Все о восточных славянах

Письменные источники о древних славянах возникли у сосед­них народов. Это произведения византийцев, авторов Запада и писателей Востока, сами же славяне в это время своей письмен­ности еще не имели.

Первые сведения о славянах сообщили авто­ры первых веков новой эры:

  • Гай Плиний Старший (23-79 гг. н.э.), написавший «Естественную историю»;
  • Публий Корнелий Тацит (род. ок. 50 г. н.э.) – автор сочинения «О происхождении и местах обитания германцев» («Германия»);
  • астроном и географ Клавдий Птолемей, живший в Александрии в первой половине II века н.э. и создавший «Географическое руководство».

Эти авторы приводят сведения о географии расселения славян, называя их «венедами».

Более подробно рассказывает о славянах Иордан – автор одного из крупнейших произведений эпохи Раннего Средневековья «Гети­ка», написанного в VI веке.

Наиболее основательно описывали славян византийские ав­торы. Самым ранним из них является Приск (ок. 410-475 гг.), сочи­нивший «Историю», от которой до нас дошли только фрагмен­ты, засвидетельствовавшие факт проникновения славяноязычного населения на Балканы.

Особое значение для изучения древних славян имеет «История войны с готами» Прокопия Кесарийско­го (ок .490-ок.562 гг.). Здесь имеются сведения о занятой славяна­ми территории, об их вторжении во владения Восточно Римской империи, общественном строе, о быте и религии в VI веке.

Ценным дополнением к этим известиям служит «Стратегикон» Маври­кия – византийского полководца, а с 582 по 602 годы императора Византии.

Продолжателем Прокопия в описании войн был Ага­фий Миринейский (537-582 гг.), который в труде «О царствовании Юстиниана» говорит о войнах империи, в том числе и со славя­нами.

Важные сведения о славянских племенах на Балканах в VI-VII веках содержатся в «Истории» Феофилакта Симокатrы (80-е годы VI в.-VII в.).

Крупным византийским историком был импера­тор Константин Багрянородный (908-959 гг.), оста­вивший два важнейших сочинения: «О фемах» и «О народах» («Об управлении империей»). Здесь содержатся важные сведения о западных славянах, о русских и особенно о южных славянах – сербах и хорватах. Автор дает подробный исторический и геогра­фический очерк истории хорватов и сербов со времени их прихо­да на Балканский полуостров в VI веке и расселения на территории бывшей римской провинции Далмации.

Сведения о славянах имеются также в «Церковной истории Иоанна Эфесского» (VI век), «Хронографии» Феофана Исповед­ника (IX век), «Истории» Льва Диакона (Х в.) и сочинениях дру­гих византийских авторов.

Упоминали о славянах и западные источники: «Хроника» так называемого Фредегара (VII век), «История лангобардов» Павла Диакона (VIII век) и другие.

Из арабских же авторов необходимо осо­бо отметить Ибрагима ибн Якуба (Х век).

Письменные источники о славянах повествуют главным об­разом о внешних событиях славянской истории – о ходе и так­тике ведения военных действий, о военном устройстве в целом, об отношениях славян с другими народами. Что же касается внутренней жизни славян – хозяйства, быта, культуры, – то о них можно судить на основании архео­логических данных. Этногенез славян представляет собой длитель­ный процесс, в который были вовлечены как славянские, так и неславянские компоненты.

О русах

— Эй, Хоттабыч, хватит дрыхнуть! — Я щелкаю ногтем по банке из-под «ПИТа», жестяные бока которой мерно раздуваются и опадают в такт похрапыванию уютно устроившегося внутри Хоттабыча. — Расскажи-ка нам, о наивсеведающий, что ты знаешь о русах?

Храп прекращается, из банки вытягивается тоненькая струйка дыма и в меня укоризненно вперяется один единственный глаз с полусонно прикрытым веком. Похоже все остальное ленивый старикан извлекать из банки не собирается. Глаз тихо закрывается и вновь втягивается в баночное нутро, из которого раздается несколько гнусавых звуков, в которых с трудом угадывается:

— О, назойливейший из назойливейших…

Не в состоянии побороть искушение, я впечатываю гнусаво ворчащую банку каблуком в пол, после чего ворчанье затихает, зато вскоре из плоской банки вновь раздается могучий храп. Ничем этого джинна не проберешь! Ну и пусть дрыхнет зараза, все равно ничегошеньки он не знает: о славянах не слыхал, на Руси не бывал…

Ибн Фадлан тоже не бывал на Руси, слыхом не слыхал ни о Киеве, ни о каком-либо другом городе русов, но он, в отличие от Хоттабыча, видел живых русских купцов, приплывавших в Булгарию по торговым делам, даже общался с ними. Описание русов и их нравов составляет заметную часть его записок. Итак, каковы же они, русы начала X века?

Если ты еще не забыл, мой считающий ворон читатель, русы и славяне у ибн Фадлана — вовсе не одно и то же. К этому можно добавить, что не только у него, но и многих других арабских авторов. У ранее помянутого Константина Багрянородного русы (роос) также противопоставляются славянам (склавиниям). Правда, понимание славян у византийского императора гораздо ближе к нашему нынешнему, зато с русами — просто кошмар! Судя по приводимым Константином названиям днепровских порогов на языке русов, они какие-то германцы, может быть, скандинавы. Вообще сие письменное свидетельство византийского императора — один из сильнейших аргументов норманнистов, считающих русь «Повести временных лет» скандинавами. С тем большим интересом вчитаемся в описание русов ибн Фадланом, видевшим их, если не врет, своими глазами: «Он сказал: я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и высадились на реке Атиль «.

Теперь, читая ибн Фадлана, мы с тобой, мой настороженный читатель, все время будем помнить о Багрянородном И примерять к русам ибн Фадлана скандинавские мерки.

Начнем с первого впечатления рассказчика: «И я не видел людей с более совершенными телами, чем они . Они подобны пальмам, румяны, красны».

Как видим, первое впечатление весьма благоприятно. Потому и часто цитируется. Общепринято, что румяность и краснота русов являются загаром белокожих людей, непривычным для араба. Эта предполагаемая белокожесть русов — один из расхожих аргументов норманнистов в пользу их скандинавского происхождения. Может быть, хотя сам загар не более чем догадка, а белокожими были не только скандинавы. А если не скандинавы, то кто?

Следующая часть описания внешности русов цитируется уже гораздо реже: «И от края ногтей кого-либо из русов до его шеи имеется собрание деревьев и изображений (вещей, людей?) и тому подобного».

То есть характерная черта русов — татуировка по всему телу. Вряд ли это типично для скандинавов, да и вообще любого народа. Татуировка, скорее всего, — черта не национальная, а профессиональная, ведь ибн Фадлан общался с купцами, приплывшими в Булгар по Волге, то есть моряками. Тем не менее, знатокам истории «тату» есть, над чем поразмыслить: скандинавы эти татуированные русы или нет?

Теперь перейдем к одежде, сначала мужской: «Они не носят ни курток, ни кафтанов, но носит какой-либо муж из их числа кису, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее. С каждым из них имеется секира и меч и нож, и он никогда не расстается с тем, о чем мы сейчас упомянули. Мечи их плоские, с бороздками, франкские».

К сожалению никаких ученых комментариев к фадлановской «кисе» я не видел. Так что о мужской одежде русов нам с тобой, заинтригованный читатель, остается только делать самостоятельные выводы на основании самого описания. Судя по нему, «киса» похожа на греческую хламиду или римский солдатский плащ sagum . Сравнение с последним представляется более уместным, так как вооружены русы были до зубов и экипированы скорее как профессиональные солдаты, чем мирные купцы.

Итак, одежда мужской части русов на скандинавскую не больно-то похожа. Мужчины одевались на греко-римский манер. Зато их вооружение вполне похоже на типичное вооружение викингов, хотя было ли что-либо в вооружении характерным только для викингов? И этот вопрос следовало бы прокомментировать специалистам по вооружению раннего средневековья. И все же судя по мужской одежде: скорее не скандинавы?

Теперь об одежде женской: «А что касается каждой женщины из их числа, то на груди ее прикреплено кольцо или из железа, или из серебра, или из меди, или из золота, в соответствии с денежными средствами ее мужа и с количеством их. И у каждого кольца — коробочка, у которой нож, также прикрепленный на груди. На шеях у женщин несколько рядов монист из золота и серебра, так как, если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет свой жене одно монисто в один ряд, а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два мониста, и таким образом каждые десять тысяч, которые у него прибавляются, прибавляются в виде одного мониста у его жены, так что на шее какой-нибудь из них бывает много рядов монист. Самое лучшее из украшений у русов, это зеленые бусы из той керамики, которая находится на кораблях. Они заключают торговые контракты относительно них, покупают одну бусину за дирхем и нанизывают, как ожерелья, для своих жен».

Читаешь описание, и перед мысленным взором встает этакая цыганка, увешанная монистами с предостерегающе поблескивающим на груди ножом. Только вот что за кольцо с коробочкой? Так же, как в случае с загаром, существует общепринятое мнение, что кольцо и коробочкой на груди каждой женщины ибн Фадлан называет коробчатую фибулу, которая тоже рассматривается как скандинавский элемент одежды. Действительно, женский скандинавский костюм включал фибулы, правда не одну, а две, и чаще черепаховидные, чем коробчатые. Но дело даже не в этом. Фибула — ординарная застежка, предшественница «английской булавки», широко известная с эпохи бронзы во всем мире. Без сомнения ибн Фадлану тоже. Так что фибулу он должен был бы назвать фибулой, застежкой или булавкой, но никак не коробочкой.

Зато в большем соответствии с описанием ибн Фадлана скандинавские женщины носили нитки янтарных бус и подвешенный к одной из фибул небольшой нож. Таким образом, хотя и здесь не все однозначно, женский наряд вроде бы больше мужского походит на скандинавский. То есть женщины русов скандинавки?

Но… По словам самого же ибн Фадлана женщины русов — это рабыни и наложницы, привезенные ими в Булгар на продажу. Да это и естественно, вряд ли купцы предпринимали далекие торговые путешествия с семьями. А если «женщины русов», виденные ибн Фадланом, — это захваченные в разбойничьем набеге или купленные-перекупленные рабыни, то они не обязаны были быть той же «национальности», что и их господа, сами русы! Скорее наоборот. Тогда, если женщины русов скандинавки, то тогда сами русы — не скандинавы?

Теперь посвятим некоторое время нравам русов, и, да простит меня мой незлобивый читатель, не только русов. Уж больно ярки и выразительны у ибн Фадлана характеристики некоторых других народов. Грех такое пропустить.

Начнем однако все же с особенностей русов, причем таких, которые вообще обходятся молчанием любителями цитировать ибн Фадлана: «Они грязнейшие из тварей Аллаха, — они не очищаются от испражнений, ни от мочи, и не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды, но они как блуждающие ослы…»

«Грязнейшие из тварей Аллаха» и «блуждающие ослы» — сильно сказано! Впрочем, эмоциональный накал снижает сам же ибн Фадлан, который ранее практически теми же словами характеризовал гузов: «Вместе с тем они как блуждающие ослы, не изъявляют покорности Аллаху, не обращаются к разуму и не поклоняются ничему, но называют своих наибольших старцев господами… Они не очищаются от экскрементов и от урины и не омываются от половой нечистоты и не делают другого чего-либо подобного. Они не имеют никакого дела с водой, особенно зимой».

Заставить бы этого чистоплюя-араба поиметь дело с водой в тридцатиградусный мороз! А на блуждающих ослов вообще особого внимания обращать не стоит, это обычный арабский штамп по отношению к заблудшим душам не воспринявших ислам. Однако «грязнейшие из тварей Аллаха» — это серьезнее. Вообще-то все встречавшиеся ибн Фадлану народы особой чистоплотностью, по арабским понятиям, не отличались: «…и вот мы прибыли в страну народа турок, называемого аль-Башгирд . Мы остерегались их с величайшей осторожностью, потому что это худшие из турок, самые грязные из них и более других посягающие на убийство. Встречает человек человека, отсекает ему голову, берет ее с собой, а его самого оставляет».

Но все-таки русам по этой части ибн Фадлан оказывает сомнительную честь, выводя их в лидеры: гузы — просто грязные, башкиры — самые грязные, а вот русы — грязнейшие! Несколько скрашивает впечатление лишь то, что в других «номинациях» у ибн Фадлана иные лидеры. Поинтересуемся ими для развлечения тебя, мой засыпающий под храп Хоттабыча читатель: «Женщины их не закрываются от их мужчин и… не закрывают ничего из своего тела от кого-либо из людей. И действительно, как-то в один из дней мы остановились у человека из их числа и уселись, и жена этого человека вместе с нами. И вот, между тем, как она с нами разговаривала, вот она открыла свой «фардж» и почесала его в то время, как мы смотрели на нее. Тогда мы закрыли свои лица и сказали: «Прости господи!» Муж же ее засмеялся и сказал переводчику: «Скажи им, — мы открываем его в вашем присутствии и вы видите его, а она охраняет его так что к нему нет доступа. Это лучше, чем если она закроет его и уступит его кому-либо»».

Или: «Они бреют свои бороды и едят вшей, когда какая-нибудь из них будет изловлена. Кто-либо из них детально исследует шов своей куртки и разгрызает вшей своими зубами».

Попутно не могу не обратить твое внимание, мой сразу проснувшийся читатель, на еще одну яркую заметку о верованиях древних башкир: «…каждый из них вырезает кусок дерева величиной с фалл и вешает его на себя, и если захочет отправиться в путешествие или встретит врага, то целует его, поклоняется ему и говорит: «О, господин, сделай мне то-то и то-то». И вот я сказал переводчику: «Спроси кого-либо из них, какое у них оправдание этому и почему он сделал это своим богом?» Он сказал: «Потому, что я вышел из подобного этому и не знаю относительно себя самого иного творца, кроме этого»». По-моему, достойный ответ! Тут невольно вспоминается анекдот-поговорка о том, что у русских хорошо получается только то, что они делают не руками. Не проявление ли это башкирского субстрата? Однако ладно, шуточки в сторонку. Пора вернуться к русам.

Следующая характеристика их нравов тоже не из числа часто цитируемых: «Они прибывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атиле , а это большая река, и строят на ее берегу большие дома из дерева, и собирается их в одном таком доме десять или двадцать, — меньше или больше, и у каждого из них скамья, на которой он сидит, и с ним сидят девушки — восторг для купцов. И вот один из них сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. Иногда же соединяются многие из них в таком положении одни против других, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и застает его сочетающимся с ней, и рус не оставляет ее, или же удовлетворит отчасти свою потребность».

Что это, половая распущенность? Вряд ли, скорее простота нравов и особенности быта. Вроде бы из только что прочитанного следует, что все русы, будучи приезжими в Булгаре, живут вместе со своими наложницами в больших общих домах. Подробностей ибн Фадлан не приводит, так что трудно понять, то ли это восточные постоялые дворы, то ли скандинавские «большие дома». Скорее все же первое, потому что в доме, похоже, всего одна комната, в которой у каждого руса только по лавке. Куда тут денешься, когда вся жизнь на виду? В этом русы ничем не лучше и не хуже других народов того времени, так что вряд ли эта цитата поможет в определении их этнического лица. По крайней мере ничего скандинавского здесь не проглядывает. Так все же скандинавы или нет?

Вообще-то, если русы действительно такие редкостные грязнули, грязнее гузов и башкир, то пусть уж тогда они будут скандинавами, так им и надо. Ан нет, далее неожиданно выясняется, что ибн Фадлан опять наврал, и русы вовсе не столь безнадежны в смысле личной гигиены: «И у них обязательно каждый день умывать свои лица и свои головы посредством самой грязной воды, какая только бывает… а именно так, что девушка приходит каждый день утром, неся большую лохань с водой, и подносит ее своему господину. Итак, он моет в ней свои обе руки и свое лицо и все свои волосы. И он моет их и вычесывает их гребнем в лохань. Потом он сморкается и плюет в нее и не оставляет ничего из грязи, но все это делает в эту воду. И когда он окончит то, что ему нужно, девушка несет лохань к тому, кто сидит рядом с ним, и тот делает подобно тому, как делает его товарищ. И она не перестает переносить ее от одного к другому, пока не обойдет ею всех находящихся в этом доме, и каждый из них сморкается и плюет и моет свое лицо и свои волосы в ней».

Все-таки русы моются, хотя и довольно оригинальным способом, явно экономя воду. Интересно, с чего бы экономить воду скандинавам, да еще и морякам, большую часть жизни проводящим на воде? Скорее так умывались бы обитатели южных засушливых степей, чем изобилующих водой и снегом северных краев. Значит, не скандинавы?

Теперь о верованиях русов: «И как только приезжают их корабли… каждый из них выходит и несет с собою хлеб, мясо, лук, молоко и набид87, пока не подойдет к высокой воткнутой деревяшке, у которой имеется лицо, похожее на лицо человека, а вокруг нее (куска дерева) маленькие изображения, а позади этих изображений стоят высокие деревяшки, воткнутые в землю. Итак, он подходит к большому изображению и поклоняется ему, потом он говорит ему: «О, мой господин, я приехал из отдаленной страны и со мною девушек столько-то и столько-то голов и соболей столько-то и столько-то шкур», пока не сообщит всего, что он привез с собою из своих товаров — «и я пришел к тебе с этим даром»; — потом он оставляет то, что было с ним, перед этой деревяшкой, — «и вот, я желаю, чтобы ты пожаловал мне купца с многочисленными динарами и дирхемами, и чтобы он купил у меня, как я пожелаю, и не прекословил бы мне в том, что я скажу». Потом он уходит. И вот, если для него продажа его бывает затруднительна и пребывание его задерживается, то он опять приходит с подарком во второй и третий раз, а если все же оказывается трудным сделать то, что он хочет, то он несет к каждому изображению из числа этих маленьких изображений по подарку и просит их о ходатайстве и говорит: «Это жены нашего господина и дочери его и сыновья его». И он не перестает обращаться к одному изображению за другим, прося их и моля у них о ходатайстве и униженно кланяясь перед ними. Иногда же продажа бывает для него легка, так что он продаст. Тогда он говорит: «Господин мой уже исполнил то, что мне было нужно, и мне следует вознаградить его». И вот, он берет известное число овец или рогатого скота и убивает их, раздает часть мяса, а оставшееся несет и бросает перед этой большой деревяшкой и маленькими, которые находятся вокруг нее, и вешает головы рогатого скота или овец на эти деревяшки, воткнутые в землю. Когда же наступает ночь, приходят собаки и съедают все это. И говорит тот, кто это сделал: «Уже стал доволен господин мой мною и съел мой дар»».

На первый взгляд картина напоминает зарисовку из «Повести временных лет» об идолах, установленных Владимиром в Киеве. Однако похожесть лишь внешняя. Здесь речь скорее не о политеистическом пантеоне, а о простейшем культе предков, о семейных богах. Аналогии такому древнейшему языческому культу следует искать не столько в «Повести», сколько в Ветхом завете. Можно поискать и в Скандинавии, но зачем ходить так далеко, если схожие верования были повсеместно?

В последней цитате достоин отдельного внимания перечень товаров, которые привозят русы в Булгар. Это девушки, то есть рабыни, соболя и шкуры (меха?). Непонятно с овцами и рогатым скотом, объект ли это продажи или покупки в торговле. Знать бы еще, откуда брались невольники и невольницы, но в целом, пожалуй, товары на продажу у русов северного происхождения. Все-таки скандинавы?

Однако еще пара заметок о нравах русов: «И если кто-нибудь из них заболеет, то они забивают для него шалаш в стороне от себя и бросают его в нем, и помещают с ним некоторое количество хлеба и воды, и не приближаются к нему и не говорят с ним, но посещают его каждые три дня, особенно если он неимущий или невольник. Если же он выздоровеет и встанет, он возвращается к ним, а если умрет, то они сжигают его. Если же он был невольником, они оставляют его в его положении, так что его съедают собаки и хищные птицы».

Как видим, никакой заботы о больных сотоварищах русы не проявляют. Если это национальная черта, то чья? Скандинавская?

Общеизвестно, что важной этнической характеристикой является похоронный обряд. К счастью, ибн Фадлан подробно описал похороны одного знатного руса. Учитывая важность обряда и пространность описания похорон у ибн Фадлана, целесообразно посвятить ему отдельный раздел.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Содержание

ИБН ХОРДАДБЕХ

  Абу-л-Касим Убайдаллах ибн Абдаллах Ибн Хордадбех (ок. 820 — ок. 890) — арабский ученый, автор книг по истории, генеалогии, развлекательных сочинений, известных лишь по названиям и цитатам, и географического труда «Книга путей и стран», или «Книга путей и государств» («Китаб ал-масалик ва-л-мамалик»). Знатный перс по происхождению, Ибн Хордадбех занимал высокую должность начальника почт в северной части Ирана.

Благодаря этому он имел доступ к письменным источникам, в том числе датировавшимся периодом правления персидской династии Сасанидов. «Книга путей и государств» была закончена, вероятно, в 80-х годах IX в. (относительно времени составления и количества редакций до сих пор нет единого мнения). Произведение дошло до нашего времени в сокращенной редакции, доступной в двух рукописях, хранящихся в Оксфорде и Вене, и в одном фрагменте, также из Оксфорда. Помимо указанной книги, перу Ибн Хордадбеха принадлежало много других сочинений, однако они не сохранились.

  В «Книге путей и стран» имеются данные о восточноевропейских территориях, гидронимах, торговых путях.

  Издание и перевод: Kitab al-Masalik wa’l-Mamalik (Liber viarum et regnorum) auctore Abu’l-Kasim Obaidallah ibn Abdallah Ibn Khordadhbeh et Excerpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama ibn Dja’far quae cum versione gallica edidit, indicibus et glossario instruxit M. J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1889 (BGA. Т. VI); Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. с араб., коммент., исслед., указ. и карты Н. Велихановой. Баку, 1986.

  Переводы фрагментов: Гаркави 1870. С. 48-49; Караулов 1903; Гараева 2006е1.

Издательство: Проспект Наличие: На складе 475 р.КупитьИздательство: Время Серия: Диалог Медведев Рой Александрович Наличие: На складе 684 р.КупитьИздательство: Проспект Наличие: На складе 508 р.Купить

КНИГА ПУТЕЙ И ГОСУДАРСТВ

  Перечень владык Земли

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 16-17)

  Румийа8, бурджаны9, области славян и авар10 — к северу от Андалусии, и что прибывает с Западного моря: слуги славянские, византийские, франкийские и ломбардийские, девушки византийские и андалусийские, шкурки зайцев, бобров, из благовоний — стираксовая смола, из лекарственных — мастика. Добывают из глубины этого моря вблизи страны франков ал-бусазз, а он называется народом коралл.

  Что же касается моря, которое позади славян11, и на нем — город Туле12, то не плавают по нему корабли, не приближается и не выходит из него никто, и также это море, на котором Острова Счастливых13, не плавают по нему и не выходит из него никто, и это тоже Западное.

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 92-93)

  Другой путь14

  Затем (…) к Абидосу на проливе15, затем к Константинопольскому проливу16, а это — море, которое называется Понт17, приходит из моря Хазар18, и ширина его устья там — 6 миль19. У входа — город, называемый Мусанна20. Пролив (залив? — Т.К.) тянется в западном направлении и проходит, минуя Константинополь, в 60-ти милях от его входа21.

  (…) Длина всего пролива от моря Хазар до моря Сирии22 — 320 миль. Корабли спускались в него (пролив. — Т.К.) от островов моря Хазар23 и тех сторон, а поднимались по нему вверх от моря Сирии до Константинополя.

  (…) Говорят, что Муслим ибн Абу Муслим ал-Джарми24 рассказывал, будто фем25 Византии, в которые назначены царем правители, — 14, из них позади пролива — 3 фемы. Первая из них — фема Тафила26, а она — область Константинополя, пределы ее с востока — пролив моря Сирии, с запада — стена, построенная от моря Хазар до моря Сирии27 (…). С юга — это море Сирии, с севера — море Хазар. Вторая провинция находится позади этой провинции (Тафила. — Т.К.), это — Таракия28. Ее границы: с востока — стена, с юга провинция Македония29, с запада — страна бурджан30 и с севера — море Хазар (…). Третья провинция — Македония, ее границы с востока — стена, с юга — море Сирии, с запада — страна славян31 и с севера — бурджан (…).

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 105)

  Сообщение о стороне севера

  Ал-Джарби32 — это страны севера — четверть земель (…). В этой области — Арминийа33, Азербайджан34 (…). (Далее перечислены местности юго-западного побережья Каспия) Здесь также — ал-Бабр35, ат-Тайласан36, хазары, аланы, славяне и авары37.

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 118-119)


Аббасидская империя и ее провинции в IX в.

  Дорога между Джурджаном и Хамлиджем38, городом хазар, а он — северный, и поэтому я упомянул его в этом месте (в разделе об областях севера. — Т.К.). От Джурджана до Хамлиджа, он же — на конце реки, которая течет из страны славян и впадает в море Джурджана39, по этому морю, если хороший ветер, 8 дней пути. А города хазар — Хамлидж, Баланджар40 и ал-Байда’41. Сказал ал-Бухтури42: «Почет возрастал в Ираке к тем, кто оказывался в Хамлидже или Баланджаре».

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 124)

  Почтовые дороги в странах

  (Описание морских путей купцов иудеев-разанийа43)

  Что касается купцов русов, а они — вид славян44, то они везут меха бобра, меха черных лисиц и мечи45из отдаленных славян к морю Румийскому46, и берет с них десятину властитель Рума47. А то идут по нису, реке славян48, входят в Хамлидж, город хазар, и берет с них десятину их властитель. Затем отправляются к морю Джурджана и выходят на каком-либо облюбованном его берегу, а окружность этого моря — 500 фарсахов. Иногда везут свои товары из Джурджана на верблюдах к Багдаду, и переводят им славянские слуги49, и говорят они, что они — христиане, и платят джизью50.

  А что касается их (купцов-разанийа. — Т.К.) пути по суше51, то выходят они из Андалусии или от франков и идут сушей к Сусу ал-Акса52, отправляются к Танжеру, затем к Тунису, затем к Египту, затем к Рамле53, затем к Дамаску, затем к Куфе54, затем к Багдаду, затем к Басре, затем к Ахвазу55, затем к Фарсу56, затем к Кирману57, затем к Синду58, затем к Хинду, затем к Китаю. Иногда следуют позади Румии(по рукописи В: позади Арминыи. — Т.К.)59 к стране славян60, затем к Хамлиджу, городу хазар, затем в море Джурджана, затем к Балху61, Мавераннахру62, затем к Вурту тогузгузов63, затем к Китаю.

  Делится обитаемая земля на четыре части. Из них — Европа, а в ней — Андалусия, славяне, Рум, страна франков64, Танжер, — и до пределов Египта (…); Скифия, а в ней — Арминия, Хорасан, тюрки, хазары65.

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 154-155)

  О чудесах гор

(Перевод Т.М. Калининой по: BGA. Т. VI. Р. 172-173)

КОММЕНТАРИИ

2 Арабская передача иранского имени Хосров, которое носили цари династии Сасанидов.

3 Перс, шахангиах — «царь царей».

4 Арабская передача греч. Καîσαρ (цезарь).

5 Арабская передача греч. βασιλεÚς (василевс).

6 Каган (араб, хакан) — титул верховных правителей тюркских каганатов, а затем более мелких объединений, например, властителей уйгур, аваров, хазар; этим титулом называли себя в ряде случаев правители Древней Руси (Новосельцев 2000г. С. 367-379; Коновалова 2001б).

7 Кназ — конъектура издателя, с которой согласно большинство исследователей; в рукописях — к.нан и к.бад.

8 Румийа — в арабских источниках обычно Византия или Италия. Здесь, вероятнее, Италия.

9 Здесь: либо бургунды — население обширной области на юге и юго-востоке совр. Франции и Швейцарии, либо придунайские болгары.

10 Области ас-сакалиба и ал-абар, т.е. славян и аваров. Авары — тюрко- или монголоязычные выходцы из Центральной Азии, известные в китайских источниках как жуань-жуани. Начиная с IV в. передвигались то вместе с кочевыми тюрками, то отдельно, к западу; в VI в., по данным византийских источников, находились на Северном Кавказе и направляли посольства в Византию, которая была вынуждена заключить с ними союз. Постепенно дошли до р. Эльба, заняли Паннонию, в начале VII в. — Далмацию, воевали с Византией, лангобардами, франками. Создав в Подунавье свое государство, названное учеными Аварским каганатом, захватили земли славян, которые на время стали их союзниками в борьбе с Византией. В 626 г. аварами в союзе со славянами была сделана неудачная попытка захвата Константинополя, после чего Аварский каганат стал ослабевать; славяне объединились в самостоятельное государство Само и выступали против аваров в союзе с франками. В конце VIII в., после разгрома, учиненного франками, Аварский союз племен перестал существовать (Awaren Forschungen 1992). Упоминание областей славян и аваров вместе может иметь основой информацию об их сосуществовании в составе Аварского каганата.

11 По всей вероятности, Балтийское море.

12 Туле — в античной географической традиции один из последних островов обитаемой части Земли в северо-западной Атлантике (об этом острове в мусульманской традиции см.: Гаркави 1873). Ибн Хордадбех назвал остров «городом», и это дало основание некоторым исследователям отождествить Туле с Тулоном (Ashtor 1969; Ибн Хордадбех 1986. С. 268), что едва ли реально. Упоминание «моря позади славян», в котором находится Туле, а также последующее замечание о нахождении в том же море Островов Счастливых может указывать на информацию о Балтийском море как части Атлантики (Lewicki 1949).

13 Острова Счастливых, или Блаженных — в античной географической традиции, перешедшей к арабам, — Канарские о-ва в Атлантике.

14 После описания дороги от Багдада через города Передней и Малой Азии.

15 Абидос на проливе — город на азиатском берегу пролива Дарданеллы, в 100 милях от Константинополя.

16 Здесь подразумеваются пролив Дарданеллы, Мраморное море и Босфор.

17 Здесь: Мраморное море (греческая Пропонтида).

18 Море Хазар — Черное. У географов X в. — Каспийское.

19 Речь идет о входе в пролив Дарданеллы со стороны Мраморного моря.

20 Город на азиатском берегу Босфора, напротив Константинополя.

21 Возможно, здесь араб, слово халидж следует переводить его точным значением «залив», поскольку речь идет, вероятно, о заливе Золотой Рог.

22 Восточная часть Средиземного моря; в это понятие входило и Эгейское море.

24 Муслим ибн Абу Муслим ал-Джарми — араб, выкупившийся из византийского плена в 845 г. и написавший несохранившуюся книгу о Византии и соседних народах. Сведения об этом содержатся в «Книге предупреждения и пересмотра» ал-Мас’уди (Мас’уди/Танбих. С. 184).

25 Фема (араб, и’мал) — провинция, административный округ. Фемное устройство складывалось в Византии в VI-IX вв.; границы фем изменялись на протяжении времени.

26 Тафила — фема Тафдос; однако есть мнение, что это — Фракия (Ибн Хордадбех 1986. С. 281-282. Примеч. 88).

27 Византийский император Анастасий I (491-518) соорудил около 512 г. стену длиной 75 км, начинавшуюся в 50 км от Константинополя у Черного моря и тянувшуюся до Мраморного моря. Она называлась Длинными стенами.

28 Хотя большинство исследователей идентифицируют эту фему с Фракией, есть предположение, что это — фема Диррахия (Ибн Хордадбех 1986. С. 282. Примеч. 89).

29 Фема Македония (Макадунийа или Макдунийа), территориально совпадающая с совр. Македонией.

30 Здесь: Придунайская Болгария.

31 Здесь: югославянские земли.

32 Ал-Джарби — северное наместничество Халифата, включавшее, помимо Азербайджана, Арминию, ал-Джазиру (Верхнюю Месопотамию), ас-Сугур (арабо-византийскую пограничную область) и ряд прикаспийских территорий.

33 Арминийа — область Закавказья, входившая в состав Северного наместничества Халифата, образованного в начале VIII в. после походов полководцев Хабиба ибн Мас-ламы и Мухаммада ибн Марвана. Арабская администрация, вслед за Сасанидами, делила провинцию Арминию на четыре части, которые в разные годы охватывали разные территории. В целом провинция занимала территорию гораздо большую, чем собственно Армения (Тер-Гевондян 1977).

34 Азербайджан — области восточного Закавказья, завоеванные арабами в 639-643 гг. при халифе Умаре и входившие в VIII-IX вв. в состав Северного наместничества Халифата.

35 В.Ф. Минорский (Hudud. Р. 391) считает ал-Бабр вполне реальной областью, которая располагалась в горах между Ардабилом и Занджаном и называлась Тароном и Халхалом. Он полагал при этом, что вместо ал-Бабр следует читать ал-Хир, аргументируя аналогичными данными ал-Бируни. Следует отметить, однако, что графически схожее название, с неверно проставленными диакритическими знаками, встречается в географическом разделе трактата ал-Фаргани.

36 Ат-Тайласан — область на юго-западном побережье Каспия; возможно, это арабская передача этнонима «талыши» (перс, талышан), от которого происходит топоним «Талышские горы» (Hudud. Р. 391). В труде ал-Хорезми термин ат-тайласан употребляется при описании береговых линий морей, океанов и озер как показатель выпуклого изгиба, напоминающего арабский национальный головной убор (Булгаков, Розенфельд, Ахмедов 1983. С. 177. Рис. 35).

37 Упоминание славян и аваров (ал-абар) после описания местностей и народов Кавказа, Прикаспия и нижнего Поволжья заставляет полагать, что имеются в виду восточные славяне и та часть аваров (обров древнерусских летописей), которая какое-то время оставалась на Северном Кавказе после переселения основной их массы в Паннонию. Сочетание схожих перечней в упоминании народов Балкан и Северного Кавказа указывает на традиционность в передаче Ибн Хордадбехом сведений разных источников о народах восточно- и центральноевропейского регионов. Эта схематичность, следование одной традиции в передаче сведений разного характера очень типична для средневекового мыслителя.

39 Река, текущая из страны славян и впадающая в Каспий, — собирательный образ восточноевропейских рек, соединявших земли восточных славян и Каспий. Реальные данные относятся только к впадению Волги в Каспий (Калинина 20006; Коновалова 2000).

40 Город, располагавшийся, по данным арабских источников, к северу от Дербента и бывший, по утверждению ал-Мас4уди, древней столицей Хазарии (Мас’уди/Танбих. С. 62). О его местоположении идут споры. Многие ученые предлагали отождествить Баланджар с Варачаном армянских источников. И. Маркварт считал, что Баланджар находился на берегу одного из притоков р. Койсу; В.Ф. Минорский — в районе реки и села Башлы; М.И. Артамонов — в городе Итиле в низовьях Волги; А.П. Новосельцев — в нижнем течении р. Уллучай. Наиболее распространено мнение о местоположении Баланджара на побережье р. Сулак, у села Чир-Юрт в Дагестане. В.Г. Котович, не отождествляя Варачан и Баланджар, полагал, что последний располагался близ совр. с. Белиджи. Эта идея имела сторонника в лице 3.М. Буниятова (историографию см.: Новосельцев 1990. С. 122-125).

43 Исследователи давно предполагали, что слово ар-разанийа является арабским аналогом персидского термина ар-рахданийа, который встречается в сходном фрагменте книги Ибн ал-Факиха. Словосочетание ар-рахданийа восходит к персидскому рах-дан — «знающие пути», что относилось к странствующим торговцам. Поскольку Ибн Хордадбех был по происхождению персом, такое предположение более чем основательно (Reinaud 1848. P. LVIII; Marquart 1903. S. 24, 350; ZA II-1. S. 77; Куник, Розен. Ч. I. С. 142; Jacobi 1971. S. 252-264; Jacobi 1976. S. 177-179). Другая распространенная точка зрения состоит в том, что название производится от топонимики Ирака и Ирана, где известны многочисленные поселки с соответствующим населением, в названиях которых имеется формант «разан»: это три области в восточной части ас-Савада (совр. южный Ирак), область в Фарсе, области по Евфрату и т.д. (Ибн Хордадбех 1865. Р. 512-513; Gil 1974. Р. 314-322; Ибн Хордадбех 1986. С. 39). Есть также предположение о том, что слово «ар-разанийа» имеет западноевропейскую этимологию и восходит к латинскому nautae Rhodanici, т.е. «купцы с Роны» (Simonsen 1907. Р. 141-142; Lombard 1971. Р. 290). Это предположение базируется на том, что Ибн Хордадбех очерчивает пути следования еврейских купцов начиная с запада, точнее, «из Франции или Испании в Западное море». Это, однако, не совсем точно, т.к. таким образом очерчен путь по суше, начинается же фрагмент как раз с обратного утверждения — что «они путешествуют с востока на запад и с запада на восток по суше и по воде», затем перечисляются предметы вывоза, которые интересуют купцов на западе. Базы же еврейских купцов существовали как на Роне, так и в Ираке, Иране, в Северной Африке и многих других местах.

44 Арабские географы, как правило, не отождествляли русов и славян. Представление Ибн Хордадбеха об их идентичности возникло вследствие интенсивной торговой деятельности русов в славянском мире и политической связи верхушки русов со славянской знатью. Фрагмент об этнической принадлежности купцов-русов имеет большую историографию. В прошлом веке его активно привлекали историки, обсуждавшие вопрос происхождения Древнерусского государства. Отрывок привлекался также исследователями, обращавшимися к истории торговых связей Древней Руси (Савельев 1847; Бартольд 1963б; Заходер 1967; Новосельцев 2000а; Ибн Хордадбех 1986. С. 38-42; Калинина 1986: Коновалова 2006б).

45 Речь идет о франкских (каролингских) мечах, популярных на Ближнем Востоке. Они производились в Германии и Фландрии, оттуда вывозились в страны западных славян, далее через Краков попадали в земли восточных славян.

46 Здесь, вероятно, подразумевается пролив Босфор и Мраморное море как часть Средиземного моря (хотя Мраморное море Ибн Хордадбех называет Понтом).

47 В пригороде Константинополя, примерно в 2 км от северных стен столицы, на европейском берегу Босфора близ его входа в Мраморное море и в залив Золотой Рог, существовал квартал св. Маманда для послов и купцов из Руси.

48 Конъектура издателя. Одна рукопись сохранила форму нис, другая — некое сочетание букв без диакритических знаков. В переводе М.Я. де Гуе приводит слово «Танаис» (Ибн Хордадбех. Р. 115). Однако еще В.Р. Розен отмечал, что выбранная М.Я. де Гуе конъектура не соответствует принятой в арабской графике передаче греческих букв, поскольку греч. «тау» передается через эмфатическое «та» (Куник, Розен. Ч. I. С. 130. Примеч. «а»). Написание названия «Танаис» через эмфатическое «та» (Т.нис) встречается в трудах ал-Хорезми, Ибн Русте. Ряд исследователей предлагал вместо неясного наименования реки читать «Итиль», хотя графически эта конъектура имеет мало сходства с сохранившимися вариантами. Ученые исходили из описания этой реки как впадающей в Каспий, соотнося ее с Волгой. Однако следует иметь в виду слабую осведомленность Ибн Хордадбеха относительно речной системы Восточной Европы (Новосельцев 2000а. С. 363; Калинина 1986. С. 79-80; Коновалова 2000. С. 129). Можно полагать, что сохранившиеся в рукописях знаки отметили характерное для арабов окончание греческого названия реки нис. Имея в виду знакомство Ибн Хордадбеха с античной географической традицией, можно полагать, что был назван все-таки Танаис — Танис, но не в той конъектурной форме, что была предложена М.Я. де Гуе, и не тот реальный Танаис — Дон, который отлично знали античные авторы, а совершенно абстрактный для арабов водный путь, шедший из «славянских земель» в Каспий — торговую артерию, неведомую Ибн Хордадбеху в действительности, а известную понаслышке и по книжной традиции.

49 Это указание объясняет, почему Ибн Хордадбех считал купцов-русов «видом» славян: действующие в Восточной Европе и, в частности, на территории формирующегося Древнерусского государства в IX в. купцы должны были владеть славянским языком.

50 Джизья — подушная подать, взимаемая с иноверцев за оказываемое арабскими властями покровительство. Поэтому Ибн Хордадбех и подчеркивает, что купцы-русы выдают себя или в действительности являются христианами. В противном случае они платили бы десятину с дохода купца — ушр, что было бы существенно больше (Hrbek 1968).

51 Следующий абзац о пути торговцев по суше относится уже не к купцам-русам, а продолжает рассказ об иудейских торговцах, что в свое время дало повод считать рассказ о русах-купцах «странной вставкой» (Бартольд 1963б. С. 826). Тем не менее в этой вставке есть известная логика: нигде больше, во всяком случае в сохранившемся варианте труда Ибн Хордадбеха, нет более удобного места для рассказа о торговых маршрутах (Коновалова 20066. С. 19-21). Что же касается самой цитаты о пути еврейских купцов по суше, то она интересна тем, что упоминает торговые маршруты по землям славян, хазар и Центральной Азии.

52 Сус ал-Акса — «Дальний Сус», порт на атлантическом побережье Марокко.

53 Город в Палестине, к востоку от Яффы.

54 Город в Ираке.

55 Город в юго-западном Ираке.

56 Провинция на юго-западе Ирана.

57 Провинция на юго-западе Ирана.

58 Область к западу от нижнего течения реки Инд.

59 Ар-Румийа — Италия или Византия. М.Я. де Гуе избрал вариант Венской рукописи ар-Румийа (см. также: ZA I. S. 140. Ods. 176). Оксфордская рукопись приводит форму Арминийа. Если принять вариант Оксфордской рукописи, то путь еврейских купцов ар-разанийа пройдет «позади Арминийи к странам славян», что соответствует данным нумизматики, показывающим расположение кладов от Северной Африки через Сирию и Малую Азию в Закавказье и далее в районы Восточной Европы, — путь, особенно развитый в конце VIII — начале IX в. (историографию см.: Калинина 1986. С. 78-79). Однако эта гипотеза вызвала критику как малореальная (Назаренко 2001. С. 98-112).

60 «Страна ас-сакалиба» или «область ас-сакалиба», т.е. славян: в тексте стоит слово балад, дающее оба значения. Если принять вариант предыдущего предложения как путь «позади Арминии», то, по-видимому, речь должна идти о восточных славянах и пути из Закавказья по черноморскому побережью, Приазовью, рекам Дон, Сев. Донец, через переволоку на Волгу, далее в Каспий и земли Средней Азии. Если же принять вариант Венской рукописи и иметь в виду путь «позади Византии» или Италии, то намечается дорога через Регенсбург-Краков-Киев и далее в Хазарию и на Каспий (Назаренко 2001. С. 98-112).

61 Крупный торговый центр в восточной части Хорасана (близ совр. Вазирабада в Афганистане).

62 Араб. Мавераннахр («то, что за рекой») — территория между реками Сырдарья и Амударья.

64 Страну франков арабы называли Фиранджа.

65 Фрагмент передает античную традицию, согласно которой Земля делилась на обитаемые и непригодные для жизни 4 четверти. В обитаемой части названа Европа (Уруфи), в которой представлены современные автору страны и народы, в том числе славяне. Одна из четырех частей названа античным термином «Скифия», но представлены там также земли, вполне современные автору, в том числе хазар.

66 Горный проход между Меккой и Мединой.

67 Город в Сирии на р. Оронт.

68 Горы в Северной Сирии.

69 Гора в Сирии.

70 Древняя Арсамосата на левобережье Евфрата.

71 Древний город Кари (Еарной Калак), откуда и арабское искажение — Каликала (совр. Эрзерум в восточной Турции).

72 Во всех ранее встречавшихся случаях Ибн Хордадбех называл морем Хазар Черное море. Однако в данном фрагменте подразумевается Каспий. По всей вероятности, сведения получены автором из различных источников.

73 Арабское наименование Кавказа (ал-Кабк) происходит от сасанидского названия Кавказа Куст-и Капкох. Весь фрагмент призван показать свойственную арабской географии идею о единой горной цепи, охватывающей обитаемую Землю.

Так как анализ записок Ибн Фадлана и других арабских путешественников достаточно широк со стороны очень многих учёных историков, археологов, и т.д, то остановим свой взгляд на животрепещущее для нас, Россиян…

Загадка отличия славян и русов в арабских путевых записках

В своих записках Ибн-Фадлан и другие арабские путешественники четко различали русов и славян. В чем же заключается это отличие? Кто такие русы и кто такие славяне в понимании арабов?

Здесь необходимо первым делом разобраться то ли с лукавством, то ли с добросовестным заблуждением тех, кто утверждает, что для арабских авторов русы и славяне – одно и то же.

Собственно, такое утверждение у арабов действительно есть. Но история потому и история, что имеет дело со временем. Иными словами, высказывания арабов о славянах и русах нельзя анализировать вне временного контекста.

Считается, что наиболее раннее упоминание «златокудрых саклабов» содержится в поэме ал-Ахталя, написанной около 700 года. Это упоминание дошло до нас, конечно, в позднейшей передаче, но само известие и эпоха хорошо кореллируют между собой: и славяне, и арабы примерно в это время должны были познакомиться друг с другом на территории Византии в ходе экспансии – арабов с юга, славян с севера. Заметим, что поэт не говорит ничего о русах.

Затем о славянах говорит ал-Джарми – опять-таки в контексте достаточно реалистичном: об этом авторе рассказывает в X веке ал-Масуди, будто тот был в плену в Византии и был выкуплен в 845 году, и будто бы у ал-Джарми было сочинение о соседях византийцев. Масуди пишет: «про тех, кто с ними соседит из государств бурджан, аваров, булгар, славян, хазар и других». Свидетельство Масуди о сочинении Джарми не вызывает сомнения у профессиональных историков, поскольку на это сочинение было еще несколько ссылок у арабских авторов. Заметим снова: никаких упоминаний русов нет. Есть только славяне. Если бы восточные славяне были русами, то их нельзя было бы не упомянуть, раз были упомянуты такие же соседи империи через Черное море – хазары.

Но это вроде бы не опровергает гипотезы, что русы – это западные славяне, о которых арабы ведать не могли, но тем не менее ставит некую временную веху: арабы знали славян уже в конце VII – начале IX века, но еще не знали русов. Зато уже в X веке русы появляются на арабском горизонте – и снова настолько внезапно и массированно, что Черное море в их языке из Хазарского превращается в Русское (бахр ар-рус). И понятно, что речь не идет о славянах, иначе море было бы названо как-нибудь вроде «бахр ар-сакалиба».

Но вернемся к непосредственным упоминаниям у арабов славян и русов. Чтобы не путаться в различных авторах, которые частенько переписывали данные друг у друга, приведем эти упоминания в некой событийной последовательности, взяв ее из книги «Древняя Русь в свете зарубежных источников».

VI–VII века – первые упоминания о «сакалиба». Персидский принц Джамасба бежит в середине VI века через Дербент к хазарам и славянам.

Первая половина VIII века: упоминания славян связаны с описанием арабо-хазарских войн.

Середина IX века – снова славяне в контексте арабских войн в Закавказье.

Никаких русов нет. Первое смутное упоминание о них появляется в X веке, когда один из царей Кавказа направил посла к царю русов.

Но здесь, кажется, ошибка? Ведь упоминания о русах у арабов и персов встречаются в рассказах о событиях тех же VI–VII веков?

Нет, никакой ошибки нет. Ибо только что приведенное «смутное» высказывание является примером, когда в рукописях позднейших авторов русы совмещаются со славянами. Примеры такие есть еще.

Та же середина VI века: русы – враждебный арабам северный народ, союзный хазарам. Упомянуты в том же контексте (рядом с именем Хосрова I Ануширвана), что прежде славяне. Но только если о славянах писал ат-Табари (839–923), то о русах – ас-Са-алиби (961—1038), когда на землях славян появилось государство Русь.

То же касается и следующего примера. Середина VII века: говорится о необходимости охранять Дербентский проход от варварских народов. Вот только у ат-Табари эти народы поименно не названы, а у Балами, писавшем в 960-х, славных Святославовых годах, по свежим следам нашествий русов на Каспий, среди этих народов оказываются русы.

Итак, немногочисленные совмещения славян и русов ранних времен у арабских авторов достаточно спорны, поскольку авторы эти жили в более поздние времена, когда Русь действительно была уже вполне славянским государством, и у ее арабских современников возникала вполне закономерная путаница в названиях. Когда же об одном и том же событии писали авторы более древний и более поздний, то именно более поздний либо замещал славян русами, либо вовсе приписывал их туда, где «их не стояло».

Если же говорить о достоверных упоминаниях, то самым ранним автором, писавшим на эту тему, является Ибн-Хордадбех (820–912) – автором тем более ценным, что основную часть своей жизни провел в области Джибал, около южного побережья Каспия, на границе с нынешним Азербайджаном, то есть был ближе всех к тем народам, о которых писал.

Считается, что о русах он писал самое позднее в 840-х годах. И именно у него содержится наиболее «достоверное» свидетельство, что «ар-Рус – одна из разновидностей славян». Кроме того, он говорит, что переводчиками для русов служат славяне-евнухи и что русы называют себя христианами.

Однако в этой «достоверности» и таятся основные вопросы.

Начнем с самого простого – христианства (или язычества) купцов-русов. Были ли они христианами на самом деле – неизвестно, поскольку им ничего не оставалось, как ими называться. Ибо Коран повелевает убивать (если не обратились в истинную веру) всех язычников, зато достаточно веротерпим к верам Книги» – христианству и иудейству. Даже если русы и не были христианами, у них не было иного выхода, как «стать» ими – ибо что у правоверного, что у иудея на теле есть неоспоримые следы их принадлежности к своей вере, а ни язычники, ни христиане ритуальные операции, оставляющие следы над теле, не практиковали.

Идем далее. Уже у младшего современника Ибн-Хордадбеха – Ибн-ал-Факиха – тот же рассказ о русских купцах уже не содержит упоминания о русах, говорится лишь о славянских купцах. Таким образом возникает противоречие, причем не первое и не последнее. Ибо к 903 году, когда, как считается, автор составил свой труд, русы контролировали славянские земли и, собственно, их этноним должен был замещать славянский, как это и происходило в дальнейшем во всей арабской литературе, касающейся русской темы. Логичное объяснение этому может быть только одно: кто-то не пускал русов на юг торговать с арабами. Но пропускал славян, тем самым проводя явное различие между ними.

Но есть действительно самое серьезное свидетельство того, что русы могли быть западными славянами. В этом убеждает наличие клада в Ральсвике на Рюгене, где собрано большое количество арабских дирхемов как раз середины IX века.

Однако и здесь не все однозначно: похожие клады первого периода обращения арабского серебра расположены и на территории будущей Древней Руси – и именно в тех местах, где локализуются мощные скандинавские артефакты и погребения – у Ростова, Чернигова, Гнездова и т. д.

Так что здесь, скорее всего, имеет место проявление той самой общности, чьи интернациональные представители оставили свои клады по всей территории своей торговой и боевой деятельности.

Далее мы видим усиления противоречий в арабских источниках. Как мы помним, Ибн-Русте в труде 903–913 годов снова разделяет славян и русов – причем на разные государства. Более того, русы, предводительствуемые хаканом (само по себе восточное понятие, едва ли применимое к вождям что скандинавов, что западных славян), нападают на славян, подплывают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазарию и Булгарию и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. И все это происходит на непонятном фоне непонятного болотистого острова русов, с которого они все эти непотребства и совершают.

«..Когда же мы были от царя славян, к которому мы
направлялись, на расстоянии дня и ночи пути, то он послал для
нашей встречи четырех царей, находящихся под его властью (букв.
под его рукой), своих сотоварищей и своих детей, и они встретили
нас (неся) с собой хлеб, мясо и просо, и отправились вместе с
нами. Когда же мы были от него на (расстоянии) двух фарсахов, он
встретил нас сам, и, когда он увидел нас, он сошел (на землю) и
пал ниц, поклоняясь с благодарением Аллаху великому, могучему…»

Совершенно очевидно, что здесь смешаны несколько различных свидетельств и описаний. Русы, предводительствуемые «царем, называемым хаканом» – блестящая аналогия с известием Бертинских анналов, где присутствуют шведы. Но у шведов не было хаканов, титул этот выдает восточную локализацию этого «острова», то есть такую, где титул хакана употребим и, главное, титулатурно понятен. Но никаких болотистых островов диаметром в три дня пути на востоке, вблизи хазар или булгар, мы не знаем.

Далее идет совершенно адекватное описание типичного норманнского нападения на береговых жителей, словно оно взято из западных летописей. И оно свидетельствует не только о том, что русы – не «вид славян», но и показывает их враждебно-агрессивные настроения в отношении последних.

То, что русы везут славян продавать к хазарам или булгарам, показывает, что локализованы они где-то поблизости от Волги, и уж вряд ли в районе Эльбы.

А далее мы видим почти классическое описание полюдья, как у Константина Багрянородного: русы не сеют, не пашут, а забирают необходимое у славян и тем торгуют. Это – описание оккупационной власти…

Что из всего этого следует? Прежде всего что русы не славяне и земли русов – не земли славян. Что русы являются агрессорами в отношении славян и не считают их равными себе, поскольку смело и без зазрения совести обращают их в рабство и торгуют ими. А в некоторых местах они уже установили режим, при котором имеют возможность возмещать свои материальные потребности прямым обложением славян данью.

«На царе славян (лежит) дань,
которую он платит царю хазар, от каждого дома в его государстве –
шкуру соболя. И когда прибывает корабль83 из страны (города)
хазар в страну (город) славян, то царь выезжает верхом и
пересчитывает то, что в нем (имеется), и берет из всего этого
десятую часть. А когда прибывают русы или же другие из прочих
племен, с рабами, то царь, право же, выбирает для себя из каждого
десятка голов одну голову. Сын царя славян (находится) заложником
у царя хазар. Еще прежде до царя хазар дошла (весть) о красоте
дочери царя славян. Итак, он (царь хазар) послал сватать ее, а он
(царь славян) привел доводы против него и отказал ему. Тогда тот
отправил (экспедицию) и взял ее силою, хотя он иудей, а она
мусульманка. Итак, она умерла (находясь) у него.»

Следующее свидетельство о русах – из 920-х годов от Ибн-Фадлана. Этот автор видел русов непосредственно, говорил с ними, видел их обряды. Интерес представляет описание этим автором нравов и обычаев русов, имевших небольшую торговую колонию в Булгарии на реке Итиль (Волга): «И я не видел с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни кафтанов, но носит какой-либо муж из их числа накидку, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее. С каждым из них секира, и меч, и нож, и он не расстается с тем, о чем мы упомянули. Мечи их плоские, с бороздками, франкские. И от края ногтя кого-либо из них до его шеи собрание деревьев и изображений и тому подобного».

И в одежде, и в вооружении, и в обычаях у этих русов ничего нет общего со славянами, насколько мы знаем это по источникам. Впрочем, по мнению некоторых вполне уважаемых исследователей, черты славянской и финской культуры у них все же присутствуют. Но это и понятно: русы к этому времени уже полвека живут на славяно-финских землях даже по чисто летописным свидетельствам и почти двести лет – по археологическим (если считать от Ладоги).

Это смешение становится все более явным с течением времени. Ибн-Якуба в 960-х годах относит русов (как, впрочем, и печенегов с хазарами) к народам, говорившим по-славянски, так как они уже смешались со славянами. И так ведь оно и есть: это же времена вполне славянского уже великого русского князя Святослава!

Следующий автор – Ибн-Хаукаль – уже в 950–970 годах не упоминает славян на территории Руси. Для него уже существуют лишь три группы русов. Судя по тому, что каждый раз упоминается отдельный правитель, речь идет о трех княжествах русов – Куябе, ас-Славийе (Славии) и ал-Арсание (Арсании).

Ибн-Хаукаль пишет в «Китаб ал-масалик ва-л-ма-малик»: «И русов три группы. (Первая) группа, ближайшая к Булгару, и царь их в городе, называемом Куяба, и он больше Булгара. И группа самая высшая (главная) из них, называют (ее) ас-Славия, и царь их в городе Салау, (третья) группа их, называемая ал-Арса-нийа, и царь их сидит в Арсе, городе их. И достигают люди с торговыми целями Куйабы и района его. Что же касается Арсы, то я не слышал, чтобы кто-либо упоминал о достижении ее чужеземцами, ибо они (ее жители) убивают всех чужеземцев, приходящих к ним. Сами же они спускаются по воде для торговли и не сообщают ничего о делах своих и товарах своих и не позволяют никому следовать за собой и входить в страну свою.

И вывозят из Арсы черных соболей, черных лисиц и олово (свинец?) и некоторое число рабов».

Итак, Куйаба находится ближе всего к Волжской Булгарии и практически всеми исследователями идентифицируется как Киев.

Сложнее со Славией. Ее идентифицируют с Новго-родом. Но вообще-то по транспортно-географической логике от Новгорода как раз ближе к Булгару, если идти через волоки и по Волге. С другой стороны, по той же логике и от Киева не очень далеко: через Десну в Оку – и мы практически на месте. Зато Славия дальше от арабского ареала, так что серьезных возражений против Новгорода можно не выдвигать.

«..И вот, когда дошла (весть) до царя хазар в
триста десятом году98, что мусульмане разрушили синагогу, бывшую
в усадьбе аль-Бабунадж99, то он приказал, чтобы минарет был
разрушен, казнил (убил) муеззинов и сказал: «Если бы, право же, я
не боялся, что в странах ислама не останется ни одной синагоги, 86
которая не была бы разрушена, обязательно я разрушил бы мечеть».
Хазары и царь их все иудеи, а славяне100 и все, кто соседит с
ними, (находятся) в покорности у него (царя), и он обращается к
ним (словесно), как к находящимся в рабском состоянии, и они
повинуются ему с покорностью…»

А вот Арсания (или Артания) вызывает споры. Мысль о том, что это – Ростов, можно сразу отвергнуть – это географически ближе всего к Булгару. Черные соболя и олово в качестве экспортных товаров показывают на некие, с одной стороны, чащобно-лесные пространства, с другой – на какие-то горы. Можно ли это место как-то более точно локализовать – вопрос по-прежнему открытый.

Больше всего смущает наличие «царей» в этих землях. Если вспомнить, в какое время составлял свой труд Ибн-Хаукаль – 950—970-е годы, то это время единоличного правления на Руси князя Святослава. Никаких царей здесь быть не может.

С другой стороны, Святослав в это время как раз разделил Русь между сыновьями. В Куябе сидел Ярополк, в Славии (Новгороде) некий полузаконный бастард, поэтому у Славии царь не упомянут, а Арсания, по логике, это Древлянская земля под управлением Олега. Могли ли тамошние русы убивать всех иностранцев? Да почему бы и нет!

Но беда в том, что никакой столицы Арсы мы в Древлянской земле не находим. Искоростень же переделать в Арсанию-Артанию… Кажется, даже профессиональные арабисты до такого не дошли.

Тогда, возможно, Славия и Арсания – земли, к Руси собственно не относящиеся? Здесь можно только строить предположения. Славия, которая дальше от Булгара, это может быть и земля западных славян. К тому же про нее единственную автор не говорит как про землю, управляемую царем, – так что самая удаленная группа русов вполне может оказаться этим набором враждебных друг другу прибалтийских славянских племен. Но вот царь в Арсе не локализуется и в этом случае – ни одна, ни другая славянская земля под описание автора не подходит. Разве что она… не славянская, а… скандинавская!

Тут сходится все. Леса с горами, где есть и соболя и олово? – есть! Русы? – так они вроде бы отсюда и пошли! Враждебные к иностранцам? – Ну еще бы: по тем временам лишь отойди в сторонку от торгового городка – вмиг в рабах или убитых окажешься! Есть и название похожее: на карте ал-Идриси XII века примерно между zueda (Швеция) и norfega (Норвегия), чуть левее находится местечко под названием hars. Вот вам и Арсания, и ар-Русия, да и та самая, возможно, столь искомая Скандинавская Русь!

Но тут мы несколько отвлеклись. Если продолжить анализировать сочинения позднейших арабских авторов, то мы увидим, что они по-прежнему, хотя со все меньшей однозначностью, разделяют русов и славян.

Ал-Масуди до 956 года упоминает раздельно славян и русов на службе у хазар. Но в 912 году на Каспий у него направляются через Хазарию только русы. И вообще – у арабов плавают по морям в основном русы и почти никогда – славяне. Если же это случается, то тот же Ибн-Хаукаль снова отделяет корабли русов от кораблей славян.

Неизвестный автор «Худуд ал-Алам» поминает около 982 года славян и русов раздельно – в той же оппозиции, что и болгар, печенегов, хазар, алан и прочих. И эта традиция поддерживается примерно до XI–XII веков, когда русы в представлении арабов окончательно замещают славян.

Таким образом, из анализа арабских сообщений о русах и славянах можно сделать несколько выводов.

Русы нигде не идентифицируются с западными славянами.

Русы вообще редко идентифицируются со славянами и в основном у поздних переписчиков и интерпретаторов.

Когда русы совмещаются со славянами у древних арабских авторов, это вызывает множество новых загадок.

Славяне в целом предшествовали русам на восточноевропейском пространстве. Отношения между славянами и русами в восприятии арабов переживали несколько этапов:

– вражды и агрессии со стороны русов;

– оккупации русами славян;

– союза между русами и славянами;

– постепенного слияния в обычаях и обрядах;

– переноса названия русов на славян.

Поэтому арабские источники – один из главных козырей сторонников «норманнской» теории, согласно которой основателями первых государств восточных славян – Новгородской, а затем Киевской Руси – были скандинавы.

Загадки Артании, или третьей Руси

Итак, арабские, персидские и средневековые ученые тысячелетие назад сообщали о том, что им известны три русские земли (протогосударства): Куявия (Куябия, Куяба), Славия (ас-Славия, Салау) и Артания (Арсания, Арта, Уртаб) – объединения племенных союзов восточных славян в VIII–IX веках.

Как мы уже говорили, большинство отечественных историков считают, что Куяба – государственное объединение восточнославянских племен Среднего Причерноморья, столицей которого был Киев.

Славия отождествляется одними с областью расселения ильменских словен (столица Славии – Словенск, предшественник Великого Новгорода), другими – с Югославией (?).

Что касается третьей Руси – Артании, ее локализация до недавнего времени была совершенно неопределенной, и местонахождение ее столицы также оставалось неизвестным. В поисках этой таинственной земли ученый мир сбился с ног.

Предположительное территориальное расположение Артании – от верховьев Дона до Приазовья. Возможно так же, что северная граница Арсании на ходилась несколько дальше, в районе Белоозера или Смоленска.

Информация эта восходит к утраченной работе географа ал-Балхи, написанной около 920 года, и воспроизводится у его последователей (так называемой «классической школы» географов) Истахри, Ибн-Ха-укаля и ряда более поздних авторов (Худуд аль-алам, аль-Идриси и др.). Сообщается, что арсанцы имеют собственного правителя, резиденцией которого является город Арса.

В отличие от Куявии и Славии, этимология и местонахождение которых довольно прозрачны, идентификация Арсании остается нерешенной исторической задачей по причине отсутствия каких-либо параллельных данных.

Существуют античные источники по Артании двух видов: первые упоминают имя, сходное с Арса или Арта, вторые сообщают о регионе, где предположительно можно бы локализовать Артанию.

Во-первых, это Страбон, который в своей «Географии» сообщает следующее: за Борисфеном живут роксоланы (росы-аланы по Классену), к югу от них скифы и савроматы: «…первую часть – от северных стран и океана – населяют некоторые скифы-кочевники, живущие в кибитках, а еще далее от них в глубь страны – сарматы (также скифы), аорсы и сираки, простирающиеся на юг до Кавказских гор; они частью кочевники, частью живут в шатрах и занимаются земледелием».

Страбон предполагает, что живущие между Меотидой (Азовским морем) и Каспием «аорсы и сираки являются, видимо, изгнанниками племен, живущих выше, а аорсы обитают севернее сираков. Абеак, царь сираков <…> Причем верхние аорсы <…> занимают более обширную область, владея большей частью побережья Каспийского моря. Поэтому они, по Страбону, вели караванную торговлю на верблюдах индийскими и вавилонскими товарами, получая их в обмен от армян и мидийцев. «Аорсы, впрочем, живут по течению Танаиса (Дона), а сираки – по течению Ахардея, который вытекает с Кавказских гор и впадает в Меотиду».

Итак, исходя из всего вышеизложенного, наиболее перспективно помещение Арсании между Доном и Волгой (вплоть до верховий у гор Рип).

Другая гипотеза относительно Арсании приводит нас в Сибирь. Она гласит, что некое христианское царство существовало в дочингизово время на территории, где через 400 с лишним лет была создана Томская губерния. Правил в этом государстве некий царь Иван, он повелевал также соседним Кара-Катаем, в котором были две провинции – Иркания и Готия, а жители также исповедовали христианство.

Из «Книги познания», написанной безымянным испанским монахом в середине XIV века, мы узнаем, что христианское Иваново царство называлось Ардеселиб, а его столица – Грасиона, что означает, по утверждению монаха, «слуга креста». Корневая основа «ард» в слове «Ардеселиб» дает основание предполагать, что христианское Иваново царство – это и есть легендарная Артания.

Дело в том, что столица Артании Грасиона (Грустина) показана на всех средневековых картах Западной Сибири, составленных западноевропейскими картографами.

Сигизмунд Герберштейн в своей книге «Записки о Московитских делах», изданной в Вене в 1549 году, писал, что от устья Иртыша до Грустины два месяца пути. Для сравнения, казаки через полстолетия от устья Иртыша до города Томска поднимались за 59 дней.

Наличие координатной географической сетки на средневековых картах позволяет уточнить былое местоположение этого города. Например, на карте фламандца Меркатора координаты Грустины составляют 56°20′ с. ш. и 105° в. д. Такие координаты, казалось, уводят нас куда-то в Восточную Сибирь, но надо помнить, что в XVI веке географы еще не договорились проводить нулевой меридиан через Гринвич. Согласно картографической традиции, восходящей к Птолемею, через Гринвич тогда проходил двадцатый меридиан.

На картах Г. Меркатора, И. Гондиуса, Г. Сансона, С. Герберштейна этот город стоит на Оби. Наиболее детально Грустина показана на карте французского географа Г.Сансона, опубликованной в Риме в 1688 году. На этой карте обозначена река Томь, и город Грустина расположен возле ее устья. Правобережье Оби в бассейнах рек Кети, Чулыма и Томи поименовано Лукоморьем. Здесь же в Приобье в прежние времена проживали хазары и булгары (а именно их арабские авторы называли соседями арсов), переселившиеся к концу первого тысячелетия в Восточную Европу. И если принять все вышеизложенное во внимание, то, как считают некоторые исследователи, Артания – третья Русь – располагалась на томской земле.

В 1204 году христианское царство в томском Приобье было уничтожено Чингисханом. Однако следы былой жизни на берегах Томи сохранились до прихода казаков и становления Томска в 1604 году. Так, на томских холмах напротив Тоянова городка были луга и «березовые рощи, вперемежку с лиственницей, сосной, осиной и кедром». На этих лугах местные племена пасли табуны своих коней и брали для хозяйственных нужд крапиву и коноплю.

Напомним, что береза обычно тяготеет к пашням, то есть возделываемым землям, а крапива и конопля сопровождают человеческое жилье. Значит, здесь когда-то жили люди.

Подводя итоги дискуссии об Арсании или третьей Руси, приходится признать, что ученым все-таки не удалось найти достаточно весомых аргументов в защиту своих версий. Нам остается только надеяться, что в будущем кому-нибудь из исследователей повезет и они найдут неоспоримые доказательства, подтверждающие их правоту.

Информацию о жизни и быте восточных славян дают нам не только византийские авторы, но и крупнейшие арабские географы 2-й половины IX — X вв.: Ибн-Хаукаля, ал-Балхи, ал-Истархи, Ибн Хордадбех, Ибн-Русте.

Факты явного противопоставления славян и русов мы находим в трудах арабских писателей-путешественников, которые в VIII-X веках побывали в землях, где проживали разные племена и народы, включая славян и русов. Их свидетельства особенно интересны, поскольку всегда отличаются повышенным вниманием к деталям жизни народов, о которых ведётся рассказ, в то время как европейцы обычно сводили всё к тому, какие соседние народы «грязные и дикие».

Русы в описаниях арабских авторов отличаются от славян территорией проживания, окружающими их народами, одеждой, жилищами, родом занятий, вооружением, титулами своих предводителей и погребальными обрядами.

Славянские племена, потерпев военное поражение от русов и оказавшись в положении побеждённых, приходили служить своим победителям, выполняя трудовую повинность в качестве временно зависимых людей.

Арабский путешественник Ахмед Ибн-Фадлан, который путешествовал по Волге в 921-922 годах, писал в своей книге, что царь славян (то есть верховный правитель Волжской Булгарии) берёт с каждого десятка рабов, привозимых в его государство для продажи русами, одну голову.

Из этого видно, что славяне и русы относились к разным племенам, которые жили самостоятельной и обособленной жизнью.

Вот и решай, кто есть кто и откуда. Вопрос о том, когда русы перешли к славянам, остаётся пока открытым для будущих исследований.

Из изученных материалов следует, что славяне как особый этнос четко фиксируются в источниках только с V-VI вв. н.э. Более древний период происхождения древних славян и их первоначального развития почти совсем лишен достоверных письменных источников. Славяне жили общинно-родовым строем, «в народоправстве», как писал Прокопий Кесарийский. Хотя у древних славян имелось рабство, оно носило патриархальный характер. Славяне наряду с другими варварскими народами сыграли значительную роль в разрушении античного рабовладельческого строя и образовании новых, феодальных отношений.

Социальный строй древних славян в VI в. представлял собою военную демократию.

Но уже начался процесс его разложения. Распаду первобытнообщинных отношений способствовали военные походы славян и, прежде всего, походы на Византию. Участники этих походов получали большую часть военной добычи. Особенно значительной была доля военных предводителей — князей и родоплеменной знати — лучших мужей.

Основной хозяйственной единицей являлась большая семья, включавшая в свой состав значительный круг родственников. Семьи объединялись в роды, роды составляли племена, имевшие уже в те времена территориальную организацию. Когда надвигалась военная угроза, требовавшая объединения сил, то у склавинов и антов возникали общинные племенные союзы под властью одного вождя. Такими вождями были Ардагаст, Добрит, Пирогост и др.

Дальнейшее развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов («союзов союзов», «сверхсоюзов») заключала в себе ростки государственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племенные союзы.

О жизни древних славян нельзя делать точные выводы только лишь на основании работ современников-иностранцев, необходимо изучить наши источники, отдельные монографии по данной теме, а также археологические материалы и др.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *