Я полюбил страдание

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения vera_nadezda Я полюбил страдание…

Продолжаю рубрику: принцип свечи:
«Aliis inserviendo consumor – Светя другим, сгораю»
Это девиз голландского лекаря XVII века Николаса ван Тульпа.
Но жизнь многих людей является тому подтверждением.

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий,

Архиепископ Симферопольский и Крымский,

Святой Лука,Святитель и исповедник веры


Нет ни одного врача, который бы не знал имя профессора-хирурга Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого. Его монографии по топографической анатомии и гнойной хирургии не теряют своей ценности для науки и практической медицины. Но Войно-Ясенецкий был не только выдающимся врачом, ученым, но и священником – архиереем-исповедником. Напомню основные этапы жизненного пути Святителя, чьей биографии хватило бы на несколько жизней.

Родился 27 апреля 1877 года в городе Керчи, в семье аптекаря. Юные годы провел в Киеве, где в 1896 году одновременно окончил гимназию и художественное училище. В семье он не получил систематического религиозного воспитания, но религиозные чувства пробудились в нем в те годы, когда он еще будучи студентом училища, делал зарисовки простых людей, богомольцев. Для этого он часто ходил по церквам, ездил в Киево-Печерскую Лавру. За свои художественные работы он получил премию на выставке.
Он мечтал быть художником, но желание приносить непосредственную пользу народу заставило Валентина поступить на медицинский факультет, «чтобы стать мужицким доктором».
В 1903 году он с отличием окончил Киевский университет и отправился на Дальний Восток, где в это время шла война с Японией. Некоторое время заведовал хирургическим отделением госпиталя в Чите. Здесь он женился на сестре милосердия, которую раненные называли «святой сестрой».
С 1905 по 1917 год Валентин Феликсович работал земским врачом Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губерний, проходил практику в московских клиниках. В 1915 году издал в Санкт-Петербурге книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями, защитил её как диссертацию и получил степень доктора медицины. С 1917 года Войно-Ясенецкий – главный врач и хирург Ташкентской больницы. Он делал операции на мозге, на глазах, на сердце, на желудке и кишечнике, позвоночнике и суставах. Изыскивал и первым применял методы, которые получили потом всеобщее признание в медицине. Его ученики и современники рассказывали чудеса об удивительной хирургической технике Войно-Ясенецкого, а на его амбулаторные приемы больные шли непрерывным потоком, часто до нескольких сотен в день.

Война и внезапная смерть жены заставили снова глубоко задуматься над духовными вопросами, в те годы он стал активно участвовать в жизни церкви. И когда после его горячей речи на епархиальном съезде, архиепископ Ташкентский Иннокентий сказал: «Доктор, Вам нужно быть священником», профессор, не раздумывая, ответил: «Хорошо, владыко, я буду».
С 1921 года, приняв священство, а потом практически сразу монашество и епископство, с новым именем в честь апостола-евангелиста Луки (который согласно преданию Церкви, был врачом и художником), он отдает себя служению Богу. Уже состоявшись, как замечательный хирург, он сделал свой жизненный выбор совершенно сознательно, в то страшное время, когда за исповедание веры в Бога убивали, отправляли в лагеря. Профессора-архиерея ждала такая же участь.

Епископ Лука прошел с проповедью Христовой по этапу Ташкент – Москва – Енисейск – Туруханск – Плахино (деревня между Игаркой и Дудинкой). В январе 1926–го после первой ссылки он вернулся в Ташкент. 6 мая 1930 года был снова арестован и этапирован в Архангельск. Освобождён в мае 1933 года, а 24 июля 1937 г. арестован в третий раз.
Сохранились свидетельства очевидцев его разговора с главой Ташкентской ЧК Пересом, имевшим репутацию свирепого человека с руками, обагренными кровью. Петерс спросил профессора:
— Как это вы, Войно-Ясенецкий, ночью молитесь, а днем режете людей?
— Я режу людей во имя их спасения, — ответил священник, — а во имя чего их режете вы?
— Но как вы можете верить в Бога? — гнул свою линию Петерс. — Разве вы его видели?
— Нет, не видел. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там ума. И совести тоже там не находил. Значит ли это, что их нет?


Когда началась Великая Отечественная война, епископ Лука сам обратился к Сталину с прошением использовать его знания и опыт в помощи раненным. С октября 1941 года Войно-Ясенецкий – консультант всех госпиталей Красноярского края и главный хирург эвакогоспиталя. В это же время был возведён в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру. Благодаря епископу-хирургу было сохранено сотни жизней раненных солдат и офицеров. А его оперативный опыт во время войны позволил дополнить второе издание «Очерков гнойной хирургии» – монографии, уже в первом своем издании приобретшей мировую известность, а потом написать и другие: «О течении хронической эмпиемы и хондратах», «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов».
За свой врачебный подвиг и за книгу «Очерки гнойной хирургии» репрессированный архиерей был награжден Сталинской премией.
Церковь тоже оценила его пастырские труды. В феврале 1945–го он был награждён правом ношения на клобуке бриллиантового креста.
До конца своей жизни он был священником и врачом. Даже, когда полностью ослеп, он продолжал управлять Симферопольской и Крымской епархией и консультировать больных. Не имея никаких других возможностей обследования, кроме своих рук и практического опыта, в самых сложных случаях, он всегда ставил точный диагноз.
Умер великий подвижник Христов 11 июня 1961 года, в воскресенье, в день Всех святых, в земле Российской просиявших.

22 ноября 1995 г. архиепископ Симферопольский и Крымский Лука определением Синода Украинской Православной Церкви Московского Патриархата причислен к лику местночтимых святых, как Святитель и исповедник веры. Как местночтимый святой был также канонизирован Красноярской епархией. А в 2000 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен как исповедник в сонме Новомучеников и Исповедников Российских. День его памяти 11 июня.
Святой Лука (Войно-Ясенецкий) почитается и другими поместными Православными Церквями. В Греции есть движение Лукасов, названных в честь святителя Луки. Их матери обращались к святому с молитвой о чадорождении

по материалам интернета и

По долгу священника и врача

Это случилось в 1921 году. В Ташкенте, где служил тогда отец Валентин, будущий архиепископ Лука, назревал страшный по возможным последствиям судебный процесс. Из Бухары в город привезли партию раненых красноармейцев. Во время пути им сделали перевязки, но время было летнее и под слоем бинтов завелись личинки.

Дежурный клиники профессора Ситковского, куда поместили солдат, справился с несколькими ранами, требующими безотлагательной обработки, оставив остальных больных до утра, с тем, чтобы начать лечение, как полагается. Это и послужило поводом для распространения слуха о том, что доктора клиники Ситковского целенаправленно занимаются вредительством.

Глава местного ЧК, знаменитый латыш Петерс, снискавший репутацию человека крайне жестокого, тут же организовал показательный процесс над «реакционными» врачами, выступив в роли общественного обвинителя. Развязка была вполне обозримой: арестованным грозили приговоры «к высшей мере».

Профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий

В качестве эксперта в зал суда был вызван и отец Валентин, священник, вот уже два года совмещающий пастырские обязанности с прежней своей любимой работой — хирурга.

Что только не пришлось ему выслушать от председателя, так, что не понятно было, кем предстал он перед судом: «экспертом», «свидетелем» или «обвиняемым»? Обстановка, в которой проходило слушание, определялась чувством классовой ненависти по отношению к интеллигенции.

— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?

Однако отца Валентина не так-то легко оказалось смутить:

— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?

Петерс продолжал заготовленную обличительную речь:

— Как это вы верите в Бога, поп и профессор Войно-Ясенецкий? Разве вы Его видели?

— Бога я, действительно, не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге, и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находилii.

Звук колокольчика за столом председателя потонул в общем хохоте. Спокойно и выдержанно отец Валентин объяснил, что обнаруженные личинки не представляли никакой опасности, и практикующие хирурги, как правило, не спешат очистить от них раны пациентов, поскольку личинки могут даже использоваться как своеобразные стимуляторы заживления. По свидетельству оставившего эти воспоминания профессора Ошанина и других участников событий, именно речь отца Валентина спасла тогда хирургов от расстрела. А умение «держать удар» и тот первый публичный опыт победы над страхом оказались важны для самого отца Валентина.

Личные его обстоятельства были уже в то время не самыми благополучными. В 1919 году в Ташкенте от туберкулеза умерла его жена, на его ответственности была судьба четверых детей. Академическая нагрузка — он возглавлял в то время кафедру хирургии в Университете — была весьма значительна. А о. Валентин участвовал в церковной жизни, готовил необходимые материалы и делал доклады о положении дел в Ташкентской епархии.

Истоки такой жизнестойкости, по-видимому, следует искать в истории семьи. Мать, православная, привила ему веру, научила молиться, отец же, принадлежавший к католической церкви, по складу деятельный и достаточно энергичный, — привычку к труду и самоорганизации. Вера и работа помогли ему продержаться, а необходимость заботиться о ближних, врачевать больных и защищать тех, над кем нависла опасность — преодолеть собственную боль.

«Я полюбил страдание»

— Едва ли ни самые известные слова Священноисповедника Луки. Испытания не отходили от него, не оставляли надолго, но для человека, решившего после смерти жены целиком посвятить себя служению Богу и ближним, это не было неожиданностью.

Время не оставляло надежды на размеренную жизнь в кругу семьи. Принимая сан в 1919 году, он знал, что в тех обстоятельствах священник не мог бы надеяться на прочное счастье, а подвергать опасности других не хотел. Принятие монашества в 1923 г. для о. Валентина стало лишь внешним завершением его нового внутреннего устремления.

При постриге ему было наречено имя в честь апостола и евангелиста Луки. В том же году иеромонах Лука был тайно посвящен в епископский сан. Принятие священства и постриг сами по себе требовали большого мужества, а отказ от сотрудничества с обновленцами фактически означал готовность в любую минуту принять удар со стороны властей.

Начиная с 1923 г. епископа Луку ждали почти десять лет арестов, судов, тюремных заключений и ссылок.

Московское ГПУ, затем 400-километровый путь до Енисейска в зимнюю стужу, который пришлось проделать в дощатых вагонах и на санях, а после еще и трехлетнее пребывание в Архангельске — вот только некоторые отметки его исповеднического пути.

Но где бы он ни оказывался, каково бы ни было его собственное самочувствие, он оставался священником, монахом и врачом. Он оперировал в Енисейске и вел амбулаторный прием больных в Архангельске, опробовал новые методики лечения и собирал материалы для будущих научных монографий.

Освобождение на короткое время не принесло ему отдыха, весной 1934 г., после неудачной операции, он ослеп на один глаз. Но даже подорванное здоровье не лишает его самообладания: в 1937 г., когда последовал новый арест и 13 суток допросов без сна, он объявил голодовку на 18 суток, не подписав ни одного протокола, каждый из которых мог обернуться «высшей мерой» для него и для других подследственных. За этим последовала новая ссылка, в Сибирь.

Великая Отечественная война, несколько изменившая положение Православной Церкви в СССР, принесла Владыке Луке освобождение, что означало для него возможность лечить, продолжать научную работу и приводить в порядок расстроенные в предыдущие годы дела вверенных ему епархий.

Красноярск и Тамбов, Крым и Симферополь он принимает с тем же горением, какое было у сподвижников Патриарха Тихона, не переживших роковой черты 30-х — епископа Илариона Верейского и митрополита Петроградского Серафима. Казалось, что в те годы он работал не только за себя, но за тех архиереев. Память о них и их молитвы придавали ему силы.

В то же время для нескольких поколений врачей в России он до сих пор остается крупным специалистом в области гнойной хирургии и одним из разработчиков метода лечения катаплазмами — мазями, приготовленными на основе почв, автором классического труда «Очерки гнойной хирургии» и лауреатом государственной премии I степени.

Между тем, его собственная болезнь, вызванная лихорадкой, прогрессировала. В 1958 г. наступила полная слепота, и в этом состоянии он продолжал совершать службы, без посторонней помощи входя в храм, наизусть читал богослужебные молитвы и Евангелие, совершал миропомазание и произносил замечательные проповеди, все еще от раза к разу принимал больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами.

Святитель Лука скончался 11 июня 1961 г. в День Всех святых в земле Российской просиявших. 35 лет спустя были обретены его мощи. В наши дни Свято-Троицкий кафедральный собор Симферополя, где они покоятся, стал местом паломничества для православных из России, Греции, Сербии – из всех уголков православного мира.

Вернемся к его проповеди 1951 г. Так легко или тяжело бремя Христово? Вот что пишет этот удивительный исповедник:

«А я скажу вам: “Да, да! Легко, и чрезвычайно легко”. А почему легко? Почему легко идти за Ним по тернистому пути? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос; потому что Его безмерная благодать укрепляет силы, когда изнываешь под игом Его, под бременем Его; потому что Он Сам будет поддерживать тебя, помогать нести это бремя, этот крест.

Говорю не от разума только, а говорю по собственному опыту, ибо должен засвидетельствовать вам, что, когда шел я по весьма тяжкому пути, когда нес тяжкое бремя Христово, оно нисколько не было тяжело, и путь этот был радостным путем, потому что я чувствовал совершенно реально, совершенно ощутимо, что рядом со мною идет Сам Господь Иисус Христос и поддерживает бремя мое, крест мой. Тяжелое было это бремя, но вспоминаю о нем как о светлой радости, как о великой милости Божией. Ибо благодать Божия изливается преизобильно на всякого, кто несет бремя Христово. Именно потому, что бремя Христово нераздельно с благодатью Христовой, именно потому, что Христос того, кто взял крест и пошел за Ним, не оставит одного, не оставит без Своей помощи, а идет рядом с ним, поддерживает его крест, укрепляет Своею благодатью.

Помните Его святые слова, ибо великая истина содержится в них. Иго Мое благо, и бремя Мое легко. Всех вас, всех уверовавших в Него зовет Христос идти за Ним, взяв бремя Его, иго Его.

Не бойтесь же, идите, идите смело. Не бойтесь тех страхов, которыми устрашает вас диавол, мешающий вам идти по этому пути. На диавола плюньте, диавола отгоните Крестом Христовым, именем Его. Возведите очи свои горе – и увидите Самого Господа Иисуса Христа, Который идет вместе с вами и облегчает иго ваше и бремя ваше. Аминь.»iii

Сноски:

i «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененые». 1951 г. // Возглас. Справочно-информационная газета. Распространяется по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Июнь 2007, № 11(108). С. 1

ii Цит. по: Священноисповедник Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Христовы воины. Жития и труды подвижников XX века. Календарь. 2007. Москва, 2006. Издание осуществлено по благословению епископа Южно-Сахалинского и Курильского Даниила. Сост., оф. – О.С.В. Отпечатано с готовых дипазитов в ОАО ордена Трудового Красного Знамени «Чеховский полиграфический комбинат». Г. Чехов Московской области. 2006. С. 166-167

iii «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененые». 1951 г. // Возглас. Справочно-информационная газета. Распространяется по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Июнь 2007, № 11(108). С. 1

Рекомендуемые для чтения источники и литература:

  1. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Сила Моя в немощи свершается. М.: АО «Форма-Пресс», 1997
  2. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Спешите идти за Христом! Проповеди в Семфирополе (1946-1948). М.: храм Космы и Дамиана на Маросейке, 2000
  3. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Автобиография. Я полюбил страдание. М.: Издательство Сестричества во имя святителя Игнатия Ставропольского, 2008
  4. Лука (Войно-Ясенецкий). «Я полюбил страдание…». Автобиография. М.: «Русский хронограф», 1995
  5. Марущак Василий, протодиакон. Святитель-Хирург: Житие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). М.: «Даниловский благовестник», 2006
  6. Поповский М.А. Жизнь и житие Святителя Луки Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга. СПб.: «Сатисъ – Держава», 2004
  7. Лука, врач возлюбленный. Сост. Лисичкин В. А. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2009
  8. Никитин В.А. Несгибаемый страстотерпец. // Слово. – 1990. – №5
  9. Кассирский И.А. Воспоминания о профессоре В.Ф. Войно-Ясенецком. // Наука и жизнь. – 1989. – №5
  10. Священноисповедник Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Христовы воины. Жития и труды подвижников XX века. Календарь. 2007. Москва, 2006. Издание осуществлено по благословению епископа Южно-Сахалинского и Курильского Даниила. Сост., оф. – О.С.В. Отпечатано с готовых дипазитов в ОАО ордена Трудового Красного Знамени «Чеховский полиграфический комбинат». Г. Чехов Московской области. 2006
  11. Святитель Лука // Русская Православная Церковь. XX век. К 1020-летию Крещения Руси. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М.: Сретенский монастырь, 2008. (C. 491)
  12. Лука (Войно-Ясенецкий). Материал из Википедии – свободной энциклопедии. ВикипедиЯ – Свободная энциклопедия. (http://ru.wikipedia.org)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *