Восточное рабство

В.В. Черных, Г.А. Цыкунов ПРАВОВЫЕ ОБЫЧАИ ДРЕВНЕЙ РУСИ КАК ИСТОЧНИК ПРАВА

В статье рассматриваются проблемы теории и истории происхождения обычного права в Древней Руси; исследуется процесс санкционирования обычаев Древнерусским государством, а также история зарождения обычаев и медленное перерастание их с появлением письменности в законы. Определены и проанализированы специфические признаки этой формы права. В статье осуществлен анализ содержания признаков обычаев на основании правоотношений, исторически сложившихся в сфере использования и охраны леса.

Ключевые слова. Обычай; обычное право; виды обычного права; признаки обычного права; процессуальные нормы; трансформация обычаев в обычное право.

V.V. Chernih, G. A. Tsykunov LEGAL CUSTOMS OF ANCIENT RUSSIA AS SOURCE OF LAW

Первым источником права был обычай, складывавшийся из длительного повторения поведенческих правил, одобряемых всеми членами первобытного общества. Обычай становился традицией и передавался от поколения к поколению, преобразуясь в юридическую норму. Таким образом, обычное право представляет собой форму существования права, которое родилось в недрах самого общества, что собственно основательно разработано в трудах отечественных правоведов И.Г. Оршанского , В.Ф. Залесского , В.И. Сергеевич , Ф.В. Тарановского , С.С. Алексеева , М.Н. Кулажникова и др. Ими была отмечена и развита социальная сущность обычного права. Но, как показало время, обычное право оказалось бессильным в регулировании многих видов общественных отношений. Поэтому оно уступило дорогу судебной практике и законодательству. Следовательно, говорить о придании обычаю правового статуса можно только при одобрении им государства, как важнейшего института политической системы. Государство санкционирует только такие обычаи, которые отвечают его интересам. Дошедшие до нас крупные законодательные памятники

М.Ф. Владимирский-Буданов обратил внимание, что «Первоисточник права есть природа человека (физическая и моральная), подчинённая таким же законам, как и природа органическая и неорганическая» . К этому лишь стоит добавить, что правовой обычай зарождается в незначительных группах людей.

«Право на первой ступени является чувством (инстинктом)», -констатирует Владимирский-Буданов и действительно такие проявления имеют место в правовых обычаях восточных славян, например кровная месть, многожёнство, круговая порука, наследование в кругу семьи, особая словесная форма заключения договора, защита детей родителями, и наоборот. И это позволяет ему сделать вывод, что «все поступают одинаково не по силе подражания одному, а одновременно и повсюду, по силе действия одинакового чувства» . На второй стадии право проникается сознанием и становится обычаем.

В родовом обществе не было антагонизмов, потому обычаи соблюдались добровольно. Отсутствовали специальные органы для охраны обычаев от нарушения. Обычаи изменялись очень медленно, что вполне соответствовало темпам изменения самого общества. Первоначально право складывалось как совокупность новых обычаев, к соблюдению которых обязывали зарождающиеся государственные органы, и прежде всего суды.

Позднее правовые нормы (правила поведения) устанавливались актами князей. Когда обычай санкционируется государственной властью, он становится нормой обычного права.

В ¡Х-Х вв. на Руси действовала система норм устного обычного права. Часть этих норм, к сожалению, не была зафиксирована в дошедших до нас сборниках права и летописях, о них можно лишь догадываться по отдельным фрагментам в литературных памятниках и договорах Руси с Византией X в.

Исследование правовой природы обычаев Древней Руси позволяет определить семь специфических признаков этой формы права: 1) социальность; 2) коллективность, 3) стихийность возникновения; 4) многократное применение, повторение (консерватизм); 5) древность; 6) общность экономических и географических условий; 7) способность трансформации обычаев в законодательные нормы. Проанализируем содержание этих признаков обычаев на основании правоотношений, исторически сложившихся в сфере использования и охраны леса .

1. Социальность обычая обеспечивалась всем обществом, заинтересованным в обязательности предъявляемых требований. Причина такого явления основывалась на необходимости решения общих задач -получить от леса различные материальные блага.

2. Коллективность обычая заключалась в том, что в древнем обществе человек не был в состоянии в одиночку выжить и противостоять силам природы. Эффективное природопользование, а именно раскорчевка леса, подготовка пахотных земель, выращивание определенных культур на ней, а также заготовка дров, охота, сбор меда с бортей требовали коллективных усилий. Отражением этого признака стало длительное сохранение обычая массового, свободного пользования лесами. По народным обычаям греховными считались те деяния, которые покушались на продукты человеческой деятельности. Лес считался объектом, для создания которого не было приложено человеческих усилий, поэтому все категории населения имели право свободно им пользоваться. По форме и содержанию, эксплуатация лесных богатств не носила характера права собственности. Таким образом, до ХУ столетия лесной собственности не было, а имело место безграничное «нерегламентированное пользование лесом» .

Попытки прекратить это действие на законодательном уровне всегда вызывали противодействие общества.

3. Стихийность возникновения является проявлением процессов саморегуляции общества. Такими обычаями, которые стихийно возникли, но существовали во всех восточнославянских племенах, были уважительное отношение к природе, обожествление ее, завещание лесов, выделение наиболее ценных участков, исключительное право князей на охоту.

4. Многократное применение, повторение, консерватизм. Жизнь леса подчинена определенным биологическим циклам, учет которых необходим для его эффективного использования. В Древней Руси распространенными были охота и бортничество. Продукция этих промыслов: мясо, кожа, мех, мед, воск были источником дохода и использовались для уплаты дани, обмена и торговли. О бортничестве упоминается во всех летописях Древней Руси. В исследованиях М.С. Грушевского приводятся сведения о трех сотнях видов медовых напитков, которые готовились для банкетов князя Владимира .

Эффективное использование лесов предусматривает многократное повторение из года в год одних и тех же операций, которые являлись регламентирующими правилами пользования даров леса. Это касается вырубки деревьев, сбора меда, растений, плодов, грибов, сенокошения, охоты и рыболовства в определенное время года. Вполне понятно, что такая постоянная схема способствовала формированию обычаев и их закреплению в повседневной жизни.

Свойство консерватизма нашло отражение в размерах штрафных санкций используемых в древних кодексах. Так, за порчу бортных деревьев ст. 75 «Русской правды» устанавливала штраф в 3 гривны, арт. 13 гл. IX Уставов 1529 г. — 3 гроша, ст. 218 Соборного уложения 1649 г. — 3

руб, арт. 5 п. 2 главы 19 «Прав, по которым судится малороссийский народ» 1743 г. — 3 руб. Аналогичную ситуацию, т.е. установление одинаковой суммы штрафных санкций можно проследить и в статьях нормативных документов, охранявших снасти для ловли птиц — 3 гривны, деньги, рубля; порчи сеток — 1 гривна, грош, рубль; незаконная охота на бобров — 12 гривен, грошей, рублей .

5. Давность. Первые упоминания о правоотношениях, связанных с лесами, относятся к временам княжества Кия, Щека, Хорива, по одной из версий легендарных основателей Киева. Уже тогда выделялись наиболее богатые добычей угодья. Процесс формирования норм пользования лесами имеет многовековые традиции. Доказательством является то, что правовые нормы «Русской правды», в основу которых были положены славянские правовые традиции, связанные с лесами, на протяжении многих веков влияли на развитие законодательства.

Существовали также древние обычаи, которые регламентировали использование бортных деревьев, право охоты на бобров, сбор меда, межевые знаки на бортных и других угодьях, приспособления для ловли птиц. Защита этих объектов регламентировалась нормами «Русской правды», в частности главами всех трех уставов Великого княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 гг., Соборного Уложения 1649 г., «Правами, по которым судится малороссийский народ» 1743 г Древность этих норм обычного права исчисляется более чем 800-летним периодом использования на практике .

6. Общность экономических и географических условий. Территория Киевской Руси находилась в пределах двух природных зон: смешанных и широколиственных лесов. При этом не наблюдалось существенных различий в их климатических показателях, почвах, растительности, распространенных породах, флоре, фауне. Это обстоятельство способствовало появлению обычаев и правил, достаточно близких по своему смыслу, которые вошли во все сферы жизни наших предков. В исследованиях Б. Д. Грекова приводится пример, связанный с лесными промыслами — давний обычай считать бобров собственностью князей . Со временем эта норма вошла в ст. 69 «Русской правды», которая предусматривала высокий штраф за кражу бобра. Этот аспект проявился в оплате дани шкурами зверей. Так, М.С. Грушевский отмечает, что поляне платили мехами дань хазарам . В результате подавления восстания древлян княгиня Ольга установила им дань, которая состояла из шкур зверей. Основа этого обычая, связанного с лесными промыслами, имела такие глубокие корни, что через пятьсот лет после этих событий его продолжали использовать в системе управления государством. Монголо-татары, захватившие русские земли, обложили население данью, состоявшей в частности из шкур медведей, бобров, соболей и хорьков, которые водились практически во всех лесах Древнерусского государства.

Другим элементом природной среды во всех регионах Древней Руси были пчелы и бортные деревья. Это обстоятельство нашло отражение в нормах обычного права, охраняющего бортников и закреплено в нормах «Русской правды», уставах Великого княжества Литовского (ВКЛ), Соборного Уложения 1649 г., «Прав, по которым судится малороссийский народ» 1743 г.

Общность экономических и географических условий сказались на появлении другого обычая, который заключается в компенсации стоимости диких и домашних птиц. Так, ст. 81 «Русской правды» устанавливала стоимость на распространенных в Киевской Руси птиц: ястребов, голубей, соколов, лебедей, журавлей, гусей, кур. Обычай, предусматривающий компенсацию стоимости животных, был закреплен в уставах ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг. Однако перечень животных, охраняемых законом, практически не изменился. В него входили согласно арт. 2 главы IX Статута 1529 г., главы Х уставов 1566 и 1588 г.: зубр, лось, олень, лань, медведь, рысь, лошадь, соболь, кабан. Такой же список животных содержится в ст. 9 главы 19 другого кодекса — «Права, по которым судится малороссийский народ» 1743 г.

Таким образом, общность экономических и географических условий дали возможность закрепиться в виде положений закона, обычаям, охранявших пчел, определенных птиц, зверей, а также различных видов деревьев, системы оплаты дани шкурами лесных животных.

7. Способность трансформации обычаев в нормы права. В специальной литературе зафиксировано наличие у наших предков значительного количества обычаев. При этом не все из них превращаются в правовую норму. Для такой трансформации, по мнению М.В. Гримич, необходимо наличие обычно-правовой культуры народа, которая постепенно превращается в волю государства . Закреплению в виде закона норм права, связанных с лесами, способствовал целый ряд обстоятельств. Жизнь в лесах и вокруг них, наблюдение за законами их развития, наличие лесных промыслов способствовали познанию многих особенностей и закономерностей природы. На основании этих представлений у населения Киевской Руси сложились обычаи и устные правила пользования борами и дубравами. Со временем они становились традиционными и люди выполняли их добровольно через хозяйственные и другие правила.

Появление государства привело к тому, что многие нормы народных традиций, правил и обычаев перешли в категорию закона. Первым нормативным документом, сформировавшимся на их основе, стала «Русская правда», где целый ряд статей санкционировал древние обычаи.

Процесс трансформации обычаев в нормы права связан с общественным строем, с природными и экономическими условиями. Комплекс этих факторов влияет на закрепление в законе тех или иных обычаев. При этом, как указывает В.Ф. Горбовой, способ правового

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

регулирования зависит от характера регулируемых общественных отношений . Так, правовую санкцию государства получили нормы, касающиеся бортничества, охоты, добычи бобров, приборов для ловли птиц и зверей, сервитутные отношения, компенсация за незаконно добытые природные блага. Свойство трансформации этих обычаев подтверждается тем, что они закрепились в праве и вошли в четыре документа: «Русскую правду», уставы Великого княжества Литовского, Соборного уложения 1649 г., «Права, по которым судится малороссийский народ».

Обычаи закреплялись в нормах закона на определенном этапе развития общества. При изменении общественных условий некоторые из обычаев могут потерять государственную санкцию. Примером такой нормы является обычай, закрепленный в ст. 70 «Русской правды», предусматривающий ответственность верви или общины за кражу бобров на ее территории, а также ее обязанность разыскивать преступников. В Уставе Великого княжества Литовского 1529 г. согласно ст. 9 главы IX бобры были признаны животными, также охраняющимися законом, но община уже не отвечала за их кражу. Аналогичным образом решается этот вопрос в другом памятнике права «Права, по которым судится малороссийский народ». В кодексе есть статьи, охраняющие бобров: арт. 12 гл. 19, но отсутствует норма, обязывающая общество участвовать в поиске и задержании воров.

Другим обычаем, трансформировавшимся в нормы закона и дошедшим до наших дней, было право правителей объявлять леса заповедными. Древнерусские князья использовали право заповедника лесов с целью своего обогащения. Так, князь Владимир Мономах объявил заповедными расположенные под Киевом урочища Зверинец и Соколиный Рог. В них имела право охотиться только семья князя или по его личному разрешению. По мнению М.И. Кутепова, наказание за посягательство на княжеские, а затем государственные владения устанавливалось вплоть до смертной казни . Эта норма, считал М.С. Грушевский, использовалась княгиней Ольгой, которая объявила после подавления восстания древлян часть их лесов заповедными .

На территории Великого княжества Литовского правители государства объявили заповедными целый ряд лесов, в число которых входила и знаменитая Беловежская Пуща .

Итак, появление обычаев, правил, традиций пользования лесами стало закономерным явлением на определенном этапе социально-экономического развития общества и государственности древнерусского народа. На процесс их правового закрепления повлияло то обстоятельство, что леса покрывали большинство территории Древней Руси и были одним из важнейших средств жизнеобеспечения общества.

Становление правовых отношений в лесной отрасли связано с важной ролью леса как стратегического, оборонного и экономического фактора. Древнейшей формой лесного законодательства являлись правовые обычаи пользования лесами. Перечисленные специфические признаки обычного права (социальность; коллективность; стихийность возникновения; многократное применение, повторение (консерватизм); древность; общность экономических и географических условий, способность трансформации обычаев в законодательные нормы) отразились в правосознании древних славян и имели определенное влияние на характер правотворчества Древнерусского государства и иностранных государств, в составе которых находились этнические украинские земли.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Оршанский И.Г. Исследования по русскому праву, обычному и брачному. СПб.: Тип. А. Е. Ландау, 1879. 455 с.

2. Залесский В.Ф. Власть и право. Философия объективного права. Казань: тип. Б.Л.Домбровского, 1897. 314 с.

3. Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб.: тип. М. Стасюлевича, 1910. 664 с.

4. Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права. Юрьев: тип. К. Маттисена, 1917 . 464 с.

5. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972, Т. 1. 396 с.

6. Кулажников М.Н. Право, традиции и обычаи. Ростов, 1972. 176 с.

7. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М.: Территория будущего, 2005. 800 с.

9. Шелгунов Н.В. История русского лесного законодательства. СПб., 1857. 379

с.

10. Фалеев Н.И. Лесное право. М., 1912. 356 с.

11. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца Х1У века. Киев, 1991. 560 с.

13. Там же. С. 417.

14. Греков Б.Д. Правда Русская: учебное пособие. М.: Изд-во АН СССР, 1940. С.

15. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца Х1У века. Киев, 1991. 560 с.

16. Гримич М.В. Обычное гражданское право Украинской земли Х1Х — начало ХХ в. М.: Аристей, 2006. 560 с.

17. Горбовой В.Ф. Предмет и система советского лесного права. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1984. С. 144 .

18. Кутепов Н. И. Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси: исторический очерк: В 4 т. СПб., 1896. 1700 с.

19. Грушевский М.С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV века. Киев, 1991. С. 372.

Глаза Та Цзя вспыхнули, как и звезды на его глабелле. Он оторопело уставился на Су Мина, а затем опять улыбнулся во все зубы. В его улыбке, был намек на издевку.
«Слушай, ты мне одолжение сделал, но оно не такое уж и великое, как тебе может показаться на первый взгляд. Я не станут тебя наказывать за поведение, однако если продолжишь меня донимать, то уж не обессудь, если я тебя раздавлю.»
В словах Та Цзя, ощущалась явная издевка. Его слова, были словами существа, которое свысока смотрело на окружающий его, мир. Он как ни крути, уже не был даже Древним Богом с семью звездами, но стал Древним Богом с восемью звездами. Он стал могучим воином, которому как он помнил, мир должен было поклоняться.

«Попробуй.» сказал Су Мин.
Одного слова хватило, чтобы глаза Та Цзя наполнились намерением убить. Холодно хмыкнув, он быстро шагнул к Су Мину и подняв правую руку, начал наносить удар кулаком, из-за движения которого, разразился оглушительный гул.
«Ты даже не знаешь когда остановиться!»
Громко рассмеялся Та Цзя, удар которого, содрогнул вселенную своей силой Древнего Бога с восемью звездами. Казалось что галактика начнет рушиться в тот момент, когда его удар настигнет Су Мина.
В глазах Су Мина однако, возникло яркое свечение. Позади него, был Дракон Разрушения, однако он не двигался. Су Мин шагнул вперед и устремился к Та Цзя, подняв правую руку и сжав ее в кулак. В самой простой манере, не используя божественные способности, Су Мин нанес удар кулаком, в огромный кулак Та Цзя.
Разразился грохот. Су Мин содрогнулся и отлетел почти на тысячу футов назад. Когда Су Мину удалось остановиться, галактика под его ногами содрогнулась настолько сильно, что образовался небольшой, пространственный провал. Та Цзя же, не сдвинулся ни на дюйм. Его лицо было самодовольны, а улыбка стала еще более издевательской. Шагнув вперед, он устремился к Су Мину.

«Я использовал всего седьмую часть своей силы. На этот раз, если ты посмеешь двинуться вперед, твое тело будет раздавлено!»
«Моя физическая сила может позволить мне победить Древнего Бога с семью звездами, однако восемь…совсем другой уровень…»
Су Мин замотал головой и успокоил возбудившуюся основу культивации. Подняв правую руку, он сжал ее в кулак. Бесчисленные души Берсерков Великого Племени
Берсерков, начали кружить над его правой рукой. Вскоре, они проникли в руки Су Мина, в его тело и ноги, из-за чего он, слившись со ста миллионами душ Берсерков, начал увеличиваться в размере, вскоре достигнув роста в несколько сотен футов.
Присутствие Су Мина, в этот момент стало сложно описуемым. Когад он сжал правую руку в кулак, в ней было столько силы, что сам Су Мин ее едва сдерживал. Это была Трансформация Бога Берсерков!
Су Мин стал Богом Берсерков, обладал Телом Берсерка, в котором Кости Берсерков, были соединены со ста миллионами душ Берсерков из Великого Племени Берсерков. Су Мин вернулся к своим корням и в данный момент, его физическая сила, стала силой Берсерка.
Когда Трансформация Бога Берсерков была активирована, зрачки Та Цзя сузились, и он начал ощущать реальную угрозу, которая исходила от Су Мина. Закончив Трансформацию, Су Мин шагнул вперед и обернувшись длинной дугой, устремился к Та Цзя.
Первый удар!
Разразилось грохотание, которое возникло из-за столкновения кулаков Су Мина и Та Цзя. Из-за столкновения, также возникла ударная волна, которая начала растекаться во всех направлениях. Когда тело Та Цзя было отброшено назад, на его, прежде надменной физиономии, появились недоумение и шок. Удар Су Мина, отбросил его на десять тысяч футов!
Су Мин содрогнулся и отшатнулся на пару шагов назад. Подняв голову, он вновь рванул к Та Цзя.
Второй удар!
Вновь разразилось грохотание, и Та Цзя заплевался кровью. Он вновь отлетел назад, громко рыча.
«Черт! Это невозможно! Я Древний Бог! Я Древний Бог восьми звезд! Такой дикарь как ты, не должен обладать такой силой!»
Глаза Та Цзя, налились кровью. Остановившись, он резко повернулся к Су Мину, намереваясь рвануть к нему, однако в этот же момент, Су Мин появился прямо перед ним!
Третий удар!
Удар пришелся в грудь Та Цзя, из-за чего он завопил от боли. Вновь сплевывая кровь, Та Цзя содрогнулся и отшатнулся назад. Совершенно равнодушное выражение лица Су Мина, в этот момент кажется было даже более травмирующим для Та Цзя, чем сами удары Су Мина
Этот бой, конечно же видели и все пятьсот тысяч культиваторов, которые не могли скрыть своего ужаса. Су Мин был даже сильнее чем они себе представляли; Та Цзя, даже освобожденный от сдерживающей печати, не мог оказать ему сопротивления. Под ударами Су Мина, его тело даже начало подавать признаки не способности выдерживать их. Из мест ударов, постоянно сочилась кровь, а в глазах Та Цзя, даже начал возникать ужас.
Пятый!
Шестой!
Грохотание не смолкало, Су Мин продолжал наносить удар по Та Цзя, который вообще никак не мог оказать сопротивления, и не мог просто сбежать.
Все это длилось в течение нескольких вдохов. Когда Су Мин в очередной раз появился перед Та Цзя, он нанес седьмой, последний удар.

Последний удар Су Мина, содержал в себе все его могущество, когда он находился под воздействием Трансформации Бога Берсерков. В тот момент, когда он нанес удар, место соприкосновения с телом Та Цзя, словно стало черной дырой, которая поглотила весь окружающий свет. Из тела Та Цзя, раздался глухой рокот и на этот раз, Та Цзя не просто отлетел назад, но был отброшен на огромное расстояние.
Его тело обернулось длинной дугой, а когда остановилось, начало покрываться трещинами и кровью. Его грудь, кажется могла в любой момент взорваться. Когда на него обрушился седьмой удар, сознание Та Цзя, начало рассеиваться. Восемь звезд на его глабелле, начали постепенно угасать, и казалось, что вот-вот погаснут окончательно.
Трансформация Бога Берсерков, завершилась на этом моменте. Тело Су Мина вернулось в свое обычное состояние и он, стоя в галактике, кинул холодный взгляд на Та Цзя, который неподвижно дрейфовал вдалеке.
«У него кровь не чистая. Если бы это был Древний Бог восьми звезд с чистой кровью, твоей Трансформации Бога Берсерков, не хватило бы чтобы с такой легкостью одолеть его.» произнес старейшина Племени Небесного Духа.
«Нечистая?»
Глаза Су Мина заблестели. Он думал над тем чтобы овладеть Та Цзя, чтобы в его распоряжении появился клон Древний Бог. Это было одной из причин, по которым Су Мин решил освободить Та Цзя от печати, однако после слов старика, эти мысли истлели в миг. Если он будет Овладевать Древним Богом, то уж точно не с нечистой кровью.
Однако, жаль будет просто так убивать Древнего Бога. В глазах Су Мина возникло странное свечение и когда Та Цзя попытался встать на ноги, Су Мин закрыл глаза.
Воля вселенной вокруг Та Цзя. Мгновенно обернулась волей Древнего Духа Су Мина. Когда это произошло, воля небес снизошла на Та Цзя.
Стань моим рабом. Это воля небес.» произнес Су Мин.
В этот момент, Та Цзя истошно завопил от боли. Он схватился руками за голову, словно именно в нее начала проникать воля небес Су Мина. Душа Та Цзя, вскоре была охвачена волей небес Су Мина, и на ней появилось Клеймо.
Это был куда более травмирующий для Та Цзя, метод контроля, чем тот что использовали культиваторы Южного Союза. Су Мин использовал волю небес, чтобы буквально поработить Древнего Бога.
Вопли Та Цзя не смолкали еще несколько вздохов, однако вскоре, он смолк и убрал руки от головы. С неоднозначным выражением лица, посмотрев на Су Мина, Та Цзя сначала склонил голову, а затем и все тело, кланяясь Су Мину.
В этот же момент, ниц пали пятьсот тысяч культиваторов Южного Союза. Когда Су Мин осматривал их, они содрогались в ужасе. Незамедлительно, все культиваторы, направили свои души Су Мину, чтобы тот мог оставить на них свое Клеймо воли небес.
Очень скоро, все кроме Сюй Хуэй и Дэ Шуня, были клеймлены, благодаря чему к Су Мину, устремилось огромное количество силы законов судьбы. Как только Су Мин поглотил их, он сразу же обратил эти силы в собственные законы судьбы. Это позволило Древнему Духу Су Мина, стать вдвое больше.
В этот момент, огромное количество законов судьбы, начало тянуться к Су Мину со стороны Девятой Вершины. Когда эти силы окутали его, его душа начала содрогаться. У него было чувство, что если еще несколько сотен тысяч культиваторов передадут ему силы законов судьбы, то он сможет достигнуть момента Овладения Истинным Миром Дао Утра, раньше предполагаемого срока.
Су Мин вскоре унял это чувство и осмотрелся. Его взгляд остановился на Сюй Хуэй и Дэ Шуне. Сделав шаг, он мгновенно появился перед ними.
Сюй Хуэй содрогнулась, а метка скорпиона на ее глабелле, начала искажаться. Казалось что…она нервничает.
Дэ Шунь с тревогой смотрел на Су Мина. Его сердце было наполнено ужасом из-за увиденного недавно.
«Когда она потеряла память?» отведя взгляд от Сюй Хуэй, спросил Су Мин, глядя на Дэ Шуня.
Выражение его лица, резко изменилось. Содрогнувшись, он дрожащим голосом произнес, «Господин, я не знаю о чем вы…»
Дрожа, Дэ Шунь неожиданно схватил Сюй Хуэй за руку и утянул ее себе за спину. Он… понятия не имел, зачем это сделал, однако казалось что это было…естественной реакцией.
Сюй Хуэй, нисколько не воспротивилась Дэ Шуню. Давление, которое оказывало на нее присутствие Су Мина, едва не лишало ее чувств. В ее глазах теплился ужас, но по какой-то причине, ее сердце трепетало, но не от ужаса.
Су Мин спокойно посмотрел на Дэ Шуня, а затем вздохнул. Он не стал ничего делать с Дэ Шунем, но вскоре подошел к Сюй Хуэй. Выражение ее лица изменилось и она инстинктивно отошла немного назад.
Глаза Дэ Шуня. Начали наливаться кровью. Он взревел, словно забыв о силе Су Мина.
Он собрался атаковать, однако прежде чем он успел что-то сделать, Су Мин коснулся глабеллы Сюй Хуэй.
«Ты использовала достаточно странную божественную способность, чтобы пережить бедствие в Секте Дао Утра. Эта Техника не совершенна. Она разделяет твой разум и создает вторую личность. Сейчас, твое настоящее сознание, дремлет, в второе, занимает тело.»
В глазах Су Мина, возникло яркое свечение и вскоре, из его пальца, в глабеллу Сюй Хуэй, устремилась волна силы. Выражение ее лица, начало постоянно меняться. Иногда, она смотрела на Су Мина как на близкого человека, иногда как на незнакомца, а иногда ее взгляд был полон неоднозначных эмоций.
Вскоре однако, она все чаще начала смотреть на Су Мина, как на близкого человека. Действие Су Мина, вызвало волнение в душе Сюй Хуэй и ее сознание начало просыпаться.
«Ты не можешь…» дрожа прошептал Дэ Шунь.
В глазах мужчины, начали возникать безумие и боль. Не смотря на то что она постоянно издевалась над ним, за последние годы, они стали очень близки. В какой-то момент, Дэ Шунь неосознанно влюбился в Сюй Хуэй.
Однако он знал, что влюбился в эту Сюй Хуэй, которая была второй личностью. По этой причине, он решил не искать Су Мина, и они присоединились к Южному Союзу.

Партия 2017 г. Рабовладельческистрой. Восточное и античное рабство
Проект дошёл до нового пункта исторического вымысла, разбираемся с особенностями с особенностями восточного и античного рабства, разбираемся по энциклопедии марксизма.
Читаем и конспектируем.
— — —
2.;Особенности восточного и античного рабства
К восточнорабовладельческим обществам можно отнести рабовладельческие государства в Египте, Вавилоне, Персии, Индии, Китае.
Античная форма рабства господствовала в большинстве греческих городов-государств (из которых наиболее развитыми были Афины), в ряде так называемых эллинистических государств, и в Риме.
Некоторые страны Древнего Востока (например, Египет времени Нового царства) развили формы рабства, приближающиеся к античным. Рабство в Греции и Риме также сначала было патриархальным, но быстрые темпы развития ряда государств античного мира способствовали превращению его из патриархального в античное (например, в Афинах), в некоторых же полисах оно надолго оставалось патриархальным (Спарта и др.). Греция 5–4 вв. до н. э., Рим 2 в. до н. э. — 2 в. н. э. представляют собой классические образцы развитого позднерабовладельческого строя.
( Проект. Что подумалось, человек явно произошёл не от обезьяны: ни одна обезьяна ни одну другую обезьяну никогда в никакое рабство не брала. А вот человек разумный, едва ему испольнилось десять тысяч лет, так развился, что стал представлять уже сам по себе человека рабовладельческого — отличный результат. А ведь сам, в большинстве своём, для этого и палец о палец не стукнул, а результат чуть не у каждого — раб в прямом или переносном смысле. То ли ошибки, то ли уроки истории, но власть над человеком, его ни до чего хорошего не отведёт. Какое время ни возьми — результат один: войны, гибель населения, массовые грабежи на создана жизнь населения, вечное обнищание, как будто для такого ущербного состояния массы людей и созданы. получается, они продукт питания власти. Такое получилось социально экономическое ганибальство. Оно то и стало развиваться. такая вот получилась история человека, сообщества соплеменников. И где же тут общество. Да не было его прежде, не доросла до него социальная вся социальная среда и до сих пор. так и не появился появился человек общественный,. Где же то историческое лицо, что сможет этот порядок преобразовать в цивилизационное развитие. По существу данного преобразования, проект, к примеру, определился, но нужна ещё и реальность преобразования. Все существующие мировые проекты и в том виде как были, и в том, как видят своё развития — суть одна — одно спошное социальное людоедство власти.)
2.1.;Восточное рабство
Для восточнорабовладельческих обществ характерно преобладание (особенно на первых ступенях их развития) не частной, а коллективной собственности рабовладельцев на землю и другие средства производства, а также на рабов в форме общинной, храмовой и государственной собственности. Рабство в этих странах носило недостаточно развитый характер, зачастую приближавшийся к патриархальному рабству.
(Проект: Где возникало хоть какие-то признаки существования или подобие общества и права, то, соответственно, рабство там и не получало развития Отсюда не трудно понять, социальная среда организованная на основе самодеятельной общественной реализации коренных интересов населения напрочь ликвидирует все животно- социальные признаки властного канибальского владения социумом. Это закон общества, его развития, а также и закон сохранения и развития социума. Но вся история человечества — период властного уложения, высшая организация которого — государство. чем выше, больше и шире в социальной среде организовано и действует государство, тем больших успехов оно может достигнуть, при этом надо понимать, что подобный успех на население, на социальную среду может не распространяться, а само население, вследствие отторжения от него ресурсов жизни а пользу государства, может просто вымирать. В марксизме, такое положение удет признаваться развитием.)
Поэтому производственные отношения восточнорабовладельческого общества можно определить как своеобразные полурабовладельческие, полупатриархальные отношения. Основной производственной ячейкой в сельском хозяйстве, которое доминировало (особенно вначале) над остальными отраслями производства, являлась сельская или соседская община со значительными пережитками патриархальных отношений. Рабовладельческие хозяйства имели ярко выраженный натуральный характер: товарные отношения только начали возникать и развивались медленно, торговля была в большинстве случаев примитивной.
Особая черта восточнорабовладельческого общества состояла в том, что наряду с рабами объектом повседневной эксплуатации со стороны государства, выступавшего в виде централизованной деспотии, являлось и свободное сельское население, члены сельских или соседских общин. Зачастую крестьяне находились в положении, мало отличавшемся от рабского. Они пребывали в зависимости от деспота-царя и группировавшейся вокруг него рабовладельческой знати, облагались всевозможными налогами и поборами. Подобное положение К. Маркс называл «поголовным рабством».
(Проект: Отсюда, должно быть, и возникает определение образа рабовладельческого строя, те основное население страны под принуждением власти очень плохо, но все же это несколько другая история, а непосредственно рабство. Невозможно представить такое количество рабов, которые могли сформировать похожее рабовладельческое государство. Получается, рабовладельческий строй — искусственная категория — продукт историков и политиков)
Характерной особенностью восточнорабовладельческих обществ было то, что процесс классовой поляризации совершался здесь крайне медленно. В странах, где существовало восточнорабовладельческое общество, классовое деление не носило в течение длительного времени чётко выраженного характера. Классовые отношения на протяжении целой исторической эпохи сочетались с отношениями сельской или соседской общины и пережитками патриархальных отношений.
( Проект: здесь делаются оговорки, которые ставят крест на существовании рабовладельческого строя. Да, уж, и название надо чем-то подкрепить, но и лицо историка попробовать сохранить.)
2.2.;Античное рабство
Античное рабовладельческое общество отличалось от восточнорабовладельческого значительно бо;льшим развитием частнособственнических отношений. В античном обществе частная собственность на рабов и на средства производства, в том числе и на землю, преобладала над формами коллективной рабовладельческой собственности.
(Проект: Отлично, удивительный продукт политического воображение — коллективная рабовладельческая собственность. Понятно, что существовали военнопленные, которые могли использоваться для безвозмездной деятельности, но чтобы их вывести на позицию коллективной собственности — это уже перебор воображения).
Второй его отличительный признак заключался в том, что труд рабов преобладал в системе общественного производства над трудом свободных производителей. Труд рабов стал здесь основой существования общества. Античному рабовладельческому производству было присуще более высокое, чем в восточнорабовладельческих обществах, развитие товарных отношений, денежного обращения и торговли при сохранении в общем натурального характера производства, более высокие темпы развития общественного производства.
(Проект: Чтобы рабовладельческий труд преобладал, то и рабов должно было быть, как минимум в два раза больше, чем свободных граждан. Кто мог захватить столько рабов? И если б такое случилось, то был бы и урон коренного населения в захватнических войнах. Не очень и связывается преобладание рабского труда. Для достижения такого положения нужны постоянные военные походы. Понятно, если из менее развитых стран вывезти было нечего, то в качестве дохода от военной компании мог рассматриваться и захват людей на оккупированной территории.)
В античных странах рабовладельческие отношения достигли более полного своего развития. Классовая структура общества была здесь гораздо более чёткой и определённой.
Говоря об особенностях развития восточного и античного рабовладельческих обществ, К. Маркс указывал, что эти особенности во многом определялись спецификой развития различных народов в эпоху существования и разложения первобытнообщинного строя.
Какими бы значительными ни были, однако, различия, существовавшие между восточнорабовладельческими отношениями и античными, и те, и другие являлись по своему существу отношениями рабовладельческими, отношениями эксплуатации непосредственных производителей — рабов, находившихся в коллективной или частной собственности рабовладельцев.
(проект: Вот и получился рабовладельческий строй по форме, но формы то и не было. Таким методом, признаки рабовладельческого строя можно распространять и на другие общественно-экономические формации).

Рабы составляли немалую часть населения Русской земли. В своем подавляющем большинстве это были захваченные в полон иноземцы. Для обозначения раба-пленника на Руси употреблялся специальный термин челядин, во множественном числе — челядь. Обращение в рабство своих соплеменников, свободных мужей, имело место в исключительных случаях, когда закон русский предусматривал насильственное лишение прав свободного состояния в качестве уголовного наказания за особо тяжкие преступления.

С. В. Иванов. Торг в стране восточных славян. — 1912.
Работорговля была важной статьей древнерусской экономики.
Сезон охоты на рабов начинался в апреле, с завершением полюдья. По Днепру, Дону, Волге и их притокам устремлялись быстроходные русские ладьи. Персидский историк XI в. Гардизи пишет, что русы «нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен». Беспощадность русов в грабеже и разбое отмечают все средневековые авторы. Немец Гельмольд (XII в.), например, говорит, что поморским славянам вообще «была врождена свирепость, ненасытная, неукротимая, которая наносила гибель окрестным народам, на суше и на море». Но руяне (жители острова Рюген, коренная балтийская русь) были славны тем, что «даже своих не щадят». Поставщиками рабов для киевских русов служили те славянские племена, на которые еще не распространился обычай полюдья (главным образом кривичи и вятичи), а также финно-угорские народности Поволжья.
К началу июня, когда из Киева отплывали купеческие караваны, в городе скапливались сотни, а то и тысячи пленников. Значительная их часть сразу же отправлялась на жертвенный алтарь. Это была общеславянская языческая практика. По известию германского хрониста Титмара Мерзебургского (нач. XI в.), поморские славяне после возвращения из успешного похода чтили своих богов человеческими жертвоприношениями. Византийский историк Лев Диакон (конец Х в.) пишет, что русы Святослава, хороня в Доростоле своих павших воинов, закололи «по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин».
Еще какая-то часть пленников оседала на княжьем дворе в качестве отроков и домашней прислуги. Так, в 944 г. Игорь, «утвердив мир с греками», одарил императорских послов «скорою, и челядью и воском». Вероятно, княжеские гриди тоже владели челядью, предназначенной для личной эксплуатации. Договор 944 г. знает беглого челядина, «ускочившего от руси» (то есть от русского торговца, дружинника).
Но потребности «двора княжа» в рабском труде пока что удовлетворялись небольшой частью полона. Основная масса захваченных рабов предназначалась для продажи. Челядь непременно присутствовала в ряду традиционных товаров русских купцов — мехов, меда и воска. Святослав, согласно летописи, следующим образом перечислил «блага», которые «сходились» в милом его сердцу Переяславце на Дунае: «от Грек поволоки, злато, вина и овощеве разноличьнии, из Чех и из Угьр — серебро и комони , из Руси же — скора и воск и мед и челядь». В Царьграде был особый рынок, «идеже рустие купци приходяще челядь продают».
Рабы из Европы ценились на Востоке чрезвычайно высоко. Красивая белая рабыня, даже ничему не обученная, стоила в Х в. не менее 1000 динаров, тогда как за чернокожую рабыню в Египте и Южной Аравии давали всего 150 динаров (Мец А. Мусульманский Ренессанс. М., 1973. С. 140.). Поэтому за сохранностью живого товара русы следили с особым тщанием. «С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют ими», — замечает арабский историк Ибн Русте (первая половина Х в.).
К середине Х в. в развитии древнерусского рабства обозначилось две линии. Одна продолжала традиции патриархального рабовладения, для которого было характерно «семейное» отношение к рабу как к младшему домочадцу. Из договора Руси с греками от 911 г. мы знаем, что древнерусский челядин обладал определенной правоспособностью — так, в случае незаконной продажи его в другую страну он мог требовать от тамошних властей возвращения назад, «в Русь». Гардизи передает, что рабство в Русской земле не было пожизненным: «И там находятся много людей из славян, которые служат им, пока не избавятся от зависимости». От византийских авторов VI в. известно, что рабы у славян получали свободу вследствие внесения за них выкупа, истечения некоего срока услужения или досрочного распоряжения господина. По-видимому, эти же условия освобождения сохраняли действенность и в Х в.
Однако превращение рабов в предмет купли-продажи и выделение работорговли в отдельную, доходную отрасль экономики свидетельствовали о формировании нового типа рабовладельческих отношений, где челяди была отведена роль уже не младшего члена семьи, а движимого имущества господина.
——————————————————————————————————————————

Цветков С. Э. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава. М.: Центрполиграф, 2012. С. 334-336.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *