Жизнь святых старцев

Мудрые истории восточных мудрецов
Утешение царя Дария
У персидского царя Дария умерла любимая, прекрасная жена. Монарх был безутешен. Демокрит пообещал вернуть к жизни покойную, если царь даст ему все необходимое.
Дарий отдал распоряжение не жалеть никаких средств. Тогда философ заметил, что теперь ему не хватает только одного: Дарий должен написать на гробнице жены имена трех человек, никогда не испытавших горя. Как только это исполнится, красавица тотчас оживет. Всемогущий царь, конечно, не мог этого выполнить. Тогда Демокрит засмеялся по своему обыкновению и сказал: «Что же ты, нелепейший человек, не перестаешь плакать, как будто с тобой одним случилось такое несчастье, ведь ты не можешь найти даже одного человека, которому не пришлось бы испытать какую-либо печаль».
Всё зависит от погоды
Незнакомец зашёл в магазин Муллы Насреддина за товаром. На стене была надпись: «Этот магазин будет закрыт двадцать восьмого августа по причине погоды».
Поскольку было только пятнадцатое августа, человек спросил Муллу, как он может знать, какая будет погода за столько дней.
— Ну, — сказал Насреддин, — если будет небольшой дождь, я пойду на рыбалку. Если сильный дождь — я останусь дома и буду работать своими инструментами.
— Но откуда вы знаете, что будет дождь? — спросил человек.
— Не имеет значения, будет дождь или нет, — ответил Насреддин. — Если будет солнце, я пойду на рыбалку или буду работать своими инструментами; так или иначе, всё зависит от погоды.
Глупость, гнев, самообладание
Глупый путник, когда заупрямился его осёл, в ярости осыпал животное бранью, потом принялся нещадно хлестать его сыромятной плёткой и забил до смерти. После этого ему пришлось плестись пешком и вдобавок нести на себе поклажу, взвалив её на плечи. Гнев его самого превратил в осла. Более того, гнев превратил его в раба, ибо переноска тяжестей — это удел рабов. Изнемогая от жары, изрыгая брань и проклятия, глупец тащил тяжесть подобно длинноухому вьючному животному.
В конце концов, когда идти с грузом стало невмоготу, он бросил своё добро под куст и из последних сил добрался до города. Наутро он нанял погонщика и привёл его в то место, где был спрятан груз, но всё уже растащили воры. Глупец лишился своего осла, своих вещей, за которыми он ездил в другое селение, и надо было ещё платить погонщику за напрасное беспокойство.
Мудрый же, в отличие от глупца, не раб своих чувств, но их господин. Когда его осёл заупрямится, мудрый хоть и почувствует, что в его сердце закипает гнев, однако он не станет давать ему воли. Даже если он очень торопится, он не будет бить осла, а даст ему отдых и, хоть потеряет на этом час времени, всё равно сохранит своё добро и своего осла, и не должен будет платить погонщику, и не придётся ему тащить на плечах груз, изнемогая от жажды и жары.
Алчность, угодливость и невозможность
Суфий сказал:
— Никто не поймет человека, пока не осознает связи между алчностью, угодливостью и невозможностью.
— Это — головоломка, — сказал ученик, которую я не в состоянии постичь.
Суфий промолвил:
— Не ищи понимания с помощью решения головоломок, когда его можно достичь посредством опыта.
Он повел ученика на ближайший базар, туда, где продавались халаты.
— Покажи-ка мне свой самый лучший халат, — сказал суфий лавочнику, — и притом самый дорогой.
Ему принесли самое красивое одеяние и назвали очень высокую цену.
— Это именно то, чего мне хочется, — промолвил суфий. — Вот только я бы предпочел, чтобы воротник был расшит блестками и оторочен мехом.
— Ничего нет легче, — тут же ответил продавец. — Именно такой халат лежит у меня в мастерской за магазином.
Он на несколько мгновений исчез и вернулся с наспех пришитыми к тому же самому халату мехом и блестками.
— И сколько же стоит этот? — спросил суфий.
— В двадцать раз больше, чем предыдущий, — ответил лавочник.
— Превосходно, — воскликнул суфий. — Я беру оба.
Скорпион и черепаха
Однажды скорпион попросил черепаху перевезти его через реку. Черепаха отказывалась, но скорпион упросил ее.
— Ну, хорошо, — согласилась черепаха, — только дай слово, что ты меня не ужалишь.
Скорпион дал слово. Тогда черепаха, посадила его на спину и поплыла через реку. Скорпион сидел смирно всю дорогу, но у самого берега больно-пребольно ужалил черепаху.
— Как тебе не стыдно, скорпион? Ведь ты же дал слово! — закричала черепаха.
— Ну и что? — хладнокровно спросил черепаху скорпион. — Скажи, почему ты, зная мой нрав, согласилась везти меня через реку?
— Я всегда стремлюсь помочь каждому, такова уж моя природа, — ответила черепаха.
— Друг мой, — ответил ей скорпион, — твоя природа — помогать всем, а моя — всех жалить. Так что же, свою природу ты превратишь теперь в великую добродетель, а мою назовешь подлостью?
Ослик
Как-то раз отец со своим сыном и осликом в полуденную жару путешествовал по пыльным улицам города. Отец сидел верхом на осле, а сын вел его за уздечку.
— Бедный мальчик, — сказал прохожий, — его маленькие ножки едва поспевают за ослом. Как ты можешь лениво восседать на осле, когда видишь, что мальчишка совсем выбился из сил?
Отец принял его слова близко к сердцу. Когда они завернули за угол, он слез с осла и велел сыну сесть на него.
Очень скоро повстречался им другой человек. Громким голосом он сказал:
— Как не стыдно! Малый сидит верхом на ослике, как султан, а его бедный старый отец бежит следом.
Мальчик очень огорчился от этих слов и попросил отца сесть на ослика позади него.
— Люди добрые, видали вы где-либо подобное? — заголосила женщина под чадрой. — Так мучить животное! У бедного ослика уже провис хребет, а старый и молодой бездельники восседают на нем, будто он диван, о несчастное существо!
Не говоря ни слова, отец и сын, посрамленные, слезли с осла. Едва они сделали несколько шагов, как встретившийся им человек стал насмехаться над ними:
— Чего это ваш осел ничего не делает, не приносит никакой пользы и даже не везет кого-нибудь из вас на себе?
Отец сунул ослику полную пригоршню соломы и положил руку на плечо сына.
— Что бы мы ни делали, — сказал он, — обязательно найдется кто-то, кто с нами будет не согласен. Я думаю, мы сами должны решать, как нам путешествовать.
О сомнениях
Один немолодой, но достаточно богатый человек, взял в жёны первую красавицу Востока и полюбил её всей душой. Целый год прожили они счастливо, но, вот, пришло время отправляться богатому человеку за очередным товаром с караваном верблюдов. А поскольку был он далеко не молод и вовсе не красив, в отличие от своей жены, вполне естественно, его одолевала ревность. Он очень боялся измены и оттого повелел своему доброму старому слуге приглядывать за всем, что будет происходить в его доме. Минуло три месяца, и купец возвратился домой, накупив различных товаров и великолепных подарков для своей любимой жены. На пороге его дома сидел и горько плакал старый преданный слуга, который поведал о том, что якобы в сундуке, который стоит в комнате прекрасной хозяйки, сидит молодой любовник. Опечалился тогда богатый купец и стал думать, как же ему поступить. Он думал так:
— Если теперь я созову людей дабы обличить её в неверности, войду к ней в комнату и открою сундук, а там никого не окажется, моя жена отвернётся и уйдёт от меня, а я слишком сильно её люблю, чтобы пережить такое. Если же я открою сундук и застану там любовника, то по законам моей страны, мою жену, как изменницу изобьют палками и прогонят прочь, выходит я опять же потеряю её, а ведь я её слишком сильно люблю.
Долго мучился богатый купец сомнениями на пороге своего дома и в итоге приказал своему верному слуге зарыть сундук в саду не открывая.
Неблагоприятное время
Жил когда-то в Багдаде богатый купец. Надёжен был его дом; он владел большими и малыми поместьями; корабли его с ценными товарами ходили в Индию. Унаследованные от отца богатства он приумножил своими усилиями, приложенными в должном месте в благоприятное время, а также благодаря мудрым советам и руководству западного короля, как называли в то время султана Кордовы. Но вдруг счастье изменило ему. Дома и земли были захвачены жестоким правителем; корабли, направлявшиеся в Индию, утонули, застигнутые тайфуном; несчастья обрушились на его семью. Даже близкие друзья, казалось, перестали понимать купца. И тогда он решил добраться до Испании, чтобы просить помощи у своего прежнего покровителя, и отправился через западную пустыню. Бедствия одно за другим подстерегали купца в дороге. Осёл его подох, сам он был захвачен разбойниками и продан в рабство, из которого ему с большим трудом удалось вырваться на свободу. Лицо беглеца, обожжённое солнцем, напоминало выдубленную кожу. Грубые жители деревень, через которые он проходил, гнали его прочь от своих дверей. И только дервиши делились с ним скудной пищей и давали тряпьё, чтобы прикрыть наготу. Иногда ему удавалось добыть немного свежей воды, но чаще приходилось довольствоваться солоноватой, мало пригодной для питья. Наконец он достиг дворца западного короля. Но и здесь его ждали неудачи. Стража пинками отгоняла от ворот оборванца, придворные не захотели с ним разговаривать. Пришлось бедняге наняться на какую-то грязную работу во дворце. Скопив немного денег, он купил себе приличную одежду, явился к главному гофмейстеру и попросил допустить его к королю. Когда-то купец был близок к монарху, пользовался его благосклонностью, и об этом счастливом времени у него сохранились самые живые воспоминания. Но так как нищета и унижение наложили свой отпечаток на манеры купца, церемониймейстеру стало ясно, что никак нельзя ввести этого человека в высокое присутствие, пока он не получит несколько необходимых уроков светского обхождения и не научится владеть собой. Наконец, спустя уже три года после того, как он покинул Багдад, купец вошёл в тронный зал султана Кордовы. Король сразу его узнал, усадил на почётное место рядом с собой и попросил рассказать о своей жизни.
— Ваше величество, — сказал купец, — в последние годы судьба была ко мне крайне жестока. Я лишился имущества, был изгнан из наследственных владений, потерял свои корабли и окончательно разорился. Три года я добирался к вам. В течение этого времени я переносил все невзгоды, какие только могут выпасть на долю человека, — умирал от голода и жажды в пустыне, страдал от одиночества, был в плену у разбойников, жил среди людей, язык которых я не понимал. Теперь я перед вами и отдаюсь на волю вашей королевской милости.
Король обернулся к гофмейстеру:
— Дай ему сто овец и назначь придворным пастухом. Пусть он пасёт их вон на том холме, и помоги ему справиться с этой работой.
Купец был слегка разочарован тем, что щедрость монарха оказалась меньшей, чем он надеялся, и он удалился после надлежащего приветствия. Когда он привёл стадо на бедное пастбище, которое указал король, овцы заболели чумой и все до единой полегли. Неудачливый пастух возвратился во дворец.
— Ну, как твои овцы? — спросил король. — Как только я привёл их на пастбище, всё стадо погибло.
Король подозвал гофмейстера и сказал:
— Дай этому человеку пятьдесят овец, и пусть он заботится о них, пока не получит следующего распоряжения.
Испытывая горечь и стыд, пастух погнал своё новое стадо на пастбище. Животные стали мирно щипать траву, как вдруг из леса выскочили дикие собаки. Испуганное стадо бросилось к крутому обрыву и погибло в пропасти. В великой печали купец пришёл к королю и поведал ему ещё об одной неудаче.
— Ну что же, — сказал король, — теперь возьми двадцать пять овец. Потеряв всякую надежду, в отчаянии, что всё у него идет из рук вон плохо, купец снова повёл стадо на пастбище. Вскоре каждая овца принесла по два ягнёнка, потом ещё по два, и стадо его стало увеличиваться. Последний приплод был особенно удачным: ягнята родились крупными, с красивой шерстью и вкусным мясом. Купец понял, что ему выгодно продавать часть своих овец и покупать по низкой цене маленьких и худосочных; он их выкармливал, пока они не становились сильными и здоровыми, как овцы его стада. Через три года он возвратился ко двору в богатой одежде, чтобы рассказать о своих успехах. Его тут же привели к королю.
— Тебе удалось стать хорошим пастухом? — спросил король.
— И в самом деле, ваше величество, каким-то непостижимым образом ко мне вернулась удача. Я смело могу сказать теперь, что мои дела идут благополучно, хотя любви к занятию пастуха я всё ещё не испытываю.
— Прекрасно, — сказал король, — а теперь прими от нас в дар королевство Севилью. Пусть все знают, что отныне ты — король Севильи.
С этими словами монарх коснулся его плеча жезлом. Не сдержавшись, купец в изумлении воскликнул:
— Но почему вы не сделали меня королём сразу, когда я пришёл к вам? Неужели вы испытывали моё терпение, и так уж достаточно испытанное судьбой?
Король засмеялся:
— Позволь сказать тебе, что если бы ты получил трон Севильи в тот день, когда повёл на холм сто овец, от этого королевства не осталось бы камня на камне.
*

Пусть Ваше молитвенное правило будет небольшое, но исполняемое внимательно и постоянно.
Возьмем себе в образец святого, подходящего к нашему положению, и будем опираться на его пример. Все святые страдали потому, что они шли путем Спасителя, Который страдал: был гоним, поруган, оклеветан и распят. И все, идущие за Ним, неизбежно страдают. «В мире скорбны будете”. И все, желающие благочестиво жить, гонимы будут. «Когда приступаешь работать Господу, уготовь душу твою во искушение”. Чтобы легче переносить страдания, надо иметь веру крепкую, горячую любовь ко Господу, не привязываться ни к чему земному, всецело предаться воле Божией.
Если нет возможности исполнить обет послушания, некому повиноваться, надо иметь готовность все делать согласно воле Божией. Есть два вида послушания: внешнее и внутреннее.
Истинное послушание, приносящее душе великую пользу, это когда за послушание исполняешь то, что несогласно с твоим желанием, наперекор себе. Тогда Сам Господь берет тебя на Свои руки…
  Не надо давать волю своим чувствам. Надо понуждать себя обходиться приветливо и с теми, которые не нравятся нам.
«Иисусова молитва” заменит крестное знамение, если почему-либо нельзя будет возложить его.
Без крайней необходимости в праздничные дни нельзя работать. Праздником надо дорожить и чтить его. Этот день надо посвящать Богу: быть в храме, дома молиться и читать Священное Писание и творения св. отцов, делать добрые дела.
 Надо любить всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на пороки его. Нельзя холодностью отстранять от себя людей.
Что лучше: редко или часто приобщаться Св. Христовых Тайн? – сказать трудно. Закхей с радостью принял в свой дом дорогого Гостя – Господа, и хорошо поступил. А сотник, по смирению, сознавая свое недостоинство, не решился принять, и тоже хорошо поступил. Поступки их, хотя и противоположные, но по побуждению одинаковые. И явились они пред Господом равно достойными. Суть в том, чтобы достойно приготовлять себя к великому Таинству.
 Гонения и притеснения полезны нам, ибо они укрепляют веру.
Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому.
В скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подает силу легко переносить, даже не замечать их.
  Духовный отец, как столп, только указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик его сам не будет двигаться, то никуда и не уйдет, а так и сгниет около этого столпа.
   Всегда помните закон духовной жизни: если смутишься каким-либо недостатком другого человека и осудишь его, впоследствии тебя постигнет та же участь, и ты будешь страдать тем же недостатком.
Не прилагайте сердца к суете мирской. Особенно во время молитвы оставляйте все помыслы о житейском. После молитвы, домашней или церковной, чтобы сохранить молитвенное умиленное настроение, необходимо молчание. Иногда даже простое, незначительное слово может нарушить и спугнуть из души нашей умиление.
Самооправдание закрывает духовные очи, и тогда человек видит не то, что есть на самом деле.
 Спасение ваше и погибель ваша – в ближнем вашем. Спасение ваше зависит от того, как вы относитесь к своему ближнему.
    Всякое дело, каким бы ничтожным оно вам ни казалось, делайте тщательно, как пред лицом Божиим. Помните, что Господь видит все.
   Терпение есть непрерывающееся благодушие.
Надо думать, что только этот день дан в наше распоряжение. Нельзя надеятся на завтрашний день. Каждому грешнику после покаяния обещено спасение, но ни кому не обещен завтрашний день.
Прежде чем у Господа просить прощение, надобно самим простить.
Остерегайтесь шуток и неосторожных слов и не начинайте в храме говорить сами, если вы ни кем не спрошены.
Для меня не важно когда придёт антихрист, главное, чтобы совесть была чиста, надо держаться веры православной, заповеди исполнять, надо жизнь проводить нравственную, чтобы всегда быть к этому готовым. Надо пользоваться сейчас настоящим временем для исправления и покаяния.
Хлеба и зрелищ — вот это опасно!
Я вообще против Высшего образования. Редкая женщина получив высшее образование устоит в благочестии. С Высшем образованием редко люди верующими остаются, даже лица из Духовной Академии.
Постарайтесь, детки. Чтобы мои убогие труды ради спасения душ ваших не пропали даром.
Старайтесь не оставаться ни одного дня без молитвы. Если оставите молитву, то незаметно дойдёте до такого состояния, что даже при желании молиться и сильной потребности в молитве вы уже не сможите молиться. Душа захочет молиться, а сердце чёрствое и холодное и будете стоять как чурка.
Человеку свойственно согрешать и падать и от этого не должно унывать и приходить в печаль, даже если придётся согрешить. Ведь одно дело грешить безстрашно, а другое, когда мы не желаем грешить, плачем, каемся, просим прощения… но устоять не в силе и по немощам вновь согрешаем.
Врачей и лекарство создал Господь, а потому нельзя отвергать лечение.
Перед сном надо подумать как провели день и покаятся перед Господом в своих немощах.
Когда смотрим на больную, то мы не можем требовать от неё чтобы она не харкала. Вот так как на больных смотрите и на тех, кто кощунствует и поносит Церковь.
Если ты не болен и нет ни какой немощи, то и собороваться тебе не нужно, потому что в соборовании молитвы об исцелении.
Мы молимся о душевном и телесном здравии. Телесное здравие не всегда Богом даётся ибо Он знает, что нам полезней, а вот душевное здравие всегда даётся при молитве.
Если принимаете милостыню, то обязательно молитесь за этого человека.
Боязнь смерти от бесов — это они вселяют такой страх нам, чтобы мы не могли уже надеяться на милосердие Бога.
=========================================================

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *