Зачем распяли Иисуса Христа?

В синоптических Евангелиях говорится о том, что на пути к Голгофе римские воины заставили помочь нести Крест Господа некоего Симона Киринеянина – еврея из рассеяния (родом из города Киринеи – города в Ливии), который прибыл в Иерусалим на праздник Пасхи.

Этот человек возвращался с поля. И его путь пересекся с путем Спасителя-Страдальца. И на него римские воины возложили Честное Животворящее Древо Креста Господня. Он буквально исполнил слова Христовы «…если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24).

Этот призыв Господа звучит и к нам сейчас сквозь толщу веков! Почему Спаситель позволил нести Свой Крест Симону? Простому человеку? Ведь Искупительный Подвиг – это дело Бога. Думается, потому что Христос хотел, чтобы и мы вошли в Его страдания и в Его Воскресение.

Симон Киринеянин – это каждый из нас. Вроде бы случайная хаотичная встреча. Человек идет с поля, то ли он работал в нем, то ли ночевал в близлежащей деревне (может, паломнику не нашлось места в иерусалимских гостиницах по случаю праздника). Симон, возможно, даже и не знал, что Христа ведут на казнь. Словно бы случайная встреча. Но все ведомо Божьему Промыслу. Бог призывает каждого человека разделить с Ним Свои страдания, помочь Ему донести Свой Крест, войти в Искупительный Подвиг Господа нашего Иисуса Христа. Ведь Бог говорит: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами…» (Ин. 15:14, 15). Мы Его друзья, сыновья и дочери, сотрудники и соратники. Мы его помощники. Он не желает нас спасать без наших участия и произволения. И Он призывает нас разделить с Ним Его Святой Крест. Он призывает нас испить горькое лекарство Голгофы, чтобы исцелиться в Воскресении Христовом и личном воскресении каждого из нас.

Страстная седмица для этого подходит как нельзя лучше. Мать-Церковь Своими богослужениями берет нас за руки и вводит нас сквозь двери храмов в Иерусалим, наполненный страданиями Бога. И мы следуем за Ним и очищаемся от своих грехов Его страданиями, Его Пречистой Кровию. В союзе Бога и человека происходит великая тайна нашего спасения.

Согнем же с Божьей помощью, дорогие братья и сестры, свои выи, обрежем свои сердца и подклоним свои головы под Честный и Животворящий Крест Господень, оказавшись лицом к лицу со Своим Господом. И тайна сия велика есть!

Иерей Андрей Чиженко

Отрывок из поэмы «Христос»
* * *
Как описать мне их, Христовы страсти ?
От боли зубы сжав, Господь терпел.
Боль нестерпима, тело рвёт на части.
Страданьям тоже может быть предел.
На всём пути народ стоял толпою
В седле, в носилках, пешим — в суете
Спеша не пропустить, узреть такое,
Как муки Назарея на кресте.
В глазах евреев — страшного злодея,
Как он посмел покой их возмутить
Речами и бредовою идеей —
Решив себя Царём провозгласить.
—Идут! Смотрите! — крики, возрастая
Переросли в многоголосый рёв.
Легионеры, шлемами блистая,
Во всеоружье копий и щитов,
Под крик мальчишек, впереди бежавших,
—Смотрите, Иудейский царь идёт!! —
Щитами сдерживали напиравший,
Со всех сторон теснящийся народ.
Христос был еле жив. Он, спотыкаясь,
Едва шагал, кровавый сея след.
От щебня и камней не защищаясь,
От ругани, плевков, летящих вслед.
Текст на доске, повешенной на шее,
Вещал, что сей наказанный смутьян,
Себя Царём назвавши Иудеи,
Смущал речами добрых горожан,
За что и осуждён был на распятье.
Весь Иерусалим, с утра, опять
В восторге диком слал Христу проклятья,
Крича с обочин — Смерть ему ! Распять !
С шипов тернового венца на шею
Сочилась кровь. В висках стучала боль.
О, мой отец ! Скорее бы, скорее
Дойти, земную прекратив юдоль…
Под тяжестью креста к земле согнувшись,
Упал. Прижат бревном, не в силах встать.
Центурион с досадой, оглянувшись,
Велел кому- то из зевак поднять
Упавший крест, помочь нести страдальцу.
—Неси! Ты видишь, он не донесёт.-
Христос, разжав раздавленные пальцы,
С усильем встал и поплелся вперёд.
Вот и Голгофа. Жгучими лучами
Обожжена, ни стебелька на ней.
Холм, окруженный плотными рядами
Кричащих, ждущих зрелища людей.
Первосвященник, со своею свитой.
Твердит им что-то, в изобилье слов
А в стороне, среди земли разрытой,
Чернеются три ямы для крестов.
Для двух разбойников и Назарея.
В глазах толпы и он злодеем был.
За что? За то, что силы не жалея
Любви и доброте людей учил ?
Учил терпению и покаянью,
И, сбросив тяжкий гнёт земных грехов,
Преодолев посмертные страданья,
Жить вечной жизнью в лучшем из миров.
Христос стоял страдающий, безмолвно.
Но, слыша выкриков и брани вал,
Он, если б был таким же, безусловно
Их всех из сердца вырвал и проклял.
Но взгляд его был устремлённым в небо,
Где ждёт Отец, где ангелы парят.
» Прости их , Отче, всех, кто кем бы не был,
Не смыслящим того, чего творят…»
Первосвященник, не спуская взгляда
От Назарея, сотнику сказал —
—Вы б поспешили, чтобы до заката
Вот этот нам забот не добавлял,
Не оскверняя воздуха собою,
И землю. Есть у нас такой закон.
Поторопитесь. Подождут те двое,
А первым — Назарей, пусть будет он.
Ведь богохульник, если он Сын Божий,
То должен знать бы, как себя спасать.
А не сумеет — значит лгун. Ну что же,
Давайте, сотник, надо начинать.
Народ, от предстоящих казней млея,
Смолк, тишина сменила суету.
Двое солдат, схвативши Назарея
Под руки, подвели его к кресту.
Сорвав одежду, оголили тело
И положили, приподняв, на крест.
И кровь в его ладонях заалела,
И молот тишину взорвал окрест.
Затем к столбу, всё также, исступлённо,
Ступни прижали. Молот застучал
И снова тишь. Ни жалобы, ни стона,
Ни крика боли. Мученик молчал.
Поднявши, древко опустили в яму.
Христос повис, обмякши, на руках.
Лишь боль и мука, страшно и упрямо,
В безмолвном крике сплавились в глазах
И сердце не одно заледенело,
Распятого увидев на кресте
Христа, его поруганное тело,
В святой, омытой кровью наготе.
Вновь молот заработал, пригвождая
Разбойников, чей подошел черёд.
Их крик, сочувствия не возбуждая,
Лишь веселил примолкнувший народ.
День приближался к полдню. Холм любовно
Подставил солнцу выжженный простор.
Вдруг солнца диск поблёк внезапно, словно
Туман какой то стлался из-за гор
Оно как будто покрывалось мглою.
Темнело небо. Сумрачная муть
Объяла горизонты, тишиною
Наполнив мир и нагоняя жуть.
Мгновение, и темнота настала.
Мир поглотивши, наступила тьма.
Толпа, не ждавши страшного финала,
Кричала, плакала, сходя с ума.
Кто-то молился, кто-то слал проклятья.
Кому ? Кромешный страх людей объял
И сотни рук, протянутых к распятью,
Тех, кто к Христу в испуге уповал
Но видел ли, и слышал ли он это ?
Желая смерти, ждал её приход.
Как всплеск во тьме Божественного Света,
И ангела торжественный прилёт.
Но, проникая в муки и страданье,
Которыми был к ночи изнурён,
Он слышал крики боли и стенанья,
Несущиеся с двух сторон.
И зов к нему с креста, на стон похожий
На шелест ветра, еле слышный глас —
-Христос, ты слышишь?Если ты Сын Божий,
Помилуй и спаси себя и нас.
Набравши сил, уверенно и ясно,
Христос сказал —Я внял мольбу твою.
И истинно, коль веришь в меня страстно,
То нынче ж будешь ты со мной в раю…
Кто был вблизи, услышав, онемели.
То, что не веря, ставили виной
Христу, сбылось сейчас на деле.
Христос возьмёт убийцу в рай с собой !?
Пообещал ему блаженство рая!?
Первосвященник, слыша, онемел.
Ужель Христос — Сын Божий, раз прощает
Грехи… А я распять его посмел !!
Христос хрипел. Дыханье всё труднее.
Вздох — тяжелей. Пульс крови пропадал
Мария, мать Христа, под телом бдеет.
Четвёртый час пошёл. Сын умирал.
Известие о смерти приближеньи
Перелетело вмиг в уста людей.
Тьма поредела. В небе — без движенья.
Вблизи креста — лишь горсточка друзей.
—О Боже, для чего меня оставил !?-
Христос очнулся, попросил попить.
И, губку намочив, к губам подставил
Из стражи кто-то, чтобы напоить.
Мария молча Господа молила,
К древку креста прижавшись головой.
И, замерев, вдруг шепот уловила —
—Отец мой ! Предаю тебе дух мой….
Дрожь сотрясла измученное тело,
Дождавшееся смертного конца.
Душа незримой искрой отлетела
К престолу Господа, его Отца.
Ушел, взлетев в космические дали,
Его несломленный и гордый дух.
И скорбно те, кто рядом был, молчали,
Не выражая этой скорби вслух.
Но нет, не всё. Земля, как бы от боли,
Вдруг сотряслась и возвратилась вспять.
На иудеев, «Избранных» дотоле,
Как бы незримая, легла печать
За издевательства над Назареем,
За их призыв — распять и не жалеть,
На них, его предавшим, иудеях
Будет печать предательства довлеть.
Кончался страшный день. Синели дали.
Настала ночь. В вновь наступившей мгле
Мать и Иосиф его тело сняли
И в склепе как бы предали земле.
А через день настало Воскресенье.
И только первый луч упал с небес,
Мир стал другим, проснувшись в потрясенье
Поправши смертью смерть,
ХРИСТОС ВОСКРЕС !
* * *
Полный текст смотри поэму «Христос»

В Евангелии рассказывается, что Иисуса Христа приговорили к смерти в пятницу рано утром. Затем, около 9 часов утра началось распятие Христа на кресте. А в полдень этого же дня произошло нечто неожиданное: вдруг наступила тьма, продолжавшаяся около трех часов. Было ли это солнечное затмение или просто плотно сгустившиеся тучи закрыли солнце — неизвестно. Но это явление произвело сильное впечатление на присутствовавших там людей.

Смерть Христа была расплатой за наши грехи.

В это время страдания Христа приближались к своему апогею. Около 3 часов дня Он, вися на кресте, издал громкий вопль: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?! В тот момент грехи всех людей были возложены на Него, и Он был осужден как самый большой грешник. Нам невозможно до конца понять, насколько это было ужасно для Иисуса, и что Он пережил в то страшное время. В Евангелии говорится, что после этого Он снова громко возопил и затем умер.

Иисус пожертвовал Собой ради нас, чтобы дать нам возможность получить прощение и спасение. В Библии написано: Христос отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас.

Сердце Иисуса Христа не выдержало, и поэтому Он умер.

Большинство ученых, исследовавших описание смерти Иисуса Христа с медицинской точки зрения, склоняются к тому, что Он умер от разрыва сердца. Обычно те, кого распинали на кресте, висели на нем по несколько дней, медленно умирая от боли, жажды и потери крови. Но Иисус умер через несколько часов, и не столько от физических страданий, сколько от духовных.

Мы не можем даже представить себе, через какие духовные страдания Ему пришлось пройти, когда все грехи человечества были возложены на Него. Но Его последний громкий вопль и то, что сердце Иисуса не выдержало, о многом говорит.

В момент смерти Христа произошло еще одно природное явление — сильное землетрясение. Люди, видя все происходящее, уже перестали насмехаться, как они делали это раньше. Тьма среди бела дня и сильное землетрясение побудили их осознать, что Иисус действительно был необыкновенным Человеком.

Люди возвращались с места казни напуганные и бия себя в грудь. Даже римские солдаты, распявшие Христа, не на шутку перепугались. А их офицер, руководивший этой казнью, видя все происходящее, произнес: Истинно, Он был Сын Божий.

Погребение тела Иисуса Христа во гробе.

После смерти Иисуса римские солдаты пронзили Его тело копьем в область сердца, чтобы окончательно убедиться в том, что Он умер. Затем тело сняли с креста и похоронили в гробе, высеченном в скале.

Но религиозные лидеры, которые приговорили Христа к смерти, на этом не успокоились. Они вспомнили, что еще при жизни Он говорил, что на третий день воскреснет. Поэтому они решили охранять гроб с телом Иисуса в течение хотя бы нескольких дней, чтобы Его ученики вдруг не выкрали тело и не сказали потом, что Он воскрес.

Для этого вход во гроб завалили тяжелым камнем, опечатали его, и поставили к нему круглосуточную охрану, состоящую из нескольких вооруженных солдат. Но ни тяжелый камень, ни солдаты не смогли помешать тому невероятному событию, которое случилось на третий день. Об этом рассказывается в следующей статье:

Воскресение Иисуса Христа

Список литературы:

  • Евангелие от Матфея 27:46
  • Послание к Галатам 1:4
  • Евангелие от Луки 23:48
  • Евангелие от Матфея 27:54

Удивительно, как подобный простой вопрос до сих пор не имеет ясного и исчерпывающего ответа. Поискав в интернете, каждый может найти множество вариантов ответа. Самый распространенный ответ, вяроятно будет богословским: Иисуса распяли потому что все люди согрешили. Однако, иудеи вряд ли руководствовались заботой ислупления человечества когда судили Иисуса. Есть другой вариант ответа: что правящая верхушка боялась потерять власть и влияние из-за Иисуса, и это несомненно верно. Действительно иудеи не хотели терять свое положение. Однако что именно представляло в Иисусе угрозу для власти фарисеев и саддукеев? Что, на их взгляд, было корнем проблемы с Иисусом?

То что Иисус назвал себя Мессией и Сыном Бога, по закону не было запрещено. Потому что Моисей и представить себе не мог что появится подобный прецедент. Иудеи в случае с Иисусом назвали это богохульством. Однако если бы Иисус соблюдал закон Моисея как и все остальные – данного обвинения, возможно, и не было бы, как не возмущались иудеи другими ортодоксальными «мессиями”. Вероятно вообще никаких обвинений к Иисусу не было бы, если бы он соблюдал закон. Корень проблемы и настоящая причина распятия Иисуса – неисполнение закона и проповедь нового учения.

Иисус, по словам иудеев, «развращал” народ и называл себя царем. Несомненно, иудеи подло внесли политический контекст чтобы Иисус сделался преступником в глазах римлян. Иисус не называл себя земным царем и не призывал уклоняться от налогов. Скорее наоборот. А вот про «развращение” иудеи говорили искренне. Они считали что неисполнение закона и проповедь Иисуса развращали и уводили людей с «Божьего пути”. Проблема в том, что Иисус, отлично зная закон, легко находил в нем основания для своих поступков. Нельзя есть хлебы предложения? А Давид ел. Нельзя работать в субботу? А скотину вы из колодцев в субботу все-таки вытаскиваете.

Кроме этого Иисус позволял себе дополнять законы Моисея. Око за око? Нет, подставь щеку. Развод? Нет, семья нерушима. Осквернение от еды и прикосновений к нечистому? Нет, оскверняется человек помыслами сердца и своими словами. Храм свят? Нет – храм вертеп разбойников. И так далее. Иудеи не понимали, как человек может быть морально устойчивым если он отвергает основы религии. Но в случае с Иисусом это было фактом. Он в жизни и словах был абсолютно безукоризненным.

Проблему усугубляло то, что Иисус творил чудеса, что подталкивало к нему народ. Это противоречие – нарушение Торы и исцеления с воскрешениями – никак не могло уложиться в головы иудеев. Для объяснения данного феномена они выдумали новую версию – Иисус, якобы, знался с силами тьмы. Они демонизировали его. Добавили, как уже было сказано, политических обвинений и указали на широкое понятие «развращения” народа. Однако суть всех обвинений, несомненно, сводилась к непризнанию Иисусом главенствующей роли закона Моисея.

Павел в своих богословских размышлениях лишь «замутил воду”. По его словам, Иисус якобы «исполнил закон” (!!!) а иудеи, сами того не понимая, исполнили волю Бога в отношении Иисуса. Получается, что если бы не подлость иудеев с их надуманными обвинениями, то мир не был бы спасен! С такой логикой легко дойти и до того, что немецкие концлагеря и печи были исполнением воли Бога по отношению к евреям, там погибшим. Если отбросить многословие, то на мой взгляд, надо признать, что Павел попытался отбелить иудеев и примирить учеников Иисуса с иудеями, что ему отчасти действительно удалось. Однако на деле в отношении учения, никакого мира и согласия у Иисуса и Закона Моисея не было. Павлу, чтобы уравновесить свои представления и «гармонии” учения Иисуса и закона, пришлось так же убеждать христиан что учение Иисуса – «путь превосходнейший”, хотя на самом деле учение Иисуса – это, по сути, единственный путь к Богу.

Иисуса распяли за отвержение закона Моисея. За его новое учение. За его проповедническую деятельность. За обличения священников и фарисеев. Если бы Иисус были чисто человеческие цели, как у Павла, он бы предусмотрел в своем учении «стыковки” с законом Моисея, как это делал тот же Павел, демонстративно соблюдавший обряды иудаизма уже будучи христианином. Иисус мог бы пару раз принести жертвы, уважительно высказаться о традициях толкования Торы и фарисеях. И потом он, будучи признаваем в фарисейских кругах, мог бы занять, например, официальный пост и стать лидером Израиля. Почему же Иисус не сделал этого? Его духовный взор простирался на тысячи лет вперед. Ему не нужны были ни краткосрочная слава, ни политическая власть, ни успехи реформатора иудаизма. Он следовал истинному, навеки актуальному учению о спасении человека и, вероятнее всего, понимал что его учение принесет плоды далеко не сразу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *