Зависть: что это?

Зависть как смертный грех

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Исход 20; 17

Зависть – один из грехов, запрещенных Десятью Заповедями; он заключается в том, что человек желает обладать тем, что ему не принадлежит. Предметом зависти может быть как материальное богатство, так и нематериальные вещи (красота, успех, добродетель и т. п.). Дело в том, что упование на Бога предполагает, что все, чем обладает человек, происходит от Бога: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены». При этом, по мнению служителей церкви, Бог дает каждому человеку то, что нужно именно ему в соответствии с замыслом Божьим. Желание обладать тем, что Бог дал другому человеку, таким образом, по определению противоречит планам и замыслам Творца. Таким образом, получается, что зависть содержит в себе стремление человека осуществить свою волю наперекор воле Бога.

Апостол Павел в послании к Галатам включает зависть в число «дел плоти», противопоставляемых им плодам Духа. Кроме того, апостол в послании к Тимофею особо отмечает, что зависть не обязательно направлена на материальные блага. Весьма существенной причиной ее является желание первенства и власти. Наиболее ярким и трагическим примером зависти является зависть фарисеев и книжников к Иисусу Христу, приведшая к гибели Спасителя на кресте.

Несмотря и на то, что зависть входит в список семи смертных грехов, и на то, что чувство это доставляет массу неприятностей, до сих пор ее не удалось изжить. Интересно, что последовательность основных пороков со временем менялась. Еще папа Григорий Великий, живший в VII веке, при составлении списка опираясь на восемь помыслов Евагрия Понтийского, заменил «печаль» «завистью». Тогда она стояла четвертой в списке грехов. А в XIII веке Фома Аквинский предложил использовать последовательность, которая наиболее известна сегодня: лень, зависть, гнев, уныние, жадность, чревоугодие, блуд – то есть поставил зависть уже на второе место.

Рене Декарт считал зависть особым видом печали, смешанной с ненавистью, которую испытывают, когда видят благо у тех, кого считают недостойными этого блага. И с этой точки зрения, по мнению философа, ее можно извинить, если чувство обращено против тех, в чьих руках полученное благо может обернуться злом. Но в то же время Декарт называл зависть пороком, представляющим собой природную извращенность, заставляющую людей досадовать при виде блага, выпавшего на долю других. По мнению французского философа, данное чувство, как никакое другое, вредит благополучию людей, отнимая радость не только у самого завистника, но и у тех, кто его окружает.

К сожалению, следует признать, что все мы в той или иной степени подвержены этому греху. Это обусловлено тем, что у любого человека всегда найдется какое-то количество потребностей, которые он не может удовлетворить, и амбиций, где его превосходят другие люди. А также потому, что гораздо легче объяснить свои промахи и недостатки не собственной слабостью и ленью, а ошибкой или несправедливостью судьбы, которая вместо нас почему-то облагодетельствовала других.

Люди часто похваляются самыми преступными страстями, но в зависти, страсти робкой и стыдливой, никто не смеет признаться.

Франсуа де Ларошфуко

Получается интересная картина – все люди завидуют, но почти никто не признается в своем грехе. Почему? На этот вопрос хорошо ответил Михаил Веллер: «Почему же мы стыдимся своей зависти? Вернее – стыдимся показывать ее? Потому что это означает признать, что уровень твоих возможностей ниже уровня амбиций. Что ты не можешь того, что хочешь. Это означает публично расписаться в своей малозначительности, слабости, признании другого лучше себя».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Зависть относится к одной из самых тяжелых страстей, она нарушает мир душевный и сопровождается бурей навязчивых злых помыслов.

Преподобный Амвросий говорил о зависти:

«Страсть зависти ни в какой радостный праздник, ни при каких радостных обстоятельствах не дает вполне порадоваться тому, кем она обладает. Всегда, как червь, точит душу и сердце его смутной печалью, потому что завистливый благополучие и успехи ближнего почитает своим несчастием, а оказываемое другим предпочтение считает для себя несправедливою обидой».

Завистливому угодить никак нельзя

Сравнивая зависть с другими страстями, преподобный Амвросий вспоминал притчу о сребролюбце и завистливом человеке:

«Один греческий царь пожелал узнать, кто из двух хуже – сребролюбец или завистливый, потому что оба не желают другим добра. С этой целью повелел позвать к себе сребролюбца и завистливого и говорит им:

– Просите у меня каждый из вас, что ему угодно. Только знайте, что второй вдвое получит, что попросит первый.

Сребролюбец и завистливый долго препирались, не желая каждый просить прежде, чтобы после получить вдвое. Наконец царь сказал завистливому, чтобы он просил первый. Завистливый, будучи объят недоброжелательством к ближним, вместо получения обратился к злоумышлению и говорит царю:

– Государь! Прикажи мне выколоть глаз.

Удивленный царь спросил, для чего он изъявил такое желание. Завистливый отвечал:

– Для того, чтобы ты, государь, приказал товарищу моему выколоть оба глаза.

Вот насколько страсть зависти зловредна и душевредна, но еще и зложелательна. Завистливый готов подвергнуть себя вреду, лишь бы только вдвое повредить ближнему».

Старец пояснял, что все страсти душевредны, но в других страстях человека можно чем-то успокоить, а зависть ничем не утоляется:

«Гордого можно почтить! Тщеславного – похвалить! Сребролюбивому – что-нибудь дать… и т.д. Завистливому же человеку угодить уж никак нельзя. Чем больше ему угождают, тем больше он завидует и мучается».

Первые признаки зависти – неуместная ревность и соперничество

Преподобный Амвросий учил замечать первые признаки зависти, которые проявляются в неуместной ревности и соперничестве:

«Зависть вначале обнаруживается неуместною ревностию и соперничеством, а затем рвением с досадою и порицанием того, кому завидуем».

Причина зависти

На вопрос духовного чада, в чем причина зависти и ревности, преподобный Макарий отвечал следующим образом:

«Спрашиваешь: откуда в тебе такое ненавистное чувство, когда слышишь похвалу другим, и как от того избавиться? Что наводит это смущение, то уже и есть страсть, лежащая в тебе, высокоумия… А когда будешь себя укорять и смирять, то исцелишься. Конечно, причина искушению оному – гордость, ибо от ней ревность и зависть происходят».

Как бороться с завистью

Преподобный Макарий учил бороться с помыслами зависти в самом начале, когда это еще прилоги, учил подавлять эти прилоги, пока они еще «вавилонские младенцы»:

«Бога ради, не допускай сему Каинову семени возрастать в тебе, но подавляй малые ростки его, убивай «младенцы вавилонские”, пока они еще младенцы. От прилога низлагай оные самоукорением и смирением».

Преподобный Амвросий также наставлял замечать в своем сердце малейшие начальные признаки зависти и бороться с ней молитвой, смиренной исповедью и благоразумным молчанием:

«Она, как и все другие страсти, имеет разные размеры и степени, и потому должно стараться подавлять ее и истреблять при первом ощущении, молясь Всесильному Сердцеведцу Богу псаломскими словами: «От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою (или раба Твоего)” (Пс. 18: 13–14).

Также со смирением должно исповедовать немощь эту пред духовным отцом.

А третье средство – всячески стараться не говорить чего-либо противного о том человеке, которому завидуем. Употребляя эти средства, мы можем с помощью Божией, хотя не скоро, исцелиться от завистливой немощи».

Преподобный Никон также советовал молиться о тех, к кому испытываешь неприязненные чувства:

«Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!” От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

Заставлять себя делать добро

Преподобный Амвросий советовал:

«Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим, а главное – не мстить им и быть осторожным, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения».

Молиться о тех, кому завидуешь, и о тех, кто завидует тебе

Преподобный Иосиф учил молиться не только о тех, кому завидуешь, но и о тех, кто завидует тебе:

«Кому завидуешь, за того Богу молись».

«Молись о завидующей и старайся не раздражать ее».

Как можно извлекать духовную пользу из помыслов зависти

Преподобный Амвросий подсказывал, каким образом можно извлечь духовную пользу из помыслов зависти, обратив завистливые помыслы в помыслы смирения:

«Пишете вы, что, видя себя хуже других, склоняетесь на зависть. Обратите это чувство к другой стороне – и получите пользу. Видеть себя хуже других служит началом смирения, если только человек будет укорять себя за примесь противных чувств и мыслей и постарается отвергать эту душевредную примесь. Если же дадите место в душе вашей водвориться смирению, то по мере оного и будете получать успокоение от различных тягот душевных.

Также нечего завидовать и обеспеченным во внешнем отношении. Пример у вас пред глазами, что и имеющие богатое состояние не пользуются миром душевным. Для сего требуется не внешнее обеспечение, а упование твердое на Бога. Если бы вам полезно было это обеспечение, то Господь послал бы вам и богатство. Но, видно, вам это не полезно».

Быть готовым к возвращению страсти

Преподобный Макарий напоминал: иногда нам кажется, будто мы победили какую-то страсть, но при подходящем случае выясняется, что она вернулась в прежнем обличье. Старец советовал не смущаться этим, а быть к такому обороту готовым и, познавая свою немощь, смиряться:

«О твоей страсти ты думала, что уже свободна от нее, но после показалось при открывшемся случае, что нет. О чем нельзя удивляться, а готовой быть надобно к сопротивлению страсти и, познавая свою немощь, смирять себя. Когда смирение и любовь воцарятся, то и страсти исчезнут».

Молитвами святых отец наших, преподобных старцев Оптинских, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас!

Есть грехи, в которых человек признается легко: да, он амбициозный (гордый), раздражительный (а кто не таков?), унывает (можно пожалеть). Но редко кто признается в зависти.
Почему это такой «стыдный» грех? Как бороться с завистью?
М.И.Игнатьев. А жизнь так хороша, 1917 год.
Отвечает протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ, настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области, благочинный церквей Красногорского округа Московской епархии:
— Зависть относится, я бы сказал, к потаенным страстям. В глубине сердца она сидит у всякого человека, пока в нем есть гордость, но ощущается зависть, только тогда, когда кто-то обладает тем, чего я хочу, но не имею. Такие совпадения бывают не всегда (если не имею и не хочу, то не завидую, и если имею то, что хочу, тоже не завидую), поэтому не всегда люди чувствуют зависть.
Рассмотрим пример. Если всех людей одного со мной общественного положения наградят медалями, а меня – грамотой (считаем, что медаль почетнее), я почувствую зависть. Как христианин, обличу ее в себе, укорю себя, покаюсь, но обязательно почувствую. Почему? Ведь грамота тоже почетна? Почетна, но в сравнении с медалью – унижение, так мне подали знак, что я нехороший, незначительный. И у меня будет страдать чувство собственной значимости. Не чувство собственного достоинства, когда человек сердечно помнит, что он – сын Небесного Царя по благодати, а коренящееся в гордости чувство значимости, важности, желанности, любимости, чувство превосходства перед другими людьми. Оно ядовито сладостно и всем присуще, кроме, само собой, смиренных, исполняющих заповеди о любви к Богу и ближним.
В примере с наградами ущемление чувства собственной значимости «лежит на поверхности». Но возьмём другой случай. Два человека ухаживают за девушкой, она за одного из них выходит замуж. Другой не только будет страдать, но ещё и завидовать. Если бы она ушла в монастырь, он страдал бы, но не завидовал. Потому что не было бы момента предпочтения его сопернику.
Один выиграл в лотерею 10 тысяч рублей, а другой 10 миллионов. Будет почва для зависти? Конечно, да. Но кто же унизил выигравшего в лотерею 10 тысяч? Бог! Если в предыдущих примерах завистника «унижали» люди (начальство, возлюбленная), то здесь «маски сорваны»: Бог – обидчик. На самом деле, завидуя людям, мы всегда восстаём именно против Бога. Диавол, Каин, предавшие Христа на распятие иудеи… и мы.


Убийство Авеля Каином.Мозаика, Собор Монреале. 12 век. Что же делать?
Чем меньше мы будем привязываться к суетным земным вещам, тем меньше будет почвы для зависти (то есть богоборчества) с нашей стороны. Чем глубже я понимаю, что земные знаки почета сами по себе ничто, что важно волю Божию творить, а земная награда не есть истинное благо, тем меньше зависть будет меня мучить, тем успешнее я буду с Божьей помощью с ней бороться. Чем больше я уповаю на Бога в своих земных делах, чем сильнее моя вера в то, что Бог любит нас и для каждого устраивает то, что ему полезно, тем меньше у меня будет поводов для зависти.
Но кроме земного счастья есть и духовные дарования. Их как будто не назовешь суетными благами? Но, если Божии духовные дарования присваивать себе, относиться к ним не как к силе Божьей, которая через нас и в нас, преображая и очищая, действует, а как, пусть и данным Богом, но своим дарованиям, они становятся для нас суетными и вредными, умножая лишь поводы для гордости. Потому-то Бог обычно особенных духовных дарований нам не дает или дает, но от нас же прикровенно, чтобы мы своей гордыней не превратили Божии дары в душевный яд.
А если говорить о вечной участи человека, то вечная участь каждого из нас – исключительно в его собственных руках. Бог всем, все, в каждый момент времени посылает самое полезное для спасения его души. Тут никогда нечему завидовать. Смириться перед Отцом Небесным, принять от Него всё с благодарностью – такая возможность дана каждому, здесь никто не обижен.
— Как же бороться с завистью?
— Нам, гордым и духовно расслабленным людям, бороться с завистью нужно обличением этой страсти в себе, осознанием ее в себе, честным признанием, что вот здесь я позавидовал, без самооправдания и саможаления.
В помыслах нужно каяться и удерживать себя от того, чтобы поступать по страсти. Это относится ко всем страстям, в том числе и к зависти. Например, если кого-то похвалили, и меня это уязвило, и я стараюсь в разговоре как-то осудить этого человека, прямо или косвенно задеть, насмешничаю, иронизирую, и т.д. (вариантов тут много) — в этом случае я поступаю по страсти. Если удерживаю свою реакцию – я не грешу завистью делом. Это уже неплохо (если, конечно, мысленно себя укорять за гордость).
Необходимо также благодушное терпение скорбей. Если нас меньше, чем другого, любят, хвалят, отмечают, то нам это тяжело. Но надо терпеть, и при этом не роптать. Современный человек и спасается, почитай, одними скорбями. Мало кому Бог дает силы для духовных подвигов, о которых мы читаем в Отечниках и Житиях святых, поэтому будем хотя бы без ропота, а еще лучше с благодарностью терпеть все, Им посылаемое. Если посетила скорбь (самому, конечно, провоцировать не нужно), надо говорить: благодарю Тебя, Господи, что ты лишил меня этой вещи, этого утешения, того, что я так хотел, но не лиши меня Царства Небесного.
Борьба со страстями с помощью противоположных добродетелей, как рекомендуют некоторые святые отцы – это для духовно преуспевших, и я от такой меры, к сожалению, далек. Когда обычный человек, то есть человек гордый, начинает таким образом бороться с какими-то страстями, то гордость только разрастается.
Иногда спрашивают, признаваться ли человеку в том, что завидуешь ему, и ссылаются при этом на слова апостола Иакова «признавайтесь друг другу в проступках» (Иак. 5, 16). Но такой откровенностью можно нанести душевную травму человеку, надолго, а то и навсегда испортить отношения с ним. Надо внутренне бороться со страстями самоукорением, благодушным терпением, молитвой о смягчении и очищении своего сердца, но открывать свое нечистое сердце нужно не всякому, а лишь тому, кто может понести наши помыслы, от кого надеемся получить помощь – молитвой и духовным советом.
В Священном Писании сказано: «Не открывай всякому человеку твоего сердца, чтобы он дурно не отблагодарил тебя» (Сир. 9, 22). И преподобный Серафим Саровский в главе 17 «О хранении сердца» писал: «Не всем открывай тайны сердца твоего». Он, правда, в том контексте имел в виду благие тайны сердца, но к злым тайнам это тоже относится.

Босх, Иероним. Стол со сценами, изображающими семь смертных грехов и «четыре последние вещи». Деталь: Зависть. 1475-1480.
— Но если человек не понимает, не видит в себе страсти зависти? Например, есть такое удачное, емкое слово «раздражение», в котором можно покаяться и получить прощение, а вот понять – в чем причина раздражения – уже сложнее. Ведь заглядывать глубже в себя страшно. И вот тут может возникнуть вопрос: надо ли помочь человеку, подсказать: а ведь ты завидуешь!
— Здесь общих рецептов быть не может. Бывает, человек обличит кого-то в его страсти, и у человека вдруг глаза откроются, так что он получит от обличения большую пользу. А бывает, скажешь кому-то очевидную правду и, кажется, с добрым намерением, а человек не исправится, а лишь озлобится и впадет в отчаяние.
Помню я в церковной юности, ещё будучи алтарником, сказал правду в глаза одной своей знакомой, а она не приняла моей правды и только расстроилась. Я рассказал об этом своему духовному отцу протоиерею Георгию Брееву, и он мне очень мягко ответил (сказал, кстати, правду в глаза): «Рано нам еще обличать-то». Вот, на всю жизнь запомнил тот случай, а исправиться и до сих пор не могу, хотя теперь стараюсь больше смотреть за собой, чем за окружающими.

Версия для печати

Тэги: Борьба со страстями

Зависть

Древнее слово зависть вошло в лексикон многих славянских языков. Оно образовано от существительного завида при помощи суффикса -ть. От устаревшего для современного языка завида было образовано и прилагательное завидный: являющийся предметом зависти; прекрасный, такой, которого можно желать для себя.

Этимологи показывают, что слова зависть, завидовать, завистливый и завидный исторически родственные глаголу видеть.

Убедительного источника нет. Вот сайтик предлагает свои сокровища:

Этимологические словари на нашем портале:

  • словарь Крылова

  • словарь Семёнова

  • словарь Успенского

  • словарь Фасмера

  • словарь Шанского

(Как видите, г-на Шапошникова в списке нет, а объясняется просто: не заслужил пока должного авторитета.)

Смысловую связь с глаголом «видеть» осмотрительный Фасмер определяет так: основано, вероятно, на представлении о дурном глазе.

А категоричнее всех Шанский (ему не с руки кружева плести), и он замечательно чётко проговаривает, *откуда взялась приставка «за»: она искони была, у слова завида с приплюсованным суффиксом (вид/видеть отдалились, хотя и родня).*

Можно посмотреть и на «ведать», но глубже неэтимологу уже ходить не стоит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *