Воскрешение сына наинской вдовы

Многих людей называли спасителями человечества, но когда и кому из них приходило в голову спасать людей от смерти?

Много было в истории победителей, но кто из них победил смерть?

Много было на земле царей, называвших своими подданными миллионы людей, но кто из них и когда включал в число своих подданных мертвых наравне с живыми?

Никто — кроме Единого и ни с кем не сравнимого Господа нашего Иисуса Христа. Он не просто новый Человек, Он — новый мир, Он — Творец нового мира. Он равно вспахал и ниву живых, и ниву мертвых и посеял новое семя жизни. Мертвые для Него были как живые, живые — как мертвые. Смерть не являлась границей Его Царства. Он растоптал эту границу и распространил Царство Свое назад до Адама и Евы и вперед — до последнего рожденного на земле человека. И на жизнь, и на смерть человеческую Он смотрел иначе, чем когда бы то ни было кто бы то ни было из смертных людей. Он смотрел и видел, что жизнь не заканчивается со смертью тела, но что настоящая смерть умерщвляет некоторых людей и раньше их смерти телесной. Он видел многих живых во гробах и многих мертвых в живых телах.

Во время оно Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Сие было вскоре после чудесного исцеления слуги римского сотника в Капернауме. Спеша сделать как можно больше добра и этим показать дивный пример всем Своим верным, Господь отправился из Капернаума мимо горы Фавор. Тут, за сею горой и на склоне Ермона, и сегодня находится село Наин, когда-то бывшее городом, огражденным стенами. Господа сопровождала огромная толпа учеников и народа. Все они видели многочисленные чудеса Христовы в Капернауме, но все были полны желания видеть и слышать еще. Ибо ничего подобного чудесам Христовым до тех пор в Израиле не видели и не слышали, а речи Его были словно реки мёда и млека.

Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Как только Господь с сопровождающими Его людьми достиг городских ворот, навстречу им из города вышли люди, сопровождавшие мёртвого. И так встретились Владыка и раб, Жизнодавец и смерть. Умерший был юн, как указывает слово юноша, с которым обратился к нему Христос, а также то, что Спаситель после воскрешения отдал его матери. Очевидно, мать умершего была из довольно богатого и знатного дома, о чем говорит многочисленность участников похоронной процессии: и много народа шло с нею из города.

Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.

Он заглянул в душу её и прочитал все, что там было. Умер ее муж, и она почувствовала себя одинокой; теперь у нее умер и единственный сын, и она почувствовала себя совершенно одинокой. А где же Бог Живый? Разве может кто-нибудь быть одинок, находясь в присутствии Божием? И разве для истинного человека вообще может существовать друг более близкий, чем Бог? Разве Бог не ближе для нас, чем отец и мать, чем братья и сестры, чем сыновья и дочери? Он дает нам сродников, и Он отнимает их, но Он от нас не удаляется, и не стареет Его око над нами, и не меняется Его любовь к нам. Все удары смерти рассчитаны на то, чтобы мы как можно теснее прилепились к Богу своему, Богу Живому.

Не плачь, — утешает Господь скорбящую мать. Это говорит Тот, Кто не думает, как многие из нас, что душа умершего юноши сошла в могилу прежде тела, Тот, Кто знает, где находится душа умершего; вернее, Тот, Кто держит душу сию в Своей власти. И мы утешаем скорбящих теми же самыми словами: «Не плачь!» — хотя и наше сердце исполнено плача. Но мы чувствуем себя бессильными предложить скорбящим что-либо другое, кроме этих слов и своей жалости. Настолько сила смерти превзошла нашу силу, что мы копошимся в её тени, как насекомые; и, закапывая мертвеца в землю, мы всегда чувствуем, что закапываем в могильную тьму смерти часть себя самих.

И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!

Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. Услышало создание своего Творца и послушалось его заповеди. Та же Божественная сила, что изначально вдунула в прах земной дыхание жизни и из праха сотворила человека, действовала и теперь, оживляя мертвый прах, заставляя кровь течь и очи — видеть, уши — слышать, язык — говорить, кости и мясо — двигаться. Где бы ни была тогда душа умершего юноши, она услышала глас своего Начальника и мгновенно возвратилась в тело, чтобы вместе с телом выполнить Его приказание. Узнал подданный глас Царя своего — и откликнулся. Юноша поднялся и сел на одре, и стал говорить.

И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

Христос, с легкостью воскрешавший других, воскресил и Самого Себя, и явил Себя на земле и на небесах как величайший Свет, Который тем сильнее разгорается и тем ярче светит, чем больше Его гасят. Этим Светом все мы живем, и дышим, и радуемся. И этот Свет светов еще раз, и скоро, явится земле и всем живым и мертвым. Сие произойдет, когда Господь наш Иисус Христос придёт, чтобы завершить человеческую историю, воскресить сущих во гробах и судить всем человеческим существам, жившим на земле, начиная с Адама и до конца времен. Тогда еще раз — и на этот раз в полной мере — сбудутся слова Спасителя: Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут. Чудо воскресения сына вдовы из Наина и было сотворено сколь по милосердию к скорбящей матери, столь и для того, чтобы помочь нашей вере в последнее и всеобщее воскресение, чудо из чудес, правду превыше всякой правды и радость превыше всякой радости. Господу нашему Иисусу Христу честь и слава, со Отцем и Святым Духом — Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

Святитель Николай Сербский

Воскрешение сына вдовы наинской

Вы слышали, мои дети, какие Иисус Христос творил чудеса. Он исцелял больных одним прикосновением, одним словом, иногда даже без присутствия больного. Сегодня я расскажу вам о чуде, совершенном Иисусом Христом, которое выше всех чудес, о которых вы слышали. Если вы удивлялись тому, как Иисус Христос лечил больных, то еще больше удивитесь, услышав, как Он воскрешал мертвых. Да, дети, для Иисуса Христа и это было возможно и легко, потому что Он – Сын Божий.

Однажды Иисус Христос шел в город Наин. Он уже подошел к городским воротам, когда увидел, что из города несут покойника. Хоронили сына одной бедной вдовы. У нас покойников на кладбище несут в гробах, у евреев же раньше их носили на одрах, или носилках. Покойник не закрыт, видно его бледное мертвое лицо с закрытыми глазами. Сзади идет несчастная мать и заливается горькими слезами по своему любимому сыну. Она думала: «Вырастет милый сын, а я уже буду старая, буду жить у него, он будет меня поить и кормить; ведь он добрый, будет меня беречь… А теперь он умер, мой дорогой сын. Куда мне деваться, когда состарюсь, не смогу работать? Придется жить у чужих людей и просить милостыню». Так плачет, провожая сына, бедная вдова. С ней идет много людей: все любили доброго юношу и жалели одинокую вдову. Сжалился над ней и Господь Иисус Христос. «Не плачь», – сказал Он и, подойдя, прикоснулся к одру. Несшие покойника остановились. Тогда Господь сказал мертвецу: «Юноша! Тебе говорю – встань!» Он тотчас поднялся, сел и стал говорить. Иисус вернул его матери. Дети, вряд ли вы можете понять, как обрадовалась вдова, когда увидела своего сына, которого любила больше всего на свете, снова живым. Все ужаснулись и славили Бога. «Великий Пророк появился у нас, и Бог не забывает Свой народ», – говорили люди.

Христос Воскресе!

Сегодняшнее Евангелие – это один из рассказов воскресения Христом человека из мертвых. Таких воскресений в Писании Ветхого и Нового Завета до Воскресения Самого Христа описывается семь. А само Христово Воскресение – оно восьмое по счету. Эта тема подробно описывается святым Григорием Паламой.

Я вам ее напомню. Она достаточно важная.

Итак, в Ветхом Завете трое мертвых воскресали. Одного воскресил пророк Илия. Второго воскресил пророк Елисей, ученик пророка Илии. Третий воскрес, когда упал на кости Елисея. Это все можно найти в книгах Старого Завета, в Книгах Царств.

Сам Христос, на земле живя, воскресил дочку Иаира, начальника синагоги. Это — четыре. Потом Он воскресил сына Наинской вдовы. Это будет – пять. Воскресил Лазаря уже завонявшегося во гробе — четверодневного. Это – шесть. Седьмое воскресение – воскресли множество святых, когда Христос страдал на Кресте. Матфей пишет: «и множество усопших святых восстали и явились многим» (см.Мф.27:52-53). Это воскресение седьмое анонимное – потому что имена не упоминаются. Но это массовое воскресение людей. И, наконец, Сам Христос воскрес из мертвых – восемь. Григорий Палама по этому поводу пишет, что Христово Воскресение – восьмое по счету, но первое по смыслу. Потому что – Он воскрес и уже не умирает. Мы — читаем, мы — верим, мы — знаем, мы — чувствуем, что Христос «поправ смертию смерть». И уже не умирает. Смерть над Ним не имеет власти.

А все те воскрешенные – они потом умерли. Умер еще раз Лазарь. Умер еще раз тот Наинский юноша, о воскресении которого мы читаем сегодня. Все они потом отдали свой долг смертному тлению. Их воскресения были Знамениями.

Есть – чудо. И есть – Знамение. В чем разница?

Чудо – это есть сверхестественное Божие дело, вызванное, ну, например, милосердием. Ну, жалко человека. Сжалился над ним Господь и сделал «то-то». Сжалился над ним и дал ему «то-то». В Евангелие так и пишется, что жалость и милость могут быть двигателями чуда. (Напр.См.Мк.1:40-41). А вот Знамение – это чудесное событие, смысл которого уже не только жалость (жалость – тоже, но – не только). Знамение показывает нечто во Христе важное. Как бы Он говорит. «Вот – Я! Я – пришел!» Таких вещей никто делать не может. И власть над смертью она более всего показывает во Христе Мессию. Там же говорится постоянно в Старом Завете: «Я — Господь ваш. Я выведу вас из гробов ваших. Я — выведу» (см.Иез.37:13). И когда они видели, что Христос это делает, это было не просто чудо. Это было Знамение. Нужно эти вещи различать. Вот, если мы молимся за человека, тяжко болящего, и он выздоровел — это милость и чудо. Но, если вдруг какой-то кровавый Крест начертается Богом на Небесах, среди белого дня – это будет Знамение. Это будет знак того, что скоро будет что-то очень важное. «Препояшьтесь, застегнитесь на все пуговицы, покайтесь в грехах, отдайте долги и не бойтесь умирать». Примерно так.

Повторяю: есть – чудо и есть – Знамение. Воскрешение – это Знамение. То, что те семь воскресших потом умерли еще раз подтверждает это. Если бы это было милосердие – Он дал бы им вечную жизнь. А то, что они поднялись из мертвых – они этим уже показывали («Меня Иисус воскресил!»), что Иисус – не просто человек, не просто пророк. Он — святой. Он – Господь. Так вот.

Да — Христово Воскресение было восьмое по счету и первое по смыслу. Потому что «те» — опять умерли. А «этот» — уже не умирает. Тот, кто не умирает, смерть тем не обладает.

И этот факт тесно связан с почитанием Воскресного дня. Дней в неделе – семь. А воскресение – какой день недели? Если угодно – первый. Тот самый первый день недели, когда Бог отделил свет от тьмы. Что было в первый день творения? «Отделил Господь свет от тьмы. И назвал свет – днем, а тьму – ночью. И был вечер, и было утро. День – един» (см.Быт.1:3-5). Воскресение – это тот самый первый день недели, когда свет от тьмы отделился. Тьма осталась в одной стороне. А свет воссиял. Свет от гроба – это Христос Воскресший. Но, если хотите, это и восьмой день. Суббота – это седьмой день. А воскресение переходит число семь и затрагивает число восемь. Это начало будущей жизни. Цифра семь означает полноту земного бытия. «Семь» – это когда здесь все хорошо. Когда хорошо всем. «Шесть» – это когда на земле все есть, но благословения Божьего еще нет (или уже нет). Потому что Бог творил шесть дней. А в седьмой – ничего не творил. Почил. Отдохнуть от тех дел, над которыми трудился. Не потому, что нечего делать. А потому что дал нам пример некого покоя для будущего пространства жизни. «Шесть» – это когда все уже закончено. А благословения – нету. Потому и число 666 – символ эго. «Все хочу, все хочу, все хочу – Бога не хочу». Вот тебе и шесть, шесть, шесть…Кто так живет, он уже запечатанный. И не нужно никаких других печатей. Тот уже имеет печать на челе и правой руке. Других печатей не ищите. А «семь» – это, когда здесь все есть, а там не видно ничего. А «восемь» – когда мы уже перешагнули и пошли в ближайший мир.

Поэтому, если хотите: Воскресение Христово – первый день недели. А, если хотите: то и восьмой день. Я вот бьюсь над вами довольно безуспешно, чтобы вы все пели. Чтобы вы научились потихоньку на службе петь. Чтобы вы раскрывали рот. «Отверзу уста моя и наполнятся Духом» (см. Канон. Богородицы. Песнь1). Действительно, отверзшиеся уста наполняются Духом. Когда вы научитесь пению Божию, вы узнаете, сколько гласов в Церкви есть. Восемь. Есть такая книжка – Октоих. Восемь. На восемь гласов распевается воскресший Христос. Почему – восемь? Почему – не девять и не пять? Потому что восемь – это не простая цифра. Это цифра, обозначающая будущий век. Воскресение – это первый день недели и восьмой день недели. С него все начинается и к нему все грядет. К будущей жизни. В тайну восьмого дня восходит Церковь, где Воскресший Христос уже не умирает.

Эти воскресения, складываясь для нас в одну такую симфонию большую, оказываются очень важными. Сегодня Наинское Воскресение – оно тоже имеет такую особую деталь.

Недалеко от горы Фавор, там, где Преобразился Христос, совсем недалеко, там находится город Наин. Там все было недалеко: там и Галилейское озеро, там и Капернаум. Христос находился в пределах Галилейского озера и прошел пешком довольно большое расстояние. Как бы спеша. Спеша …повстречать похоронную процессию. Если вчитываться в текст Евангелие и измерять по карте расстояние, окажется, что буквально только что Христос был в другом месте и довольно далеко, но он спешит, проходит большой «километраж», чтобы успеть прийти к воротам города, из которых мертвого выносят. Христу это важно. Он процессию похоронную останавливает, прикасается к мертвому человеку. «Юноша, тебе говорю – Встань!» (Лк.7:14). Здесь важна очень важная вещь. Этот мертвый человек был единственным сыном женщины, которая была вдова. Некая женщина потеряла мужа, за всю жизнь успела родить только одного сына и должна была теперь его хоронить. Конечно, это некое собирание в кучу всех скорбей. Одинокая… Вдова… Вся надежда на сына… Но сын умер раньше ее, и нужно матери дите хоронить. Это вообще «адамова беда». Когда Адам согрешил, то одна из первых бед, которую они должны были взять на свои плечи – это похороны сына. По нашим нынешним законам – дети должны хоронить родителей. А когда наоборот – тогда кошмар. Но первыми похоронами на земле были погребение родителями ребенка. Потому что брат убил брата, и отец должен был копать могилу. Они еще не знали, что с ним делать. Еврейское предание говорит о том, что они были в большом недоумении, как поступать с мертвым телом. Что делать с ним? Земля кровь пить не хотела. Земля свернулась как камень. Загустела кровь на земле, и она кровь не пила. Словно говорила: «Я не для этого Богом создана, чтобы кровь вашу всасывать в себя!» (Это я вам, конечно, легенды передаю, которые в Писании не описываются. Но это важно тоже). Некий ворон подлетел и начал клювом копать ямку. Тогда Адам, вразумленный птицею, взял нечто, что-то более прочное и твердое и начал копать первую могилу для своего сына. Что с ним делать? Ведь не сжигать его?

Это мы сейчас все знаем. Надо панихиду отслужить. Омыть, облачить. А тогда? Это первые похороны были. Боже, храни нас! Чтобы никто из нас не хоронил своих детей. Но – никто не застрахован. Вы же видите, что кругом творится. Мир счастливее не стал. Безопаснее не стал. Спокойнее не стал. Ничего такого нет. Нигде. На север поезжай. На юг поезжай. Где ты будешь защищен с твердой гарантией, что ничего не случится? Нигде. Люди летают по небу. Плавают по морям. Люди сидят в кафе, в которые врываются террористы. Что хочешь происходит на свете. Поэтому, Боже вас храни (и меня – тоже) от такой беды. Чтобы не хоронили мы детей своих. Это может быть. Мы как-то сторонимся. Отодвигаем от себя всякий страх. Пусть такого не будет! Пусть не будет! Но знать надо.

Поэтому, мы смотрим сегодня на картину, когда мама хоронит сына. А больше у нее нет никого. Все по-человечески очень понятно. Жалко человека. Но, если так делать, то надо всех воскрешать. Потому что – всех жалко. Но Христос не всех воскрешал. Он именно Знамения творил. Я прошу вас заметить одну очень важную вещь. Мама, хоронившая сына и потерявшая мужа, – это точный образ социального статуса Богородицы. Матерь Божия – это, действительно, вдова с единственным сыном. Она не была женой Иосифа. Она была им хранима. Он был дан Ей, чтобы ни у кого не возникало вопросов. До сегодняшнего дня люди, уже обновленные Евангелием; все такие умные, образованные. (уже столько лет христианству) никак не могут понять, как это дева может родить. Семени мужчины в Ней не было. Как это девство в Ней сохранилось. Как это у Нее был Сын? Как это Она кормила грудью, если Она осталась девственницей? Это до сегодняшнего дня «рвет» головы людям. А тогда вообще это было невозможно. Это нельзя было понять. Не просто трудно было понять — невозможно, нельзя было понять. И чтобы не было вопросов лишних, дан был Ей хранитель – Иосиф. «Вот — Ее муж. Вот — Ее Сын». И все вопросы снялись. Иосиф умирает очень рано. Мы в Евангелие его давно уже «не видим». Последний раз «встречаем» в Евангелие Иосифа, когда было двенадцать лет Господу Иисусу Христу. С тех пор Матерь Божия была в статусе вдовы. С единственным Сыном, которые должен будет умереть раньше Ее. Потому Христос и не в последнюю очередь, зная всю Свою историю наперед, идет воскрешать этого мальчика, дарить сына маме. Единственного сына единственной маме. Как бы в предзнаменовании Своего будущего собственного воскресения. Потому что знает, что и Его мама будет также неутешно идти за Ним, смотреть, куда Его положат. Она тоже будет такая же. Потеряет единственного Сына в отсутствии всякой защиты, всякого мужа. Почему Христос говорит на Кресте Иоанну Богослову: «Се – мати твоя!». А Ей: «Се – сын Твой!» Зачем нужно это перекрестное усыновление? Потому что у Нее нет никого больше. На земле нет – никогошеньки! Но нужно, чтобы кто-то о Ней переживал. Надо же, чтобы кто-то переживал о человеке. Это же страшное дело, когда у человека нет никого, когда он никому не нужен. И Он «усыновляет» маму любимому ученику. Он знает, что Иоанн не предаст, Иоанн не оставит, Иоанн будет переживать. «Вот – сын Твой! – Вот – Мама твоя!»

Поэтому, я думаю, что сегодняшнее воскресение Наинского юноши можно рассмотреть таким специфическим образом, под таким неожиданным углом зрения.

В этой маме, плачущей, Христос видит свою Маму; которая также вдова. И которая также будет плакать над Ним, когда Его во гроб понесут. Так же обовьют Его плащаницей, как куколку. Так на Востоке хоронят. И так же побегут на закате солнца. На Востоке бегом хоронят. Это у нас медленно. Идут медленно. Священники медленно поют. А там быстро хоронят. Быстро, быстро, быстро. Пока солнце садится несут его, быстро опустили, прочитали молитву и быстро по домам. Вот Он и опередил процессию, потому что видел себя Самого в этом всем и мать свою, идущую и плачущую за гробом. То есть, такие моменты в Евангелие очень часто встречаются. Часто и в жизни человеческой. Прежде чем случиться в жизни человека чему-то серьезному, Господь какие-то весточки посылает человеку. Раз… Два… Три… Намеки такие. Но, когда уже случится, человек только тогда понимает: «Ага, вот те вот случаи были намеками на сегодняшнее событие!»

Вот так и в Евангелие есть. Помните тот случай, когда Иосиф в последний раз встречается в Евангелие. Иосиф и Мария имели обыкновение ходить в Иерусалим на праздник и брали с собой маленького Иисуса Господа. И пошли, и Он там с ними был. Потом Он от них отбился. Они пошли домой без него, думая, что он с другими родственниками движется. А Он в храме остался. Они шли-шли. Его не нашли. Перепугались. И три дня Его искали. А Он в храме был. Сидел между старыми книжниками. Бородатыми. Седыми. Умными. Старцами. И разговаривал с ними про разные вещи в законе. (Они диву давались. Вроде ребенок такой совсем. А так много знает. И так понимает все правильно). Родители, наконец, в храм вернулись. Нашли Его там. Мама говорит: «Ну, что Ты, Сынок, мы с отцом тебя искали три дня. Все ноги сбили. Не знали уже что и думать». А Он отвечает: «Разве вы не знали, что Я должен быть в доме Отца Моего».

Вот этим тридневным поиском Христос готовил Свою Мать к трехдневной разлуке. Потому что Она потом тоже на три дня потеряет Его. Сердце Ее должно быть готово заранее.

«Будет такое время, что на три дня потеряешь Своего Сына. И будешь плакать. И не знать, где Он. И будешь биться. И думать, как же дальше жить. Вот три дня такие будут у Тебя. И чтобы заранее закалить человека, вот тебе это. На-ка переживи-ка».

Потом, еще раньше этого Симеон сказал: «У тебя на руках лежит тот, о которого споткнутся ноги. Камень претыкания. И тебе самой душу оружие пройдет. И откроются помышления многих сердец» (см. Лк.2:34-35). Надо заранее понимать. Она тогда еще не понимала. Что он говорит? Маленький ребенок у нее. А седой старик какой-то трехсотлетний говорит ей, что какое-то оружие душу ей пронзит. Что он говорит – она не понимала! А уже потом, потом, потом стало все понятно. Вот оно – оружие. Вот он – камень пререканий и соблазнов. Вот я Его потеряла. Вот Его нету. Вот я Его ищу. Где Он? И Он нашелся через три дня. Вот Он живой. В доме Отца Своего. Все это заранее предсказывалось.

И это погребение Наинского юноши тоже говорит таинственно об этом же. Плачущая мама овдовевшая и потерянный единственный сын. По сути, Он воскресил себя Самого, а ее утешил как будущую Мать. Таких тайных знаков в Евангелие Святом достаточно много. Потому что оно бездонно…

Евангелие бездонно. Хочу вас попросить, чтобы вы имели его на видном месте и открывали его почаще. По крайней мере, чтобы не было так, что оно у вас есть, но оно – закрыто. Когда-то были времена, когда Евангелие люди передавали. Я помню, у нас в армии одному старшине принесли Евангелие – на ночь. И он всю ночь читал. А потом попросил оставить еще на ночь. И дал на пару часов бойцам, которых знал. Про которых точно знал, что они его не «сдадут». И они ночью по два часа, как на вахте читали Евангелие взахлеб. Ненасытно. Потому что – в первый раз. «Сейчас заберут – и больше не увижу!» Кто-то прочел кусок «из Матфея», кто-то – кусок «из Иоанна». Это было такое чудо драгоценности в руках. «Вот сейчас заберут у меня эти странные буковки, мелким шрифтом написанные!» Читаешь и чувствуешь – это не простая книжка…

Сейчас все доступно. Но это работает в обе стороны. Как в сторону хорошую, так и в сторону плохую. Пересыщенный человек бывает хуже голодного.

Поэтому, пожалуйста, читайте Святое Евангелие, братья и сестры.

Прошу вас – учитесь петь и читать.

Осваивайте такую литературу как Часослов. Учитесь читать часы. По часослову узнавать составление службы. Утренней и вечерней.

Читайте Святое Евангелие. Занимайтесь своим духовным самообразованием. Потому что мы с вами общаемся один день в неделю. И в течении этого дня всего лишь три часа. Из этого два часа отводится на Богослужение. И всего лишь полчаса-минут сорок на разговоры. Этого критически мало для того, чтобы иметь ясное христианское мировоззрение и большую веру. Для того, чтобы иметь крепкую веру, нужно работать. Нужно находить время что-то читать. В машине – слушать. Флешки для этого есть. Разные радиостанции – «Вера», например. Надо молиться, думать, самообразовываться. Если вы будете только один час в неделю Богу отдавать, то я думаю, что вера ваша будет соответствующей. А, если вы будете служить Богу больше и чаще, то, надеюсь, что и вера ваша будет сильней. А верующего Бог не забудет. «Блажен, кто верует — тепло ему на свете!» Это про другое сказано. Но нас касается точно.

На прощание – поздравляю вас с Воскресным днем. И желаю «дне всего совершенна свята мирна и безгрешна». А наипаче имейте веру в Воскресшего из мертвых, Господа нашего Иисуса Христа. Это надежда наша и жизнь наша. Ближе нам, чем воздух Иисус Христос. Его любите, в Нем поучайтесь, Его познавайте, Ему служите. Это есть цель нашей жизни.

Христос Воскресе!

проторий Андрей Ткачев

Источник: Собрание проповедей отца Андрея Ткачёва

«В те дни Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: «не плачь». И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: «юноша! тебе говорю, встань!» Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его» (Лк. 7, 11-16).

Рассказ о воскрешении Господом сына наинской вдовы ставит нас лицом к лицу с царящей в мире смертью.
Мы рождаемся с плачем и умираем с плачем. В этот короткий промежуток нас успевают предать самые близкие люди, болезни съедают наши внутренности, а погоня за куском хлеба отнимает последние силы. Наконец, каждого из нас всех ждёт разверстая земляная яма. Сверкающая вселенная личного сознания, радости и надежды исчезают без следа. Имена миллионов людей стираются через два-три поколения. Смерть не щадит никого. Равно умирают старики убелённые сединами и беззубые младенцы. Молодые мужчины и полные сил женщины ложатся не на брачное ложе, а в темноту могилы. И нет выхода, нет понимания того, почему и зачем смерть уготована человеку.

Евангелист называет женщину, оказавшуюся перед Иисусом «вдовой». Её окружает толпа родственников. Что это значит? А значит, что, несмотря на всё богатство этой женщины – бедных людей толпа не окружает никогда – смерть уже посещала её дом и унесла с собой мужа. Для смерти неважно беден ты или богат, болен или здоров, молод ты или стар – она приходит, забирая самое дорогое и нужное в твоей жизни. Часто, слишком часто – без смысла и передышки. Так — и в евангельской истории. Второй жертвой смерти становится сын овдовевшей женщины.
Когда мы сталкиваемся с чем-то подобным, первая человеческая реакция – ужас. А потом мы начинаем задавать вопросы. Как так? Почему столько горя, боли и несправедливости свалилось на эту семью? Какой грех нужно совершить, что бы Бог так её наказал?

Но страшнее другое. Все мы, задающиеся подобными вопросами – посторонние. А вдова из маленького палестинского Наина непосредственно очутилась в самом эпицентре безысходности и смерти. Это не чей-то муж умер, а её. Не чьего-то сына, а родную кровиночку, единственного ребёночка, которого она носила на руках и кормила грудью, несут на кладбище. Что она такого сделала, что Бог так прогневался? Почему, если Он – Вседержитель; если Он – держит, заботится и любит всё творение, почему Бог не пощадил её любовь и последнюю радость? Почему не отвёл руку смерти? Почему оставил её одну?

И ведь нет для неё ответа, так же как его нет для тысяч и тысяч матерей и жён! Пустым сотрясанием воздуха кажутся все лицемерные соболезнования окружающих! Насмешкой звучат объяснения законников о когда-то согрешившем праотце Адаме. Она-то здесь причём? Разве она съела этот несчастный плод власти над добром и злом? Почему следствием этого должна быть смерть её мужа и ребёнка?

Точно так Иов спорил с Богом. О, как древен этот дерзновенный спор человека и Бога! И так же, как Бог ответил Иову, Он отвечает рыдающей наинской вдове. Не простым сотрясанием воздуха, не пустыми объяснениями, а Своим ПРИСУТСТВИЕМ.

Бога, оказывается, можно встретить не только в громе и буре, но вот так просто – на дороге, в виде пыльного Странника. К Богу можно прикоснуться, услышать Его голос буквально в двух шагах. Богу можно взглянуть в лицо и не ослепнуть. Потому, что Бог стал Человеком.

А когда Бог глядит тебе в глаза, всё остальное перестаёт существовать. Для Бога нет мёртвых, но все живы. Поэтому только Он может сказать скорбящей душе: «Не плачь!». И прострев руку, сказать умершему: «воскресни!».
Кто-то из современных мудрецов говорил, что всё написанное в Евангелие касается человека здесь и сейчас. Как рассказ о воскрешении сына вдовы соотнести с каждым из нас? Отвечает ли он на вечные вопросы человека о смерти?

Нет, не отвечает. Но он нам говорит, что Бог – больше смерти. Этот текст говорит нам, что бывает со смертью в присутствии Бога: смерть отступает. Он нам говорит, что Господь не деспот, равнодушно взирающий с небес на человеческие слёзы, а Сам – Сострадание и Любовь. Любовь, Которая не только способна воскресить умершего, но и пойти за него на смерть и Крестную муку.

Мы, христиане, каким-то парадоксальным образом причастны этой Божественной Любви. Мы причастны Её Кресту. Смерть Христа стала частью нас самих. Но через смерть Христову каждый из нас стал причастен и Его Воскресению. А потому голос из палестинского Наина звучит для любого человека: «Тебе говорю, встань!». В каждом заложен такой «динамит» Воскресения Христова, что уничтожение смерти становится только вопросом времени. А общее воскресение из мёртвых – раскрытием радости нашей земной встречи с Господом. После тяжкого сна, в котором мы увидим собственные похороны, слёзы и отчаяние родных, мы наконец проснёмся. Проснёмся в Любви, Свете и Радости. И Радости этой не будет конца.

Чудеса и притчи Христовы

(Лк. 7, 11–18)

«После сего», – говорит Евангелист, (т. е. после исцеления слуги сотника), «Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа…»

Город Наин лежал в Галилее, на северном склоне предгорья Малого Ермона, в довольно пустынной, скалистой и неуютной части хребта. В настоящее время здесь находится очень бедная, пришедшая в упадок Наинская деревня. Вход в нее возможен с одной только стороны, открытой на покатость дикого холма, спускающегося к долине. Иссеченные вдоль холма в камне гробницы могут быть современными Христу, и вероятно, в одну из этих гробниц и несли тело умершего сына вдовы Наинской. Христос, окруженный народом, подымался по узким тропинкам, вьющимся среди больших и малых камней и расселин, ведущих к Наину… «Когда же Он приблизился к городским воротам», – говорит Евангелист, – «тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города». И далее, Евангелист кратко и точно передает, как произошло воскрешение юноши. Эта картина как бы сейчас перед нами. Две большие группы людей встретились и смешались у ворот Наина, вероятно, стараясь пропустить друг друга. Мать, шедшая за носилками, оказалась возле Христа; она горько плакала и едва ли могла хорошо разглядеть, Кто встретился с ней. «Увидев ее», – говорит Евангелист, – «Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились; и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!…»

После этих властных слов Христовых, объятая страхом, теснившаяся возле носилок толпа, увидела, как… «мертвый, поднявшись, сел, и стал говорить; и отдал его Иисус», – добавляет св. Лука, – «матери его».

Придя в себя, все свидетели чуда, поняв, что произошло, пришли в великое воодушевление и «славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой».

Такое мнение о Иисусе Христе, как о великом Пророке, посланнике Божием, «распространилось», – говорит Евангелист, – «по всей Иудее и по всей окрестности».

Однако, народ еще не узнал в этом чуде руку Мессии, Сына Божия. В глазах Иудеев, Иисус, в данном случае, был великим Пророком, не меньшим Ильи, воскресившего сына вдовы в Сарепте Сидонской (3 Царств 17, 21), и Елисея, воскресившего ребенка, сына Сонамитянки (4 Царств 4, 34–35), о чем конечно, многие знали из Писания. Но те чудеса имели место сотни лет тому назад и были редкостью, а это чудо, возле ворот Наинских, как множество и других чудес Иисусовых, совершилось теперь на глазах всего народа. И это убеждало народ, что пред ним явился несомненный, великий Пророк. Но кто же Он? И ради чего Он творит великие чудеса? Почему, без всякой просьбы кого бы то ни было, Он воскресил сына вдовы Наинской? Евангелист Лука на это прямо отвечает, что чудо было совершено из жалости к скорби вдовы. «Господь сжалился над нею», – говорит он.

Но некоторые недоумевают, как простое чувство жалости могло быть причиной совершения такого исключительного, великого чудотворения? Но так могут говорить лишь те, кто еще не встречался в своей жизни со смертью, кто не пережил бездонного горя потери самого близкого или единственного друга, сына или дочери, жены или мужа, брата или сестры. В лице Наинской вдовы и осиротевшей матери, Христос пожалел человека, пораженного грехом, болезнью и смертью. В слезах осиротевшей матери, Он увидел и услышал тысячелетний вопль всего человечества, немогущего примириться с царством смерти на земле; с тем трагическим плачем, который слышится повсюду даже до сего дня.

«Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, и вижду во гробех лежащую по образу Божию созданную нашу красоту, безобразну, бесславну, не имущую вида.

О чудесе! что сие еже о нас бысть таинство: како предахомся тлению? како сопржохомся смерти? воистину Бога повелением, – якоже писано есть, – подающего преставльшемуся упокоение» (Из «Чина погребения Мирских человеков»).

Однако, не одно сочувствие людскому горю было причиною воскрешения юноши в Наине. Здесь было также знамение силы и славы Христа. И, если большинство современников Христовых, видели в Нем только величайшего Пророка, творящего чудеса именем Божием, то были тогда и такие, которые увидели в Нем Мессию, Сына Божия, имеющего власть над жизнью и смертью во вселенной. А впоследствии, таковыми верующими стали и все Апостолы и ученики Иисуса Христа. И мы в их числе.

Кроме того, чудо в Наине было пророчеством и обетованием новой эпохи, когда смерть потеряет власть над человеком, и когда «отрет Бог всякую слезу с очей…, и смерти не будет уже; ни плача ни воплей, ни болезней уже не будет, ибо прежнее прошло…» (Апок.21,4).

Наконец, невозможно себе представить, чтобы Христос, Который свидетельствовал о Себе: «Аз семь воскресение и жизнь» (Ио.11, 25), и Который шел в Наин проповедывать Царствие Божие и воскресение мертвых, мог равнодушно пройти мимо заградившего Ему путь гроба, предоставив свободный путь смерти и печали шествовать своей дорогой к каменной пещере. Христос воскресил умершего и потушил человеческое горе потому, что иначе и быть не могло. Где Он являлся, там открывались двери Рая, где пет уже ни смерти, ни печали, ни воздыхания, но воскресение и жизнь бесконечная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *