Яспис

— один из драгоценных камней, упоминаемый как в Ветхом, так и в Н.З. Яспис занимал третье место в 4-м ряду судного наперсника Аарона (Исх.28:20 ). Иезекииль упоминает о нем в числе прочих драгоценных камней г.Тира (Иез.28:13 ). На яспис несколько раз указывается в Откровении. «И сей сидящий, говорится в означенной книге, видом был подобен камню яспису и сардису»… (Иез.4:3 ). Свет Нового Иерусалима является подобным свету драгоценнейшего камня, как бы камню яспису кристалловидному (Иез.21:11 ). Стена его построена из ясписа (ст. 18) и первое основание оного был яспис (ст. 19). Камень называемый теперь ясписом технически описан как опак, нечистый вид кварца красного или желтого цвета; он способен к прекрасной полировке и употребляется для устройства ваз, печатей, табакерок и проч. Толкователи свящ. Писания не утверждают положительно, наш ли именно яспис разумеется в приведенных цитатах Библии, или здесь разумеется другой какой либо драгоценный камень, но вполне соглашаются с тем, что Еврейское и греч. название Jashpeh и Iaspis одного и того же происхождения, как и наш яспис. Его добывали и добывают главным образом из Персии, Индии и Сирии.


Миниатюра из Часослова
герцога Беррийского (Франция, 15 в.).

Оглавление.
3 и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

  • и3 сэдsй бЁ под0бенъ видёніемъ кaмени їaспісу и3 сардjнови: и3 (бЁ) дугA w4крестъ пrт0ла под0бна видёніемъ смарaгдови. (Откр.4:3)
  • и седяй бе подобен видением камени иаспису и сардинови: и (бе) дуга окрест престола подобна видением смарагдови. (Откр.4:3)
  • kaЬ х kay®menow чmoiow хr‹sei lЫyД Ю‹spidi kaЬ sardЫД, kaЬ дriw kuklсyen toи yrсnou чmoiow хr‹sei smaragdЫnД.
  • и Сидящий подобен видом камню яшме и сердолику, и радуга вокруг престола подобна видом изумрудной.
  • и Сидящий, видом подобный камню яспису и сардису, и радуга вокруг престола, видом подобная изумруду.

Параллельные места по «Цитата из Библии»:
Исх.24:10 и видели Бога Израилева; и под ногами Его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное.
Исх.28:18 второй ряд: карбункул, сапфир и алмаз;
Исх.39:11 во втором ряду: карбункул, сапфир и алмаз;
Иез.1:26 А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем.
Иез.1:28 В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом.
Иез.28:13 Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд и золото, все, искусно усаженное у тебя в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего.
Быт.9:13-16 Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землею. 14 И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке; 15 и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти. 16 И будет радуга в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом и между всякою душею живою во всякой плоти, которая на земле.
Ис.54:10 Горы сдвинутся и холмы поколеблются, — а милость Моя не отступит от тебя, и завет мира Моего не поколеблется, говорит милующий тебя Господь.
Ис.54:9 Ибо это для Меня, как воды Ноя: как Я поклялся, что воды Ноя не придут более на землю, так поклялся не гневаться на тебя и не укорять тебя.
Откр.10:1 И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,
Откр.21:11 Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному.
Откр.21:19 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд,
Откр.21:20 пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист.
Викторин Петавийский:
«И Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису» (Откр.4:3). На престоле узрелось, говорит, подобие ясписа и сардиса. Яспис цвет воды, сардис — огня. Этими двумя приговор полагает даже до кончины мира и суда Божия. Здесь показывается (напоминается), что из приговоренных один уже поглощен в водах потопа, другой же будет пожран огнем. «И радуга вокруг престола» (Откр.4:3). Радуга же вокруг престола имеет те же цвета (т.е. от синего до красного с переходами между ними). Радугой называется дуга, о которой еще Ною и детям его говорил Господь (см. Быт.9), да не боятся больше потопа происходящего от Бога, но огня. Ибо так говорит: «Поставлю дугу Мою на облаках, чтобы уже не боялись вы воды, но огня» (ср. Быт.9:13-16).
Апрингий:
Камень яспис светится зеленым и ослепительным светом, чтобы ты понял, что плоть воспринятого человека, взятая без тени греха, просветляется силой вечной непорочности и сверкает благодаря обитанию в ней Божественного могущества. А камень сардис светится красным с темным оттенком, чтобы ты осознал, что чистота неоскверненной плоти воспринята от стыдливой и смиренной девы.

Примасий:
Так как радуга после потопа предшествовала обетованию безопасности, она прекрасно являет образ Церкви в умилостивлении Бога. Ибо как облака, несущие дождь, освещенные сиянием солнца, испускают образ радуги, так души святых, освещенные Солнцем правды, то есть Христом, по отшествии их удостаиваются милости Божией.
Андрей Кесарийский:
«И абие бых в дусе» (Откр.4:2). Услышав голос, исполненный духа, я увидел престол, которым обозначается Божие упокоение во Святых, ибо Он почивает на них как на престоле. В этом видении он говорит об Отце и поэтому не придает Ему, как прежде говоря о Сыне, телесного образа, но уподобляет и сравнивает Его с драгоценными камнями. «Яспис» – камень зеленого цвета и означает Божественное естество вечноцветущее, живоносное и питающее всех, ибо всякое семя от Него произращает траву, почему и страшно для противников. Об «ясписе» говорят, что его боятся дикие звери и привидения, но он полезен для имеющих нужду в духовном врачевании. По словам Епифания Великого, этот камень исцеляет опухоли и раны, нанесенные мечом. «Дуга, подобная» видом «смарагду» указывает на разность в добродетелях ангельских.
Экумений:
Восхождение было не телесным и не чувственным. Иоанн говорит: «вижу престол, и Бога, и Дух на Нем, и был подобен кампю яшме и сердолику». Бог не схож ни с ними — отнюдь нет! — ни с чем-либо из чувственно воспринимаемого или вообще с телесным, будучи невидимым и бестелесным и не имея очертаний. Когда Его незримое предъявляется серафимам, они прикрывают крыльями свои лица. И обращаясь к Моисею, Бог сказал: «Никто не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх.33:20). Но и сам евангелист, словно в отрицание , говорит: «Бога не видел никто никогда» (Ин.1:18). Следовательно, не был зрим Бог в чьем-либо подобии, но видимый образ Его был живописан в книге Откровения по Его энергиям. Ибо яшма — камень драгоценный, зеленый, видом схожий со смарагдом, напоминает патину на щите, отчего получил свое имя. А сердолик — другой драгоценный камень, сверкающий огнем и кровяного оттенка. Итак, яшма для нас имеет смысл того, что Бог дает жизнь и обеспечивает всем, поскольку всякое питание для людей, а также четвероногих, пернатых, пресмыкающихся животных берет начало и происходит от зеленых . Ибо говорит пророк: «Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека, чтобы произвести из земли пищу, и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его» (Пс.103:14,15). Опять же, при сотворении мира Господь сказал: «да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя породу ее» (Быт.1:11). Вот что, стало быть, раскрывает яшма. Сердолик изображает грозность Бога; говорит боговидец Моисей: «ибо Господь, Бог твой, есть огнь поядающий» (Втор.4:24), но и пророк возглашает к Нему: «Ты страшен, и кто устоит пред лицем Твоим?» (Пс.75:8); согласно с ним и мудрый апостол пишет: «Страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр.10:31).
Воистину, поскольку неприемлема для любителей греха и надменных духом непорочная благость Божия, которая приводит их не к покаянию, но к свободной возможности совершить ошибку, то вполне сообразно для Бога, чтобы в Нем живописали, наряду с добром и благодеяниями, также и грозность <…> Но первое место у Бога занимает не сердолик; первым в Его описании, конечно, должна быть яшма. Ведь природа Его — самосущее благо, человеколюбие и заботливость, и желает Он больше быть нам Отцом, нежели Властителем. Но мы, если так можно сказать, понуждаем Его к грозности и наказаниям, и зачастую Он, отстраняя свойственное Его природе участие, поступает так, как природе Его противно, — проявляет суровость.
Он же:
Наглядно зримая радуга, которую божественное Писание называет луком Божиим, образуется из преломления солнечного света, когда тот, будучи уловлен в толще облаков, задерживается и производит пестрые и разнообразные цвета. Разумеется, мысленно зримая радуга, окружающая Божий престол, одноцветна, поскольку она была «видом подобная смарагду» (Откр.4:3). И конечно же, она являет всех святых служащих духов, пребывающих возле Бога, почему и названа она радугой, пусть даже и оказывается одноцветной; это для того, чтобы мы могли постигать умом множество чинов и видов Божиих ангелов по многим цветам радуги. Воистину, все входят в соприкосновение в одном цвете; ибо все они сходным образом благодетельны, подражая своему Господу, и потому смарагдовый цвет свидетельствует об их попечительных трудах, так же как яшма — о попечении Божием.
Аверкий Таушев:
Первый из, этих цветов – зеленый, по толкованию св. Андрея Кесарийского, означал то, что Божественное естество вечноцветуще, живоносно и пищеподательно, а второй – желто-красно-огненный – чистоту и святость, вечно пребывающие в Боге, и грозный гнев Его к тем, которые нарушают Его волю. Соединение этих двух цветов указывает на то, что Бог карает грешников, но в то же время всегда готов простить искренно кающегося. Явление Сидящего на престоле было окружено «дугой» (радугой), подобно смарагду, камню зеленого цвета, что означало, как и радуга, явившаяся после потопа, вечную милость Божию к человечеству. Самое сидение на престоле означало открытие Суда Божия, имеющего открыться в последние времена. Это еще не последний Страшный Суд, но суд предварительный, подобный тем судам Божиим, которые совершались неоднократно в истории человечества над согрешившими людьми (Всемирный потоп, гибель Содома и Гоморры, гибель Иерусалима и многие другие). Драгоценные камни яспис и сердоник, а также радуга вокруг престола, являющаяся символом прекращения гнева Божия и обновления мира, обозначают, что суд Божий над миром, то есть огненное истребление его, окончится обновлением его. На это особенно указывает свойство ясписа исцелять язвы и раны, полученные от меча.
Святого Викторина Петавианского епископа и мученика Комментарий на Апокалипсис Блаж. Иоанна. Парафраз Откр.4:2,3. Очевидно, имеется в виду медный щит, который по мере окисления как бы обрастает зеленой патиной. Ср. Быт.9:13. Слово τόξον (лук стрельца) употреблено в Септуагинте (Быт.9:13); ср. также Откр.6:2, где говорится о всаднике с луком. В греч. тексте Откр.4:3 используется слово ΐρίς, которому следует Синод, перевод;. Я полагаю радугу (ίρίζ) Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землею. Апокалипсис или откровение святого Иоанна Богослова.


Яспис (яшма)

Сардис (сердолик)

Смарагд (изумруд)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *