Воскрешен иисусом

Воскресение Иисуса Христа или Вольные размышления о значении Воскресения Христова
«…ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения» (Евангелие от Иоанна 5:28,29).
Со дня Пасхи 40 дней длится празднование Воскресения Иисуса Христа. Мы говорим: «Христос воскресе!», отвечаем: «Воистину воскресе». Но стороннему человеку остается не очень понятным – а что такого в воскресении Иисуса Христа? До Него разве не воскресали люди? Разве Илия и Елисей не воскрешали отроков? Разве Сам Иисус не воскрешал девочку, юношу и четверодневного Лазаря? Что же удивительного, что же особенного в том, что Сам Иисус воскрес?
Да и как Он воскрес? Мы говорим: Он воскрес Сам, самовластно, никто из живущих на земле не воскрешал Его (хотя, конечно же, есть вопрос – молились ли о Его воскресении Апостолы, Его Мать и другие люди? И можно задать следующий вопрос: а не по чьим-нибудь молитвам Он воскрес?).
Нам могут привести свидетельства Апостолов –
Петра: «Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его… Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели… Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших» (Деяния св. Апостолов 2: 24, 32; 3: 15, 26);
«уверовавших чрез Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога» (1 Пет. 1: 21).
Павла: «верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа» (Рим. 4: 24);
«Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас» (Рим. 8: 11);
«Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим. 10: 9);
«Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею» (1 Кор. 6: 14);
«Павел Апостол, избранный не человеками и не через человека, но Иисусом Христом и Богом Отцем, воскресившим Его из мертвых» (Гал. 1: 1);
«Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его… и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах» (Еф. 1: 17, 19-20);
«В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых» (Кол. 2: 11-12);
«и ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева» (1 Фес. 1: 10).
И кажется довольно очевидным, что вот есть человек Иисус, Которого Бог взял и воскресил и по Своей воле посадил одесную Себя. И что ж тут веселого, праздничного и особенного?
Нисколько не нужно сомневаться в том, что вопрос этот не сегодняшний и даже не вчерашний. Кто сочтет за труд и возьмется искать ответы у Святых Отцов, т.е. святых людей (века, наверно, до 14-го), которые писали и говорили о Боге, богословствовали? Кто обратится к современным специалистам – богословам, священникам и т.д.? Не важнее ли задать сам вопрос, чем получить ответ?
В связи с этим представим свои соображения таковыми, как будто мы только взяли текст и прочли его и не имеем представления о традиции его понимания. Однако, разумеется, традиция всегда должна иметься в виду, поскольку без нее, основываясь только и исключительно на сегодняшних представлениях и воззрениях, мы вряд ли сможем составить правильное впечатление и мнение о том, что происходило 2000 лет назад.
Поэтому, повторимся, не будем нагружать рассказ ссылками на Отцов (они же тоже люди, как сказали бы некоторые, а значит мы, сегодняшние, можем быть умнее и догадливее их. А то, что они святые, – так ведь святыми не становятся при жизни, значит и мы тоже в будущем можем быть признаны святыми. Такая вот логика), постараемся изложить личное мнение.
Вся проблема, очевидно, упирается в то – КАК воскреснуть. Ведь воскресшие отроки и даже Лазарь умерли позднее, они не избежали смерти совсем, хотя и были вырваны из ее рук на некоторое время. Они не были такими «первенцами из мертвых», как Иисус Христос (см. 1 Кор. 15: 20). То есть они были «обычными воскресшими» – в том же смертном, тленном теле, которое впоследствии умирает, истлевает, которое, таким образом, невечно. Даже вознесшиеся на небо живыми Енох и Илия – по преданию – будут теми двумя пророками, которых убьет зверь в последние дни мира, но которые воскреснут на третий день (см. Откр. 11: 3-12). Всё потому, что всем «человекам положено однажды умереть» (Евр. 9: 27).
Выше я приводил слова апостола Петра, что смерть не могла удержать Его, т.е. Иисуса. А, собственно, почему? Если Он был обычным человеком, то с чего вдруг смерть не могла удержать Его? Потому что Бог вдруг захотел воскресить Его? Потому что Бог наделил Его какими-то качествами, благодаря которым Он оказался неподвластен ни тлению, ни смерти, хоть и казалось, что ад и смерть одержали победу, заполучив Иисуса?
Апостол Петр относит слова пророка и царя Давида к Иисусу, толкует псалом, говоря: «он прежде сказал о воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления. Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели» (Деян. 2: 31-32). Иисус, как «обычный человек», умер, но тление не коснулось тела Его. И в этом и есть принципиальнейшее отличие от «обычного воскресения» из мертвых. Иисус воскрес в новом теле, в новом состоянии – вечном и бессмертном.
То есть Его душа покидала на время тело, а когда вернулась в него, то обновила его, сделав его таким, что оно могло становиться невидимым, могло проходить сквозь закрытые двери (Лк. 24: 31, 36-49, Ин. 20: 19, 26). Недаром Иисус запрещает Марии Магдалине прикасаться к Нему (Ин. 20: 17), хотя позже Фоме говорит, чтобы тот вложил свои персты в Его раны (Ин. 20: 27). Возможно, что Его тело в тот момент (практически сразу после Воскресения) еще или приспосабливалось к новому состоянию в тленном мире (ведь воскресение в новом теле подразумевается и в новой Вселенной), или было как бы насыщено энергией Его как Бога (взгляните на Туринскую плащаницу – на ней тело Его выжжено как выжигали на дереве. Что же это за энергия?) и смертные не могли прикасаться к Нему, пока Он не восшел к Отцу (может быть, Он еще до Своего Вознесения «восходил» на небо к Отцу в новом теле – Ин. 20: 17?).
Однако мы вправе задать вопрос: может, такое Воскресение касается только Иисуса? Мол, Он, «смертью смерть поправ», один такой. Но мы добавляем, что Он даровал жизнь «сущим во гробех». Т.е. Его смерть и Его воскресение открывают нам новую жизнь, являясь обетованием того, что Бог воскресит мертвых и восстановит их в телах их (Иезекииль 37: 1-14; Откр. 20: 12-15). Как пишет и Апостол Павел: «мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (1 Кор. 15: 52-53); «Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога» (Рим. 6: 8-10).
Итак, если Иисус Христос, будучи человеком и Богом, воскрес в новом теле, в теле вечном, в котором Он и вознесся на небо, соединившись с человеческой природой «нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно», если Он, «чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1 Пет. 3: 18-19), т.е. сходил во ад, который не мог удержать Его, то и мы, веруя в Него, Живого, Непреходящего, ставшего человеком, чтобы быть посредником между человеками и Богом (см. 1 Тим. 2: 5 – «един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус»; 1 Ин. 2: 1 – «ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника»), чтобы обновить погрязшее в грехах человечество («чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего… кто во Христе, тот новая тварь» (2 Кор. 5: 15, 17)), имеем упование на воскресение из мертвых.
Приведем большую, но важную цитату:
«Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, то есть, мертвые не воскресают; ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес. А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. Поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его. А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15: 12-28).
Поэтому мы имеем упование, что «Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою» (2 Кор. 4: 14). Правда, уже во времена Апостола Павла находились говорившие, «что воскресение уже было» (2 Тим. 2: 18), но все же наши тела до сих пор остаются подверженными всяческим порокам, тлению, болезням и смерти. Мы еще не обновлены телами, мы еще не проходили через смерть, чтобы воскреснуть и жить в новом Иерусалиме.
Значение Воскресения Иисуса Христа видится в том, что после этого события, после завершения искупления и заключения Нового Завета, после прохождения Его через страдания и смерть («за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех. Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания» (Евр. 2: 9,10)), после восстановления в Самом Христе человеческой природы (см. P.S.) и, если можно так выразиться, демонстрации людям возможностей нового тела, после проповедания учения и провозглашения веры в Бога и в Самого Иисуса, Он как бы уступает место действию Духа Святого, потому что если б Иисус не ушел, то Дух не пришел бы (см.: Ин. 16: 7). Он совершил то дело, которое Он должен был исполнить (Ин. 17: 4). И Он должен был воскреснуть, ибо иначе и вера наша оказалась бы тщетна, и никакого значения ни Его учение, ни Его смерть не имели бы. Мало ль умирает проповедников и учителей благочестия!
Если б Воскресение Его было тайной (воскрес и никому не являлся бы, а тихонько вознесся бы к Отцу), то Апостолы не могли бы с таким жаром и силой свидетельствовать о нем. Если бы они просто выкрали тело, то как же должны были «повернуться» их мозги, чтобы ложь возвести в абсолют, говорить о ней, нисколько не стыдясь, и при этом совершать такие чудеса, в том числе и воскрешая мертвых (Деян. 9: 36-42)? Ученики разбежались при аресте, тряслись от страха за запертыми дверями, один Апостол Иоанн был при Кресте, а через несколько дней вдруг Петр выходит перед тысячами и говорит мало того, что с дерзостью, так еще и слышат его люди разноязыкие и понимают.
Воскресение Иисуса позволило сойти Духу Святому. Так была явлена Троица – опытно показано, каков есть Бог. Воскресение Иисуса показывает нам и пример того, как воскреснем мы – в новых телах для жизни вечной. Воскресение Иисуса позволяет нам обращаться к Нему, верить в Него, жить Им, открывает в нас место для действия Святого Духа. Заметим, что до Воскресения Иисуса все говорили о едином (одном) Боге, а после – все Апостолы говорят, постоянно удваивая, об Иисусе и о Боге, как о равновеликих, как о равных сущностях, заявляют, что «наше общение – с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1 Ин. 1: 3), и более того – «всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца»; «всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога»; «Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге»; «Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная» (1 Ин. 2: 23; 4: 2-3; 4: 15; 5: 20). Насчет последнего, конечно, можно спорить, к Кому относится слово «Сей» – к Богу или Иисусу. Впрочем, это отдельная история.
Итак, Воскресение Иисуса Христа удостоверяет нас в Его вечной жизни, показывает нам пример воскресения в новом теле – воскресения окончательного, закрепляет всё, сделанное Им, позволяет сойти (после Вознесения Иисуса) и действовать в Апостолах Духу Святому, просвещающему и наставляющему и нас, ныне живущих, открывает двери ада (есть определенные вопросы в том, вывел ли Иисус из ада всех или только праведников и поверивших в Него – подробнее об этом можно читать книгу митрополита Илариона (Алфеева) «Христос – победитель ада»), открывает и небо, рай для праведных, подавая всем надежду на спасение, на избавление от смерти и вечную жизнь, свидетельствует о Боге-Троице, полагается в основу веры христианской, без которого «вера тщетна». Воскресение Христа показывает, что Он сильнее смерти, Он может победить смерть, Он может воскресить и нас, дав нам новое тело (по церковному преданию Дева Мария, умерев, воскресла и в теле пребывает на небе; несколько запутанная получается история с Апостолом Иоанном Богословом: он мог как умереть и воскреснуть, так и не умирать до второго пришествия, см.: Ин. 21: 20-23). Победа над смертью Иисуса Христа дает нам возможность, обращаясь к Нему, прилепляясь к Нему, получить вечную жизнь в новом теле, с Ним, раз и навсегда.
И если раньше люди воскресали, но не сами побеждали смерть и не могли никому помочь избежать ее, то Иисус может это сделать. Конечно, нам скажут: вон есть йоги, и есть Будда, который достиг нирваны. Но Будда и не воскресал в теле. Тело – и мы сами можем в этом убедиться – невечно. Если и есть «нетленные останки», то это останки все-таки умерших людей, без души. Нет такого человека, который бы в теле жил вечно. Точнее говоря, они есть (Иисус Христос, Дева Мария…), но в это нужно поверить.
В Воскресение Иисуса, наверно, нетрудно поверить, если говорить себе: «Его воскресил Бог и попросту взял на небо так же, как Илию, Еноха». В этом смысле Воскресение Иисуса Христа не представляет собой ничего особенного – так, еще одно воскрешение Богом человека, свидетельство силы Бога. Что ж тут праздновать, чему веселиться? А христиане поют: «Смерти празднуем умерщвление, ада разрушение, иной – вечной – жизни начало» (песнь 7 Пасхального канона, в русском переводе). Думается, что нельзя отрывать Воскресение Иисуса от Его Рождества, от Его жизни, слов и действий, от Его смерти, от Его схождения во ад, от невозможности смерти удержать Его. Воскресение Иисуса важно не само по себе, но в контексте, вместе со всем сделанным Им, с Ним Самим. Если мы говорим о том, что Он всего лишь человек и, соответственно, Бог воскресил Его и вознес на небо по аналогии с другими людьми, то тем самым мы не обращаем внимания на все Его слова, действия, на свидетельства Апостолов о том, что Он – мягко скажем – не простой человек.
Воскресение Иисуса приобретает значение только в том случае, если мы признаем за Ним и человеческую природу, и божественную. Иначе – что же Он исцелил, какой же Он новый Адам («первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий… Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15: 45, 47-49))? Если Он не воскрес, мы еще во грехах наших. Но что такого в воскресшем обычном человеке? Почему в Нем мы должны исцелиться («ранами Его вы исцелились» (1 Пет. 2: 24)), если Он был точно таким же, как и мы, без всякой Божественной природы? Даже если Он был «в прямом контакте» с Богом, то Он был обычным пророком, пусть и самым великим, и это не дает нам никакого упования, веры на наше исцеление. Подумаешь, какой-то человек воскрес и вознесся! Если в Нем не соединились божественная и человеческая природа – какой же Он ходатай и посредник между Богом и человеками? Точно такими же ходатаями и посредниками могли быть и Моисей, и Илия… Но отчего-то Апостолы не присовокупляли ни одного из них в своих посланиях к Богу, отчего-то не радовались так воскресению отроков и Лазаря и не делали из этого великий праздник. В конце концов вернуть душу в человека на время – это одно дело, а вот оставить ее там навечно и сохранить вечным тело – это дело другое. Даже если Иисус, праведник, был умерщвлен безвинно, то мало ль людей умирают точно так же безвинно? Чем Его смерть так уж отлична от смерти других праведников (Исайю по преданию распилили пилой, а пророков вообще часто убивали – см. Лк. 11: 47-51), и чем Его воскресение в таком случае памятно и велико? Значит что-то было именно в Нем, в Иисусе, такого, что отличало Его от пророков, бывших до Него, и от «обычных человеков».
Ведь достаточно Богу было (если уж так необходимо убийство праведника, принесение чистого человека в жертву) взять любого праведника, хоть того же Ноя или Авраама – и сделать то, что нужно гораздо раньше. Однако в том-то и соль: нужен был не просто человек, не просто праведник и «великий учитель нравственности», но человек, соединенный с Богом такою связью, благодаря которой человеческая природа могла быть обожена, исцелена, восстановлена. Это должен был быть точно такой же человек по своему составу, как Адам до грехопадения. Но как найти такого человека, если все заражены грехом, если греховность, смертность, тленность передается «половым путем»? Поэтому и нужен был экстраординарный способ – Рождество без семени мужа и Дева. Иисус сделал всё то, что не исполнил Адам: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2: 6-8).
Если Иисус – Бог и человек, тогда Его воскресение – это действительная победа над адом, диаволом и смертью. Это прохождение через все стадии человеческого бытия – рождение, жизнь, смерть, это проникновение в самое нутро ада, это избавление людей, не имеющих надежды на обретение рая, из которого был изгнан Адам, а в лице его и все человечество. Но с Воскресением Христа ангел убран от рая. Первым в рай входит разбойник (Лк. 23: 43). Диакон Стефан может отныне молиться: «Господи Иисусе! приими дух мой» (Деян. 7: 59). И мы все, как уже указывалось выше, можем веровать отныне, что «жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти». Мы желаем «приобрести Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере; чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых» (Флп. 3: 9-11).
Мы веруем также и в то, что Бог есть любовь (1 Ин. 3: 16; 4: 9, 16), потому что такое мог совершить только Любящий и ради любимого. А если же то совершил какой-нибудь пророк или пусть даже ангел, но никак не Сам Бог, то разве это есть доказательство Его любви? Бог остается в стороне, как бы боясь воплощаться ради Своих творений, брезгуя соединяться с нашей природой, которую можно исцелить только таким способом – через воплощение, смерть и воскресение Богочеловека (если уж мы не рассматриваем вариант, что Бог мог силой Своей просто приказать людям – исцелитесь, но это было бы насилием над нами). А если же Сам Бог умер за нас, то и не воскреснуть Он не мог, потому что кто или что сильнее Его? Кто или что может запереть Его, удержать Его, заставив не воскресать, не быть самой Жизнью, перестать быть Жизнью? И именно поэтому мы «проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость» (1 Кор. 1: 23-24). Что же соблазнительного или безумного в проповеди о воскресшем человеке? Были же такие случаи, и никто не соблазнялся и не говорил о безумии. Значит есть особенность в Воскресении именно распятого Христа.
Значение и смысл Воскресения Христова многогранны. Однако – на субъективный взгляд автора – если воскрес лишь человек Иисус, то нет никакого особенного смысла и значения тому, не должно быть в таком случае никакого праздничного настроения и веселья. Тогда нет и никакого смысла в Евангелии, которое читается на Пасху: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1: 1, 14). Не стало Слово плотию, не воплощалось то, что «было Бог». Воскресением Христа тогда мы не избавлены от окончательной смерти, смерть не побеждена, потому что воскрес обычный человек, как и до Него воскресали, в этом нет ничего необычного или экстраординарного. Это рядовое событие. Все души, в таком случае, снова идут в ад, никакое спасение не совершено, всё осталось тем же, что и было до жизни Иисуса.
Но если воскрес Сам Бог, если Сам Бог снизшел до нас, сшел с небес и прошел через смерть и ад, то мы наглядно можем видеть, что Он – всесилен, что Он – всемогущ, что Он любит нас, что смерть может быть побеждена, и ад может быть упразднен. Наша вера – залог спасения. Если Бог открывает нам небо, подает нам Святого Духа для наставления, утешения и веры, если Сам Бог исцеляет нашу природу, погружая нас в воды крещения, как бы погребая нас для воскресения в новую жизнь, если Сам Бог призывает нас вслед за разбойником в рай, в Царство Небесное, то Воскресение Иисуса – как свидетельство, как факт, но и как событие веры – приобретает для каждого верующего важнейшее значение. Оно говорит: есть Бог, есть победа над смертью, есть Христос, победивший смерть, обращаясь к Которому, мы можем исцелиться, стать другими, воскреснуть в новой жизни, облечься в Него, став Христовыми, став Его Телом. Мы веруем, что Он «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Флп. 3:21). И в этом случае мы будем бессмертными, пусть нам и придется пройти через физическую смерть, но это будет лишь порогом – к новой вечной жизни со Христом.
«Плотию уснув, яко мертв. Царю и Господи, тридневен воскресл еси, Адама воздвиг от тли и упразднив смерть: Пасха нетления, мира спасение» (Ексапостиларий Пасхального канона). В русском переводе: «Плотию уснув, как смертный, Ты, Царь и Господь, на третий день воскрес, Адама воздвигнув из тления и упразднив смерть. Пасха нетления, мира спасение!».
P.S. «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, – благодатью вы спасены, – и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе… А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем. И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким, потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом» (Еф. 2: 4-6, 13-22).

Мы продолжаем славить Христа, Воскресшего из мертвых. Раздаются победные возгласы: «Христос воскресе! Воистину воскресе!» Но рядом с ними временами тихо звучит коварный вопрос: Христос воскрес, а мы? Что Его воскресение дало человечеству? Если Он воскрес, то почему умирают и не воскресают люди, в том числе — глубоко верующие христиане?

Знатоки церковной истории немедленно ринутся в атаку. Они напомнят о телесном вознесении Матери Божией, о воскресении Иоанна Богослова. Они вспомнят и о воскресении дочери святого Спиридона Тримифунтского и о семи спящих отроках Эфесских. Но совопросникам века сего этого мало. Они скажут: «Это было давным-давно, если было. А почему сейчас не воскресают люди?»

Воскресают. Чудо воскресения не уходит из жизни Церкви. В связи с этим хотелось бы поделиться с читателями двумя известными мне случаями.

О первом рассказала мне моя мама, Галина Георгиевна Василик, заслуженный врач, ветеран труда. В детстве, в далекие сороковые годы, она слышала этот рассказ от своей соседки по коммунальной квартире Нины Ивановны Гнездиловой. В свою очередь Нине Ивановне его поведала ее тетушка Анна.

Дело было еще до революции. У тетушки Анны был дед, звали его, кажется, Николай. Жил он в деревне, был добрым работником, домовитым хозяином, человеком благочестивым. Пришло время отправляться деду Николаю путем всея земли — по болезни и старости. Он поболел немного и скончался. Его омыли, переодели, сняли с чердака гроб, лично им сделанный и положили покойника во гробу в чулан. Закрывать гроб не стали.

Вдруг родственники слышат голос из чулана: «Выпустите меня. Я живой». Заходят они в чулан, а дед в гробу сидит. Обомлела родня от ужаса и удивления, а дед и говорит им: «Живее зовите батюшку. Есть у меня один грех неисповеданный. Для исповеди меня с того света и отпустили». Позвали местного священника, а он был человек скептический и несколько вольнодумный. Время было такое — первая русская революция 1905 года, когда даже зажиточные хозяева временами на чердаках «Искру» прятали, а семинаристы в своих ректоров стреляли.

Итак, приходит священник, а дед Николай ему и говорит: «Батюшка, исповедай меня. Я на том свете был. Мне там об одном забытом грехе напомнили». А священник ему: «Брось сказки рассказывать». А тот ему: «Поверь мне. Я там взаправду был». А священник ему и говорит: «Да брось ты, сочиняешь». А дед Николай ему в ответ: «Хочешь, докажу? Давай я тебе все твои тайные молитвы перескажу, которые ты в алтаре втайне от нас читаешь». И начал ему по порядку излагать все, начиная от молитв проскомидии: «Искупил ны еси от клятвы законныя честною Твоею кровию». Батюшка обомлел. Дед Николай был неграмотным. В алтарь допущен не был. Молитвы священник всегда читал про себя так, что даже пономарь ничего не знал и не слышал. А если бы дед и знал грамоту, то никто бы ему служебник не продал. Неоткуда ему было это все знать.

Батюшкин скептицизм рухнул в одночасье. Он внимательно исповедал деда Николая, отпустил ему все грехи, а тот после этого почти сразу преставился. С чистою душою к Богу пошел.

И второй случай, еще более удивительный. Я слышал о нем в 1987 году от иеромонаха Феофилакта, в миру Константина Ивановича Белянина, насельника Псково-Печерского монастыря в 1986–1991 гг. Он рано потерял сына, которого звали Константин. Константин был человеком чистым, верующим. По сыну о. Феофилакт тосковал. И вот произошло чудо. В Псково-Печерском монастыре ему явился… воскресший сын. Причем не призрак, а во плоти. О. Феофилакт показывал мне фотографию, на которой был запечатлен Константин Константинович недалеко от иконы Божией Матери во время крестного хода 28 августа 1986 года. Более того, его воскресший сын участвовал в трапезе. С отцом он беседовал и говорил с ним о том, как важно хранить заповеди Христовы для того, чтобы войти в Царствие Божие.

В Псково-Печерском монастыре могут остаться письменные свидетельства об этом чуде.

Но остается вопрос: а почему тогда все не воскресают немедленно по смерти? Ответ прост: требование этого всеобщего чуда означало бы немедленное общее воскресение из мертвых и Страшный Суд. А готовы ли мы к нему? Все человечество вообще и каждый из нас конкретно? Еще не кончилась мировая история, не достроена великая башня Церкви (или колокольня, если хотите). Еще открыты для многих и многих врата покаяния. Парадоксально, но Господь попускает пока всем умирать телесно для того, чтобы многие и многие ожили духовно. Всеобщее воскресение наступит лишь тогда, когда определятся все, когда не останется ни одного нечестивца среди праведников, ни одного праведника среди нечестивцев. А пока отдельные воскресения усопших подобны Преображению Христа на горе Фавор: они лишь знаки и предвестия будущей славы Царствия Божия. Будем же к ним внимательны, братия и сестры, чтобы войти в эту славу.

Цена «возвращения близких» к жизни измеряется десятками тысяч рублей
САМАРА24 — Арина Демидова, 13 января. Житель Тольятти обещает воскресить погибшего даже когда он похоронен. Якобы на это его благословил Владыка Самарский и Сызранский Сергий. Объявления с предложением расклеены по всему городу и можно предположить что клиентов «воскреситель» находит. Что рассказывает сам мужчина и что говорят про его ритуалы психологи и священнослужители в обзоре Самара24.
Объявления о воскрешении мертвых появились в Тольятти в эти выходные.
По благословению владыки Самарского и Сызранского Сергия способствую оживлению усопших людей. С обращениями по оживлению усопших в молодом возрасте буду также разбираться, чтобы дать решение: отказать в способствовании оживлению или нет, — гласит текст объявления.
Корреспондент Самара24 позвонил по указанному в объявлении номеру, представившись потенциальным клиентом. Трубку взял мужчина. Не дав возможности изложить суть проблемы, он сразу стал интересоваться где увидели его объявление, где собираются похоронить или уже сделали это, отдельно интересовался адресом, куда привезут тело. По «легенде» портала Самара24, молодой человек, которому 24 года, попал в аварию. Скончался от травм. Руки и ноги — раздроблены. На данный момент погибший якобы находится в морге, со дня смерти прошло два дня.
Если человек находится в морге, позвоните мне когда привезут в дом. Весь обряд воскрешения вы сможете наблюдать, спрятавшись в квартире. Если все пройдет по плану, он встанет из гроба и пойдет, — уверенно заявил «целитель», представившись Анатолием.
Мужчина заявил, что он — не маг, а православный человек, который способствует оживлению людей. В случае, если человек захоронен, Анатолий предложил выкопать гроб до крышки, принести инструменты для того, чтобы его открыть. После некоторых действий погибший якобы встанет уже живым.
Вопрос о цене решается, по словам мужчины, в индивидуальном порядке. Мужчина долго не назвал конкретную цифру, но услышав, что ему могут отдать до 70 тыс рублей, мгновенно сказал «договоримся».
«Воскреситель» уже не первый раз появляется в Тольятти. Жители города и раньше встречали подобное объявление. В них «целитель» заявлял, что сможет воскресить людей, погибших в юном, молодом возрасте или младенчестве. Там указывалась стоимость от 10 тыс рублей.
Уголовное дело по данному факту не возбуждено, так как заявлений от потерпевших не поступало, — пояснил начальник пресс-службы ГУ МВД по Самарской области Сергей Гольдштейн.
Разумеется, что никакого разрешения Сергия у мужчины нет. Источник в Самарской Епархии удивился «такой наглости» и назвал часть, где «волшебник» опирается на благословение Владыки «полным бредом и абсурдом». По словам собеседника портала, пожелавшего остаться неназванным, такого не могло быть в принципе, так как церковь не считает мошенничество богоугодным делом.
Как рассказала Самара24 практикующий врач Анна Васильева, воскрешение мертвых в принципе невозможно.
От остановки сердца до отмирания клеток мозга теоретически до 20 минут. На практике, в среднем, до 10 минут, чаще пять-семь минут. Зависит от возраста человека и состояния организма. Биологическая смерть начинается с третьей до 14 минуты — отмирают наиболее чувствительные к кислородному голоданию участки коры головного мозга. Нередко это зависит от температуры, в которой находится человек — вероятность выше, если голова в холоде. Что касается воскрешения — если этот человек изобрел или купил машину времени — возможно. Но медицине пока неизвестны случаи, когда погибший человек встал из гроба и пошел, — пояснила она.
Декан психологического факультета СамГУ, доктор психологических наук Константин Лисецкий считает что мужчина играет на чувствах людей переживающих горе.
После трагедии люди нередко видят во снах умерших родственников и считают, что, если выкопать гроб, — погибший встанет и пойдет. Также приходят мысли о том, что человек находится в состоянии летаргического сна. Ведь подобные случаи происходили в истории. Но родственники умерших забывают, что это происходило, в основном, в средневековье. В нынешнее время таких случаев единицы. Но людям кажется обратное. Человек в неадекватном состоянии звонит по указанному номеру, выдавая желаемое за действительное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *