Все о древнерусском государстве

Государство Киевская Русь было создано в конце IX века.

В летописи «Повесть временных лет» (XII в.) рассказывается, что славяне платили дань варягам. Затем изгнали варягов за море. Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус на Белоозере, а Трувор — в г. Изборске. Через два года Синеус и Трувор умерли, и вся власть перешла к Рюрику. Двое из дружины Рюрика — Аскольд и Дир отправились на юг и стали княжить в Киеве. В 879 году Рюрик умер. Править стал его сородич Олег, т.к.сын Рюрика — Игорь был пока еще малолетним. Через 3 года (в 882 г.) Олег с дружиной захватывает власть в Киеве. Т. о., под властью одно­го князя объединились Киев и Новгород.

Норманнская теория. (Байер, Миллер, Шлецер, приглашенные еще при Петре I). Сделали предположение, что имя Российской империи скандинавского происхождения, и что само гос-во Киевская Русь создано варягами. «Русь» с древнешведского переводится как глагол «грести», русы — гребцы. Возможно «русь» — это название варяжского племени, из к-го происходил Рюрик. Сначала русами называли варягов-дружинников, а затем это слово постепенно перешло на славян. Немецкие ученые решили, что Варяги — это выходцы с Запада, а значит, немцы создали гос-во Киевская Русь.

Антинорманнская теория. (XYIII век, при дочери Петра I — Елизавете Петровне) Ей не понравилось заявление не­мецких ученых о том, что российское гос-во было создано выход­цами с Запада. Она попросила Ломоносова разобраться в этом вопросе. Ломоносов М. В. не отрицал факт сущ-ния Рюрика, но отрицал его сканди­навское происхождение. Антинорманнская теория усилилась в 30-е годы XX века. Когда в Германии в 1933 году к власти пришли фашисты. Сталин дал задание опровергнуть норманнскую теорию. => Южнее Киева на реке Рось про­живало племя рось (россы). Река Рось впадает в Днепр и именно отсюда происходит название Руси. Антинорманнская теория пыта­ется доказать то, что государство Киевская Русь было создано самими славянами.

Социально-экономические предпосылки для появления гос-ва:

Изменение орудий земледельческого труда (появился плуг) и по­вышение произв-ти труда, появление прибавочного про­дукта.

Отделение скотоводства от земледелия.

Отделение ремесла от земледелия.

Рост городов и развитие торговли.

Появление частной собственности.

Возникновение имущественного и соц. неравенства.

Политические предпосылки:

Укрепление власти старейшин, вождей племен.

Образование больших союзов племен.

Необходимость защиты от внешних врагов — кочевников.

Социально-экономический и политический строй Киевской Руси

Киевская Русь — это было раннефеодальное государство. Просу­ществовало с конца IX до начала XII века (примерно 250 лет).

Главой государства был великий князь – высший военачаль­ник, судья, законодатель, адресат дани. Вел внешнюю политику, объявлял войну, заключал мир, назначал чиновников. Его власть ограничивалась:

Советом при князе: военная знать, старейшины городов, духовенство (с 988 г.).

Вече — народным собранием: все свободные. Обсуждались любые вопросы.

Удельными князьями — местной родовой знатью.

Первые правители К. Р.: Олег (882-912), Игорь (913-945), Ольга — жена Игоря (945-964).

Главным содержанием их деятельности было:

Объединение всех восточнославянских и части финских племен.

Приобретение заморских рынков для русской торговли и охрана торговых путей.

Защита границ русской земли.

Источник доходов князя и дружины — дань, вы­плачиваемая покоренными племенами. Ольга упорядочила сбор дани и установила ее размер.

Сын Игоря и Ольги — князь Святослав совершил походы на дунайскую Булгарию и Византию, а также разгромил Хазарский каганат.

При сыне Святослава — Владимире Святом в 988 г. было принято христианство на Руси.

Социально-экономический строй:

Своего расцвета Киевская Русь достигла при Ярославе Мудром (1019-1054). В 1036 г. он разгромил печенегов под Киевом и обеспечил безопасность восточных и южных границ гос-ва. В Прибалтике он основал г. Юрьев и утвердил там позиции Руси. При нем распр-ся письменность и грамотность, открываются школы для детей бояр. Высшая школа — в Киево-Печерском монастыре. Самая крупная библиотека — в Софийском соборе. При нем появился первый свод законов на Руси — «Русская Правда», который действовал на протяжении XI—XIII вв.

Общество в Киевской Руси делилось на

Основной ячейкой феод. хозяйства была вотчина. Вотчина состояла из княжеской или боярской усадьбы и зави­симых от нее общин-вервей. Вотчинное хозяйство передавалось по наследству и имело натуральный характер. Во главе вотчинной администрации стоял огнешанин.

РЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

КНЯЖЕСКИЙ СОВЕТ РУСИ

Утверждено на Общем Собрании

Учредителей Региональной

Общественной Организации

«Княжеский Совет Руси»

Протокол № 1 от 20 марта 1998 г.

1998 Москва

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

«Княжеский Совет Руси”, в дальнейшем именуемый «Организация», является Региональной Общественной Организацией.

Полное название Организации: Региональная Общественная Организация «Княжеский Совет Руси».

Сокращенное название Организации: КСР.

Организация является некоммерческой организацией, не имеет своей основной целью извлечение прибыли и не распределяет полученную прибыль между учредителями.

Организация, выполняя свои уставные задачи, действует на основе Конституции Российской Федерации, Федерального закона «Об общественных объединениях». Гражданского кодекса Российской Федерации, других законов и иных правовых актов Российской Федерации, настоящего Устава и руководствуется общепризнанными международными принципами, нормами и стандартами.

Деятельность Организации основывается на принципах добровольности, равноправия, самоуправления и законности.

После государственной регистрации Организация становится юридическим лицом, обладает на правах собственности обособленным имуществом и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Организация имеет самостоятельный баланс, расчетные и другие счета, включая валютный, круглую печать со своим названием, штампы и бланки.

Организация может иметь зарегистрированную в установленном порядке символику, в том числе эмблемы, флаги и вымпелы.

Организация осуществляет деятельность, предусмотренную настоящим уставом, на территории субъектов Российской Федерации, стран СНГ и других зарубежных стран, в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Организация отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ей имуществом. Учредители Организации не отвечают по обязательствам Организации, а Организация не отвечает по обязательствам своих учредителей.

Местом нахождения Организации является город Москва.

2. ЦЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ

Целями Организации являются:

v всемерное, в рамках закона, содействие духовному, культурному, политическому и социально-экономическому возрождению народов России;

v защита национальных интересов и приоритетов русского народа;

v защита прав русского народа на восстановление своего единства;

v защита прав русского народа на своё право субъектности;

v объединение общественных сил для решения общенациональных задач в области культуры, образования, политики, социальных проблем, экологии, защиты прав и др.

Для достижения этих целей Организация:

v разрабатывает и осуществляет образовательные, культурно-просветительские, социально-экономические, правозащитные и другие программы, способствующие формированию православного самосознания, патриотизма и гражданской ответственности народов России, укреплению дружбы и межнационального взаимопонимания, социально-экономическому процветанию всех наций России;

v организует различные собрания, встречи, конференции, форумы и другие мероприятия для выработки решений Организация по важнейшим вопросам жизни народов России;

— содействует пробуждению и реализации народных инициатив в деле религиозного, культурного, нравственного, и социально-экономического возрождения России, независимо от места их проживания;

— разрабатывает и осуществляет мероприятия в пользу православного просвещения народа;

— поддерживает гражданские, этно-культурные и иные права и интересы русских;

— оказывает научно-методическую и организационную помощь самоорганизации русских в культурные центры и общины;

— организует сбор, изучение и распространение информации обо всех аспектах жизни русских в мире;

— содействует развитию дружеских отношений между народами России и других стран с целью утверждения мира без насилия;

— содействует становлению национальной системы воспитания и образования всех уровней;

— содействует решению теоретических, правовых, моральных, социально-экономических и других проблем воссоединения русских как разделённой нации;

— учреждает другие общественные и иные организации;

— создает отделения Организации везде, где проживают ревнители русской культуры любой национальности, желающие сотрудничать во имя русской культуры и целей Организации;

— осуществляет в соответствии с действующим законодательством другие виды дея-тельности, функции и права, связанные с обеспечением деятельности Организация и не про-тиворечащие действующему законодательству.

3. ПРАВА ОРГАНИЗАЦИИ

Для достижения уставных целей Организация имеет право:

— свободно распространять информацию о своей деятельности;

— участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в порядке, предусмотренном действующим законодательством;

— проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование в порядке, предусмотренном действующим законодательством;

— учреждать средства массовой информации и вести издательскую деятельность в порядке, предусмотренном действующим законодательством;

— представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и об-щественных объединениях;

— осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общест-венных объединениях;

— выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти;

— участвовать в избирательных кампаниях;

— учреждать другие некоммерческие организации;

— вступать в общественные объединения в качестве члена, быть участником общест-венных объединений, а также совместно с другими некоммерческими организациями обра-зовывать союзы и ассоциации;

— поддерживать прямые международные контакты и связи;

— создавать свои структурные подразделения (организации, отделения или филиалы и представительства) на территории других субъектов Российской Федерации и в иностранных государствах;

— вести предпринимательскую деятельность постольку, поскольку это служит достижению уставных целей, ради которых создана Организация, соответствующую этим целям.

— учреждать хозяйственные товарищества, общества и иные хозяйственные организации, а также приобретать имущество, предназначенное для ведения предпринимательской деятельности.

Доходы от предпринимательской деятельности Организации не могут быть перераспре-делены между членами Организации, они должны использоваться только для достижения Уставных целей;

4. ОБЯЗАННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ

Организация обязана:

— соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы своей деятельности, а также нормы, предусмотренные настоящим уставом и иными учредительными документами;

— публиковать ежегодно отчет об использовании своего имущества или обеспечивать доступ для ознакомления с указанным отчетом;

— ежегодно информировать орган, зарегистрировавший настоящий Устав, о продолжении своей деятельности, указывая действительное место нахождения Совета Организации и данные о руководителях Совета Организации в объеме сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц;

— представлять по запросу органа, регистрирующего общественные объединения, до-кументы с решениями руководящих органов и должностных лиц Совета Организации, а также годовые и квартальные отчеты о своей деятельности в объеме сведений, направляемых в налоговые органы;

— допускать представителей органа, регистрирующего общественные объединения, на проводимые Организацией мероприятия;

— содействовать представителям органа, регистрирующего общественные объединения, в ознакомлении с деятельностью Организации в связи с достижением уставных целей и соблюдением законодательства Российской Федерации.

5. УЧРЕДИТЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ, ИХ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Учредителями Организации могут быть граждане, достигшие 18 лет, и юридические лица — общественные объединения, заинтересованные в совместном решении Уставных задач Организации и доказавшие своей практической деятельностью готовность и способность решать задачи Организации.

Иностранные граждане и лица без гражданства наравне с гражданами Российской Фе-дерации могут быть учредителями Организации.

Учредительство в Организации оформляется письменно:

— физических лиц — на основании заявления;

— юридических лиц — на основании соответствующего решения полномочного органа юридического лица.

Учредители Организации — физические и юридические лица — имеют равные права и несут равные обязанности.

Каждый учредитель Организации (для юридических лиц — через представителей) имеет право:

— принимать участие в общих собраниях;

— избирать и быть избранными в руководящие и контрольно-ревизионный органы ор-ганизации;

— вносить предложения в любые органы Организации по вопросам, связанным с её деятельностью;

— получать информацию о планируемых мероприятиях Организации;

— принимать участие в мероприятиях, проводимых Организацией;

— пользоваться в установленном порядке принадлежащим или арендованным Органи-зацией имуществом;

— пользоваться моральной, материальной и социальной поддержкой Организации;

— выходить их членов Организации;

Учредители Организации обязаны:

— регулярно платить членские взносы в порядке и размере, установленных общим собранием;

— соблюдать Устав Организации;

— участвовать в деятельности Организации;

— выполнять решения руководящих органов Организации;

— принимать участие в общих собраниях Организации;

— оказывать содействие Организации в осуществлении его целей и задач.

6. РУКОВОДЯЩИЕ ОРГАНЫ ОРГАНИЗАЦИИ

ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ

Высшим руководящим органом Организации является общее собрание учредителей, созываемое учредителями Организации не реже одного раза в год.

Внеочередное общее собрание может быть созвано по требованию не менее чем одной трети учредителей Организации или по решению Правления Организации.

Инициаторы проведения общего собрания обязаны направить каждому учредителю Ор-ганизации приглашение на это собрание с указанием места и времени его проведения, по-вестки дня.

Общее собрание правомочно:

— если в его работе принимают участие более половины учредителей Организации или, если количество присутствующих на собрании учредителей меньше, при условии, что имеются документы, подтверждающие своевременное направление приглашений всем учредителям организации.

Решения принимают простым большинством голосов от числа присутствующих на общем собрании учредителей Организации, за исключением случаев, указанных в настоящем Уставе.

К исключительной компетенции общего собрания относится:

— решение вопросов о создании, реорганизации и ликвидации Организации;

— утверждение Устава;

— внесение изменений и дополнений в Устав;

— выбор приоритетных направлений деятельности;

— определение количественного состава, выбор и отзыв членов Совета Организации, становление их должностных окладов;

— избрание контрольно-ревизионной комиссии Организации, прекращение её полномочий;

— утверждение годового отчета Совета Организации и заключения контрольно-реви-зионной комиссии.

Для руководства общим собранием Организации избираются сопредседатели Организации сроком на пять лет.

СОВЕТ ОРГАНИЗАЦИИ

Постоянно действующим руководящим органом Организации является Совет Организации, избираемый общим собранием на срок пять лет и подотчетный общему собранию.

Решение о численности и персональном составе Совета Организации принимается не менее чем 2/3 голосов от числа присутствующих на общем собрании учредителей Организации.

Все решения Совета Организации принимаются простым большинством голосов от общего числа Учредителей Организации.

Учредители Организации из своего состава выбирают Председателя Совета на срок полномочий Совета.

К исключительной компетенции Совета Организация относятся:

— приём в Организацию новых учредителей;

— установление размера учредительских взносов и периодичности их уплаты; утверждение программ деятельности и бюджета Организации;

— принятие решения о создании коммерческих и некоммерческих организаций, об участии в таких организациях, а также об открытии отделений, филиалов и представительств;

— утверждение штатного расписания, системы и размеров оплаты труда сотрудников.

Совет Организации осуществляет права и исполняет обязанности юридического лица от имени Организации.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ОРГАНИЗАЦИИ

Председатель Совета:

— ежегодно информирует орган, зарегистрировавший настоящий Устав, о продолжении деятельности Организации указывая действительное место нахождения Совета Организации и данные о руководителях Совета Организации в объеме сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц;

— представляет по запросу органа, регистрирующего общественные объединения до-кументы с решениями руководящих органов и должностных лиц Организации, а также годовые и квартальные отчеты о деятельности Организации в объеме сведений, направляемых в налоговые органы;

— содействует представителям органа, регистрирующего общественные объединения, в ознакомлении с деятельностью Организации в связи с достижением уставных целей и со-блюдением законодательства Российской Федерации;

— организует подготовку и проведение заседаний Организации;

— обеспечивает реализацию программ деятельности Организации;

— руководит деятельностью Организации;

— выполняет организационно-распорядительные функции;

— заключает гражданско-правовые сделки;

— подписывает от имени Организации необходимые документы;

— открывает в банках расчетные, валютные и другие счета;

— выдает доверенности от имени Организации;

— непосредственно представляет Организацию в органах государственной власти и местного самоуправления, организациях и общественных объединениях;

— заключает и расторгает от имени Организации трудовые договоры с сотрудниками

Организации;

— издает приказы и распоряжения;

— решает все вопросы, связанные с деятельностью Организации, кроме тех, что отнесены к исключительной компетенции общего собрания и Совета Организации.

Председатель Совета Организации действует от имени Организации без доверенности.

КОНТРОЛЬНО-РЕВИЗИОННАЯ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Ревизию финансовой и хозяйственной деятельности Организация осуществляет конт-рольно-ревизионная комиссия, избираемая общим собранием сроком на пять лет.

Число членов контрольно-ревизионной комиссии не ограничивается.

В члены комиссии не могут входить члены Совета Организации.

Контрольно-ревизионная комиссия готовит заключение к годовому отчету и балансу.

Все должностные лица Организации обязаны по запросу контрольно-ревизионной ко-миссии предоставлять необходимую информацию и документы.

7. ИМУЩЕСТВО ОРГАНИЗАЦИИ

Организация может иметь в собственности земельные участки, здания, строения, соору-жения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно просве-тительного и оздоровительного назначения, денежные средства, акции, другие ценные бумаги и иное имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности Организации, указанной в Уставе.

В собственности Организации могут также находиться учреждения, издательства, средства массовой информации, создаваемые и приобретаемые за счет средств Организации в соответствии с ее Уставными целями.

Источниками формирования имущества Организации являются:

— учредительские взносы;

— благотворительные пожертвования, в том числе носящие целевой характер, предо-ставляемые гражданами и юридическими лицами в денежной и натуральной форме;

— доходы от внереализационных операций, включая доходы от ценных бумаг;

— поступления от деятельности по привлечению ресурсов (проведение кампаний по привлечению благотворителей и добровольцев, включая организацию развлекательных, культурных, спортивных и иных массовых мероприятий, проведение кампаний по сбору

благотворительных пожертвований, проведение лотерей и аукционов в соответствии с законодательством Российской Федерации, реализацию имущества и пожертвований, поступивших от благотворителей, в соответствии с их пожеланиями);

— доходы от предпринимательской деятельности Организации;

— поступления из федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов и внебюджетных фондов;

— труд добровольцев;

— другие не запрещенные законом поступления.

Собственником имущества является Организация. Каждый отдельный учредитель Ор-ганизации не имеет права собственности на долю имущества, принадлежащего Организации.

8. ПОРЯДОК ВНЕСЕНИЯ ДОПОЛНЕНИЙ И ИЗМЕНЕНИЙ В УСТАВ ОРГАНИЗАЦИИ

Изменения и дополнения в Устав вносит по своему решению общее собрание Организации.

Решение о внесении дополнений и изменений в Устав принимается не менее чем 2/3 голосов от числа присутствующих на общем собрании учредителей Организации.

Изменения и дополнения в Уставе Организации подлежат государственной регистрации в установленном законом порядке и приобретают юридическую силу с момента этой регистрации.

9. РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Реорганизация Организации (слияние, присоединение, разделение, выделение) осущест-вляется по решению общего собрания.

Организация не может быть реорганизована в хозяйственное товарищество или общество.

Решение о реорганизации принимают не менее чем 2/3 голосов от числа присутствующих на общем собрании учредителей Организации.

Имущество Организации переходит после его реорганизации к вновь возникшим юри-дическим лицам в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации.

Ликвидация Организации осуществляются либо по решению общего собрания, либо в судебном порядке.

Решение общего собрания о ликвидации принимается не менее чем 2/3 голосов от числа присутствующих на общем собрании учредителей Организации.

Этим же решением назначается ликвидационная комиссия по согласованию с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, и устанавливают в соответствии с действующим законодательством порядок и сроки ликвидации.

Имущество, оставшееся в результате ликвидации Организации после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, для достижения которых создана Организация или цели, определенные решением общего собрания о ликвидации Организации .

Очередность удовлетворения требований кредиторов при ликвидации Организации устанавливает действующее законодательство.

Имущество, оставшееся после ликвидации Организации не может быть распределено между членами Организации.

Решение об использовании оставшегося имущества публикуется ликвидационной ко-миссией в печати.

Решение о ликвидации Организации направляется в орган, зарегистрировавший Орга-низацию, для исключения его из единого государственного реестра юридических лиц.

Все дела ликвидированной Организации (учредительные документы, протоколы, приказы, бухгалтерские книги и т.п.) передаются по описи в архив, по месту государственной регистрации.

Образование Древнерусского государства

Тема № 2. Киевская Русь IX-XIII вв.

1. Образование Древнерусского государства.

2. Политический и социально-экономический строй.

3. Церковь, право, внешняя политика, удельный период.

Роль варягов в образовании Древнерусского государства. Вопрос о происхождении Русского государства и роли в его образовании варягов уже в XVIII в. разделил историков на две школы – норманнистов и антинорманнистов. Норманнисты отводили главную роль в этом процессе скандинавам, норманнам, призванным на княжение в Новгород. В дореволюци­онной историографии доминировала норманнская теория. В советское время долго безраз­дельно господствовала антинорманнская концепция, в которой главная роль отводилась не внешнему, а внутренним факторам. Сегодня большинство исследователей не противопостав­ляют эти концепции, а сближают их, отмечая, что созревшие на территории восточных славян к середине IX в. предпосылки к образованию государства были реализованы при значительной роли норманнского князя Рюрика, его дружины и ближайших преемников. Эта роль объяснялась не исключительными качествами скандинавов (находившихся на том же уровне развития) или неспособностью восточных славян к самоорганизации, а уже наметившейся к этому времени политической консолидацией восточнославянских земель, ведущей в начале ролью варягов-дружинников как опоры военной власти великих князей. При этом происходило не порабощение местного населения и противостояние ему, а ассими­ляция, славянизация пришлой династии и варяжской дружинной верхушки. Таким образом, варяги – это не источник русской государственности, а вероятная этническая принадлеж­ность княжеской династии. Сам факт иноземного происхождения правящей династии не яв­ляется исключительным, напротив, он нередко встречается в европейской и всемирной исто­рии. В исторической науке продолжается дискуссия о происхождении, этнической принад­лежности и роли варягов в образовании Древнерусского государства.

Образование Древнерусского государства. С 862 г. Рюрик, согласно летописи, утвердился в Новгороде. По традиции эта дата считается началом русской государственно­сти. Преемник Рюрика Олег в 882 г. захватил Киев и объединил два важнейших центра вос­точных славян. Киев стал центром объединённого государства. В его состав были включены древляне, северяне, радимичи. После Олега княжил Игорь (912-945 гг.), затем его сын Свято­слав (945-972 гг.), уделявший больше внимания внешним делам. В правление Владимира Святославича (980-1015 гг.) завершилось оформление русской государственности, включав­шей земли всех восточных славян. Этот процесс сопровождался княжескими междуусобица­ми, но преобладала тенденция к объединению. В условиях централизованного характера сбо­ра и распределения дани знать пока не стремилась обособиться и старалась упрочить свой статус на службе у могущественного киевского князя. Название «Русь”, «Русская земля” распространилось со среднего Приднепровья на всю тер­риторию, подвластную киевским князьям.

Политический строй Древнерусского государства сочетал в себе институты новой феодальной формации и старой, первобытнообщинной. Верховная власть – законодательная, военная, судебная принадлежала великому князю, занимавшему главный киевский стол. Он был военным предводителем, верховным судьёй, получателем и распределителем дани. Ве­ликий князь занимал главный стол по правилу родового старшинства (т.е. не всегда по на­следству от отца) и являлся старшим среди равных. Это же правило определяло и смену кня­зей в подчинённых Киеву городах и землях. Верховная княжеская власть имела форму родо­вой, коллективной (не монархической). Князья-вассалы и наместники великого князя управ­ляли внутри своих владений – волостей как независимые государи. При великом князе суще­ствовали княжеская дума (из старших дружинников – бояр) и совет старейших. Опорой княжеской власти была дружина. Отношения между князьями и дружиной основывались на их взаимозависимости и равноправии. В своей службе князю бояре (потомки родоплеменной знати, старшие дружинники), были совершенно свободны и могли покинуть княжеский двор и перейти на службу к другому князю. Вооружённые силы великого князя составляли его дружина, войска вассальных князей, народное ополчение. По численности преобладало на­родное ополчение, продолжавшее играть важную, а нередко и решающую роль. Организация мужского населения городов определялась прежде всего военными задачами (отсюда деле­ние его на десятки, сотни, тысячи во главе с командирами). Основными функциями великокняжеской власти являлись сбор дани (полюдье), суд, оборо­на, военные походы, внешняя торговля, дипломатия.

Важную роль в жизни ведущих городов (и их земель) играло активно действовавшее в IX-XI вв. вече – народное собрание свободных горожан-мужчин. Оно призывало князей, за­ключало договор с ними, могло изгнать их, принимало решение о начале войны, контролиро­вало администрацию и судопроизводство. Авторитет вече опирался не только на устойчивую традицию народного самоуправления (восходившую к первобытной демократии), но и на силу вооружённого народа – народное ополчение. В последующем, с конца XI в., по мере ослабления и распада великокняжеской власти (в удельный период) в одних городах (Новго­род, Псков) роль вече ещё более возрастала, в других, напротив, угасала (Владимир, Суздаль, Галич).

Экономический строй. Некоторые авторы относят возникновение феодального земле­владения к IX-X вв., но большинство полагает, что тогда оно только зарождалось в форме отдельных княжеских сёл. Князья жаловали своим слугам не земельные угодья как таковые (не было ещё стимула к возделыванию земли, не меньшую ценность имели богатства земли), а власть над людьми и право сбора налогов. Система налогов, повинностей с определённой территории была более значима и развита, чем медленно формировавшееся феодальное зем­левладение. Сбор дани с местного населения осуществлялся во время полюдья (похода кня­зя с дружиной), собранную дань князь делил между дружинниками. Такой порядок вместе с неразвитостью товарно-денежных отношений способствовал тому, что феодальная аристо­кратия не обособлялась от правителя на местах (как это происходило в Западной Европе), а сосредоточивалась в городах при княжеском дворе и, таким образом, господствовала коллек­тивная, государственная форма феодальной собственности. В этом состояла особенность экономического строя раннефеодального общества.С середины XI в. возникает и развивает­ся частное землевладение в форме феодальной вотчины (на землях, пожалованных князем своим дружинникам и передававшихся по наследству от отца к сыну), быстро растёт церков­ное и монастырское землевладение. Но до середины XIII в., тем не менее, преобладают госу­дарственно-феодальные формы землевладения.

Социальный состав населения. Численность населения Киевской Руси составляла, по имеющимся оценкам, примерно 5 млн. человек (в Англии – 1,7 млн.). Высшие слои древне­русского общества представляли князья, бояре (древнего и нового происхождения), старшие дружинники, крупные собственники, богатые купцы. Средние слои составляли рядовые дру­жинники (молодшие), ремесленники, владельцы небольших имений, рядовые купцы. К низ­шим слоям относилась большая часть сельского и городского населения. Оно делилось на свободных, полусвободных (зависимых) и несвободных (невольников). Свободное сельское население, обязанное только данью, а также рядовые свободные горожане именуются людь­ми. Следует отметить, что в течение всего домонгольского периода численно преобладали свободные крестьяне – общинники. Лично зависимое население вотчин, а также рабы-слуги на­зывались челядью и холопами. Смердов большинство исследователей считает несвободными или полусвободными княжескими данниками, сидевшими на земле и несшими повинности в пользу князя. Во второй половине XI в. появляется категория полусвободных закупов – лю­дей, оказывавшихся в зависимости от землевладельца за долги, обязанных работать на госпо­дина до возвращения долга, но сохранявших своё хозяйство. Челядь и холопы являлись пол­ной собственностью господина, предметом торговли и выполняли наиболее тяжёлую работу. Источниками холопства были пленные, не выполнившие долговых обязательств закупы, до­бровольное холопство. Изгоями называли людей, лишившихся своего социального статуса.

В.В. Долгов

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

ПОЕДИНКИ В ДРЕВНЕРУССКОЙ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЕ

В современной отечественной науке антропология войны изучается в гораздо меньшей степени, чем антропология детства, гендера или даже смерти. Точнее, работа ведется, но в основном силами энтузиастов — любителей исторической реконструкции. Но и они, уделяя большое внимание воссозданию «материальной части», оставляют духовную составляющую древней воинской культуры в стороне. Между тем осмыслить культурную основу мировоззрения воина, идущего в бой, — задача ничуть не менее важная, чем понять, как крепились пластины ламеллярного доспеха. Данная работа посвящена некоторым аспектам проблемы социально-антропологического изучения феномена поединка в воинской культуре Древней Руси.

Исследование источников по истории Древней Руси позволяет выделить поединки судебные (информации о них, пожалуй, больше всего); «потешные» (игровые, тренировочные) турниры; боевые поединки (перед началом массовых битв, где решались споры уже не между людьми, а между народами). Рассмотрим первый из этих трех видов. «Поле» — судебный поединок, существовавший на Руси с древнейших времен до XVI века. Его упоминают многие арабские авторы, писавшие о стране славян и руссов: Ибн Русте, ал-Марвази, Абу Саид Гардизи. К решению тяжбы боем обращались тогда, когда соперничавшие стороны представляли равные по убедительности доказательства (документы или свидетельские показания), и на их основании определить «правду» оказывалось невозможно.

Типичный вариант арабских сведений о поединках у славян можно прочесть в сочинении арабского географа Х века Мутаххара ибн Тахира ал-Мукаддаси в книге «Китаб ал-бад ва-т-тарих» («Книга творения и истории»): «Рассказывают, что если рождается у кого-либо из них ребенок мужского пола, то кладут на него меч и говорят ему: «Нет у тебя ничего другого, кроме того, что приобретешь своим мечом». У них есть царь. Если он решает дело между двумя противниками, и его решение не удовлетворяет, то он им говорит: «Пусть дело решают ваши мечи». Тот, у кого меч острее, побеждает». Учитывая, что большая часть текстов о руссах и славянах в арабо-персидской литературе носит компилятивный характер и восходит, вероятно, к нескольким не дошедшим до нас источникам, можно считать, что содержащаяся в них информация отражает реалии не позднее IX века.

Восточным авторам вторил византийский — Лев Диакон (Х в.): «Тавроскифы и теперь еще имеют обыкновение разрешать споры убийством и кровопролитием».

Древнейшее упоминание о судебном поединке в русских источниках относится к XIII веку — это «Договор Смоленска с Ригой и Готским берегом». Наиболее древние, но подробные, письменные фиксации правил поединка мы можем найти в «Псковской судной грамоте» (XIV в.), в Судебниках 1497 и 1550 гг. Весьма детально описал судебный поединок в своих записках и побывавший в России в начале XVI века с посольской миссией от германского императора немецкий посол Сигизмунд фон Герберштейн.

Серьезной проблемой является отсутствие всякого упоминания о поединках подобного рода в «Русской Правде» (РП) и вообще в законодательстве XI-XII вв. В.О. Ключевский выдвинул предположение, что причиной тому является церковное происхождение этого документа. Утверждение это весьма сомнительно, поскольку вообще-то ордалии (испытание «Божьим судом». — В.Д.) в РП есть: «железо», «вода»(к ним церковь относилась тоже неодобрительно, это хорошо видно из поучения епископа владимирского Серапиона), а «поля» — нет. Впрочем, в одном из списков РП — Мясниковском (конец XIV — начало XV в.) стандартная фраза: «То дати им правду железо» (ст. 21) выглядит так: «То дати им правду: с железом на поле». Быть может, именно такая формулировка ближе к изначальному древнему варианту. Не исключено также, что РП — запись славянского обычного права, не знавшего судебных поединков. Они, как известно, существовали в дружинной среде, жившей тогда по своим законам. Общей нормой этот обычай стал именно в то время, когда взаимопроникновение двух культур — славянской и скандинавской — стало полным. Впрочем, проблема отсутствия в «Русской Правде» упоминания о судебных поединках нуждается в дополнительном исследовании.

Судебный поединок всегда считался на Руси строго нормированным сражением. Существовали четкие правила, определявшие, кто и кого имеет право на него вызвать, какие условия необходимо при этом соблюдать. Псковская судная грамота и оба судебника предусматривали, что если человек в силу возраста, слабости здоровья или особенностей положения биться не может, он должен выставить вместо себя наймита-бойца.

В ст. 36 «Псковской судной грамоты» читаем: «А на котором человеке имуть сочити долгу по доскам, или жонка, или детина, или стара, или немощна, или чем безвечен, или чернец, или черница, ино им наймита волно наняти, а исцом целовати, а наймитом битись. А против наймита исцу своего наймита волно, или сам лезет». Эта правовая норма без особых изменений перешла в Судебники 1497 и 1550 гг.

Однако в том случае, если поединком проверялись свидетельские показания против женщины, ребенка, увечного или монаха, свидетель самолично должен был сразиться с наймитом, правда, если сам не женщина, ребенок, увечный или монах: «Статья 17. А если против послуха (свидетеля) ответчик будет стар, или мал, или чем увечен, или поп, или чернец, или черница, или жонка, и тому против послуха наймит, а послуху наймита нет; а которой послух чем будет увечен безхитростно , или будет в послусех поп, или чернец, или черница, или жонка, тем наймита наняты вольно ж. А что правому или его послуху учинится убытка, и те убытки имати на виноватом».

То есть человек, взявшийся свидетельствовать против слабого и беззащитного (пусть даже и виновного), должен был прежде серьезно подумать, стоит ли это делать. С точки зрения принципа законности это не очень правильно. По современным представлениям свидетель в суде должен иметь возможность отвечать по делу, ничего не опасаясь. Но, видимо, в те непростые времена было слишком много ложных доносов, особенно по политическим и имущественным делам. И создатели Судебника таким вот образом пытались остудить пыл особенно рьяных доносчиков: одно дело самому добиваться у должника своих денег (тогда против бойца-наймита встанет другой боец-наймит), а другое — доносить (и тогда против бойца-наймита придется встать самому — и тут уже только Божье покровительство сможет спасти истинно правого).

В остальных же ситуациях действовал принцип, согласно которому профессиональный воин мог сражаться только с равным себе, бить «небойца» он права не имел. Причем не потому, что это было для него слишком «низко» и поэтому оскорбительно, а исключительно для безопасности непрофессионала. Ведь если «небоец» все-таки настаивал на поединке, «боец» должен был сражаться: «Статья 14. А битися на поле бойцу с бойцом или небойцу с небойцом, а бойцу с небойцом не битися; но если похочет небоец с бойцом на поле битись, то пусть бьется. Да и во всяких, делах бойцу с бойцом, а небойцу с небойцом, или бойцу с небойцом по небоицове воле на поле битися по тому ж».

Примечательно, что в «Псковской судной грамоте» в том случае, если обеими «тяжущимися» сторонами в суде были женщины, выставлять вместо себя наймитов они не могли, поэтому должны были драться сами. Причина этого понятна: мужчина, осознавая, что результат спора может напрямую отразиться на его жизни и здоровье, вынужден был вести себя осторожно. Женщины были поставлены в равные с мужчинами условия — им тоже приходилось вести себя осмотрительно, чего сложно было бы добиться, если бы спор женщин мог решиться единоборством мужчин. Средневековый Псков превратился бы в сплошное ристалище.

Бой проводился в специально отведенном и подготовленном для этого месте. Его подготовкой во времена Московской Руси занимался судебный пристав, называвшийся «недельщиком». Судебный поединок «поле» начинался с того, что оба участника целовали крест.

Проводились такие поединки с применением оружия. По свидетельству С. фон Герберштейна, на судебный поединок стороны «могут выставить вместо себя какое угодно другое лицо, точно так же могут запастись каким угодно оружием, за исключением пищали и лука. Обыкновенно они имеют продолговатые латы, иногда двойные, кольчугу, наручи, шлем, копье, топор и какое-то железо в руке наподобие кинжала, однако заостренное с того и другого краю; они держат его одной рукой и употребляют так ловко, что при каком угодно столкновении оно не препятствует и не выпадает из руки. Но по большей части его употребляют в пешем бою».

Доспехи побежденного доставались победителю. Если битва завершалась убийством противника, то, собственно, ничего, кроме этих доспехов, победитель и не получал. С теми же деньгами, которых, предположим, доискивался, он мог попрощаться: «А которому человеку поле будет с суда , и став на поле, истец победит своего истца, ино ему взять чего взыскивал на истце, , то на трупе кун (денег) не имати, только ему доспех снята или иное что, в чем на поле вылез противник». Значит, проявить некоторую гуманность было в интересах победителя: только сохранив жизнь побежденному, он получал свои деньги.

Битва должна была проходить «один на один» — это одно из главных ее условий. Ни с одной из сторон в нее не могли вмешаться «болельщики», которым запрещалось иметь при себе и доспехи, и оружие (дубины и ослопы — окованные железом палицы). Очевидно, сдержаться порой было трудно. Недаром для вмешивавшихся в поединок предусматривалось заключение в тюрьму. Особенно постороннее вмешательство было вероятно, когда на поединок сходились представители высших слоев общества. В Судебнике 1550 года содержится описание условий такового между окольничим и дьяком. В случае необходимости и тот, и другой могли выставить хоть целую армию вооруженных боевых холопов, но в честном бою участие последних не допускалось.

Если побежденного не убивали, его признавали проигравшим судебный процесс или виновным (в случае уголовного преступления). Соответственно, проигравший должен был выплатить долг, уступить земельный участок или понести уголовное наказание. Кроме того, на пострадавшего возлагались все расходы по уплате положенных судебных пошлин.

Церковь относилась к «полю» неодобрительно. Митрополит Киевский и всея Руси Фотий в своем послании новгородскому духовенству в 1410 году прямо запретил священникам причащать идущих на судебный поединок и хоронить по христианскому обычаю убитых. Тот, кто убивал своего противника, рассматривался как душегубец. Уголовному наказанию его, понятно, не подвергали, т.к. согласно светскому законодательству он был ни в чем не повинен, но накладывали епитимью — церковное наказание как на убийцу. Меры принимались самые серьезные: священник, причастивший или отпевший участника «поля», лишался сана. Однако относительно поединков, в которых решалась судьба Руси и ее народа, церковь занимала иную позицию.

Были на Руси и «потешные» поединки (турниры). В оригинальных текстах русских летописей турниры именуются просто «играми». Подобное название имели копейные турниры и в европейских странах: Англии и Франции. Там в XI—XIV вв. использовался термин «хейстильюд», что в дословном переводе означало «игра с копьем». Отношение к турнирам у русских летописцев было неодобрительное (как в целом к игровой составляющей культуры). Поэтому и упоминали о них в исключительных случаях, когда турнир оказывался «вплетен в ткань» исторических событий. Так, например, в Ипатьевской летописи (под 1249 г.) рассказывается о князе Ростиславе Михайловиче, выступавшем в качестве отрицательного героя. Этот Ростислав, осаждая г. Ярославль (в Галицкой земле, на р. Сан), похвалялся, что если б знал, где в этот момент находятся его главные враги — Даниил и Василько Романовичи, то выступил бы на них пусть даже всего с десятью воинами. Пока же местонахождение врагов было не ясно, и мастера в его войске готовили осадные орудия, решил поразвлечься военной потехой с польским воеводой Воршем: «Гогордящоу же ся емоу и створи игроу предъ градомъ, и сразивъшоуся емоу со Воршемь, и падеся под нимь конь, и вырази собе плече. И не на добро слоучися емоу знамение».

Ирония летописца, отметившего непомерную гордость князя, понятна: пока Ростислав развлекался, Даниил и Василько узнали о готовившемся штурме города и сами выступили против него. Ростиславу представилась возможность подтвердить хвастливые слова делом. Однако неуспех на турнире обернулся неудачей и в настоящем сражении — Ростислав не выдержал натиска и бежал с поля битвы.

Другое упоминание об «играх-турнирах» имелось в не сохранившемся летописном своде XV века — Троицкой летописи. Известие дошло до нас благодаря тому, что на него обратил внимание Н.М. Карамзин: «В 1390 году знатный юноша, именем Осей, сын великокняжеского пестуна, был смертельно уязвлен оружием в Коломне на игрушке, как сказано в летописи; сие известие служит доказательством, что предки наши, подобно другим европейцам, имели рыцарские игры, столь благоприятные для мужества и славолюбия юных витязей». В небольшой выписке, помещенной в примечаниях, говорится: «Лет. 6898… Тое же зимы по Рождестве Христове на третий день Осей Кормиличичь Князя Великого поколотъ бысь на Коломне въ игрушке». Понятно, что само по себе летописное известие допускает разные трактовки, но соотнесение его с текстом Ипатьевской летописи позволяет согласиться с мнением Н.М. Карамзина. «Игра, игрушка» — это, несомненно, турнир.

Своеобразным подвидом игрового (но вместе с тем смертельно опасного) поединка было единоборство с медведем, описанное Дж. Флетчером. Этой «особенной потехой» развлекался царь. Для участника поединка (или участников), должно быть, веселого в этой затее было мало. Человек в огороженном пространстве выходил против зверя с одним копьем. Разъяренный медведь кидался на него. И тут все зависело от ловкости и выдержки: «В это время если охотник успеет ему всадить рогатину в грудь между двумя передними лапами (в чем, обыкновенно, успевает) и утвердить другой конец ее у ноги так, чтобы держать его по направлению к рылу медведя, то, обыкновенно, с одного разу сшибает его. Но часто случается, что охотник дает промах, и тогда лютый зверь или убивает, или раздирает его зубами и когтями на части».

Отмечу, что в древнерусской христианской культуре судьба зародившихся еще в языческие праславянские времена трех видов поединков была различна. Судебные, не одобрявшиеся церковью, тем не менее культивировались государством, что и обусловило сохранение информации о них в письменных источниках, игровые оказались вне церковных и государственных отношений — сведений о них минимум. Особое место занимает самый важный для государства, церкви и общества в целом вид поединка — боевой. Он поэтизировался в древнерусском обществе, что, с одной стороны, несколько затрудняет возможность изучения фактической стороны дела (тактики, приемов и пр.), но с другой — позволяет лучше понять его мировоззренческую составляющую.

По древнему обычаю, когда встречались два войска, перед общей битвой могли устроить сражение двух воинов из противоборствующих станов. Наиболее древней формой такого единоборства была рукопашная борьба без оружия. На поединок выходили вожди или избранные лучшие богатыри от каждого войска. Самое первое упоминание такой битвы в русской летописи содержится в описании противостояния великого князя Владимира I Святославича набегам печенегов в 992 году. Знаменитое сражение Кожемяки с печенежским воином описано летописцем как чистая борьба: без оружия и без ударов: «И размерившее межи обема полкама, пусиша я к себе и ястася и почаста ся крепко держати и оудави Печенезина в руку до смерти, и удари имь о землю».

Другое сообщение (под 1022 г.), где рассказывается о походе сына Владимира I князя Тмутараканского Мстислава на касогов, рисует нам уже несколько иную картину: рукопашная битва князей. Две рати, как обычно, встали друг против друга, но общее сражение заменили поединком вождей: «И ставишема обема полкома противу себе, и рече Редедя къ Мьстиславу: «Что ради губиве дружину межи собою, но сы идеве ся сама бороть, да аще одолееши ты, то возмеши именье мое, и жену мою, и дети мое, и землю мою. Аще ли азъ одолею, то възму твое все”. И рече Мьстислав: «Тако буди”. И рече Редедя Мьстиславу: «Не оружьм ся бьеве, но борьбою”. И яста ся бороти крепко. И надолже борющемася има нача изнемогати Мьстиславъ: бе бо великъ и силен Редедя. И рече Мьстиславъ: «О, пречистая Богородица, помози ми, аще бо удолею сему, сзижю церковь во имя твое”. И се рекъ, оудари имь о землю. И вынзе ножь и зареза Редедю».

На первый взгляд может показаться, что Мстислав нарушил правила боя, применив нож. Это, однако, не так. Мстислав зарезал Редедю уже после того, как победил (бросил на землю). Оружейный поединок был заменен борьбой без оружия не для того, чтобы оставить сражавшихся живыми. Ни один из князей живым не отдал бы свою жену, детей и землю. Побежденного не могла постичь иная судьба, кроме смерти. В обоих случаях в поединке сходились воины разных народов, однако язык ритуального поединка универсален. Это была общепонятная знаковая система — как, собственно, и любое сражение.

Немало смертельных поединков породила эпоха монголо-татарского нашествия на Русь в XIII веке. Образ погибающего в неравном бою единоборца (Евпатия Коловрата, Меркурия Смоленского) стал важным элементом «мотива героической гибели», характерного для литературы этого периода.

Образ богатырского единоборства оставался актуальным и тогда, когда период поражений сменился эпохой побед. Одним из центральных сюжетов «Сказания о Мамаевом побоище» является битва русского монаха Александра Пересвета с татарским воином. Если верить «Сказанию», с этого поединка началась Куликовская битва (1380). Позднее происхождение памятника и явная сомнительность многих подробностей, сообщаемых в тексте, заставляют исследователей сомневаться в их достоверности.

Однако позднее происхождение источника не означает его недостоверность. Измышление сюжета «на абсолютно ровном месте» не вяжется с механизмом функционирования древнерусской литературы. Сам характер подвига Пересвета таков, что в обществе, культура которого включала полноценно функционировавшие механизмы устной передачи информации, он не мог оказаться вне сферы фольклорной традиции. Роль письменности в древнерусском обществе XIV—XV вв. не стоит преувеличивать. Многое из того, что в наши дни сохраняется исключительно в письменной сфере, в малописьменную эпоху хранила народная память. В литературе Древней Руси отсутствовали целые жанры, например, любовная лирика, функции которой, по замечанию академика Д.С. Лихачева, выполнял фольклор. Существенная роль принадлежала последнему и в деле сохранения исторических знаний. Художественная специфика многих древнерусских произведений ясно указывает на то, что существование свое они начали в виде устных сказаний. Пассаж о Пересвете, ясно перекликающийся по стилистической организации с былинами и историческими песнями, — не исключение.

Кроме того, нужно учесть, что в литературе «Куликовского цикла», предшествовавшей «Сказанию», нет произведений, сравнимых с ним по степени детальности изложения. Плотность изначального летописного упоминания столь велика, что детали подобного рода там были просто невозможны. Поэтому, если бы у автора XV века возникла потребность их найти, он должен был обратиться прежде всего к устной традиции. Что, как свидетельствует «фольклорный колорит» сюжета о Пересвете, и было сделано. Впрочем, достоверность сражения Александра Пересвета с Челубеем все-таки остается недоказанной. Важно другое: поскольку никаких прямых литературных параллелей этому пассажу не выявлено, приходится считать, что летописец, описывая этот поединок, ориентировался на реалии (прежде всего мировоззренческие) своей эпохи.

Поединок, открывавший большое сражение, выступал в древнерусской культуре как ритуальное действо, разыгрывавшее будущую битву в миниатюре и служившее, кроме прочего, своеобразным гаданием о ее исходе. Именно поэтому единоборством часто все и заканчивалось. Вступить в битву после гибели лучшего бойца (что, несомненно, считалось дурным предзнаменованием) было страшно. Проигравшая сторона отступала, признавая себя побежденной. Память о таких поединках сохранялась в веках, запечатлевалась в летописях, воспевалась в народных песнях.

Так или иначе, исход любого поединка (судебного, игрового или боевого) древнерусским человеком связывался не только и не столько с боевым мастерством, сколько с волей высших сил. Очевидно, прочная убежденность бойца в том, что на его стороне правда, играла роль «морально-волевой подготовки» и в реальности весьма способствовала победе.

ПРИМЕЧАНИЯ

Там же. С. 304.

Лев Диакон. История. М., 1988. С. 79.

Договор («Правда») Смоленска с Ригою и Готским берегом // Памятники русского права / Под ред. С.В. Юшкова. М., 1953. С. 55-75. Договор запрещал русским людям вызывать иностранцев на судебный поединок, если тяжба происходила на Руси, и одновременно запрещал иностранцам вызывать русского, если дело происходило в Риге или на Готском берегу («Русину не звати Латина на поле бится у Руской земли, а Латинину не звати Русина на поле битося у Ризе и на Готском березе»). При этом и русские, и «латины» могли биться между собой без ограничений. Нужно отметить, что в целом построение норм в тексте договора обнаруживает очевидную связь с «Русской Правдой».

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. М.: Мысль, 1993. С. 181, 182.

Русская Правда // Российское законодательство Х-ХХ веков: В 10 т. Т. 1. М.: Юридическая литература, 1984. С. 65.

Слова и поучения Серапиона Владимирского // Библиотека литературы Древней Руси. XIII в. СПб.: Наука, 1997. Т. 5. С. 380.

Русская Правда. С. 92.

Псковская судная грамота // Российское законодательство Х-ХХ веков… Т. 1. С. 335.

Судебник 1550 года // Российское законодательство Х-ХХ веков… Т. 2. М.: Юридическая литература, 1985. С. 100.

Там же. С. 99.

Герберштейн С. фон. Записки о Московии. М.: МГУ, 1988. С. 120.

Псковская судная грамота… С. 335.

Судебник 1550 года… С. 99.

Носов К.С. Рыцарские турниры. СПб.: Полигон, 2004. С. 9.

Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 2. Ипатьевская летопись. М.: Языки русской культуры, 1997. Стб. 801.

Карамзин Н.И. История Государства Российского. Т. 5. СПб.: Типография Н. Греча, 1819. С. 239

Там же. Примечания. С. 146.

Флетчер Дж. О государстве русском. М.: Захаров, 2002. С. 155.

ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М.: Языки русской культуры, 1997. Стб. 123.

Там же. Стб. 146, 147.

Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII-XIV вв.) Курс лекций. М.: Аспек-Пресс, 2001. С. 274.

Об авторе:

Долгов Вадим Викторович — профессор кафедры дореволюционной отечественной истории исторического факультета ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», доктор исторических наук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *