумом. Рационализм ХVII-XVIII вв. отрицал возможность научного познания истории, рассматривая ее как царство случайности. Как методологический подход рационализм соотносил исторический путь каждого народа со степенью его продвижения по лестнице общечеловеческих достижений в области разума. Деятели Просвещения наиболее отчетливо проявляли безграничную веру в торжество прогресса на основе силы разума.

Рационалистическая интерпретация истории (всемирно-историческая интерпретация) в XIX веке представлена учениями К.Маркса и Г.Гегеля. По их мнению, история универсальна, в ней действуют общие и объективные по характеру закономерности. В философии Г.Гегеля исторический процесс представлен тремя ступенями: восточная (азиатская), греко-римская (античная), германская (европейская). В подготовительных рукописях к «Капиталу» К.Маркс выделял докапиталистическое, капиталистическое и посткапиталистическое общество. Она является описанием европейской цивилизации. Европоцентризм (признание европейских шедевров хозяйства, зодчества, военного дела, науки эталоном цивилизованности и европейских критериев прогресса – универсальными) обусловил кризис рационалистической интерпретации истории в ХХ веке.

Эволюционизм сформировался в начале XIX в. как антропологическая интерпретация идеи развития и прогресса, не рассматривающая человеческое общество как общество производителей. К классикам эволюционизма относят Г.Спенсера, Л.Моргана, Э.Тейлора, Ф.Фрезера. Из российских ученых к сторонникам эволюционизма причисляют Н.И.Кареева. Эволюционизм представляет исторический процесс как однолинейное единообразное развитие культуры от простых форм к сложным, исходя из того, что у всех стран и народов существует единая цель развития и универсальные критерии прогресса. Суть эволюционистской теории предельно проста: с немногими временными отклонениями все человеческие общества движутся вверх по пути к процветанию. Культурные различия между народами объясняются их принадлежностью к различным ступеням исторического прогресса.

Позитивизм как теория, возник в XIX веке. Основоположником позитивизма стал французский философ и социолог О.Конт, разделивший историю человечества на три стадии, из них – теологическая и метафизическая – пройдены, высшая стадия – научная, или позитивная, характеризуется расцветом положительных, позитивных знаний. Позитивизм уделяет особое внимание влиянию социальных факторов на человеческую деятельность, провозглашает всесилие науки и признает независимую от произвола личности эволюцию человеческого общества от низших к высшим ступеням. Сторонники позитивизма игнорировали социально-политическую эволюцию общества, объясняя появление классов и другие социально-экономические процессы функциональным разделением труда.

Формационный подход

В основе формационного подхода лежит марксистская методология, автором которой является Карл Маркс.

Понимание развития исторического процесса в рамках марксистской методологии являетсяматериалистическим пониманием истории, так как основой жизни общества определяется материальное производство, развитиепроизводительных сил. К производительным силамотносится человекс его трудовыми умениями и навыками исредствапроизводства, которые, в свою очередь делятся напредмет труда и средства труда.Под предметом труда понимается все то, на что может быть направлена человеческая деятельность. Средства труда объединяют в себеорудия труда, при помощи которых человек осуществляет трудовую деятельность, а также то, что на современном языке можно было бы назвать производственной инфраструктурой (то есть систему коммуникаций, складских помещений). Отношения людей в процессе производства материальных благ, а также их распределения и обмена называютсяпроизводственными отношениями. Диалектическое единство производительных сил и производственных отношений называетсяспособом производства.

Анализ динамики взаимоотношений производительных сил и производственных отношений подвели Маркса к формулировке закона, по которому происходит развитие истории человечества. Этот основной исторический закон, открытый К. Марксом,получил название закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Несоответствие производственных отношений характеру и уровню производительных сил приводит к смене типа собственности на средства производства, изменению производственных отношений, развитию производительных сил и, таких образом, к изменению характера способа производства. Но меняется не только способ производства, но и все остальные составляющие человеческого общества. Новый тип собственности приводит к формированию нового господствующего слоя (класса) и социально низших слоев, другими словами, изменится социально-классовая структура общества. Новая система производственных отношений будет новымэкономическим базисом. Новый базис приведет к обновлению того, что в марксизме называетсянадстройкой. К надстройке относится как система так называемых учреждений, среди них, например, государство, так и система идей, к которой могут относиться идеология, мораль и многое другое.

Итак, действие закона соответствия приводит к тому, что вместе с ломкой старых производственных отношений меняется весьтип общества. Тип общества, включающий перечисленные выше черты, называется в марксизмеобщественно-экономической формацией (ОЭФ). Процесс смены общественно-экономических формаций в марксизме называетсясоциальной революцией.

История человеческого общества, согласно теории К. Маркса, является сменой общественно-экономических формаций. В Предисловии к «Критике политической экономии» им были выделены азиатская, античная, феодальная и капиталистическая формации. На этом основании марксистский подход к истории называютформационным подходом. Согласно окончательно оформленному в ХХ веке формационному подходу в истории человечества выделяется пять общественно-экономических формаций: первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая.

Теория формаций сформулирована как обобщение исторического пути развития Европы. В рамках этой методологии человеческая история унифицируется, представляется, что все страны движутся в одном направлении: от первобытного к коммунистическому обществу. Ход истории детерминирован (предопределен) социально-экономическими отношениями, а человек в условиях классового подхода к истории рассматривается лишь как составляющая класса и производительных сил. Основное внимание уделяется классовой борьбе как движущей силе истории, когда абсолютизируется революционное развитие и преуменьшается значение эволюционного развития.

Цивилизационный подход

Критически оценивая эволюционизм, позитивизм, марксизм, следует обратить внимание на теорию локальных цивилизаций, которая представляет собой культурно-историческую интерпретацию истории. Теория локальных цивилизаций возникла как реакция на попытки унифицировать многообразную человеческую историю. Данная теория, не признавая единых критериев исторического прогресса, характеризует историю человечества как многообразный, многовариантный процесс, совокупность историй различных локальных цивилизаций, у каждой из которых свои законы и свое направление развития. Она восходит своими корнями к теории циклического развития Гераклита, Платона, Аристотеля, которые выделяли периоды развития, стагнации и упадка общественных систем.

В основу разработки цивилизационного подхода была положена теория циклов, разработанная О. Шпенглером и А. Дж. Тойнби. Освальд Шпенглер в книге «Закат Европы» раскрыл своеобразие западноевропейской цивилизации, представляя ее, как и другие цивилизации, отгороженной от мира. Огромный вклад в разработку теории локальных цивилизаций внес английский историкАртур Тойнби. Сначала в его теории насчитывалось 100 цивилизаций, затем, в результате укрупнения критериев число цивилизаций как типов общества сократилось до 21.

Цивилизация выделяется по большому количеству критериев: географическим, природным, религиозным, экономическим и другим разнообразным факторам. Из-за трудностей с многочисленными критериями цивилизации, большого разброса в количестве выделенных цивилизаций историки, придерживающиеся данной методологии, обратились к понятиютип цивилизации. Русский ученый (ботаник по профессии, история и политика были его увлечениями)Николай Яковлевич Данилевский представил историю человечества как историю отдельных, не связанных друг с другом13 культурно-исторических типов, среди которых и славянский культурно-исторический тип. В учебной литературе обычно выделяются следующие типы цивилизаций:природные общества, восточный и западный типы цивилизации.

Цивилизационный подход, учитывающий влияние на исторический процесс самых разнообразных факторов, позволяет более адекватно реконструировать историю; включить в процесс исторического познания самую высокую ценность – человека; преодолеть европоцентризм, то есть не выдавать европейские критерии прогресса за универсальные.

Однако в рамках цивилизационного подхода не выработан еще четкий категориальный аппарат, отрицается понятие «цивилизованная страна» в привычном, обыденном смысле слова, отсутствуют единые критерии цивилизации и из-за «атомизации» человеческой истории затруднено выделение общих закономерностей исторического развития.

Представленными выше теориями не исчерпываются методологические учения. И в настоящее время продолжается поиск новых путей познания исторического прошлого, определения содержания исторической науки и методов исторического исследования.

Историография истории

Понятие «историография»

Изначально историографией называли историческую науку («историо-графия» — описание истории). В настоящее время этот термин имеет несколько иное значение. Он означает историю исторической науки. Термин «историография» сегодня употребляется и в смысле «историческая библиография» (историческая литература по конкретной проблеме).

Появление Российского государства с вызвало потребность обосновать его происхождение и незыблемость самодержавия. В 1560-63 гг. впервые в «Степенной книге» история государства изображена как последовательно сменяющиеся княжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *