Жизнь в общине

Определение и объяснение христианской общины

Публикации | 25/05/2010 16:34

Когда мы используем термин «христианская община», мы имеем в виду следующее: Христианская община- это люди, объединенные общим призванием от Бога; совместным спасением в союзе с Иисусом Христом; совместным переживанием пребывающего, изменяющего и наделяющего силой присутствия Святого Духа и общей миссией для распространения Божьего Царства. Эти люди проживают свои жизни вместе, поддерживают друг друга в любви и полагаются на Святой Дух.

Христианская община- это люди, соединенные друг с другом благодаря тому, что триединый Бог совершил в их жизнях. Это не основывается на их похожести, симпатиях или антипатиях, общей истории, общих интересах или даже общей географии. Христианская община превосходит многие элементы обычной «общины», потому что она не создана и не спроектирована людьми. Это нечто, инициированное и созданное Богом.
Община- это то, что происходит, когда люди, жившие без Бога в этом мире, начинают верить в Евангелие Иисуса Христа и спасаются. Дух Иисуса, Который приходит, чтобы жить в них, оживляет их, духовно соединяя их с Его Личностью. Затем эти спасенные люди соединяются в церковь, Тело Христа, не по своей собственной воле, но по воле Призвавшего их.
Поэтому никто не может определить, кто «внутри», а кто «снаружи» христианской общины: это выбор Бога. Частью искупительной силы такой общины является то, что люди «вынуждены» жить этой жизнью с другими людьми, которых иначе они могли и не избрать. Именно так Бог учить людей любить Своим жертвенным способом, что является отличительной чертой христианина (Ев. от Иоанна 13:34-35). Христианская община должна быть перекрестком большей общины с людьми любых возрастов, рас и социальных статусов, служащих друг другу в любви.
Фокус христианской общины — Иисус Христос, все вращается вокруг Него, Его целей и Его планов для этой планеты. Он — источник жизни общины. Он — объект поклонения каждого человека. Он- «клей», соединяющий людей. Он — обеспечитель, защитник, лидер и господин каждого человека в общине, а также и всей общины в целом.
Иисус Христос также является «Главнокомандующим» христианской общины: Он определяет миссию и цель существования общины. Эта миссия включает в себя приоритеты Царства, такие как евангелизация, ученичество, учение и обучение из Божьего Слова, молитва о больных и демонизированных и забота о бедных.
Истинная христианская община требует настоящего участия в жизнях других людей личным и практическим образом на протяжении всей недели, а не просто по определенным дням и часам. Оно должно характеризоваться взаимной поддержкой, заботой, открытостью, подотчетностью и любовью. Оно должно быть спонтанным и увлекательным! Чтобы община работала, такие моменты, как исповедание, покаяние и прощение должны стать обычными. Практическое выражение общины должно включать в себя разделение материальной собственности и проведение времени в домах других людей: совместный прием пищи и служение друг другу. Так как настоящее принятие другого человека, сотворенного по Божьему образу и спасенного для Его целей, выражается группой верующих, люди могут чувствовать безусловную Божью любовь в своих сердцах впервые или на более глубоком уровне, чем можно было себе представить.
Энергией и силой успешной христианской общины является Святой Дух. Без упования на Святой Дух для простых смертных невозможно достичь истинной общины. Это требует большего, чем предложение дружбы, желание «сделать это» или знание указаний Писания,- требуется пребывающая внутри сила и присутствие Всемогущего Бога. Когда Его Дух действует в каждом верующем, чтобы сообразовать этого человека с образом Иисуса Христа (Римлянам 8:23), осуществление взаимной заботы и действие на благо других людей становятся более легкими.
Бог также одаряет каждого члена Его Тела разными действиями Его Духа, чтобы каждый мог делать вклад в укрепление других людей и общины в целом. Когда такой человек подчиняется Богу и использует дары Святого Духа, Тела становится более зрелым и лучше подготовленным для выполнения миссии Божьего Царства. Люди также учатся любить, благодарить и почитать друг друга. А гармоничное функционирование общины привлекает тех, кто не имеет вечных взаимоотношений с Иисусом Христом, часто побуждая их задуматься о принятии этого великого дара спасения и присоединении к Божьему народу.

Содержание

О книге «Беседы о литургической жизни Церкви»

В основу настоящей книги легли 52 проповеди на тему толкования Божественной литургии, прочитанные в 90-х годах XX века отцом Стефаносом Анагностопулосом прихожанам храма святой Варвары в Керацини (Пирей). Опираясь на Священное Писание и труды святых отцов, а также на свой многолетний священнический опыт, о. Стефанос просто и доступно разъясняет современным христианам основы литургической жизни Церкви. В своих проповедях он не только подробным образом разбирает духовное содержание молитв, песнопений, богослужебных изречений и действий, входящих в состав Божественной литургии, но сопровождает свое толкование рассказами о чудесном духовном опыте, пережитом святыми, монахами, священниками и простыми, исполненными глубокой веры прихожанами во время богослужения. Эти откровения и составляют главную отличительную особенность книги, которая будет полезна священнослужителям как руководство для объяснения литургии, и, несомненно, заинтересует широкий круг читателей, стремящихся приобщиться к духовному опыту христианства.

Для корректного отображения текста рекомендуется использовать многоязычные шрифты.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Произведение было опубликовано в 2016 году издательством Алетейя. На нашем сайте можно скачать книгу «Беседы о литургической жизни Церкви» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 5 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

«Я чувствую себя чужим в приходе. Богослужение заканчивается, люди расходятся, между собой общается только группа ”посвященных», остальные друг друга просто не знают» — такие жалобы можно услышать в среде православных христиан. В чем дело? Неужели в приходы, как говорилось в табличке над домом Винни-Пуха, посторонним вход запрещен? Как все же влиться в приход и найти свое место в нем? Как найти «свой» храм и обязательно ли бежать из того, где вам делают замечания?

На девять распространенных вопросов о приходе отвечает настоятель храма во имя святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин.

Что такое приход и зачем нужно быть его частью?

Приход — это семья. В каком плане? В том плане, что именно семья подготавливает человека для большой жизни. Так, мы живем с родителями, которые обязаны нас подготовить к каким-то свершениям, то есть дать путевку во взрослую жизнь, чтобы мы могли уверенно шагнуть в нее, ничего не боясь. И приход — он учит христианина жить в этом мире, ничего не боясь. Он дает человеку те знания, к которым тот стремится, и ту радость, которая естественно происходит от единения с близкими людьми, помогает ему врачевать недуги и немощи своей души.

И в эту семью человек приходит сам, сам проявляет активность и желание быть в ней и сам решает, какое место, какую нишу, если угодно, он будет там занимать. На каком-то этапе ему достаточно просто ходить на богослужения, а потом захочется чего-то большего — чем-то помочь, что-то новое узнать.

И тут не может быть никакого принуждения. Выбор всегда остается за человеком.

Как выбирать «свой» храм?

Мне кажется, здесь два пути: можно ходить и выбирать приход самому, а можно просто принять волевое решение — закрыв глаза, шагнуть в неизвестность, то есть прийти в какой-то храм и остаться там навсегда. В приходской семье человеку должно быть удобно, комфортно. Одному нужно внимание, ему необходимо, чтобы вокруг него бегали, а другому, наоборот, нужна суровая рука; одному надо, чтобы под него подстраивались, другой умеет подстраиваться под внешние обстоятельства. И каждый, исходя из этого, выбирает самостоятельно.

Как влиться в приход?

О приходах, которые бы отталкивали, отвергали новичка, я никогда не слышал. И не представляю такой ситуации, чтобы вы, допустим, подошли к настоятелю, сказали: «Я хочу помыть полы в храме безвозмездно!» — и вам не дали бы ни швабры, ни тряпки. Вообще, с любыми вопросами лучше обращаться именно к настоятелю или старосте.

Чаще всего происходит так: человек начинает ходить на исповедь к какому-то одному священнику и через некоторое время сам начинает интересоваться у него, в чем можно поучаствовать, как влиться в какое-либо дело на этом приходе.

Закрытая в 1932 году, церковь Сошествия Святого Духа (поселок Первомайское, Москва) была возвращена Церкви лишь в 1991-м. Сегодня, спустя 23 года, при храме широко развита социальная деятельность; многочисленная паства участвует в этнографических, фольклорных, исторических фестивалях, организует молодежные встречи и беседы.

У митрополита Сурожского Антония в Лондоне было устроено так: есть прихожане, которые просто молятся на богослужении и больше ни в чем не участвуют, и это их выбор; есть те, кто готовы участвовать в разных мероприятиях, делах, нести ответственность за свой приход; и есть актив прихода, который всю эту работу координирует, на ком лежит уже юридическая ответственность за приход. Человек заполнял анкету, и если хотел участвовать в деятельности прихода, то оставлял свои координаты, писал, чем он может быть полезен, чем хотел бы заниматься. Естественно, были регулярные собрания, когда намечались планы, давался отчет о проделанной работе и т. д. Вот это — активный приход, живой!
К нам в храм очень много людей приходят и предлагают свои услуги, свои умения. Например, пришла недавно женщина и сказала: «Я всю жизнь занималась с детьми в музыкальной школе, давайте я попробую сделать нечто подобное в вашей воскреске?»
В любом случае, пассивная позиция человека точно не приблизит его к активной приходской жизни.

Что можно делать на приходе?

На любом приходе есть социальное служение — переписка и помощь заключенным, сиротам, благотворительные базары для сбора денег тяжелобольным людям. Воскресная школа для детей, реже — для взрослых, кружки по изучению Священного Писания.

Приходская жизнь храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице (Санкт-Петербург), который был закрыт на 67 лет (с 1928 по 1995), активно возрождается. Сейчас при нем располагается культурно-просветительский центр «Лествица»: дети ходят в воскресную школу, учатся хоровому пению, рукоделию, взрослые посещают курсы катехизации, слушают лекции детского психолога. При храме открыты выставка «Неизвестная и неоконченная война», посвященная блокаде Ленинграда, и Музей новомучеников Санкт-Петербургской епархии.

Есть миссионерское служение — например, раздача Евангелий на Пасху. Есть просто задушевные встречи — чаепития с батюшкой, где можно задать любой вопрос, что-то предложить. Паломнические поездки всем приходом. Наш приход, например, собирается не просто маленькой группкой в 10 человек — целый автобус набивается! Бывают культурные мероприятия — концерты, выступления, благотворительные ярмарки и тому подобное. Дел очень много! Можно, к примеру, поучаствовать в украшении вертепа на Рождество, помочь в подготовке к Престольному празднику — это же не только уборка, готовка, а еще и создание праздничной атмосферы для других!

Подготовить с детьми стихотворение — тоже дело прихожан.

Главный принцип — не стесняйся, предлагай! То, что интересно тебе, обязательно будет интересно кому-то еще на приходе. Тебя интересует изучение церковного устава? Тебе хочется петь в хоре — обязательно найдется кто-то еще, кого захватит эта идея. Попробуй, возьми на себя эту ответственность — и увидишь, что тем самым замечательно вольешься в приход.

Сейчас приходы так разрастаются, что настоятелю невозможно контролировать все процессы, поэтому он делегирует полномочия — часть обязанностей, естественно, ложится на плечи прихожан. Создание воскресной школы, организация каких-то походов, игр и тому подобное. И если приходу какое-то начинание не нужно, то настоятель будет биться, как рыба об лед, и ничего не получится. Главное, чтобы люди не были равнодушными! А все остальное приложится.

Нет ли опасности замкнуться в приходской «тусовке»?

Такая опасность есть, но для того, чтобы избежать ее, настоятель или пастырь должен наблюдать за своими прихожанами, следить, чтобы ни у кого не возникало стремления сделать из прихода замкнутый кружок. Потому что цель прихода — не замкнутость, не изоляция от внешнего мира, а проповедь Христа. Мы видим яркий пример этому в Евангелии, когда Господь выбирает двенадцать учеников, научает их, отправляет по двое на проповедь, и потом они несут учение Христово, приобретая новых последователей. Такая духовная пирамида получается. И это правильная, здоровая ситуация: приход должен быть открыт для любого человека, принимать любого приходящего. А священник, условно говоря, «женится» на приходе — он должен быть для всех доступен, для всех открыт. Недаром перед Таинством рукоположения в священники будущий пастырь снимает свое обручальное кольцо и кладет его на престол в алтаре — в знак полного посвящения себя служению Богу и людям.

Начиная с мая, с наплывом дачников, приход Петропавловской церкви села Сомино (Ленинградская область) организует совместные мероприятия и праздники. Среди них – ежегодная Соминская Петровская ярмарка, на которой собираются тысячи человек. Приход особо отмечает День рождения Петра I, который совпадает с Днем России. У памятника императору совершается панихида, а затем на народном празднике «Царский день», поочередно исполняется два гимна России – современный и исторический «Боже, царя храни!».

Еще очень важно, чтобы человек, который вливается в приходскую жизнь, не отодвинул при этом на второй план свою семью, не оставил мужа или жену, детей. Это должен четко отслеживать настоятель, другие прихожане. Если так случается, это часто говорит о том, что человек мечется и не доводит ничего из начатого до конца. Скорей всего, он бросит и свой приход в итоге!

Вот тебе дарована семья, а ты не поверил в то, что это именно дар, что это от Бога. Поигрался, повозился, понял, что тяжеловато, понял, что надоело, нужны какие-то новые «адреналиновые» события в жизни, новые задачи. Пошел на приход и думаешь: «Ну, это уже что-то настоящее, капитальное!» Но и здесь ты поиграешься, и, пройдет время, уйдешь. Я думаю, надо иначе рассуждать: тебе дана семья — значит, нет никакой причины, по которой ты мог бы предпочесть что-либо семье. Да, ты можешь «набирать» себе какие-то занятия, но надо правильно расставить приоритеты и понять, что же главное.

Как могут семейные люди участвовать в жизни храма?

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок был образован, поэтому многие участвуют в жизни детской воскресной школы. Мы привыкли возлагать вопросы образования наших детей на кого-то другого — то на детский садик, то на школу, то на бабушек-дедушек. Ничего подобного не должно быть! Мама и папа должны участвовать активно и в воспитании, и в обучении. Ты родитель, значит, воскресная школа будет жить тогда, когда ты будешь принимать в ее жизни участие. Когда родители будут заботиться о том, как и чем детей покормить после службы, перед занятиями, куда их свозить, как организовать тот или иной праздник, то будет живая жизнь. Никто, кроме нас самих, наших детей не воспитает, не научит!

Ходить в один приход, иметь духовника в другом — это нормально?

Я не вижу здесь никаких проблем. Духовное окормление — вещь очень своеобразная, поэтому каждый духовник вместе со своим духовным чадом должен сам такие моменты регламентировать. Если он видит какой-то вред от такой схемы, то он вполне может сказать: «Слушай, дорогой/дорогая, тебе это не полезно, поезди лучше сюда или походи в тот приход, а потом выбери какой-то один».

При домовом храме святой мученицы Татианы при МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва) развернута многогранная деятельность. Прихожане опекают престарелых, помогают бездомным. При храме работает группа катехизации, школа духовного пения, народный хор, студия иконописи; проводятся всевозможные выставки, концерты и встречи. Например, два раза в год Татьянинский приход организует молодежные балы, на которых можно научиться танцевать вальс.

До революции человек всю жизнь ходил в тот храм, к которому был «прикреплен» по месту жительства. И очень часто первый священник, у которого исповедовался, оставался его духовником на всю жизнь. Это совершенно нормально и создает здоровую атмосферу на приходе. И священник до самой смерти руководил одним приходом, на нем возрастал.

Сегодня все больше храмов строится в жилых районах, в шаговой доступности, так что многие местные жители «привязываются» к близлежащим приходам. А дальше — дело настоятеля сделать так, чтобы этим людям было комфортно жить приходской жизнью, чтоб они никуда не уходили.

Как относиться к упрекам, с которыми может столкнуться новичок в храме?

Как-то раз Великим постом я совершал вечером парастас — читал псалтирь, стоя посреди храма, и наблюдал за одним ребенком, который вышел между амвоном и панихидным столиком, чем-то своим занимался, сам с собой рассуждал, ходил и тому подобное. Ко мне вдруг закрались, как мне показалось тогда, «благочестивые мысли»: этот ребенок отвлекает меня! А потом я вдруг понял, что это не он отвлекает — это я не могу сосредоточиться! Если я не умею молиться, то ищу причину, ищу того, кто мне в этом якобы мешает.
Поэтому я уверен, что если человек пришел молиться, он будет молиться в любом случае. Если ему скажут: «Отойди» — спокойно отойдет, потому что для него стоять на том или другом месте — не первостепенная задача: он пришел молиться. Когда отвлекают дети, — да, иногда бывает трудно при этом сосредоточиться, трудно, но возможно! Думаю, что только в свой мир надо заглядывать.
Вместе с тем я противник всяких укоров в храме и всех своих прихожан предупредил, что наш приход — территория, свободная от упреков: кто бы ни пришел, когда бы ни пришел, в чем бы ни пришел, всех надо пустить, принять. Всех предупредил: если вдруг вас укорили, обидели, говорите напрямую мне. Это такой воспитательный момент.

Человеку обязательно должно быть комфортно в его приходе?

Комфортно должно быть, но идеальных условий нигде не будет: обязательно надо будет чем-то пожертвовать. Обязательно где-то что-то тебя будет не устраивать: время начала богослужений, длительность службы, «паровозики» из бабушек «Спаси-Господи», бегающие по всему храму дети или, по крайней мере, то, что до храма добираться 2 часа. Обязательно будет какое-то неудобство! Но мы же просим у Бога терпения, Он и подает нам обстоятельства, в которых мы можем воспитать и терпение, и смирение.

Храм великомученика и целителя Пантелеимона в Удельной (Санкт-Петербург) был основан Александром III, принявшим решение о строительстве Дома призрения для душевнобольных и церкви при нем. В 1929 году церковь была разорена, разрушена и закрыта вплоть до 1990 года. Силами настоятеля протоиерея Алексия Масюка и его паствы удалось восстановить храм, а так же воссоздать памятник царю-основателю, разрушенный в 1936 году.

Человеку, который не может найти свой приход, где всё без сучка и задоринки, я бы сказал так: мы из-за Иуды не оставили Церковь Христа, что ж будем из-за каких-то мелочей себе портить дело нашего спасения? Мне кажется, надо всё любить, всему радоваться! И когда человек научится всему радоваться, его и не будут раздражать ни дети, ни бабушки!

Иллюстрации предоставлены группой «Парсуна»

Творческое объединение «Парсуна» создает в рамках проекта «День седьмой» портреты приходских и монашеских общин в интерьерах их храмов. После воскресной литургии участники проекта просят всех прихожан (их число доходит до 500 человек) повернуться лицом к камере, подробно снимают лица, иконы, фрески и прочие детали церковного интерьера, чтобы затем воссоздать образ их Воскресного дня.
Картины создаются в стиле средневековой иконографии, с использованием современных технологий цифровой живописи и воспроизведения изображений. За три года работы выставочная коллекция проекта составила 25 картин.
Авторы проекта: Константин Дьячков, Сергей Кожара, Александр Швец и Владимир Павлов.

Мы привыкли воспринимать общину как духовную семью. Но духовную семью XX века невозможно построить в XXI-ом. Признаюсь, мне бы тоже хотелось, чтобы наша община была духовной семьей, но за 20 лет ее существования выявились и недостатки. Они не были заметны, пока приход был малолюдным. Но чем больше в общине людей, тем меньше теплоты и духовной близости. Не бывает дружеских компаний по 100 человек

31 января в рамках XVI Международных Рождественских образовательных чтений прошел семинар «Созидание приходских общин (опыт XX века)» под председательством настоятеля храма во имя новомученников и исповедников Российских в Бутово протоиерея Кирилла Каледы и заведующий сектором Церковно-приходского образования Синодального отдела образования и катехизации, клирика Высоко-Петровского монастыря иерея Игоря Киреева.
Вниманию весьма немногочисленной аудитории были представлены 11 докладов. Но о. Игорь выразил надежду, что эта тема будет привлекать все больше и больше слушателей – настолько актуальной становится проблема созидания приходских общин в современных условиях.

Открывая семинар, о. Игорь с сожалением отметил, что с этого года секция «Новомученики и исповедники российские и их духовное наследие» прекратила свою работу. Однако, актуальнейшая в контексте созидания общин, эта тема новомучеников подробно обсуждалась на I и II Фаддеевских чтениях. Тогда, помимо вопросов, как святые пастыри и святители возрождали и сохраняли приходскую жизнь во время гонений XX века, и что из опыта устроения прихода ХХ века можно заимствовать в наши дни, была поставлена цель выявить и обстоятельства, препятствующие здоровой приходской жизни. Поэтому эта тема была продолжена и на секции «Задачи и принципы организации катехизаторской деятельности РПЦ» в семинаре «Созидание приходской общины». В его первой части выступавшие говорили об опыте созидания общины как о духовной семье.

«Детки кушать просят»
В их выступлениях красной нитью проходила мысль, что «импульс» должен исходить от пастыря. Но это не отменяет необходимость приходских советов, считает один из докладчиков, студент РПУ св.Иоанна Богослова Константин Артемьев, приводя пример священномученика митрополита Серафима (Чичагова). Основная деятельность владыки была направлена на возрождение приходской жизни, причем при помощи и мирян и духовенства. В своем обращении к духовенству Тверской епархии он особо отмечал необходимость начать беседы с народом о приходском возрождении и проповедовать о значении христианской общины, а также поделить приходскую общину на выбранных помощников настоятеля и подчиненных. Владыка сам во всех вопросах опирался на помощников, выбирая их из духовных чад. Настоятель не в силах один отслеживать все скорби и нужды членов общины – в этом ему должны помогать члены приходского совета. В такой общине не может быть несчастных – нуждающихся поддержат, скорбящих утешат, а порочные исправятся. Настоятель же должен принять меры, чтобы в самом зародыше искоренить пьянство, воровство и ссоры между членами общины.

В общине сщмч. Романа Медведя тоже шла глубокая духовная работа. Богослужения совершались каждый день. Исповедь (всегда частная и подробная) длилась до глубокой ночи. О. Алексий Мечев, побывав у о. Романа, заметил: «У тебя стационар, а у меня амбулатория». А уже сильно болеющий о. Роман ответил с улыбкой: «Детки-то ведь кушать просят», имея в виду нужды духовных детей и Литургию.

Община протоиерея Романа Медведя. 1920-е годы

Члены таких общин как о. Романа и митрополита Серафима навещали людей в больницах, открывали школы и библиотеки. Но центром их жизни было все же богослужение. Это отметила Надежда Варламова, преподаватель агиологии Перервинской Духовной семинарии в своем докладе об общине при храме святителя Николая на Маросейке. Община жила полноценной жизнью именно за счет духовного общения. О. Сергий Мечев регулярно устраивал беседы на дому. Кроме этого духовная семья делилась на группы по духовным запросам и интересам, которые встречались каждую неделю для совместных чтений и молитве. О.Сергий установил нерушимое правило – вне зависимости от обстоятельств, все члены общины должны были читать одну и ту же главу из Евангелия и Апостолов в день, чтобы быть вместе и мыслить одинаково, даже находясь далеко друг от друга. «Думайте друг о друге и тогда исполните закон Христов», – завещал о. Сергий.

Предыдущим докладчикам возразила Ольга Новожилина, сотрудник отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, проанализировав причины распада общины свщмч. Сергия Голощапова (1882 – 1937) при храме Живоначальной Троицы в Никитинках. Главной целью общины стало возрождение уставного богослужения. Всенощная начиналась в 10 вечера и заканчивалась в 5-6 часов утра. Общие трапезы и соборная молитва очень живо напоминали раннехристианские времена. Но люди постепенно стали уходить из общины. По мнению докладчика причина в том, что богослужение стало самоцелью, а во главу угла вместо живого общения любящих друг друга людей была вынесена буква. Люди же ждали дел милосердия, а эта христианская миссия так и не началась…

Такого же мнения придерживается и Сергей Рогунов, сотрудник Центра развития молодежи при Даниловом монастыре. По своему опыту создания молодежной общины из кружка по изучению Священного Писания он пришел к выводу, что одно только богослужение не может быть прочной основой, неразрывно скрепляющей общину. «Нужно учитывать, что человек обладает не только духом, но еще душой и телом», — говорит Сергей, — поэтому досуговая программа, особенно в молодежной общине, обязательно должна быть».

Не количество, но качество
«Но если человек не поймет что главная составляющая служения Христу – это внутреннее, а не внешнее делание, то и все внешнее когда-то уйдет» — возразил ему прот. Артемий Владимиров, настоятель храма Всех Святых в Красном Селе. «Я вижу много «особ суетящихся», которые что-то активно делают на приходе, но не хотят учиться жить в Боге».

Но если человек поймет, что вся внешняя деятельность бесполезна, пока человек не найдет на приходе свое место – ничего хорошего его активность не принесет, — уверен о. Артемий. «Сейчас приходы стали похожи на многоотраслевые центры. Но это не всегда хорошо. Главное – трудиться с огоньком и радостью, а не пытаться охватить как много больше сфер». По его мнению, в «многоотраслевом центре» легко возникает дух соперничества, что лишает приход право называться общиной.

Приходской праздник в храме Всех Святых в Красном Селе (о.Артемий сидит третьим слева). Никакая приходская община не может быть устроена без любви — в т.ч., без любви прихожан к своим батюшкам

Домашняя церковь – основа общины
Выступление настоятеля Успенского храма Красногорска прот.Константина Островского «Некоторые концептуальные проблемы приходской общины» дало возможность взглянуть на эту проблему с другой стороны. На основе своего многолетнего опыта он пришел к выводу, что сегодня концепция приходской общины изменилась:

«Мы привыкли воспринимать общину как духовную семью. Но духовную семью XX века невозможно построить в XXI-ом. Признаюсь, мне бы тоже хотелось, чтобы наша община была духовной семьей, но за 20 лет ее существования выявились и недостатки. Они не были заметны, пока приход был малолюдным. Но чем больше в общине людей, тем меньше теплоты и духовной близости. Не бывает дружеских компаний по 100 человек…»

А по отношению к настоятелю существует целый ряд искушений. По мнению о. Константина, самое опасное возникает при несении церковного послушания. Когда настоятелю приходится совмещать роль духовного отца с ролью администратора, люди часто разочаровываются. Ведь раньше они знали настоятеля только как духовника, который утешит, подаст совет, благословит. А тут оказываются в положении подчиненного. Не все хотят понять, что начальник заставляет работать, требует или даже наказывает. Они обижаются, уходят в другие храмы или бросают работу.

Еще одна проблема современного прихода в том, что штат храмовых работников заполнен и часто невозможно взять на работу кого-то действительно достойного, даже если очень хочется. Или приходится отказывать нравственным, достойным людям, а брать более опытных. Квалификация иногда заменяет духовность и иногда получается, что трудящийся в храме – не член общины, а просто сотрудник. И в храме становится неуютно. Разве можно сравнивать настоящую общину со штатом сотрудников, которые работают под присмотром настоятеля?

Секта православного обряда
о. Константин: «Как создается община? А как женщина рожает детей? Очень просто: выходит замуж, любит своего мужа, молится, болеет и Господь посылает ей ребенка. Так и община – мы должны просто служить, молиться, терпеть, любить прихожан. А остальное придет само собой. И это совсем немало – делать, что должно, и будь, что будет… Ведь вся деятельность помимо богослужения – образовательная, катехизаторская, благотворительная, вырастает только из Божественной Литургии и соборной молитвы прихожан. А если применять внешние формы организации общины, то получится сплоченная секта православного обряда – и не более». Поэтому главное по мнению о. Константина – не внешняя организация, а любовь в сердцах прихожан. Но можно и не быть членом общины – не все могут быть друзьями, но быть при этом членом Тела Христова – обязательно.

«Захожане» и «требоисполнители»
— В последнее время эти слова вошли в моду, — говорит о. Константин. — Нехорошо быть захожанином и грешно – требоисполнителем. Некоторые думают, если человек участвует во всех богослужениях, что-то делает на приходе, почти живет при храме, пьет чай со всеми – то он прихожанин и член общины. А если он причащается раз в год и приходит в храм редко из скорби или к празднику, то – захожанин.

А кто такой требоисполнитель? Это священник, которому Литургия скучна, прихожане неинтересны, молитва тягостна, ему бы забрать быстрее деньги и убежать домой. Но, употребляя такие определения, мы становимся на грань фарисейской проповеди. О ком можно так судить? Конечно, требоисполнителем я могу назвать одного лишь человека – самого себя.

Церковь – это корабль спасения, но не все, называющие себя христианами плывут на нем. Только Страшный суд откроет, кто был пассажиром, кто – матросом, а кто фантазировал, что он тоже плывет. И если мы хотим полноценной духовной жизни, то не надо забывать что она основывается на неосуждении других.

Крестным ходом по квартире
Но главная проблема состоит в том, что молодые прихожане, недавно создавшие семьи и родившие детей, перестают находить время для богослужений. И не только не участвуют – они забывают слова апостола Павла о семье как о домашней Церкви. О том, что домашняя Церковь – фундамент общины. Так современная приходская община должна состоять именно из совокупности таких малых домашних Церквей.

«Монастырь в миру» не может существовать, — уверен о. Константин. — Исключение может составить разве что община о. Сергия и о. Алексия Мечевых. Монах – это тот, кто ушел из мира. Монах – это ребенок. А семейный человек не должен быть ребенком и находиться в полной зависимости от духовника. Он должен создавать свою домашнюю Церковь. А у нас таких нет – или я не знаю.

Чаще я вижу следующее: муж и жена верующие. В церковь ходят. Причащаются. Дети тоже. И все бы хорошо, но дома они не строят жизнь по православному обычаю. Молитвенному правилу детей они научили, а молиться – нет. Тогда это не домашняя Церковь. Нет сейчас семейной молитвы и крестного хода по квартире. А значит, нет и сплоченной общины.

С чего начать строить храм
В заключительном слове о. Кирилл Каледа подвел итог:
«Меня часто спрашивают энтузиасты – с чего начать строить храм: создавать попечительский совет, брать разрешение или что? И почему-то никому даже в голову не приходит – начать вместе молиться на том месте, где должен быть храм… Отец Алексий Мечев получил благословение 8 лет служить в пустом храме. Вот где повод основания общины.

Почему мы говорим о созидании общины? Потому что понимаем не умом, а сердцем, что спасение соборно и стремимся к общинной жизни. Это осознавала и советская власть, которая особо тщательно отслеживала общины как источник формирования единомыслия. Я согласен с замечанием патриарха, что в XXI веке мы живем в постхристианском мире. И сейчас для некоторых церковь становится клубом, где во время службы обсудить «важные дела», у нас нет благоговения.

Я знал одну семью, которая постоянно – перед едой, утром и вечером пела тропарь о умножении любви. А мы потеряли доверие не только между приходами, но даже внутри прихода. Такая разрозненность нас и губит» – уверен о. Кирилл.

Но и задача спаять всех прихожан в монолитную общину не всегда полностью правильна. Вполне естественно, если в ней есть несколько групп, которые образуются по интересам, духовным запросам, уровню образования. Главная задача настоятеля – не дать заглушить росточки, и дать им развиваться. А в остальном положиться на волю Божию.

Мы спасаемся в Церкви, а не спасаем Церковь – уверен о. Кирилл, — поэтому только на основе молитвы и любви наши приходы станут ячейками Церкви и островками спасения в бушующем море нехристианского мира.

Кому поручить детей?
«Под занавес» большое оживление и много вопросов внесло замечание о. Кирилла Каледы о детях, бегающих по храму во время богослужения. Он привел пример, что появились предложения создавать при храмах специальные комнаты, где дети во время литургии будут играть, бегать, стоять на головах, не мешая родителям молиться, а перед Причастием их, разыгравшихся и взъерошенных, будут выносить к Таинству. На вопрос что же делать, тут же ответил о. Константин Островский: «С детьми надо БЫТЬ и стоять вместе, а не отправлять их подальше, чтобы родители могли «спокойно» помолиться. Не стесняйтесь подходить с детьми близко к алтарю и стоять впереди – им будет интересно, и они будут чувствовать, что мама и папа – рядом» – посоветовал о. Константин.

А о. Кирилл поделился своими воспоминаниями: «Когда я был маленьким, наши родители чего только не делали, чтобы привести нас в храм, да и самим поучаствовать в богослужении – менялись или один с детьми постарше шел к самому началу службы, а другой с маленькими приходил к самому Причастию. Они понимали, что всю Литургию ребенку отстоять трудно, а Всенощную – почти невозможно. И не брали нас на всю службу. Но смогли привить нам веру и любовь к храму.

Наталья Мурзина

См. также: Что делает приход общиной?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *