Воля в философии

Проблема свободы воли связана с проблемой причины и действия, а также с проблемами философии религии и морали.

Говоря приблизительно, свобода воли означает свободу выбора. Отрицание свободы воли есть детерминизм – теория, согласно которой ни один индивид не может контролировать собственные действия.

По мнению детерминистов, все действия людей обусловлены неподконтрольными им факторами. Человеческие поступки обусловливаются не свободным выбором, но генетическим кодом, инстинктами, переживаниями раннего детства или социальной средой. Железный закон причинности гласит, что будущее в некотором смысле уже написано и не подлежит изменению.

В повседневной жизни мы чувствуем, что можем выбирать. С другой стороны, мы видим господство закона причинности в природе в целом и знаем, что мы сами составляем часть природы.

Проблема свободы воли тесно связана с вопросами о моральной ответственности, и потому она встает перед многими людьми. Например, они спрашивают: «Могут ли преступники не делать то, что они делают?» Ведь кажется, что подлинная нравственность возможна только в том случае, если мы действуем свободно. Если мы не свободны, то не можем отвечать за свои поступки, а значит, по отношению к нам неуместны ни обвинения, ни похвала.

Некоторые философы настаивают на существовании свободы воли отчасти потому, что, по их мнению, отрицание ее приведет к вредным последствиям для нравственности.

Причина и случайность

Допустим, человеческие действия являются исключением из закона причинности. Не означало бы это, что они совершаются случайно? Ведь отсутствие причины, безусловно, и есть случайность. В таком случае является ли человек, чьи действия случайны, более свободным, чем человек, чьи действия обусловлены? Видимо, нет.

Для защиты теории свободы человеческой воли недостаточно просто опровергнуть детерминизм, поскольку свобода воли не есть простое отсутствие причинности, не есть случайность.

Перед нами дилемма, которую необходимо разрешить. Она состоит в следующем.

Если человеческие действия беспричинны, являются результатом случая, то индивид не свободен. Человека, чье поведение определяется случаем, следует назвать не свободным, а безумным. Как бы то ни было, действия, являющиеся результатом выбора, не случайны. И если я сделал выбор посетить Богнор, то едва ли могу сказать, что оказался там по чистой случайности.

С другой стороны, если все человеческие действия причинно обусловлены, то индивид опять-таки не свободен. Ведь если все действия человека причинно обусловлены, то так же обусловлен его выбор. Выбор не может ускользнуть от господства причинности. Чаще всего выбор определяется инстинктом или социальной средой.

Итак, в любом случае оказывается, что свободы воли не существует.

Мы можем предположить, что в наше рассуждение вкралась ошибка, поскольку два противоположных тезиса привели к одному и тому же заключению о не-существовании свободы воли.

Совместимы ли свобода воли и детерминизм?

Юм пытался разрешить данную дилемму, доказывая, что свобода воли и причинность не являются противоположностями. Свободная воля, говорит он, совместима с причинностью, более того, зависит от причинности. Мы можем сделать свободный выбор только в мире, где правит причинность. Иначе мы не могли бы знать, что произойдет после того, как мы сделали свой выбор, а потому наш выбор был бы бессмыслен. Сам выбор как таковой есть причина: в мире без причинности выбор не имел бы никаких последствий.

В качестве примера рассмотрим движение плечевой кости руки в плечевой ямке. Если вы не страдаете ревматизмом и т.п., то рука может свободно двигаться.

Допустим, кто-то жалуется: «Она не движется свободно, потому что ограничена формой ямки». Можно ли считать это замечание разумным? Нет, поскольку оно предполагает, что движения вашей руки были бы полностью свободны только в том случае, если бы она была отделена от плечевой ямки. Но это не так. Рука, свободно парящая в пространстве, вообще не способна двигаться.

Следует ли заключить отсюда, что свобода воли возможна благодаря причинности? Мы вполне могли бы согласиться с тем, что выбор возможен благодаря причинности. Но раз уж мы заговорили о причинности, то должны сказать, что сам выбор является причиной. Тем самым мы покончили с выбором, но не со свободным выбором.

Возможно, эта проблема возникает отчасти от того, что термины «свободная воля», «свобода» и «детерминизм» могут пониматься в разных смыслах.

Желание и выбор

Похоже, свобода воли не имеет ничего общего со случайностью. Тогда, может быть, свобода воли лишь означает, что человек способен удовлетворить свои потребности в еде, сигаретах, мести и т.д.? Такая свобода была бы совместима с детерминизмом. Вы хотите хлеба; вы способны выйти из дома и купить хлеба, что вы и делаете. Согласно этому объяснению, неважно, что вы захотели хлеба главным образом потому, что проголодались, испытываете невротическую жажду, побуждаемы вредными пристрастиями или скверной социальной средой.

Если принять данное обоснование свободы воли, то последовательности ради придется признать, в частности, что наркоман вполне может действовать свободно, употребляя свой любимый наркотик.

Пытаясь отразить такие возражения, некоторые философы предложили теорию желаний второго порядка. Свободу воли следует понимать в том смысле, что человек действует свободно, только если он желает иметь желания, которые фактически имеет. Таким образом, наркоманы не обязательно действуют свободно, если хотят наркотик и принимают его, поскольку, возможно, они не желают желать наркотик. Они отличаются от людей, которые желают чего-то невинного вроде хлеба. Они не свободны.

Но разве обычные люди действительно имеют желание желать хлеба? Звучит это весьма неестественно. Желание хлеба хорошо известно, но предполагаемое желание желать хлеба кажется плодом воображения.

Далее, не составляет труда вообразить наркомана, желающего желать наркотик, к которому он пристрастился. Это возможно, по крайней мере логически. В таком случае мы, не знающие пристрастия к наркотикам, вынуждены целиком положиться на свидетельство самого наркомана.

Тем не менее возможно, что даже наркоманы, которые хотят хотеть наркотик, действуют не свободно. Ведь у них выработалось пристрастие, а это значит, что они не могли бы остановиться, даже если бы захотели. Если бы их хотение хотеть изменилось и они не хотели бы хотеть наркотик, зависимость все равно сохранилось бы.

Этот пример показывает, что свободная воля – нечто большее, чем просто способность удовлетворять свои желания, даже желания второго порядка.

Позитивный и негативный детерминизм

Детерминизм можно рассматривать, с одной стороны, как позитивный и негативный; с другой – как жесткий и нежесткий.

Даже самые упрямые защитники свободы воли должны признать, что во многих случаях наш выбор и действие детерминированы в слабом, или негативном, смысле слова. Например, теоретически возможный выбор может быть негативно детерминирован, т.е. исключен, тем фактом, что мы не рыбы, а человеческие существа. То, что мы не рыбы, естественно накладывает на нас определенные ограничения. Так, у нас нет жабр, поэтому мы не можем выбрать подводный образ жизни, если не обзавелись специальным аппаратом. Но негативная детерминированность обычно не воспринимается как ограничение или уменьшение свободы. Тот факт, что вы не можете прыгнуть через Луну, не означает, что вы не имеете свободы выбора. Вы не можете выбрать невозможное, поэтому вопрос о выборе (свободном или несвободном) не возникает.

Человеческие существа детерминированы также позитивно, хотя часто в очень общей форме. Обычно мы действуем по-человечески просто потому, что являемся человеческими существами. Но эти человеческие рамки допускают многообразные действия.

Юм говорит о единообразии в действиях всех людей любых наций и возрастов, а также что человеческая природа остается одной и той же во всех ее принципах и действиях. Говоря более современным языком, одинаковые действия производятся одинаковыми причинами, и человеческие существа детерминированы равным образом общей биологической программой.

Наличие общечеловеческой биологической программы вполне совместимо со свободой действовать многообразными способами. Простое наблюдение показывает, что общая биологическая программа не мешает людям весьма по-разному развивать (или губить) свои человеческие способности или наклонности. Поэтому в мире есть и были разные люди – Сталин и Флоренс Найтингейл, Иван Грозный и Франциск Ассизский.

Жесткий и нежесткий детерминизм

Вообще говоря, жесткий детерминизм имеет две разновидности – религиозную и научную.

Суровый кальвинизм учит, что божественное всеведение несовместимо со свободой человеческой воли. Коли Бог знает все, он должен знать о всяком человеческом поступке, бывшем и будущем. Кальвинисты заключают отсюда, что человеческие поступки предустановлены заранее, их невозможно изменить или избежать доступными человеку средствами. Поскольку Бог знает, какие поступки хороши, а какие дурны, он заранее знает, кого из людей ждет Рай, а кого – Ад.

Однако исповедующие другие формы христианства доказывают, что Писание и опыт неопровержимо свидетельствуют: Бог наделил человека свободной волей и, больше того, воздаяние Господне, его Рай и Ад не имели бы смысла, если бы мы, не были свободны выбирать между добром и злом.

Примером научного детерминизма являются идеи математика Пьера Симона Лапласа (1749 – 1827). По общему мнению, Лаплас верил, что все в физическом мире можно объяснить с помощью законов механики.

Великая вера в детерминистскую науку дожила до нашего столетия, хотя сегодня уповают уже не на математику и механику. В наши дни некоторые сторонники детерминизма уверены, что наши поступки в последующей жизни предопределены генетическим кодом, заложенным в эмбрионе. Другие считают, что наши действия и характеры определены событиями, имевшими место в детстве. Предопределены не только наши неврозы, но и способность преодолевать эти неврозы. А некоторые философы соединяют эти две точки зрения. Так, американец Б. Ф. Скиннер доказывает, что всякое человеческое действие есть результат или генетической программы, или повторяющихся (подкрепляемых) переживаний. Как многие детерминисты, Скиннер утверждает, что вера в свободу воли не основывается на разуме, но есть примитивный пережиток.

Современные защитники свободы воли отвергают религиозный детерминизм в форме кальвинистского предопределения, поскольку являются либо агностиками, либо верующими, далекими от кальвинизма. Надо признать, что все бремя доказательства лежит здесь на кальвинистах.

Кто же должен предоставить доказательства в пользу научного детерминизма? Не сами ли детерминисты? Нехорошо вслед за Скиннером обвинять противоположную сторону в предрассудках. Жесткие детерминисты должны предъявить доказательства. Они должны показать, каким образом все поступки жестко детерминированы и действительно ли это так. Общего указания на ценность науки здесь недостаточно. Прежде всего, в нынешнем столетии характер научного объяснения претерпел серьезные изменения. Детерминизм, основанный на методологии старых естественных наук, таких как астрономия, сегодня кажется менее правдоподобным, чем во времена Лапласа. Сегодня не все ученые говорят, что наука открывает строгие и вечные законы, жестко определяющие необходимый порядок вещей во вселенной. Те же, кто хочет понять людей, обращаются за разъяснениями скорее к биологии, чем к физике, механике или химии. И часто говорят, что, быть может, нам придется довольствоваться расплывчатыми объяснениями, отсылающими к целым биологическим комплексам и взаимодействующим системам. Мы не можем надеяться, что сможем открыть простые законы механики, которые объяснят каждое индивидуальное человеческое действие, поскольку таких законов скорее всего не существует.

Складывается впечатление, будто сама причинность не является очень жесткой. Не все причинно обусловленное жестко детерминировано. Во многих случаях причинная связь имеет вероятный, неопределенный характер. Поэтому нам не надо допускать, что не жестко детерминированный означает случайный. И, наоборот, нам не нужно говорить, что если событие не случайно, то оно полностью детерминировано.

Разъяснения

Теории свободной воли и детерминизма применяются для объяснения человеческого поведения. Поэтому, пытаясь решить, которая из них верна, имеет смысл сравнить их как возможные объяснения. Какое же понятие – свободной воли или детерминизма – лучше согласуется с фактами нашего опыта?

Если бы люди не были свободны, то они не отвечали бы за свои поступки. Но если бы никто не отвечал за свои поступки, то в мире не было бы места для эмоций, таких как благодарность или жажда мщения. Глупо пылать жаждой мщения по отношению к существам, не обладающим возможностью выбора, скажем, к бактериям. Больше того, не имело бы никакого смысла прощение. Если бы человеческое существо, которое решило причинить мне вред, было принуждено к своему выбору неподконтрольными ему факторами, если бы оно было всего лишь инструментом в жестко детерминированной вселенной, то разве я мог бы прощать? С равным успехом я мог бы простить силу тяготения, которая послужила причиной моего падения.

Наши человеческие реакции – жажда мщения, благодарность, прощение, похвала, обвинение и т.д. – имеют смысл только в том случае, если мы сами и другие человеческие существа ответственны за наши действия (если не за все, то за многие).

Предположение, что наши действия полностью детерминированы, противоречит нашей интуиции. В обычной жизни мы выстраиваем сложную систему объяснения, которая включает представления о жажде мщения, благодарности, прощении, похвале, обвинении, ненависти и т.д., не говоря уже о самой идее выбора. Эти идеи играют слишком важную роль в объяснении человеческого поведения, и мы не можем отказаться от них ради последовательно детерминистического объяснения.

Рассмотрим пример. Философ Мэри Миджли рассказывала (по телевидению) о дневниках Дениса Нилсена, совершившего не одно убийство. Эмоционально бедное детство Нилсена полностью отвечало представлениям психологов о характере прошлой жизни человека, приводящей к определенному преступлению. Однако на основании дневников Нилсена Мэри Миджли приходит к выводу, что он не считает себя лишенным свободы выбора. Создается впечатление, что у него, как у всех нас, есть совесть. Он боролся с собой, когда раздумывал, стоит ли совершать убийство. Дурная сторона в конечном счете взяла верх, но складывается впечатление, что вполне могла возобладать и хорошая сторона.

Мэри Миджли допускает, что определенного рода прошлое действительно предрасполагает человека уступить своему злому началу, однако подчеркивает, что, если доверять фактам, злодеи не являются автоматами, лишенными свободы воли. Нилсен не чувствовал себя автоматом, не чувствовал, что у него нет выбора. Он верил, что после некоторых колебаний свободно принял решение совершить убийство.

Можно подумать, будто Мэри Миджли нашла в его дневниках то, что искала. Однако ее объяснение человеческой деятельности психологически правдоподобно. Этого нельзя сказать об объяснении, предлагаемом жестким детерминизмом. Все мы переживали муки совести, о которых говорит Миджли. Каждый индивид считает себя свободным от жесткой детерминации. Даже если человек склонен винить во всех своих несчастьях судьбу, в глубине души он все же уверен, что по крайней мере иногда имеет свободу выбора. Все наши обычные суждения и, чаще всего, само наше поведение показывают, что мы не можем не верить в свою способность к свободному действию. Нилсен тоже верил, что он свободен выбирать, хотя тяжелый детский опыт и влиял на его поведение.

Мысль о возможности недерминированного выбора не является всецело непротиворечивой. Она противоречива, если интерпретировать ее не в смысле случайного характера нашего выбора, но в смысле его полной и жесткой детерминированности факторами, не поддающимися нашему контролю. Мы сами суть причины своего выбора. Наш выбор причинно обусловлен нами самими.

Свобода воли обнаруживается в том, что мы действительно выбираем между поистине альтернативными способами действия. Альтернативные варианты действия должны быть реальными; например, мы не можем принять свободное решение о дыхании посредством жабр, если у нас нет жабр. Реальная альтернатива, по крайней мере минимальная, возможна для человеческих существ. И здесь надо вспомнить, что человеческие существа поразительно изобретательны.

Что делает выбор реальным? Подлинный выбор инициируется и причинно обусловливается человеком, который его совершает. А человеческие существа не неодушевленны, а живы, энергичны и активны. Этим определяется их способность служить причиной собственных действий.

Разумеется, реальный выбор должен производиться в рамках более общей причинной связи, иначе он будет бессмысленным.

Реальный выбор также предполагает, что личность понимает собственную ответственность за собственный выбор.

Мы считаем, что данное нами объяснение свободы воли удовлетворительно. Наше понимание свободы воли не предполагает, что вселенной правит случай, но и не допускает возможности, что наш выбор всегда продиктован внешними обстоятельствами. Мы прокладываем третий путь к пониманию свободы. Мы утверждаем, что, когда сложные активные живые существа (люди) имеют реальные альтернативы, они делают выбор и действуют как порождающие причины тех действий, которые они осуществляют. Именно из этого факта, из простого факта сложного динамизма и активности, факта порождающих причин и вытекают идеи ответственности, заслуженных обвинений и похвалы, благодарности, жажды мщения и прощения — идеи, необходимые для объяснения человеческого поведения.

Сложно представить более противоречивый и неоднозначный вопрос в философии, чем свобода воли. Можно ли утверждать ее наличие, либо от человека ничего не зависит? Почему некоторые философы ставят под сомнение саму возможность выбора? Правда ли, что все люди живут по написанному сценарию? Что об этом говорят религии? Есть ли возможность подняться над обстоятельствами? Разберемся в этой теме.

Что такое свобода воли?

Свобода воли — это возможность сделать выбор независимо от обстоятельств. На первый взгляд вопрос кажется надуманным, ведь всем известны люди, которые принимают волевые решения несмотря ни на что. Но если рассмотреть эту тему пристальнее, то возникает ряд других философских вопросов, которые и породили спор, не утихающий тысячелетиями. Опять же, при поверхностном ознакомлении, можно предположить, что столкнулись два противоборствующих «лагеря»: наука и религия. Логично подумать, что материалисты отстаивают свободу воли, а верующие убеждены, что все предначертано свыше. Но не тут то было – даже среди ученых нет однозначного мнения по этому поводу.

В религиозных учениях также есть сторонники и противники обеих версий. Учитывая ситуацию, философы и теологи уместили имеющиеся взгляды в две основные концепции:

  • Детерминисты – убеждены, что все в мире определено заранее и никакой свободы действий не может быть;
  • Метафизические либертарианцы – расценивают свободу, как главный принцип жизни и вообще мироздания.

Эти философские школы представляют собой разные полюса, между которыми имеются переходные формы. Крайняя уверенность в предначертанности называется жестким детерминизмом. Это течение полностью отрицает возможность выбора как такового. Его сторонники утверждают, что жизнь каждого человека определена изначально. Значит все решения он принимает не по своей воле. О какой свободе воли тогда может идти речь? Нет ни воли, ни свободы. Звучит грустно, потому и должны быть те, кто с ними не соглашаются. Метафизический либертарианизм отстаивает демократию вселенских масштабов, убеждая что выбор есть всегда и от самого человека зависит, какой маршрут он выберет.

Свобода воли в философии.

Помимо указанного ранее разделения, возникло еще две точки зрения, пытающиеся сопоставить свободу воли и детерминизм. Инкомпатибилисты считают, что эти понятия несовместимы. Компатибилисты уверены, что свободная воля вполне укладывается в рамки детерминизма. Сторонники обоих подходов высказывают довольно убедительные аргументы в свою пользу, поэтому и тот, и другой взгляды прижились в философии.

Пройти тест на характер человека

Одной из самых метких фраз по этому поводу можно считать высказывание немецкого философа Артура Шопенгауэра – «Человек может делать то, что он желает, но не может желать, что ему желать». Таким образом, мы подходим к главному вопросу о природе человеческих мотивов. Каким образом они появляются? Допустим, кто-то оказывается на раздорожье. Один путь ведет налево, другой направо. Каким образом возникнет желание выбрать один из них?

Свобода воли возможна только в случае, если человек сам причина своих действий. Если же его поступки заранее определены, то получается, что нет выбора, а есть роль, которую играет каждый. Но даже самый подробный сценарий не исключает импровизацию. В условиях детерминизма, как и на театральной сцене, одна и та же роль может быть сыграна по-разному, в зависимости от личности актера. Датский писатель и философ Серен Кьеркегор утверждал, что великодушие Создателя сопоставимо с его всемогуществом. Самое главное, чем он мог наделить людей – свобода выбора.

Подобные воззрения были высказаны и одним из Отцов Церкви Иоанном Дамаскиным, который говорил, что «Бог все предвидит, но не предопределяет». Значит, от самого человека зависит, каким образом он поступит в той или иной ситуации, хоть даже этот поступок и известен на Небесах заранее.

Вопрос свободы воли актуален и с позиций моральности. Если допустить ее отсутствие, получается так, что каждый преступник не виноват. Он автоматически превращается в безвольную марионетку и любой поступок, даже самый омерзительный, может быть оправдан. Тогда вообще нужно распустить всю судебную систему и пенитенциарную службу, ведь оказывается, что все люди невиновны. Так что, вопрос свободы воли более значителен для общества, чем может показаться сразу. Поэтому даже в религиях стараются наделить человека свободой выбора, чтобы развить в нем ответственность за свои поступки.

Свобода воли в религиях.

Больше всего тема детерминизма получила развитие в религиозных учениях. Вера в Творца, заметно уменьшила роль людей в мировом процессе и даже в их собственной жизни. Появилось понятие судьбы и предназначения. Получил развитие фатализм или уверенность в том, что все в мире предопределено. Но даже среди верующих нет единого мнения относительно свободы воли. Ведь, чем меньше ответственности возложить на самих людей, тем сложнее объяснить им необходимость совершения праведных поступков.

Рассмотрим какой выход нашли в самых популярных религиях.

Буддизм.

С одной стороны буддизм проповедует закон кармы, обусловленный связью причины и следствия. С другой, даже сам Будда утверждал наличие свободы воли. Он был ярым противником учения адживиков, убежденных в том, что все в этом мире подчиняется предопределению (ньяти). Их фатализм воспринимался Буддой, как самое опасное заблуждение, уводящее человека с истинного пути.

Дело в том, что по мнению буддистов карма состоит из двух частей. Первая – судьба (дайва) и вторая – «человеческое действие» (пуруша-кара). Так вот, благодаря своим усилиям, человек способен изменить будущее и достичь состояния нирваны – освобождения души.

Иудаизм.

Древнейшая авраамическая религия состоит из трех основных течений, среди которых идею свободы воли всегда поддерживали фарисеи. Так утверждал древнееврейский историк Иосиф Флавий.

В Талмуде встречаются высказывания, о том, что «Все предвидено, но воля дана», либо «Все в руках Небес, кроме страха Небес». Это доказывает, что Иудаизм не отрицает свободу человека в вопросах спасения души.

Средневековый философ и знаток Талмуда – Леви бен Гершом утверждал, что Творец всегда может повернуть ход истории в нужном Ему направлении, хотя и не предвидит всех решений человека.

Христианство.

Вопрос свободы воли в христианстве тесно соприкасается с темой спасения. Свободен ли человек выбирать свой путь, либо за него это уже сделано свыше? Божественное предопределение, с одной стороны, заранее обуславливает течение событий. С другой стороны, оно не отрицает и возможность человека самому решить, в какую сторону двигаться.

Сторонники православия, католицизма и протестантизма очень часто расходятся во мнении относительно свободы человека. Правда, эти разногласия скорее имеют характер полемики между различными богословами, которые либо отстаивают противоположные взгляды, либо пытаются сгладить противоречия.

Даже всемогущество Творца не исключает свободу воли человека. Дело в том, что главная цель в христианстве – любовь человека к Богу, а любовь, как известно, нельзя получить силой. Выходит так, что только свобода человека в праве выбора, делает его любовь по-настоящему ценной. Подобными взглядами проникнута протестантская Церковь. Но даже среди ее последователей есть те, кто сомневаются, что от человека что-либо зависит. Яркий пример – кальвинисты, которые убеждены, что одни люди заранее избраны для спасения, а другие нет. Безусловно, с позиций человека намного лучше ощущать собственную значимость и свободу.

Ислам.

Мусульманство опирается на веру в безграничность знания Аллаха и его всемогущество. При этом, одни последователи ислама считают, что человеку дарована свобода воли, согласно которой он вправе выбирать свой жизненный путь, другие убеждены в противоположном. И первые, и вторые находят подтверждение в священной книге мусульман – Коране.

В Суре 18: Пещера, 29-м айате указывается «Кто хочет, пусть верует, а кто хочет, пусть станет неверным». В других частях Корана, наоборот, вопрос свободы противопоставляется факту предназначения человека. В пользу этого свидетельствует следующая строки – «Ни один человек не уверует без дозволения Аллаха» (Сура 10: Иона, 100-й айат) или «Мы сотворили для Геенны много джиннов и людей» (Сура 7: Ограды, 179 айат).

Течение мусульманства, отстаивающее свободу воли человека, называется кадаритами. Их противоположность – джабариты, которые убеждены в абсолютной предопределенности всех событий и поступков.

Свобода воли в науке.

С научной точки зрения свобода воли означает, что поступки человека не определены только физической причинностью. Если разбирать феномен человека с позиций детерминизма, то он превращается в сложный механизм с определенной программой развития. Выходит так, что свобода воли – иллюзия, поскольку поведение человека определяется его генами и запрограммированными физиологическими процессами.

Научный детерминизм несет в себе угрозу с морально-этической точки зрения. Если на научном уровне доказать отсутствие свободы воли, то каким образом тогда вершить правосудие, ведь придется официально признать, что все убийцы, коррупционеры, воры – всего лишь невинные жертвы обстоятельств. Для поддержания общественного порядка это утверждение можно расценивать, как нокаут.

Поэтому, много сторонников у противоположной концепции – стохастичности, которая отстаивает роль случайности. С этих позиций можно говорить о вероятности того или иного события, но не предопределении. Каждый человек получает право выбора и лично на него ложится ответственность за принятые решения.

Свобода воли – тема сложная и многогранная, в которой соприкасаются философия, религия и наука. С одной стороны, ее можно расценивать, как дар, а с другой – как обязательство. Человеку приятно ощущать, что он сам хозяин своей судьбы. Но степень этой свободы имеет определенные границы, за которыми уже начинаются или предопределение, либо воля случая.

Пройти тест: Шкала самоуважения

Разделы: Философия
Размещена 17.01.2016. Последняя правка: 17.01.2016.
Просмотров — 17331

Кузнецов Александр Александрович

Владимирский Государственный Университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых

Студент
Александрова Ольга Степановна, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и религиоведения, Владимирский государственный университет имени А.Г. и Н.Г. Столетовых

Аннотация: В данной статье проводится исследование свободы человеческого выбора. Были рассмотрены различные трактовки понятий свободы, воли, выбора и представлены точки зрения философов на данную проблему.
Abstract: This article presents a study of the human freedom of choice. We considered various interpretations of the concept of freedom of will, choice and presented the point of view of philosophers on this issue.
Ключевые слова: человек; свобода; выбор; воля. Keywords: human; freedom; selection; will.

УДК 1

Задумывались ли вы когда-нибудь над вопросом: есть ли свобода выбора у человека? Сам ли человек властен над своей судьбой, совершает ли свои поступки по собственной воле, делает определённый выбор или при рождении наша судьба предопределена от начала и до конца, и мы идём по проторенной дорожке, считая, что наше прошлое, настоящее и будущее зависит от нас?

Наверное, такие мысли приходят в голову любому человеку, особенно в трудные периоды жизни, при необходимости принятия важного решения. И каждый задумывался над вопросами: Правильно ли я поступил? Что бы было, если бы я поступил иначе? А бывает, что мы не в силах что-либо изменить и принимаем данное. Даже считая, что человек сам вершитель своей судьбы, иногда мы читаем гороскопы, а уж если события дня совпадают с предсказанным, мучаемся сомнениями: было ли это предрешено или мы сами себя на это запрограммировали?

Издавна люди размышляли над проблемой свободы выбора. И сегодня она достаточна актуальна и не потеряла своей новизны. Ведь чёткого решения данной проблемы не существует. Но есть попытки приблизиться к истине. Кто-то считает, что наше будущее предопределено, и мы следуем чёткому графику, написанному для нас высшими силами. Другие полагают, что сам человек является творцом своей судьбы. Я же считаю, что человек свободен, когда сам определяет направления своей жизни и судьбы: ставит перед собой цели, выбирает способы их достижения и самостоятельно отвечает за результаты своего выбора.

Прежде чем ответить на эти непростые вопросы, следует рассмотреть сами понятия: свобода, выбор, воля и свобода выбора.

Понятие «свобода» очень многообразно. Свобода — это воля, простор, возможность действовать по-своему, отсутствие стеснения, неволи, рабства, подчинения чужой воле. Если у человека нет возможности что-либо выбирать, говорить о какой-либо свободе здесь не приходится.

Верующие люди считают, что свобода достигается человеком посредством избавления от грехов, а пост выступает в этом случае инструментом для достижения прежде всего духовной свободы. Человек вправе сам решать: подчиниться Божией воле или поступить по-другому. В данном контексте именно Всевышний даёт свободу выбора, чтобы люди могли духовно развиваться и совершенствоваться.

Свобода — это способность человека овладевать условиями своего бытия, преодолевать зависимости от природных и социальных сил, сохранять возможности для самоопределения, выбора своих действий и поступков. Это понятие менялось со временем. В различных науках мы можем встретить свои трактовки данного понятия, которое отражает специфику того или иного аспекта знаний.

Так, например, в этике «свобода» связана с наличием свободной воли человека. Свобода — это возможность поступать так, как хочется. Свобода — это свобода воли. Это значит, что каждый человек волен действовать по своему усмотрению. Однако, он не должен забывать, к чему эти действия могут привести. Это своеобразно ограничивает его свободу.

В праве свобода — закрепленная в конституции или ином законодательном акте возможность определенного поведения человека. Каждый обладает свободой выбора, слова, вероисповедания, труда, творчества и т.д. Но всё же эти свободы ограничены, т.к. свободы одного человека не должны нарушать свободы другого.

Что же касается философии, то на сегодняшний день здесь существует множество смыслов понятия «свобода». Свобода рассматривается как возможность человека самому определить свой жизненный путь; мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями и желаниями, без принуждения; самореализация.

Наибольший интерес у философов и теологов вызывают понятия свободы выбора и свободы воли.

Нас же интересует понятие «свобода» в общем смысле, и, непосредственно, свобода выбора. Обратимся к понятию «выбор».

Выбор – разрешение неопределенности в деятельности человека в условиях множественности альтернатив путем принятия на себя ответственности за реализацию одной из имеющихся возможностей. Дилемма выбора изначально рассматривалась в философии как проблема воли и её свободы. Суть данной проблемы: дано ли человеку совершать свободные, недетерминированные извне выборы, или же его выбор предопределён Богом, судьбой, либо целой системой законов и факторов.

Ещё в мифологии Древней Греции мы встречаем доказательства отсутствия выбора у человека. Древние греки верили в трёх богинь судьбы-Мойр. Их имена — Лахесис («дающая жребий»), Клото («прядущая»), Атропос («неотвратимая»). Лахесис назначает жребий ещё до рождения человека, Клото прядёт нить его жизни, Атропос неотвратимо приближает будущее. Платон считает, что эти три Мойры — дочери богини Ананке («необходимости»), вращающей мировое веретено. Аналогичные богини существовали и в Древнем Риме (Парки), и у славян (Рожаницы), и у скандинавов (Норны).

Таким образом, изначально считалось, что человеческая судьба предопределена. Человеку не дано её поменять и надо просто смириться с этим. Но время шло, менялись и взгляды на проблему выбора и его свободы.

Эпоха Средневековья, сменившая Античность, внесла в данную проблематику свои коррективы. Политеизм постепенно заменялся монотеизмом. Для человека средних веков первопричиной и основой всего становится Бог. Однако и взгляды на роль человека в своей судьбе несколько меняются.

Так, например, известный философ и теолог Фома Аквинский писал, что человек находится в промежуточном положении между ангелами и животными. По своей физической сути среди животных, он занимает место высшего существа, так как обладает разумом. У него есть душа и свободная воля. Учитывая всё это, человек должен отвечать за свои поступки. Именно его разум даёт ему право быть свободным. Св. Фома утверждает, что мы впервые определяем нашу конечную цель, когда ребенок начинает жить жизнью разума и личности; этот акт может совершиться в нас совсем неприметно, но он — великое событие. И всякий раз, когда человек задумывается о себе самом, чтобы выбрать свою судьбу, он в какой-то мере возвращается к абсолютным максимам детства.

Средние века сменились эпохой Возрождения. Это время новых идей и открытий. На первое место в философии выходит человек со своей жизнью и проблемами. Основные идеи этого периода — это переход от человека как божьего творения к человеку — творцу себя, следовательно, и творцу своей судьбы. Наиболее ярко этот образ представлен в трудах Данте, Петрарки. А Марсилио Фичино идёт дальше и уподобляет человека Богу.

На стыке эпох Просвещения и Романтизма представляет интерес отношение к данной проблеме немецкого философа, Иммануила Канта. Человек, говорит Кант, «может быть сколь угодно изобретателен, но он не может навязать природе другие законы». Человеческая свобода ограничена его чувствами, эмоциями, восприятием окружающего мира. Любой поступок, кажущийся свободным, независимым от чего-либо, на самом деле зависит от предыдущих событий. Следовательно, «в каждый момент времени, в который я действую, я никогда не бываю свободным». Утверждение, что свобода воли существует, не гарантирует, что воля всегда может быть свободной. Свобода нужна человека лишь для исполнения нравственного закона, то есть долг и закон ограничивают свободу выбора.

Таким образом, по мысли этого философа, человек свободен в своём поведении, в распоряжении своей жизнью. Но в природном мире, выбор человека ограничен его естественными потребностями. Никто не может вернуться во времени, изменить события прошлого, повлиять на условия и обстоятельства рождения, и в данном случае свобода – это общение и приобретение новых знаний. Таким образом, чтобы расширить рамки своей свободы, человеку достаточно изучать законы жизни, личности и общаться с мудрецами. Его сила стремления познавать зависит от сформированности навыков самореализации. Человек должен понимать своё предназначение и жить в соответствии с ним. Индивид должен ставить перед собой определённые цели, опираясь на необходимость реализации своих талантов и выбора жизненного пути, в зависимости от них. Если человек пойдёт по этому пути, то сама Вселенная поможет осуществить его желания, мечты. Законы природы действуют на людей одинаково, но если их придерживаться, то можно добиться поставленных целей. Умение воплотить мечту в жизнь – это главная цель людей. Сегодня этими идеями активно пользуются психологи. Помогая людям составлять всевозможные «карты желаний», планы самореализации и саморазвития, они подталкивают человека к возможности реализации его талантов.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр выявил своё понятие свободы. Как понятие – это прежде всего моральная свобода. Но существует ли она у человека? Скорее нет, чем да. Почему? Любой выбор человека заставляет делать мотив и его характер. Шопенгауэр считает, что характер человека – его врождённая особенность. С момента рождения в нас запрограммированы добродетели и пороки. Следовательно, свободы здесь уже не существует. Что же касается мотива, то он захватывает власть над волей, а не воля управляет мотивом. У каждого человека есть моральные мотивы, которые незаметно управляют им, его поступками и выбором. Эти мотивы зависят от характера человека, его воспитания и от других условий. Следовательно, человек не свободен в своём выборе, так как каждое действие имеет свою причину. Но, говоря об этом, философ всё таки оставляет определённую возможность существования свободы воли. «Свобода не изгоняется, а только перемещается именно из области отдельных поступков, где можно доказать ее отсутствие, в сферу высшую, но не так ясно доступную нашему познанию, т. е. она трансцендентальна».

Русский философ Пётр Яковлевич Чаадаев тоже затронул тему свободы выбора. В своём произведении «Философические письма» он пишет о том, что свобода человека заключается лишь в том, что мы не ощущаем какой-либо зависимости и поэтому считаем себя свободными. Люди свободны делать выбор сами, так как сотворены по образу и подобию Бога. Но дав нам эту свободу, Господь учит нас через своих избранников, как мы должны ею пользоваться, таким образом, ведя человека по жизни с момента рождения до самой смерти. То есть жизнь человека, в той или иной степени, является реализацией Божией воли. Значит мы можем поступать как нам вздумается, но в тоже время, если мы поступаем неправильно, то нам дают это понять и ненавязчиво возвращают нас на «путь истинный».

Свобода наталкивается в человеке на множество препятствий, она допускает любые степени, во многих случаях она может быть более или менее ущербленной, а иногда — только кажущейся. Как бы люди не стремились к абсолютной свободе достичь её невозможно, так как безграничная свобода одного может ущемлять права и свободы другого. Упор на это делается и во Всеобщей декларации прав человека. Но, давайте представим, что у человека есть абсолютная свобода. Такая свобода предоставила бы ему безграничный выбор. В такой ситуации принятие какого-либо решения было бы затруднительным, так как каждый новый вариант будет чем-то лучше предыдущего и для поиска идеального потребуется много времени, возможно вся жизнь.

Свободное действие – это что-то непредвидимое. Выяснив все внешние и внутренние обстоятельства, все инстинкты и наклонности человека, все движущие силы и мотивы его поступков, какие речи обращает он к самому себе, какие назидания действуют на него в различных случаях, какие милости Божьи ему желанны, какие страсти его обуревают, — можно будет предопределить его дальнейшие действия. Но с точностью предсказать, как поступит отдельно взятый человек нельзя. Это непроницаемая тайна, тайна для самого человека; он сам узнает это лишь тогда, когда он определится. Сколь бы тщательно ни разобрались вы в человеке, вы не можете предвидеть, что ждёт его впереди. Бог не предвидит наших свободных действий, он их видит, все моменты времени присутствуют в его созидательной вечности. И если наши свободные действия являются благими, то он совершает их вместе с нами.

Но человеческая личность, кроме того, подвержена всем тяготам и роковым случайностям природы, она зависима от ограничений, налагаемых телом, от наследственности, от невежества и эгоизма, от темных инстинктов. Человек должен завоевать свою личность как свою свободу, он платит за нее дорогую цену. Он становится личностью в порядке действования, только если силы разума, добродетель и любовь накладывают на него печать корневого онтологического единства. В этом смысле один человек обладает подлинной личностью и подлинной свободой, а другой — нет.

Свобода выбора, свобода как свобода воли — не самоцель. В силу этого свобода не может быть сведена только к свободе выбора. Бергсон впервые в истории философии утверждал, что, свободен тот, кто в каждом поступке выражает свою личность, кто действует в соответствии со стремлениями, исходящими из «глубокого «я”», где суть человека еще не искажена привходящими мотивами разного рода. То есть, наша свобода не ограничена какими-то готовыми путями и вариантами. Мы сами творим свой путь.

Такое понимание свободы разделяют и некоторые русские религиозные философы (С. Франк, В. Лосский). С. Франк считал, что человек одарен способностью при определении своих действий, своего жизненного пути «свободно», т. е. по своему собственному усмотрению, «выбирать» между разными возможностями, — и тем самым между добром и злом. Бог подарил человеку свободу выбора жизненного пути.

Однако, другой русский философ, Бердяев Н.А. критиковал такое понимание свободы человека. Он считал, что возможность выбора между двумя альтернативами добром и злом, не освобождает человека, а держит его в страхе. Ведь неправильный выбор может повлечь за собой какое-либо наказание. Бог- творец создал человека подобно себе –творцом, следовательно, люди должны творить, а не повиноваться. Существо творящее-свободно в своём выборе. В мире не существует определённого застывшего порядка, человек способен сотворить нечто новое. Регулятором его выбора в данном случае будет выступать совесть.

Необычна и сильно отличается от вышеупомянутых трактовка «свободы» и «свободы выбора» итальянского философа-экзистенциалиста Николы Аббаньяно. Он считал, что проблема свободы кроется не в человеческой природе или духе, а в самой сущности человека и в его конкретных поступках, так как осознание своей свободы определяет и поведение, и природу. Если индивид обладает единством «Я» и единством его предназначения, то он будет свободен. Чтобы быть свободным, необходимо оставаться верным самому себе и не изменять собственному предназначению. Когда он соотносит себя с предназначением, когда он берёт на себя ответственность и борется, тогда и только тогда человек на самом деле свободен.

Современные футурологи внесли свои идеи в проблему свободы человека и его будущего. Одни считают, что люди станут сверхсуществами, способными решать проблемы разной сложности. А его свобода будет способствовать творческому развитию и раскрытию безграничных возможностей. Другие же считают, что с активным развитием новейших технологий, в будущем появится постчеловек, в голове которого будет подобие компьютерного интерфейса. Но будет ли это «существо» человеком в полном смысле этого слова и будет ли он свободным в выборе своего поведения? Нет. Люди превратятся в безвольных роботов, которыми можно будет легко управлять, а, следовательно, такое понятие как свобода перестанет существовать. Ведь машина свободной быть не может.

Таким образом, в философской мысли существовали и существует различные трактовки понятий свободы и выбора. Эта проблема зародилась в глубине веков, развивалась в средние века, эпоху Возрождения, Просвещения и дошла до нашего времени. Она не потеряла своей актуальности, так как сколько людей, столько и мнений на данную проблему. Если спросить фаталиста, то он ответит, что свободы выбора не существует, всё предопределено и закономерно. Религиозный человек ответит, что Бог даёт свободу выбора. Эзотерик ответит, что правильный выбор ему помогает делать сама Вселенная. Проанализировав все точки зрения на данную проблему, я считаю, что свобода выбора — это возможность человека выбирать из предложенных дилемм ту, которая соответствует его взглядам, будет удовлетворять его желаниям, способствовать самореализации, что, в конечном итоге, сделает его счастливым. Но всегда ли люди рады свободе выбора? Наверное, это зависит от самого человека. Ведь любой выбор налагает определённую ответственность за последствия и не каждый готов взять на себя эту ответственность.

Но каждый человек живёт не сам по себе, а является частью общества. Может ли общество предоставить человеку свободу выбора, в чём и при каких условиях? Свободным можно будет считать лишь то общество, где все люди будут жить по демократическим законам и нормам морали, признанных всеми. На мой взгляд, в нашем мире такого общества пока не существует. История показывает нам пример обратного. Часто государство и определённые социальные группы расширяли границы своей свободы за счёт ограничения свободы других, пытаясь представить это как благо для всех. И сегодня подобная позиция тоже не редкость.

Тема свободы выбора у человека волнует не только мысли философов, но и общество в целом. В последнее время в книгах и фильмах она так или иначе поднимается. Авторы предлагают вместе с героями пройти их путь, встречаясь со сложными выборами. Этот опыт можно проследить и в компьютерных играх, с разветвлённым сюжетом и массой выборов. Один человек, сделав свой выбор, может принять его последствия и продолжить игру, но другой, совершивший свой выбор и не согласившийся с его последствиями, попытается его изменить. В данном случае, человек может почувствовать себя вершителем судьбы себя в образе героя. Если выбрать определённый алгоритм поведения, то можно получить определённый результат игры. Но в реальной жизни, таких алгоритмов нет и однажды сделав выбор, мы не сможем его изменить в будущем и узнать, что случилось бы, поступив я иначе. Так или иначе проблема остаётся открытой и позволяет будущим философам находит новые подходы к ней.

Библиографический список:

1. Блауберг И. Анри Бергсон. М. 2003г.
2. Большой юридический словарь (С)//URL: http://petroleks.ru/dictionaries/dict_big_law18.php. (дата обращения:5.10.15)
3. Кант И. Критика практического разума. Соч. Т. 4(1) . М., 1965г.
4. Кант И. Критика чистого разума. Соч. в 6-ти т. Т. 3. М., 1966г.
5. Кемеров В. Философская Энциклопедия. — «ПАНПРИНТ», 1998г.//URL: http://www.terme.ru/dictionary/183/word/svoboda (дата обращения:5.10.15)
6. Маритен Жак «От Бергсона к Фоме Аквинскому. Очерки метафизики и этики» / Пер.с франц. — М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2006г.-216 с.
7. Мифы народов. //URL: http://www.mifinarodov.com/m/moyryi.html (дата обращения:5.10.15)
8. Толковый словарь В. И. Даля //URL: http://slovardalya.ru/description/svoboda/37262 (дата обращения:5.10.15)
9. Философский Энциклопедический Словарь /РЕД.-СОСТ.Е.Ф.ГУБСКИЙ И ДР, 2003г.//URL: http://www.terme.ru/dictionary/184/word/svoboda (дата обращения:5.10.15)
10. Франк С. Л. «Реальность и человек». //URL: http://ihavebook.org/reader/reader.php?book=747 (дата обращения:5.10.15)
11. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. — М.: Республика, 1992г.-448 с.
12. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. //URL: http://enc-dic.com/enc_epist/Vbor-17.html (дата обращения:5.10.15)

Рецензии:
17.01.2016, 10:29 Эрштейн Леонид Борисович
Рецензия: Это реферат. Написанный в студенческом стиле. Но сама тема? Это тема докторской диссертации. Пишет молодой человек, так что у него нет своего понимания свободы что ли. Где оно? С другой стороны, а как насчет того, что свобода это просто возможность выбора. И тогда анализ факторов от чего этот самый выбор зависит. В общем, не могу я рекомендовать этот текст к печати.

17.01.2016 17:17 Ответ на рецензию автора Кузнецов Александр Александрович:
Спасибо за рецензию. Своё понимание свободы указал в начале и в выводе. Другие замечания тоже попытался учесть.
17.01.2016, 10:56 Адибекян Оганес Александрович
Рецензия: Адибекян Оганес Александрович. Хотя у избранной темы длинная история, она не потеряла своей значимости, и в этой связи выбор автора похвален. Ее трудность связана с тем, что вводит автора в философию с ее историей, а также в религию. Довелось касаться показаний природы. Поименовано немалое число философских авторитетов. Все это позволяет рекомендовать статью к публикации. Но есть замечания, которые стоит учесть. Не оговорено, что слишком вольные действия одного человека могут отразиться на диапазоне действий других. Не случайно с первобытных времен стали нарабатывать моральные нормы с ограничением действий людей. Не случайно после распада СССР все хором взялись за «расширение свободы» и заметно потеряли «свободу от коррупции». Нужно указать, что когда социальная группа стремится в чем-то свою свободу расширить (предпринимательство), она свои планы выдает за пользу всем. Но, потеря при этом кем-то чего-то важного для него (свобода безработного от безработицы в стране) не оговаривается. Значит у определения широты свободы есть не только личный выбор, но и групповой вплоть до политических действий.
17.01.2016 17:17 Ответ на рецензию автора Кузнецов Александр Александрович:
Спасибо за вашу рецензию. Попытался дополнить свою работу, основываясь на ваших замечаниях.
17.01.2016, 23:01 Ковалева Светлана Викторовна
Рецензия: Статья эклектична, содержит множество определений свободы, которые ни как не связаны между собой логически. Некая выборка различных представлений философов о свободе, которые вырваны из целостного контекста их концепций. Что касается авторского понимания свободы выборы, то и оно не выдерживает критики. В конце статьи автор пишет, что свобода выбора для него — это возможность выбирать из двух дилемм ту, которая соответствует его желаниям, способствует самореализации. Здесь и заключается главное противоречие: желания носят психофизиологический характер, требуя от человека, чтобы он, как свободная личность их удовлетворял, осуществляя потребительский образ жизни. Способность самореализоваться — это уже другой уровень бытия, метафизический, здесь свобода — это феномен, который актуализируется только в творчестве или в нравственной деятельности, направленной на благо другого человека. Кроме всего прочего есть и стилистические ошибки, автор пишет:»Свобода наталкивается в человеке на множество препятствий, она допускает любые степени, во многих случаях она может быть более или менее ущербленной, а иногда — только кажущейся». Свобода не может наталкиваться, она не может быть ущербной или кажущейся. Может не осознаваться самим человеком, но она есть, определяет его сущность. Читая не первую статью, которая пишется под руководством уважаемой Александровой О.С., создается впечатление, что она эти работы не просматривает, не правит, ибо встречаемые ошибки для научной публикации не допустимы. Практически все статьи штампованные, глубоко не продуманные. Указанные замечания невозможно адресовать студентам, ибо они только учатся думать, писать, но для руководителя — это минус в его репутации.
19.01.2016 12:12 Ответ на рецензию автора Кузнецов Александр Александрович:
Спасибо за вашу рецензию. Совершенно с вами согласен, что статья эклектична, но на этом я и хотел акцентировать внимание, показать, что понятие свобода многогранно и понимается всеми и везде по-разному. В своём же понятии, я хотел указать на то, что человек делает выбор, совпадающий его взглядам, интересам и поможет ему в будущем. Остальные замечания принял к сведению.
21.01.2016, 15:22 Колесникова Галина Ивановна
Рецензия: Работа не соответствует квалификационным критериям ни по структуре, ни по стилю, ни по содержанию. К публикации не допускается. автору рекомендуется почитать статьи в научных журналах и отправлять работы только после консультации с научным руководителем, поскольку в ТАКОМ виде научный руководитель знающий все требования к научным публикациям работу допустить не может.
23.01.2016, 18:41 Панченко Ольга Львовна
Рецензия: Панченко Ольга Львовна, к.соц.н. Поддерживаю мнение коллег в том, что статья представляет собой, скорее, набор точек зрения в процессе онтогенеза понятия Свобода. В этой связи встает вопрос о новизне обозначенной темы — в чем она заключается? Безусловно, тема актуальна, но эту актуальность нужно сделать более очевидной, ведь тема рассматривалась много раз в работах современников. В чем авторское отличие, авторский ракурс? Может быть целесообразно оформить статью в виде дискуссии с современниками (или даже с классиками, почему бы нет)? То есть более четко показать проблемный аспект и его авторское решение. Для этого не достаточно просто указать свое авторское понимание свободы. Создается впечатление, что автор статьи создал своего рода цитатник на тему свободы, и вполне согласен со всеми приведенными в тексте точками зрения философов. Но эти точки зрения тоже часто противоречат друг другу — это нужно суметь показать, в этом и должен быть авторский замысел. Может быть, сгруппировать как-то эти позиции, — авторская группировка могла бы быть интересной. И тогда провести параллель с современностью — какая позиция сегодня более актуальна. Вообщем, считаю, что статья пока что нуждается в доработке и не может быть опубликована.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *