Житие Димитрия ростовского

Святитель Димитрий Ростовский Значительную роль в процессе церковно-культурного строительства России на рубеже XVII–XVIII веков сыграли выходцы с Украины, из киевских академических кругов. Самым, пожалуй, выдающимся ученым монахом из них следует признать святителя Ростовского Димитрия (Туптало; 1651–1709) — мудрого богослова и прекрасного проповедника, истинного интеллигента-бессребреника, фактического основателя российской исторической науки и, что не менее важно, смиреннейшего инока и добрейшего пастыря.

Родился он в городке Макарове — сравнительно недалеко от Киева, в семье казачьего сотника; мирское имя его было Даниил. В Киеве будущий святитель прошел курс богословских наук и обучался иностранным языкам в «училищном» Богоявленском монастыре, где «явися довольно искусен в стихотворстве и витийстве и знающ добре все тое, чему учим бысть». В 1668 голу он принял монашество с именем Димитрий в киевском Троицком Кирилловском монастыре, не заботясь «о снискании имений и богатств временных». В 1675 году его рукоположили во иеромонаха и назначили проповедником в известную тогда Густынскую обитель; тогда же он стал и главным проповедником соборного храма в Чернигове. С большим успехом он затем некоторое время проповедовал в Литве — в Вильне (в Свято-Духовом монастыре) и в Слуцке.

По возвращении в Малороссию Димитрий жил в Батурине, где с 1682 года игуменствовал в Николаевской обители. Но не прошло и двух лет, как он, «любя безмолвное и безмятежное житие и желая наедине угождати Богу», оставил игуменские обязанности, поселившись в Киево-Печерской Лавре. Здесь собор старцев обители во главе с архимандритом Варлаамом Ясинским (будущим митрополитом Киевским) поручил Димитрию «жития святых собирати и, совершенно исправив, списати».

Четьи Минеи свт. Димитрия за декабрь. Кон. XVII в. (РНБ. F. I. 651. Л. 19) В июне 1684 года талантливый и трудолюбивый инок начал этот подвиг всей своей последующей жизни: составление истории святых, или корпуса исторических житийных рассказов, расположенных по месяцам (в соответствии с годовым кругом церковных «памятей» прославленных святых Вселенской Православной Церкви), — так называемых «Четьих-Миней». Первый из четырех томов вышел из печати в январе 1689 года. В это время Димитрий вновь игуменствовал — в уже упоминавшемся батуринском Николаевском монастыре.

Вскоре из Батурина в Москву отправился «ясновельможный Гетман», взявший в состав своего посольства и игумена Димитрия. В подмосковной Троице-Сергиевой обители Димитрий познакомился с царем Петром I, который, по-видимому, уже тогда обратил внимание на способного и образованного монаха-украинца.

Когда тот вернулся в Малороссию, то был назначен игуменом Петропавловского монастыря в Глухове; тогда же, в 1695 году, вышел из печати второй том «Четьих-Миней». С 1697 года Димитрий уже архимандрит Елецкой Черниговской обители, а с 1699 года — архимандрит Спасского монастыря в Новгороде-Северском. Несмотря на все эти частые перемещения его с места на место церковными властями, писатель-инок не оставлял привычного хода своих литературных трудов, и в 1700 году вышел третий том «житий».

В результате «особливое искусство в проповеди слова Божия, такожде и добродетельная его жизнь вскоре прозорливому монарху (то есть Петру I. — д. Г.М.) известны быть стали», и по Императорскому Указу Димитрия в 1701 году перевели в Москву, назначив митрополитом Тобольским и Сибирским. Но для болезненного и уже немолодого тогда инока-южанина такое назначение в далекую, холодную Сибирь было непосильным бременем, а главное — там, вдали от библиотек и типографий, завершение им его литературно-исторического труда становилось практически невозможным. От всего этого святитель впал в «некоторую печаль», и только объяснившись в конце концов с Петром I, Димитрий получил разрешение остаться в Центральной России. В 1702 году его назначили правящим архиереем на Ростово-Ярославскую кафедру; митрополитом Ростовским он и являлся до самой своей кончины.

Этот святитель был одним из самых образованных людей своего времени, учеником и другом украинских духовных просветителей — Лазаря Барановича и Варлаама Ясинского, неизменно поддерживавших его литературную деятельность. В «житии» Димитрия, составленном около середины XVIII века (в связи с его церковной канонизацией в 1757 г.), особо подчеркивается, что «сей богобоязнивый муж был острого разума, великого просвещения, искусный в славянском, греческом, латинском, еврейском и польском языках, великую имел склонность к наукам».

Живя в Ростове, святитель Димитрий открыл там первую в Московской Руси духовную семинарию, собрав для обучения в ней более 200 детей священнослужителей; «для лучшего порядка и успехов» он «разделил их на три училища… часто посещая оныя училища, сам учеников слушал и в успехах пробовал», «сам в свободные от дел церковных часы труждался, обучая их», «сам их исповедывал и Святых Таин приобщал; обучая же, определял оных к местам, истребляя невежество». Причем содержал эти семинарские училища Димитрий на свои собственные, в общем весьма скромные, средства.

Здесь же, при поддержке тогдашнего патриарха Адриана (святительствовал с 1690 по 1700 г.) Димитрий завершил и основной свой 20-летний труд — «Четьи-Минеи», которыми и поныне пользуется вся православная Россия как наиболее полным и точным источником церковной агиографии (подробных описаний жизни святых).

Кроме богословских работ и различных комментариев к святоотеческим писаниям, святитель сочинял также диалоги этического характера, вел полемику со старообрядцами («Розыск о раскольнической Брынской вере»), писал стихи и даже первые российские пьесы — на евангельские темы. Им составлены и две летописи: «О славянском народе» и «О поставлении архиереев».

«Келейный летописец» свт. Димитрия. Рукопись нач. XVIII в. (РНБ. Тит. № 957. Л. 1. об. — 2) Весьма важное значение для того времени имела еще одна его «Летопись» — «От начала миробытия до Рождества Христова». Она была особенно необходима, поскольку мало кто мог тогда приобрести для келейного или домашнего чтения дорогостоящую Библию, и порой даже представители духовенства не знали толком порядка библейских событий. К сожалению, труд этот остался незавершенным: святитель, как пишет его биограф, сей книги «за частыми недугованиями совершити не возможе: но токмо по леточислению четвертыя тысящи шестаго ста лет (то есть до 4600 г. от сотворения мира, или до 908 г. до н. э. — д. Г.М.) деяния написаны».

Среди наиболее известных трудов Димитрия следует также назвать: «Алфавит духовный» (поучения и увещания к исполнению заповедей Господних, расположенные в алфавитном порядке), изданный в Киево-Печерской Лавре уже после смерти святителя; затем — «Руно орошенное» (о почитании Богородицы и Ее икон); «Апология» («Разговор утешающего со скорбящим») и «Краткий Катихисис» («с вопросами и ответами о вере зело полезный»).

Судя по сохранившимся портретам, владыка Димитрий был небольшого роста, белокурый, с проседью, с небольшой бородкой клинышком, сгорбленный.

Его — как очень доброго и искреннего человека — всегда волновали человеческое зло и общественная несправедливость. В одной из проповедей он говорил:

«Егда богатый яст, убогих труды яст. А егда пиет, кровь людскую пиет, слезами людскими упивается. Кто в чести? — богатый! Кто безчестен? — убогий! Кто благороден? — богатый! Кто худороден? — убогий! Кто премудр? — богатый! Кто глуп? — убогий! Богатый, аще бы и весьма был глуп, обаче то самое, яко богат, умным его между простонародными человеки творит».

Несмотря на святительский сан, Димитрию порой приходилось переносить в Ростове и немало притеснений со стороны представителей светской власти. Своему другу, святителю Рязанскому Стефану Яворскому (1658–1722), этот истинный духовный гражданин Святой Руси писал о ее «внутренних противниках»: «Толико беззаконий, толико обид, толико притеснений вопиют на небо и возбуждают гнев и отмщение Божие». Особенно непочтителен к святителю Димитрию был стольник Воейков, присланный в Ростов из государственного «монастырского приказа». Как-то раз святитель служил в соборе Литургию, а в это время по распоряжению стольника кого-то наказывали кнутом «на правеже». Святитель велел, чтобы истязание немедленно прекратили, но царский чиновник грубо отказал посланному. Тогда святитель, возмутившись духом, прервал службу и ушел в свое пригородное село Демьяны.

Незадолго до кончины Димитрий отослал в киевский Троицкий Кирилловский монастырь родовую икону, чтобы ее поставили над гробом отца, и тогда же написал следующее духовное завещание:

«От юности и до приближения моего ко гробу не стяжевал имения, кроме книг святых. Не собирал во архиерействе сый келейных доходов, яже не многи бяху. Но ово на мои потребы та иждивах, ово же на нужды нуждных. Верую бо, яко приятнее Богу будет, аще не едина цата (монета. — д. Г.М.) по мне не останет, неже егда бы многое собрание было раздаваемо. Если никто не восхощет меня тако нища обычному предати погребению, то пусть бросят в убогий дом (то есть, как говорили в старину, «на божедомье» — в общую безвестную могилу. — д. Г.М.). Если же по обычаю будут погребать, пусть схоронят в углу церкви монастыря св. Иакова, идеже место назнаменовах. Изволяй же безденежно помянути грешную мою душу в молитвах своих Бога ради, таковый сам да помяновен будет во Царствии Небесном. Требуяй же за поминовение мзды, молю, да не помянет мя нища, ничто же на поминовение оставивша. Бог же да будет всем милостив, и мне грешному во веки, аминь».

Свт. Димитрий Ростовский. Портрет-парсуна. Нач. XVIII в. (?) (МПИ) Сохранилось довольно подробное описание благодатной кончины святителя. В последний вечер жизни владыка велел позвать певчих и, сидя у натопленной печки, слушал пение составленных им самим кантов: «Иисусе мой Прелюбезный, надежду мою в Бозе полагаю, Ты мой Бог Иисусе, Ты моя радость». Потом он отпустил всех, задержав лишь любимого певчего, ближайшего своего помощника в трудах и переписчика своих сочинений Савву Яковлева. Ему он стал рассказывать о своей юности, годах учебы, о жизни на Украине, об иноческой жизни и молитве, прибавив: «И вы, дети, такожде молитеся». По завершении беседы святитель сказал: «Время и тебе, чадо, отбыти в дом твой». Благословив юношу, владыка поклонился ему почти до земли, благодаря за помощь в переписке сочинений. Тот смутился и заплакал, а святитель еще раз кротко повторил: «Благодарю тя, чадо». Певчий ушел, став последним человеком, видевшим святителя живым. Митрополит же удалился в особую келью, где он обычно совершал молитву. Там на следующее утро, 28 октября (ст. ст.) 1709 года, святителя и нашли бездыханным: он скончался во время молитвы, стоя на коленях.

Отпел Димитрия Ростовского его друг — митрополит Стефан Яворский, обещавший ему это.

Погребен святитель в его любимом ростовском Спасо-Яковлевском монастыре, значительно перестроенном в XVIII–XIX столетиях, но и поныне остающемся одним из самых благодатных уголков древнего Ростова Ярославского; здесь и сейчас почивают святые мощи этого выдающегося иерарха Русской Православной Церкви. Их обрели нетленными в 1752 году, а вскоре состоялась и общероссийская канонизация святителя.

В эпитафии на серебряной раке с мощами, составленной тогда же М. Ломоносовым, были помещены, в частности, такие слова: «Написав жития святых, сам в лике оных вписан быть удостоился в лето 1754, апреля 9 дня». И ниже — ломоносовские стихи в несколько тяжеловесно-возвышенном назидательном стиле, характерном для той эпохи, но, пожалуй, не утратившие своей жизненной актуальности и в наше время:

О вы! что Божество в пределах чтите тесных,
Подобие Его мня быть в частях телесных!
Вперите в мысль, чему святитель сей учил,
Что ныне вам гласит от лика горних сил:
На милость Вышняго, на истину склонитесь,
И матери своей вы Церкви примиритесь.

Шапочка, платок, посох и диплом свт. Димитрия Ростовского. Спасо-Яковлевский монастырь. Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1911 год После митрополита Димитрия осталось богатейшее по тому времени (около 300 томов) собрание книг, перешедшее впоследствии в Московскую синодальную библиотеку.

Как заметил о замечательном ростовском владыке один из церковных наших писателей, в век наступивших тогда Петровских «реформ, иногда глубоко антинациональных и противоцерковных, этот великий человек показал, как можно быть просвещеннейшим и передовым деятелем, не изменяя прошлому своего народа и оставаясь безусловно верным православно русскому настроению».

Содержание

4 октября — обретение мощей свт. Димитрия, митр. Ростовского (1752).

Было время, когда в России самым дорогим приданым для новобрачных считались не драгоценная утварь, платья и украшения, а духовные книги. Люди знали: будет вера – будет и благословение Господне над семьей, а остальное приложится. Евангелие, «Добротолюбие» — поучения святых отцов Церкви передавали из поколения в поколение. И среди самых известных источников мудрости и добра особое место принадлежало Четьим Минеям.

Сегодня даже не все знают, что это такое. Это целый свод житий (жизнеописаний) святых, охватывающий весь годовой круг памятных дат. Минеи читали дома в кругу близких, они были самым любимым чтением в семьях, где знали грамоту. Не все знают и о том, кто сделал жития святых в России основой домашних книжных собраний – о замечательном пастыре и о выдающемся духовном писателе – святителе Димитрии Ростовском, память которого Церковь совершает 10 ноября.

Не стяжав «имения, кроме книг святых»

…Солнце клонилось к западу, трудным выдался для митрополита Димитрия осенний день 1709 года. За три дня до того Владыка почувствовал слабость, однако не мог отказаться от того, чтобы служить у престола в храме в день своего небесного покровителя – Св. Вмч. Димитрия Солунского.

И, хотя каждый шаг давался ему с трудом, он отслужил Литургию, особенно торжественно, радостно, как будто чувствовал, что приносит Богу бескровную жертву в последний раз. Поздравлять его приехало множество гостей, а он, как обычно, был «не как возлежащий, а как служащий». В тот день заболела одна из приезжих монахинь, и он, забыв о своей болезни, поспешил к ней, чтобы поддержать, ободрить, и уже с трудом вернулся в свою келью.

Было уже поздно, когда митрополит неожиданно позвал к себе певчих и долго слушал, прислонившись больной спиной к печке, чтобы как-то умягчить приступы кашля, любимые духовные гимны и песнопения. Всех благословил, как-то особо тепло, участливо. Удержав одного из них еще на малое время, поклонился ему в пояс, сердечно благодаря за труды (тот много помогал ему переписывать набело его духовные сочинения).

А утром Ростов облетела весть – митрополит Димитрий скончался. Едва колокола ударили к заутреней, служители нашли его стоящего на коленях и как бы молящегося перед образами; душа же его уже отошла ко Господу.

Провожало Владыку великое множество людей. Приехала из Москвы вдова государя Иоанна Алексеевича – царица Параскева с дочерьми, миряне и духовенство потоками шли поклониться в последний раз тому, кто всю Россию наделил своими знаниями. Непрерывно шли и бедные, нищие, которых митрополит годами ссужал и одеждой, и пищей, принимая их как братьев. Семинаристы ежились, будто осиротели.

Много лет Владыка Ростовский на средства архиерейского дома содержал в городе духовное училище, растрачивая то, чем мог бы пользоваться и сам, чтобы поддержать учащихся, особенно же из бедных семей. Первой мыслью, первым чувством у всех было: «Потеряли!», и лишь потом, когда смолкли звуки панихиды, поняли, осознали, что и «приобрели»: от земных трудов призван он к новым трудам как молитвенник за Россию.

Его никогда не видели праздным. Он управлял делами Церкви, постоянно что-то писал: духовные сочинения, наставления мирянам и духовенству, заботился о нуждающихся и обращал от заблуждений к истине раскольников и еретиков, болезнуя и о них, как о погибающих.

Во всем этом просто не было место для «частного», «своего». Не скопил Владыка за долгие годы архиерейской службы богатства земного – все до последнего раздавал, растрачивал для людей. Нищета его монашеская доходила до того, что в одном из писем он просил прощения у одного лица за то, что не имеет возможности привезти его к себе: «Ни коня, ни всадника, оскудели овцы, и лошадей нет».

А в духовном завещании, составленном незадолго до кончины, митрополит Димитрий говорил о своем материальном состоянии еще более откровенно, чтобы не вызвать смущения у тех, кто в случае его внезапной смерти, решился бы искать у него «имения»:

«С той поры, как принял я святой иноческий образ и постригся в Киевском монастыре восемнадцати лет отроду и обещал Богу хранить добровольную нищету…не стяжал я имения и пристрастия к вещам, лишь к книгам святым, не собрал злата и сребра, не изволил иметь лишних одежд, ни каких-либо других вещей, кроме самых нужных… Да не усердствует же никто по смерти моей, изыскивая каких-либо келейных моих сбережений…верую, что приятнее будет Богу, чтобы ни единая полушка по мне не осталась, чем богатое наследство было раздаваемо».

При такой добровольной бедности митрополит Дмитрий приложил в наследство по себе для целых поколений великое духовное сокровище – 12 томов житий святых.

Прошло 42 года после его погребения, и 21 сентября 1732 года были обретены нетленными его святые мощи, от которых начали совершаться исцеления. Святейшим Синодом святитель Димитрий был причислен к лику новоявленных чудотворцев Российских.

В следующем году императрица Елизавета устроила для мощей его серебряную раку, а в 1763 году императрица Екатерина пешком совершила путешествие из Москвы в Ростов для поклонения мощам святого Димитрия и переложення их в приготовленную раку, которую сама несла вместе с архиереями при торжественном обхождении храма.

Дар ученика

К главному труду своему митрополит Димитрий готовился с юных лет. Не каждому дано то, что было стрежнем его характера – постоянная потребность в учении.

Родился он на киевщине в незнатной, но благочестивой семье казацкого сотника. Обучившись грамоте, юношей он твердо решил поступать в духовное училище при Богоявленской церкви в Киеве.

Способности его и желание учиться были таковы, что при скромных средствах, он стал первым учеником на курсе. Тогда-то заронилась в сердце и искра той горячей любви к Богу, когда душа желает только одного – служить Ему всецело.

В 21 год принял он монашеский постриг, а в 25 лет был уже рукоположен в иеромонаха, т.е. монаха, имеющего сан священника. В ту пору он не переставал, как и прежде читать, вникать во все вопросы, связанные с историей Церкви, особенно же – относительно спорных мнений, чтобы как пастырь уметь дать единственно верный ответ людям непросвещенным. Время было непростое: Православию в южнорусских землях приходилось отстаивать истинное исповедание перед наступлением западных проповедников.

За усердие и пастырскую ответственность молодого священника ценили. Не прошло и десяти лет с момента его учебы, а Киев и Чернигов, Слуцк и Вильно уже оспаривали друг у друга право иметь у себя молодого пастыря, обращающего свое непрестанное учение на благо Церкви. Рано было возложено на него и игуменство – обязанности настоятеля монастыря. Кто-то удивлялся, а архиерей, возводивший его в игуменский сан, провидя его еще более высокое призвание, сказал, что желает ему «по имени – Димитрий – и митры», т.е. служения на архиерейском поприще.

Не почет означало для него принятие игуменского сана. Это был призыв к еще более усердному служению. Вскоре игумен Димитрий переселился в Киево-Печерскую Лавру для продолжения ученых занятий. С 1684 года начался для него двадцатилетний период трудов по составлению многотомного издания Четий – Миней. Это стало главным делом его жизни, которое он продолжал и в монашеской келье, и в сане настоятельском, и позднее, когда московский патриарх Адриан переведет его в Ростов, на святительской кафедре. Многие годы работы, для того, чтобы и сегодня в России люди могли просто протянуть руку, взять с полки нужный том и прочесть главу о том или ином из святых начиная от первых веков христианской истории.

Сделать святых близкими людям

Для того, чтобы понять, в чем состояла главная заслуга святителя Димитрия Ростовского надо немного представлять себе историю русской духовной литературы. До него в церкви обычно использовались Четьи Минеи митрополита Московского Макария. Они были менее полными, и главное – написаны они были на церковно-славянском языке с использованием старинной лексики.

Вот почему Киевский митрополит Петр, благословляя игумена Димитрия на труд составления новых Миней, хотел, чтобы они были написаны так, чтобы их могли читать не только священнослужители, но и миряне.

Для дополнения уже известных сведений о святых Димитрий Ростовский использовал множество новых источников: русские прологи и патерики, а также греческие книги, выписанные со Святой Горы (особенно – Симона Метафраста, много потрудившегося над житиями святых в X веке).

Писать же святитель Димитрий старался так, как хороший иконописец пишет икону: чтобы был виден лик, духовный образ святого. Интересны были и собранные им факты, малоизвестные прежде, но, благодаря его произведениям, доступному языку, со страниц его труда поднимались, как живые, исполненные духом апостолы и великие святители Церкви, прославившие Бога крепостью своей веры мученики и подражавшие жизнью Христу преподобные, смиренные праведники и неустрашимые пророки.

«Радуга духовная» вставала над миром, полным зла. Можно ли унывать, когда у нас такие друзья и ходатаи, стоил ли бесконечно грустить о потерях, когда там, у Бога, многие дорогие нас ждут, зная о нас и молитвенно участвуя в нашей жизни, иногда и независимо от нашего к ним обращения?!

Чувство близости святых, которое святитель Димитрий не раз испытывал сам, он смог передать и своим читателям. – За время его работы ему не раз являлись во сне те, о ком он писал, как бы, удостоверяя его в том, что Церковь Небесная молится о благополучном свершении его труда на благо Церкви земной.

Многие известные духовные наставники говорят: когда читаешь житие того или иного святого, знай, что он – рядом с тобой. Минеи Димитрия Ростовского читали во всех уголках России. Известно, что они были постоянным чтением и в семье последнего российского государя – Николая Александровича Романова.

Что мы выбираем?

К сожалению, в наши дни сбывается одно из пророчеств святых отцов, говоривших, что настанут времена, когда то, что «предки собирали по крупицам, потомки оставят лежать на полках». Не многие семьи сегодня имеют в домашней библиотеке хотя бы 1 – 2 тома собрания Димитрия Ростовского. То, чем дорожили наши предшественники уходит из культурного наследия, исторической памяти народа вместе с традиционными представлениями о человечности, добре, правде.

С момента, когда в России были вновь открыты храмы, прошло уже около 20 лет, и мы имеем возможность выбирать, чем питать ум, душу? – Тем, что дается непосредственно и по видимому легко с экранов или тем, что требует определенного понуждения себя: разыскать, приобрести то, чего нет на книжных развалах, но без чего прежде не мыслили себе жизни православные христиане? Первое – легче, только часто ли этот выбор оставляет по себе глубокие «всходы»? Второе несравненно труднее, но это – первый шаг к свободе духовной, сопряженной с ответственностью.

Кого-то смущает и серьезность духовной литературы. Конечно, здесь нет ни захватывающего сюжета, ни привычного юмора, это чтение другого рода. Но, возможно, тем, кто стоит сегодня перед выбором, окажется полезным небольшое напутственное слово святителя Димитрия Ростовского: «…Нет у праведников печали, которая не превратилась бы в радость, как нет у грешников радости, которая не обратилась бы в печаль». По-настоящему прочно и ценно лишь то, что приобретается с усилиями и закрепляется опытом.

Православная церковь чтит Димитрия Ростовского, как выдающегося миссионера, проповедника и писателя. Просветительский труд его увековечен в богослужебных, полемических сочинениях, назиданиях, трактатах. Благодаря митрополиту Ростовскому духовные книги стали близки и понятны мирянам. Святитель ревностно чтил Божьи заповеди, искоренял невежество среди прихожан и подчиненных служителей церкви.

Краткое жизнеописание святого

Даниил Саввович Туптало, в монашестве Димитрий, родился в 1651 году. Родина святителя — Украина, Киевская область, село Макарьево. Отец его, ратный сотник, и мать — были благочестивыми людьми, чтили Закон Божий. Маленький Даниил рос в атмосфере благоговения и уважения к Богу.

Ранний период жизни святителя

Будущий святитель учился в Братском училище, основанном митрополитом Киевским Петром Могилой. От природы прилежный и целеустремленный, студент Даниил завоевал расположение преподавателей. Ему хорошо давались языки — греческий, польский, еврейский и латынь. Также мальчик овладел искусством риторики и поэтики. Воспитанный в христианских традициях, он штудировал учения святых отцов.

Студенческим увеселениям прилежный юноша предпочитал тишину храма, уединение и молитву.

В 1665 году, в ходе казачьего бунта против польской власти Братское училище и обитель сгорели. Даниил вернулся домой и продолжил изучать богословие самостоятельно: читал Святое Писание, слушал наставления местных пастырей и участвовал в церковных службах. Так постепенно сложился его жизненный выбор — монашество.

Монашеский период жития

В 18 лет юноша, по благословению родителей, поступил в Кирилловскую обитель в Киеве. Пройдя послушание, он принял постриг с именем Димитрий в 1668 году. Но монашеская жизнь длилась недолго. Ревностное служение сочеталось в юном иноке со смирением и скромностью. Его старания оценили и на следующий год возвели в иеродиаконы.

Священническое служение

6 лет посвятил диакон Димитрий служению Господу, по преданности подобному ангельскому. За высокие личные и духовные качества митрополит Лазарь Баранович пожаловал Димитрию сан иеромонаха и должность проповедника при собственной кафедре.

Молодой пастырь вдохновлял людей пламенными проповедями, говорил с ними понятным языком. Молва о чутком и образованном пастыре разнеслась по Украине и дошла до Литвы. Но, поучая паству нравственному совершенствованию, иеромонах Димитрий относился строго и к себе. Господь следил, чтобы его верный слуга не отошел от долга священника и монаха, и послал ему о том сновидение.

Больше года отец Димитрий проповедовал в Слуцкой Братской Преображенской обители по приглашению епископа Белорусского Феодосия. После его кончины проповедник, по настоянию гетмана Самойловича, вернулся на родину, жил в Крутицком монастыре в Николаеве.

Многие обители приглашали Димитрия к себе игуменом, но тот не мог ослушаться гетмана, по смирению считал себя недостойным ответственной должности управляющего. Но, по воле Господа, смиренный монах приложил руку к обустройству нескольких обителей и открыл в себе новый талант.

Игуменское служение

В 1681 году Димитрий стал игуменом Максаковского монастыря. В Черниговскую область он отправился по желанию гетмана, благословению архиепископа Лазаря и монастырской братии. Через год гетман направил его в Крутицкую обитель в Батурине. Там Димитрий прожил чуть более полутора лет и получил новое предложение — составлять Жития святых в Киево-Печерской Лавре. Господь одобрил начинание монаха, послав несколько Откровений.

После Лавры свт. Димитрий управлял Батуринским Николаевским монастырем и продолжал писательский труд. Его сочинения вышли в печать. Писательство захватило Димитрия. Он отошел от руководства монастырем, но продолжал жить в нем в простой келье. Но полностью уйти в творческую работу не удалось.

Отца Димитрия разыскал архиепископ Черниговский Феодосий. Пожаловав талантливому проповеднику и писателю сан архимандрита, он поставил его управлять Глуховской Петропавловской обителью. Оттуда его перевели в Троице-Кирилловскую обитель в Киеве. В монастырях святой отец не задерживался надолго. Дольше всего, 2 года, он прослужил в Елецком монастыре в Чернигове. Потом его путь лежал в Северскую обитель Всемилостивого Спаса, в Новгород.

Святительское служение

По просьбе царя Петра Первого и благословению митрополита Киевского, в 1700 году отец Димитрий отправился в Москву, чтобы потом занять пост управляющего Сибирской кафедрой и просвещать язычников. Святой отец был уже слаб здоровьем из-за кочеваний из одной обители в другую, а холод Сибири окончательно бы его надорвал. И заниматься на новом посту писательством он не видел возможности.

Предстоящее путешествие и назначение Димитрий принимал смиренно, но со скорбью.

Год он поправлял здоровье в Москве, познакомился с влиятельными людьми и государственными реформами. Сибирское назначение за это время отдали владыке Филофею Лещинскому. А отец Димитрий отправился в Ростов, в Яковлевскую обитель, где он заменил почившего митрополита Ростовского Иоасафа. Здесь он плотно занялся просветительской работой. Многие священники недобросовестно относились к служению Господу. Новый митрополит налаживал дисциплину и повышал грамотность среди служителей.

Святитель Димитрий открыл училище для будущих иереев. Обучение проходило при его покоях в обители. Митрополит сам занимался нравственным воспитанием учеников, наставлял их, требовал посещать службы. При этом святитель Димитрий боролся с раскольничеством, невежеством и суевериями прихожан, проводил торжественные богослужения, продолжал писать и закончил сочинения о Житиях святых. В 1705 году митрополит Ростовский Димитрий отбыл в Москву по вызову, чтобы помогать бороться с сектами и проповедовать слово Божие. Через 2 года он вернулся в Ростов, продолжил пастырское служение и творческую работу, несмотря на тяжелую болезнь. Св. Димитрий почил 28 октября 1709 года.

Библиография

Писатель Димитрий Ростовский приблизил духовную литературу к пониманию простого читателя. До него все книги писали на старославянском языке. В описании святителя мученики предстают перед внутренним взором читателя, будто живые. Некоторые сочинения святого отца посвящены Страстям Христовым, Богородице. В своем творчестве автор наставляет, как бороться с нечистыми помыслами, сохранять чистоту души и приблизиться к Царствию Божьему.

Агиографические и богослужебные сочинения

Хвалебные сочинения святителя:

  • «Руно орошенное» — о чудесах икон Богородицы;
  • «Псалтирь Божьей Матери» — посмертное собрание, псалмы из которого издавались в других сборниках;
  • «Псалмы или духовные канты» — восемь восхвалений Господу Иисусу Христу;
  • «Пяточисленные молитвы» — сложены в память о скорбях Девы Марии.

По трудам отца Димитрия можно судить о богословских представлениях святых разных эпох, отношении к религии простых людей.

Проповеди и поучения

Митрополит Ростовский воплотил талант проповедника и богатый управленческий опыт в таких произведениях:

  • «Поучения и слова» — к церковным праздникам, дням памяти мучеников;
  • «Поучения и проповеди» — к предпраздничным, постным неделям;
  • «Поучения к иереям» — о долге священнослужителя;
  • «Приготовление иереев к Божественному Причащению» — изобличение богохульного отношения священников к Святым Дарам и прочим церковным атрибутам;
  • «Память духовному отцу, как управить ставленника» — правила для священнослужителя при возведении послушника в духовный сан.

Поучителен труд «Слово о пьянстве», описывающий десять растлевающих гроздей винограда.

Исторические и полемические сочинения

«Келейный летописец» — исторический труд, описывающий библейские события до рождения Христа в хронологическом порядке. В нем святитель собрал из других сочинений все сведения, которые посчитал полезными. «Розыск о раскольнической брынской вере» — полемический труд, доказывающий ложность вероисповедания, проповедуемого сектантами.

Письма

22 письма написаны святителем в период его работы в Ростове. Большинство посланий датированы 1708-1709-м годом и адресованы монаху Феологу, другу и московскому редактору.

Трактаты

Сочинения святителя написаны в простом стиле, передают суть его мысли и отличаются краткостью. По сравнению с одностраничными сочинениями, можно считать объемным трактат «Зерцало православного исповедания». Он состоит из трех частей, посвященных вере, надежде и любви. Из этих составляющих состоит вера в Господа и добродетель, необходимые для обретения вечной жизни.

Назидательные сочинения

Краткие очерки:

  • «Богодухновенное христианское наставление»;
  • «Апология для утоления печали человека, находящегося в беде, гонении и страдании»;
  • «За что подобает благодарить Бога?»;
  • «Краткое христианское нравоучение».

В простой форме автор пишет о том, как душой пребывать в согласии с Господом.

Стихотворные тексты

«Стихи на Страсти Христовы» напоминают пьесу и повествуют о страданиях Христа. В произведение включено стихотворное обращение грешника к Марии Магдалене.

Другие произведения

Святитель составлял молитвы:

  • повседневного исповедания человека, вступающего на путь спасения;
  • молитвенные стихословия;
  • краткое воспоминание страстей Христовых.

Митрополит также сложил собственную «Молитву о своем окаянстве».

Сборники

Известны два сборника:

  • «Житие и творения святого Димитрия»;
  • «Симфония по творениям».

В книгах собраны уже издававшиеся назидания, поучения и высказывания митрополита.

Приписываемые сочинения

Книга «Алфавит духовный» впервые издана в 18-м веке. Каждой букве алфавита соответствует краткое поучение. Первоначальное название книги — «Лествица духовная», а автор — митрополит Исаия Копинский. Есть версия, что в типографии ошиблись, так как сочинение лежало с произведениями Димитрия Ростовского.

До «Алфавита» «Лествицу» читал Серафим Саровский, рукопись нашли в его личных вещах под таким названием. Святитель Димитрий, вероятно, тоже постигал духовные законы по рукописи Исаии, которую редакторы превратили в «Алфавит».

Собрание сочинений

«Житие святых. Двенадцать книг» повествует о жизни православных подвижников, святителей, мучеников. Каждая книга соответствует месяцу. На каждый день приходится биография почитаемого святого. Полное «Собрание сочинений» включает 5 томов. В многотомнике можно найти «Алфавит духовный», житие святителя, его келейные записки и письма.

Тексты

За заслуги перед церковью и народом святителя прославляют, как земного ангела, небесного человека и воина Христа.

Тропарь

«Православия ревнителю и раскола искоренителю, российский целебниче и новый к Богу молитвенниче, писаньми твоими буих уцеломудрил еси, цевнице духовная, Димитрие блаженне, моли Христа Бога спастися душам нашим».

Кондак

«Звезду Российскую, от Киева возсиявшую, и чрез Новград Северский в Ростов достигшую, всю же страну сию ученьми и чудесы озарившую, ублажим златословеснаго учителя Димитрия: той бо всем вся написа, яже к наставлению, да всех приобрящет, якоже Павел, Христу и спасет правоверием души наша».

Акафист

Кондак 1

Возбранный чудотворче и изрядный угодниче Христов, многоцелебный чудес источниче, неисчерпаемыя благодати ходатаю, теплый молитвенниче, великий святителю Христов Димитрие, яко имеяй дерзновение ко Христу, Богу нашему, от всяких нас бед свободи зовущих:

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Икос 1

Ангел нравом, аще и человек естеством был еси, святителю Димитрие; от самых бо младых ногтей ум твой, пренебрегши земная, в небесная вперил еси, и плоть нося, о плоти нерадил еси. Темже и вселися в тя Пресвятый Дух, Егоже тя обиталищем быти уведевше, похвальная восписуем ти:

Радуйся, незлобием твоим Агнцу, прореченному Исаием, подражавый;

Радуйся, милосердием нищия препитавый.

Радуйся, воздержанием Ангелов удививый;

Радуйся, постом и молитвою плоть твою удручивый.

Радуйся, к подвластный чадолюбивым отцем бывый;

Радуйся, страждущия сердоболием утешивый.

Радуйся, вместо тленных нетленная стяжавый;

Радуйся, небесный человече.

Радуйся, земный Ангеле;

Радуйся, Духа Святого сосуде избранный.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагобных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 2

Видяще обильную реку чудес и исцелений, от святых твоих мощей истекающую благоговения и радости исполншеся, благодарим Бога, прославляющаго святыя Своя, Емуже и о тебе вопием: Аллилуия.

Икос 2

Разум истиннаго богословия внушая чадом Христовы Церкве, златословесными поучениями утверждал еси; еретичествующих же раскольников, привлекая к спасительному единомыслию, в заблуждениях обличал еси. За таковое твое о душах наших попечение взываем ти сице:

Радуйся, таинниче Пресвятыя Троицы;

Радуйся, проповедниче неисчестных чудес Божиих.

Радуйся, апостольских преданий блюстителю;

Радуйся, брынских душегубцев победителю.

Радуйся, пламеню, ереси пожигаяй;

Радуйся, громе, соблазняющая устрашаяй.

Радуйся, свеще, Богом возженная, мрак нечистия разгоняющая;

Радуйся, звездо, путь ко спасению показующая.

Радуйся, тимпане, Божию славу бряцаяй;

Радуйся, органе Духа Святого.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных раколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 3

Силою благодати Божия еще во временной жизни приял еси власть, святе Димитрие, недуги исцеляти и бесы изгоняти; по смерти же твоей наипаче прослави тебе всемогущий Бог многими чудотворенми, да вси, взирающе на сие, усердно притекают ко исцелению тобою от недугов телесных, паче же душевных, Богу же вопиют: Аллилуия.

Икос 3

Имея неусышное попечение о спасении душ, вверенных тебе от Бога, святителю Димитрие, пастырски к душеспасительной жизни и словом и самым делом, показуя неленостный подвиг в подражании святым Божиим, непрестанно наставлял еси. Сего ради приими от нашего усердия достойныя похвалы тебе:

Радуйся, пастырю добрый, заблуждающих по горам суемудрия взыскавый;

Радуйся, благий рабе и верный, данный тебе от Господа талант усугубивый.

Радуйся, делателю винограда Христова;

Радуйся благочестия столпе неподвижимый.

Радуйся, твердое забрало Христовы Церкве;

Радуйся, щите, защищаяй благочестие.

Радуйся, мечу острейший, посекаяй злочестие;

Радуйся, непоколебимое православия основание.

Радуйся, твердый каменю веры;

Радуйся, кормило церковное, управляющее верных к тихому пристанищу.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 4

Буря ересей от преисподних чрез Ария во Греции возродившаяся, в последняя же лета происками Мартина Арменина чрез брынских скитоначальников в Отечестве нашем возникшая, готова была опровергнуть тишину единыя, Святыя Соборныя и Апостольския Церкви; ты же пастырь добрый, положивый душу твою за овцы, оныя прогнав душепагубныя волки, бурю суемудрия укратил еси, верныя же научил еси Трипостасному Богу взывати: Аллилуия.

Икос 4

Слышаша суемудреннии раскольницы твое к ним изобличение, еже ты, болезнуя о сердечном их заблуждении, написал еси, возбесишася зело, и множество из них вместо должнаго исправления адский пламень изрыгнуша на тя; ты же, яко твердый адамант, под ударами злобы и ненависти не изменился еси. Сего ради Церковь Святая блажит тя приветствии сими:

Радуйся, Ангелов сожителю;

Радуйся, Апостолов преемниче.

Радуйся, святителей сопрестольниче;

Радуйся, российский златоусте.

Радуйся, Спиридону, Великому Василию, Григорию Богослову и прочим великим светителям единочестне;

Радуйся, Николаю Мирликийскому и Мелетию Антиохийскому единонравне.

Радуйся, преподобных собеседниче;

Радуйся, монахов и постников наставниче.

Радуйся, мучеников удобрение;

Радуйся, праведных украшение.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 5

Боготечная звезда явился еси в течении твоем, еже ты совершал еси, свое устрояя спасение; примером же верных души назидая, научил еси благоприятно пети Богу: Аллилуия.

Икос 5

Видевше ангельстии чинове еще во временной жизни великия подвиги твоя во всяком благочестии и чистоте, удивляхуся, прославляюще человеколюбца Бога, немощное человеческое естество подкрепляющаго. Мы же тя, усердно любовию почитающе, чествуем похвалами сими:

Радуйся, луче Трисолнечнаго Света;

Радуйся, светильниче, на свещнице церковном поставленный.

Радуйся, светило, путь правый показующее;

Радуйся, воине Христов непобедимый.

Радуйся, Единосущныя Троицы истинный поборниче;

Радуйся, уста еретическая заградивый.

Радуйся, златословесными усты небесныя истины вещаяй;

Радуйся, вся своя имения по словеси Господню продавый.

Радуйся, единаго безценнаго бисера Христа Господа снискавый;

Радуйся, в мале быв верен, над многими поставленный.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 6

Проповедник немолчный тайны Пресвятыя, Единосущныя и Неразделимыя Троицы был еси. Сего ради проповедует Россия величия Божия, показанная на тебе, святителю Димитрие, яко приял еси дар целити недуги душевныя и телесныя, да вси единым сердцем и едиными усты воспеваем Богу: Аллилуия.

Икос 6

Возсия в возлюбленной Богом души твоей блистающий истиннаго боговедения свет, на освящение и просвещение верных, егоже с сладостию внимающий спасительному учению твоему видяще, верно познаем, яко и в единонадесятый час пришедый, равный с древними святыми и богоносными отцы динарий приял еси. Темже восхваляем тя сице:

Радуйся, вместилище добродетелей;

Радуйся, достойное святыни жилище.

Радуйся, море, нечестие мира потопившее;

Радуйся, крине благоуханный, чудесно процветший.

Радуйся, сокровище медоточных учений;

Радуйся, уневестивый душу твою жениху Христу.

Радуйся, смирения Его истинный подражателю;

Радуйся, иноческую нищету до конца сохранивый.

Радуйся, вшедый с мудрыми в радость Господа твоего;

Радуйся, благовоние Духа Святаго.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 7

Хотя достойным образом совершити подвиг, возложенный на тя от Бога, первее укреплял еси душу свою прочитанием житий святых, предполагая себе подражание оным; таже ощутив пользу, из того проистекающую, не обленился еси быти списателем жизни тех, с нимиже ныне в невечернем свете ликуеши, воспевая Богу: Аллилуия.

Икос 7

Новаго тя о нас молитвенника, целителя душ и телес и ходатая нам спасения вечнаго стяжахом; но благодарным сердцем и усты Богу, толикаго чудотворца в наши времена даровавшему, достойно воспета не могуще, тебе, святителю и великий угодниче Христов Димитрие, похвальная дерзаем приносите сице:

Радуйся, всем скорбящим приятное попечение;

Радуйся, скорый от всякия болезни и безмездный врачу.

Радуйся, злых помыслов прогонителю;

Радуйся яко твоими молитвами слепни прозреша.

Радуйся, яко твоим ходатайством хромые и безнозии ходити начата;

Радуйся, яко тобою от многих бесове отгнашася.

Радуйся, яко твоим заступлением разслабленнии исцелеша;

Радуйся, ломотныя и опухлыя уврачевавый.

Радуйся, трясавичных и огневичных болезней целебниче;

Радуйся, от неисцельныя водяныя и каменныя болезни здрави возставивый.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся; Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 8

Странно недугом неверия одержимым видети, како в мертвенном теле и тленном возможно ангельское проходити житие непреткновенно, и по успении от единаго с верою прикосновения к телу, нетлением почтенному, дивная совершаются; мы же на тебе, святителю Димитрие, новое чудес всемогущаго Бога сбытие слышаще и видяще, молитвами твоими врачуеми, взываем Ему: Аллилуия.

Икос 8

Весь распалився искреннею любовию к Богу, всего себе предал еси воле Его; и вся вещественная и тленная вменив уметы быти, духом, душею и сердцем возжелел еси наслаждатися лицезрением Божиим; но ныне вся потребная тебе в вечность испросил еси, не забуди и нас, требующих твоего заступления и ходатайства, да тем паче похвальная восписуем ти:

Радуйся, Богу совершенно угодивый;

Радуйся, венец безсмертныя жизни получивый.

Радуйся, насыщаяйся Божия благодати;

Радуйся, пророки за объяснение их писаний похваленный.

Радуйся, апостолы за последование их стопам ублаженный;

Радуйся, святители за единомысленную с ними ревность прославленный.

Радуйся, мученики за списание страданий их увенчанный;

Радуйся, преподобными за подражание им во всяком благочестии и чистоте постом и молитвою к лику их причтенный.

Радуйся, праведники за высочайшее твое смирение и труды превознесенный;

Радуйся, от всех святых радостными приветствии усретанный.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 9

Всякия беды, скорби и напасти избавляй нас, святе Димитрие, твоими к Богу теплыми молитвами и потщися даровати нам временная благая, к жизни потребная, и вечная, да с тобою купно в селении праведных воспоем Богу: Аллилуия.

Икос 9

Витийство человеческое не возможет изрещи довольно количество благодати Божия, излиянныя на тебе, святе Димитрие; но любовию твоею побеждаеми, дерзаем воспевати тебе:

Радуйся, насадителю благих;

Радуйся, искоренителю злых.

Радуйся, чистоты селение;

Радуйся, печальных утешение.

Радуйся, отчаянных заступление;

Радуйся, сирот питателю.

Радуйся, обидимых предстателю;

Радуйся, преподобия и правды истинный хранителю.

Радуйся, пресветлый столпе облачный, просвещали множеством чудес;

Радуйся, облаче росоносный, погашали пламень страстей.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 10

Спасти хотя душу, о плоти твоей нерадил еси, но постом, бдением, молитвами и непрестанными трудами плоть твою удручил еси, яко в тимпане, во умерщвлении телесе благоприятно Богу вопия: Аллилуия.

Икос 10

Стена еси, ограждающая от всех бед, усердно тя в помощь призывающих, святителю Димитрие, яко во всех странах Российския державы ясно проповедуются обильныя чудеса, бывшая у цельбоноснаго твоего гроба. Сего ради ублажаем тя сими:

Радуйся, чаше, источающая нам елей милости Божия;

Радуйся, больных исцеление.

Радуйся, немощных подкрепление;

Радуйся, страждущих скорая помоще.

Радуйся, претыкающихся о камень соблазна наставниче;

Радуйся, обидимых заступниче.

Радуйся, омраченныя просветивый;

Радуйся, просвещенныя утвердивый.

Радуйся, расточенная собравый;

Радуйся, к небесному немерцающему свету направивый.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 11

Пение немолчное принесл еси Пресвятей Троице, святе Димитрие, ово мыслию, ово гласом, ово словом, ово благотворении. И ныне предстоя Престолу Божественному, моли о воспевающих о тебе: Аллилуия.

Икос 11

Светозарное твое учение, ум небесный являющее, подтверждаемое ныне нетлением мощей твоих и множеством чудес, явное и действительнейшее средство дарова человеколюбивый Бог на обличение еретичествующих и на утверждение православных; ныне святым и медоточным твоим учением упоеннии, с благодарным чувствием вопием та:

Радуйся, учителю премудрый;

Радуйся, пастырю предивный.

Радуйся, исповедниче непоколебимый;

Радуйся, око слепым.

Радуйся, нога хромым;

Радуйся, рука безпомощным.

Радуйся, главо, наполненная небесным учением;

Радуйся, ластовице богоглаголивая.

Радуйся, источниче златострунный;

Радуйся, цевнице духовная.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 12

Благодать, данная ти от Бога, целити недуги телесныя и душевныя, святе Димитрие, созывает отвсюду почитающих явление твое и чающих тобою получите просимое от Бога. Темже и мы, припадая со умилением, молим тя, избави нас от зол греховных, да благодарно Ему воспоем: Аллилуия.

Икос 12

Поюще твоя чудеса, святителю Димитрие, восхваляем Бога, даровавшаго тебе таковыя силы исцелений. Ты же не возгнушайся нас, грешных и недостойных рабов Его, но услыши нас, во умилении вопиющих тебе сице:

Радуйся, света неприступнаго зрителю;

Радуйся, жениху Христу светел светильник сохранивый.

Радуйся, душевредное уныние от себе истребивый;

Радуйся, жестоким путем райских селений достигнувый.

Радуйся, нищетою богатая стяжавый;

Радуйся, смирением получивый высокая.

Радуйся, теснотою пространство вечное снискавый;

Радуйся, поношением Христа ради вечную с ним славу приявый.

Радуйся, от Святыя Троицы увенчанный;

Радуйся, не гаданием, но лицем к лицу Бога созерцали.

Радуйся, православия ревнителю;

Радуйся, душепагубных расколов искоренителю.

Радуйся, Димитрие, новый и великий чудотворче.

Кондак 13

О великий святителю Димитрие, расколов и ересей искоренителю, приими сие похвальное пение, и моли Всемогущаго умирити мир и спасти души наша, всех православно Триипостасному Богу вопиющих: Аллилуия.

Этот Кондак читать трижды, а потом Икос 1 и Кондак 1.

Молитва

«О всеблаженне святителю Димитрие, великий угодниче Христов, Златоусте Российский, услыши нас, грешных, молящихся тебе, и принеси молитву нашу к Милостивому и Человеколюбцу Богу, Емуже ты ныне в радости святых и с лики Ангел предстоиши! Умоли Его благоутробие, да не осудит нас по беззакониям нашим, но да сотворит нам по милости Своей. Испроси нам у Христа и Бога нашего мирное и безмятежное житие, здравие душевное и телесное, земли благоплодие и во всем всякое изобилие и благоденствие, и да не во зло обратим благая, даруемая нам от Щедраго Бога, но в славу Его и прославление твоего заступления. Даруй нам Богоугодно прейти поприще временный жизни; из бави нас воздушных мытарств и наста ви нас на путь, ведущий в селения праведных, идеже празднующих глас непрестанный, зрящих Божия Лица неизреченную доброту. Церковь Святую от расколов и ересей сохрани, верных же укрепи, заблуждающих обрати и всем даруй вся, яже ко спасению и славе Божией подобающая; Отечество твое сохрани от врагов ненаветно, но поборай оружием Крестоноснаго воинства. И подаждь нам всем твое архипастырское и святое благословение, да оным осеняеми, избавимся от козней лукаваго и избегнем от всякие беды и напасти. Услыши моление наше, отче Димитрие, и моли непрестанно о нас Всесильнаго Бога, славимаго и поклоняемаго в Триех Ипостасех, Емуже подобает всякая слава, честь и держава во веки веков. Аминь».

Иконография

Митрополита Ростовского изображают до пояса и в полный рост в торжественном облачении епископа. В левой руке святого — посох архиерея. На голове — митра или клобук. Его часто изображают с книгами. Иконописцы брали за основу прижизненные портреты. Поэтому святой предстает то на фоне храма, то рядом с аналоем. В келии митрополита висела Ватопедская икона Божьей Матери. Образ находился у гроба святителя и стал частью его иконографии.

На иконы святого Димитрия добавляют цитаты из его сочинений, часто из «Келейного летописца». Также встречаются образы с текстом тропаря святителю.

В чем помогает

Святителя просят о помощи в просвещении и овладении ораторским искусством. Он покровительствует ученикам школ и студентам, беднякам, сиротам и вдовам. Святой страдал от болезни легких, поэтому к нему можно обращаться с молитвой об исцелении. Его мощи обладают чудотворной силой.

Почитание

Христиане прославляют святителя со второй половины 18 века, после распространения молвы о его чудотворных мощах. В обществе того времени не верили в появление новых святых.

К мощам митрополита Ростовского хлынул поток паломников. По распоряжению императрицы Елизаветы Петровны их уложили в серебряную раку. А Екатерина Вторая пожертвовала Яковлевскому монастырю икону кисти итальянского художника Ротари, впоследствии утерянную. До начала 20 века миряне получали духовное воспитание по «Житиям святых» и печатным проповедям святителя. Книги святого Димитрия уважали писатели-классики — Достоевский, Гоголь, Тургенев.

Друг А. С. Пушкина, поэт В. Кюхельбекер, даже исцелился от глазной болезни благодаря молитвам святителю и посвятил ему стихотворение и стихотворную молитву. Посвящение Димитрию Ростовскому есть и в творчестве И. Бунина, написанное после посещения Яковлевского монастыря.

День памяти

Святителя поминают 3 мая, в Собор Ростовских святых и 28 октября — в день кончины.

Обретение мощей

Дата обретения нетленных мощей святителя — 21 сентября/4 октября. В этот день в 1752 году во время ремонта сруба на могиле митрополита Ростовского обнаружили, что тело его не разложилось. Лежащие рядом рукописи обветшали, а мощи и одежда остались без изменений.

Праздник

19 июля отмечают Собор трех русских святителей — Тихона и Митрофана Воронежских и Димитрия Ростовского. Этот день почитали в 19 веке, но постепенно его убрали из православного календаря. Сейчас церковный праздник возрождается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *