Жизнь в тюрьмах

Первое попадание в тюрьму – это большой стресс для человека.

Арестантский быт, культура, обычаи и привычки заключенных значительно отличаются от уклада, характерного для вольной жизни.

Но если усвоить ряд общих правил и рекомендаций, то можно избежать самых грубых и фатальных ошибок.

Как правильно войти в хату в тюрьме?

Не стоит заучивать назубок все арестантские кодексы и пытаться выдать себя за опытного зека – человек, натужно пытающийся соответствовать правилам жизни в тюрьме, с которыми он имел дело лишь в теории, сразу определяется бывалыми арестантами.

Лучше сразу дать знать об отсутствии опыта тюремной жизни. «По незнанке» заключенные могут простить многие оплошности.

Но есть такие правила, которые не следует нарушать даже новичкам:

  1. Аккуратно выбирайте приветствие.

    Не стоит называть арестантов мужиками. Это не презренная каста, но и не самая почетная.

    Самый оптимальный вариант приветствия – сказать: «здорова, братва». Так вы проявите уважение к сокамерникам.

  2. Обычно первое знакомство начинается с вопросов о статье, по которой человека определили в места лишения свободы.

    Лучше быть честным и не пытаться приписывать себе «блатных» статей.

    У заключенных есть свои каналы информации, по которым рано или поздно они узнают действительную причину определения в МЛС, а лгунов в тюрьмах не любят.

  3. Не стоит идти занимать нары, которые кажутся свободными. Обязательно нужно попросить разрешение на использование койко-места, так как оно может быть занятыми. Места для первоходов обычно находятся в углах помещения.

Справка: за руку с новоприбывшим не здороваются до тех пор, пока заключенные не будут убеждены (по своим каналам и по поведению новоприбывшего) в его непричастности к петушиной масти (за что опускают в тюрьме и кто такие петухи, можно прочитать в этой статье).

Пусть даже телесный контакт с петухом произойдет «по незнанке», его последствия в тюремной общине могут быть непредсказуемыми, именно это обуславливает такую настороженность.

Если первое знакомство с арестантами прошло без происшествий, то в дальнейшем не стоит расслабляться. В первые дни нахождения в местах лишения свободы следует проявлять особую осторожность и следить за каждым своим действием.

Как вести себя в тюрьме первоходу?

Вопреки стереотипу о постоянно бранящихся заключенных, к сквернословию отношение в тюрьмах крайне негативное, так что об использовании матерных слов первоходу следует забыть.

У этого есть разумное объяснение: мат накаляет психологическую обстановку, которая в тяжелых тюремных условиях и без того неблагоприятная.

Даже брань, не обращенная к кому-то лично, подсознательно ассоциируется с агрессией.

Личные же оскорбления находятся в тюрьмах под строгим запретом, а за рукоприкладство можно поплатиться жизнью.

Посыл на … является самым тяжелым оскорблением, за него с человека обязательно спросят, обидчика имеют право даже убить за эту фразу (единственный случай, когда рукоприкладство обосновано в рамках тюремных устоев).

Возмездие должно быть неминуемым, иначе спрашивать уже будут с оскорбленной стороны.

Как правильно вести себя в тюрьме? Не выставляйте напоказ физическую силу и спортивные достижения. Это в тюрьме ничего не значит, сила арестантского сообщества всегда превосходит мощь мускулатуры и знание боевых приемов.

Немаловажным пунктом в вопросе того, как вести себя в тюрьме первый раз, является тема выбора клички. Определить «погоняло» можно двумя способами:

  • заключенный сам может определить ее;
  • «погоняло» назначит сообщество заключенных на основании общего поведения или каких-то совершенных запомнившихся поступков.

Кроме того, когда новички спрашивают совета у «бывалых» о том, как вести себя в тюрьме в первый раз — очень важным является совет о том, что не стоит брать чужие вещи и даже прикасаться к ним. За это могут спросить.

Если есть потребность воспользоваться чем-то чужим, обязательно нужно получить разрешение, при этом интересоваться нужно в вежливой форме.

Но это правило относится и к вашим собственным вещам: вы имеете полное право защищать их неприкосновенность.

Заключенные редко относятся друг к другу с реальным уважением, а для хорошего отношения к новоприбывшему нет весомых причин. Из-за этого услуги в тюрьме никогда не оказываются по доброте душевной – всегда предполагается получение за них чего-то взамен.

Широко известен запрет на обсуждение с заключенными орального секса.

Но распространяться нежелательно и о других сексуальных аспектах и о иных темах, связанных с личной жизнью. Не стоит затрагивать больные вопросы, относящиеся к сфере криминала.

В тюрьмах принято отвечать за каждое слово. Не стоит высказывать свое мнение о вопросах, в которых вы не разбираетесь.

Личная гигиена важна для каждого арестанта: пренебрежение ей одним человеком ухудшает качество жизни всех сокамерников.

Слишком частое общение с представителями администрации тюрьмы может быть воспринято заключенными как стукачество. Теперь, когда вы знаете о том, как вести себя в тюрьме новичку, давайте поговорим о том, как распорядиться этим временем, что бы оно не было потрачено зря.

Как выжить и провести время с пользой в тюрьме?

Хоть тюрьма и ограничивает свободу, возможностей для обучения и развития своих навыков в ней имеется достаточное число.

Обустраиваются библиотечные залы, в которых заключенный может найти не только специализированную арестантскую литературу (как правило, автобиографии зеков), но и классику, а также научные и публицистические журналы.

Заключенным, показывающим хорошее поведение, дают возможность поработать. Рабочие места оборудуются далеко не во всех МЛС, но если в тюрьме они имеются, то это большое везение для заключенных. Трудотерапия восстанавливает психику и ускоряет течение времени.

Существует возможность получить образование, находясь за решеткой.

Хорошо осваиваются те профессии, которым можно обучать в рамках дистанционных курсов, сюда относится большинство гуманитарных специальностей.

С освоением прикладных наук дело обстоит не так благоприятно, так как здесь необходимо присутствие на лабораторных работах и прочих практических занятиях, а этого заключенный делать не может.

Как выжить в тюрьме? Нужно максимально возможно сохранять здоровье организма.

С одной стороны, строгий тюремный распорядок дня положительно влияет на него, но на здоровье не могут не сказываться негативно такие факторы, как недостаток свежего воздуха, низкое качество еды в российской тюрьме, пристрастие к курению (в тюрьмах курят практически все), малоподвижный образ жизни, высокий риск распространения инфекционных заболеваний.

Не стоит пренебрегать прогулками, походами в баню и участием в других мероприятиях, положительно воздействующих на организм.

Выжить в тюрьме и провести время с пользой реально.

Главное – не пасть духом и не позволять себе бездельничать.

Даже в таком суровом месте есть возможность быть человеком, который стремится стать лучше.

Предлагаем прочитать другие статьи о жизни в тюрьме:

  • Как отмечают Новый год в колонии строгого режима?
  • Что можно передавать в тюрьму?
  • Особенности свидания в тюрьме.
  • Есть ли интернет в тюрьме и телефоны?
  • Как проходит свадьба в тюрьме?
  • Как отправить электронное письмо мужу в тюрьму?
  • Фото камер в тюрьмах России.

Надеемся наша статья помогла вам найти ответ на вопрос: «Как себя вести если попал в тюрьму?».

Если у тебя есть какое-то умение, то не пропадешь. Фото: Борис КОКУРИН.

Автор этого дневника хранит анонимность. Но из обрывков фраз удалось составить портрет: младше 30 лет. Чем провинился, прямо не говорит: «Статья моя связана с наркотиками». Сидел семь лет в колонии строгого режима в регионе по соседству с Московской областью.

Вести интернет-дневник помогал товарищ на воле. Когда было туго со связью — слал ему рукописные письма, а тот перепечатывал. Публикуем отрывки из этого дневника.

КАК ЗАХОДИТЬ В ХАТУ

Грустных здесь не любят. Однако, с шутками лучше не перебарщивать. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

Главное — не бояться, заходить с поднятой головой. Необходимо поздороваться, просто сказать «Здорово». Я об этом не знал, но интуитивно догадался. И так сделал. Ко мне подошел улыбчивый зэк:

— Откуда ты и какая беда (статья — прим.ред.) у тебя?

Я ответил. Он покивал головой и показал мне на кровать:

— Вон ту шконку можешь занять.

Мой сосед — немолодой уже дядя Миша — сходу взялся за обучение:

— Держись в толпе, наблюдай за окружающими и делай так же. И не унывай, салага, грустных здесь не любят. Однако, с шутками не перебарщивай.

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ ВСЕ

В «черных» колониях блатные обещают начальству жизнь без бунтов и администрация не лезет в их порядки. Фото: Борис КОКУРИН.

Есть зоны «красные», где начальство спуску никому не дает, а наша зона — черная, верховодят здесь блатные. Они обещают начальству жизнь без бунтов и начальство не лезет в их порядки.

Если на воле у тебя работающие родственники, тебя обложат данью. В зависимости от дохода родственников это может быть тысяча, а может и больше. У меня мать-пенсионерка и я сдавал в общак по 500 рублей.

Деньги решают все. По статье за изнасилование теперь можно спокойно отсидеть и никто слова не скажет, если заплатишь блатным. С нами сидел коммерсант лет сорока. Он отхватил 15 лет строгача. К нему с проверкой пришли в офис и в компе нарыли переписку с малолетками. Он соблазнял школьниц из бедных семей, водил на съемную квартиру, шампанским поил и пользовал. На зоне он сразу перевел на счет блатному крупненькую сумму и за это его никто не трогал.

— Раньше таких козлов опускали, и место им возле параши отводили, — сокрушался дядя Миша.

ЗА ПЛОХУЮ БАЛАНДУ — В БУБЕН

Питание скудное, местные повара умудряются превратить любые продукты в однородную массу. Фото: Алексей БУЛАТОВ.

Питание у нас скудное. Местные повара умудряются превратить любые продукты в однородную массу. Макароны, гречка, рис на столе редко, зато ячка, сечка — постоянно. Они дешевы и отвратительны на вкус. Такими кормят скот.

Когда я только сел, бывало у нас в меню «рыбное кладбище». В похлебке плавали плавники, головы, кишки. Под конец срока уже кормили довольно сносно.

Дядя Миша, который надолго стал моим другом, говорил, что так плохо не везде кормят. Есть зоны где готовят зэки. Идут в повара, рассчитывая на досрочное освобождение. Плюс в том, что живут они отдельно от остальных. А минус — пахать надо от рассвета до заката без выходных.

— Если кормить лагерь плохо, то мужики могут прийти к ним в барак и перебить всех, — говорил дядя Миша. — Чтобы до бунтов не доводить, блатные к ним с проверкой посылают своих людей. Те перед обедом хавчик из котла пробуют.

Поварам положена зарплата по 4 тыс. руб. в месяц. Но деньги эти оседают в кармане завхоза. Зато каждый день повара получают по драгоценной пачке сигарет.

ФОТО НА ПАМЯТЬ

Сегодня познакомился с местным… фотографом. Представляете, есть тут такой с цифровым фотоаппаратом по разрешению от начальства. И есть желающие сфоткаться, чтобы отправить карточку родным. Фоткаются напротив местной церкви. Флэшку передают посыльному на волю, он распечатывает снимки и передает обратно. Фотка — 300 рублей.

В ДРУЗЬЯ К НАЧАЛЬНИКУ

Опера следят за активностью заключенных в соцсетях, могут по фото узнать, у кого есть телефон, и где он находится. Карикатура: Валентин ДРУЖИНИН.

Мобильники проносят за деньги сотрудники зоны. Обычные кнопочные телефоны называют «деревяшками» и продают по паре тысяч. Есть и недорогие смартфоны за 8 тыс. руб с выходом в интернет. За телефон можно отправиться в изолятор на 15 суток и даже получить дополнительный срок.

Опера следят за активностью заключенных в соцсетях, могут по фото узнать, у кого есть телефон, и где он находится. Случаются и забавные казусы. Один арестант добавился в друзья к начальнику колонии. Пришлось ему отдать телефон по-хорошему.

ИГРОКИ

Каждый месяц для желающих у нас проходит общий турнир по картам и нардам со взносом. Желающих хватает. На кону бывает по сто штук, но победитель получает половину, остальное идет на общак. При этом игровые долги необходимо отдавать строго в конце месяца, иначе могут и на тот свет отправить. Игровой долг здесь — святое.

ЧИФИР

Если найдут мобильник, за это можно отправиться в изолятор на 15 суток и даже получить дополнительный срок. Фото: Борис КОКУРИН.

Бывалые арестанты мелколистовой чай заваривают, настаивают, а потом еще раз его кипятят. По запаху — настоящий яд. Кружку пускают по кругу и каждый делает два глотка. Горечь во рту перебивают конфетами, которые называют рандольками.

Кипятят воду «бурбулятором». Состоит он из провода и гвоздей. Обматываешь железки, а провода втыкаешь в розетку. Варить чифир умудряются в пластиковой бутылке и даже в пакете.

ЗОНА ТАЛАНТОВ

Заказы для работающих поступают не только от зеков, но и со стороны администрации. Фото: Алексей БУЛАТОВ.

Если у тебя есть какое-то умение, то не пропадешь. Юрист Славик, попавший сюда за соучастие во взятках своего боса-чиновника, помогает зэкам составлять разные жалобы и документы.

22-летний узбек Салим у себя на родине ходил в кружок «Умелые руки», который вел старый русский трудовик. Он умеет чинить телефоны. Сделал паяльник из подручных материалов, сам мастерит зарядники и собирает рабочие телефоны из двух сломанных.

А портному Жоре здесь вообще разрешили установить станок и открыть что-то типа мастерской. Он обучает желающих, они у него шьют фески (кепки — прим.ред.). Заказы поступают не только от зеков, но и со стороны администрации.

КАК ЖИВУТ ЮЖАНЕ

Часто к нам попадают товарищи из бывших южных братских республик, все за наркоту, или грабежи. Держатся они дружно. И любят понтоваться. Каждый второй кричит, что мама у него — вор, папа тоже — вор, дядя — вообще серьезный тип. Но в посылках к ним приходят одни овощи и фрукты.

НОВЫЙ ГОД

В новогоднюю ночь отбой будет в час ночи, но до этого времени можно смотреть телевизор в клубе. Фото: Алексей БУЛАТОВ.

Новый год — важный праздник. В лагере ставят елку. Запасаются чаем и рандольками. Печенье и сгущенку в местном магазине берут коробками. Давят в мелкую крошку, заливают сгущенкой, перемешивают, сверху посыпают орехами и тертым шоколадом.

В новогоднюю ночь отбой будет в час ночи, но до этого времени можно смотреть телевизор в клубе, есть торты и пить детское шампанское, которые присылают с воли…

Фото позаимствованы с сайта varlamov.ru с разрешения их автора, за что ему спасибо!

Есть в этом какой-то мрачный юмор — в рубрике «Остановки”, которая про интересные места и достопримечательности, публиковать рассказ о жизни в тюрьме. Ну а куда еще его ставить, с другой стороны? В своем жизненном путешествии сделать такую остановку не стремится никто, но приходится многим, и это не только злодеи и бандиты. Наш собеседник Алексей (имя изменено) — не вор и не убийца, не насильник и не аферист. Молодой русский парень, который — так вышло — уже четвертый год отбывает срок в одной из российских колоний на строгом режиме. О том, как живется за решеткой и есть ли польза от такой жизни, он рассказал «Пассажиру” — кстати, рискуя собственной безопасностью.

Связь с волей, или 15 суток за «ВКонтактик”

Вести переписку в сети нам, естественно, запрещено. Если кто-то из сотрудников узнает об этом интервью, меня ждет 15 суток в ШИЗО (штрафном изоляторе — прим. «Пассажира”) и серьезный шмон с целью забрать все «лишнее». Мы ведь вообще не должны иметь доступ к интернету и мобильной связи. Для звонков можно пользоваться автоматом, сейчас они есть в каждом бараке – Zonatelecom называется. Оформляешь карту (можно виртуально с воли, главное — иметь пинкод) и звонишь, но доступны только те номера, что указаны в заявлении, а его надо предварительно заверить. Плюс письма и свидания. Можно пользоваться только этими средствами, но зачем, когда есть телефоны и смартфоны? Конечно, с мобильной связью в лагерях по стране ситуация разная, но в той или иной мере она доступна везде. И это не только удобство, но еще и бизнес.

Держать под постоянным присмотром 24 часа в сутки нас не обязаны, на это не хватит никаких охранников. Такое возможно при содержании в камерах, но не в лагерях. Но массовые мероприятия – походы в столовую, развод и прочее — проходят под контролем сотрудников. Кроме того, они несколько раз в день обходят все объекты (цеха, отряды, любые места работы), плюс к этому регулярно проводят шмоны, плановые и по желанию. Так что, пользуясь телефоном, надо быть начеку. В идеале — наблюдать через окошко за входом. В отрядах для этого есть специальные люди, которые за сигареты или что-то типа того целыми днями «сидят на фишке”. При приближении сотрудника телефон сразу прячешь — не в карман, естественно, а туда, где его не смогут найти в случае шмона. Для этого готовятся курки (тайники — прим. «Пассажира”) заранее.

Жизнь на зоне: ожидания и реальность

Тут точно не как в фильмах. Я сам думал, что придется драться с первого дня. Когда сюда ехал, морально готовился, а оказалось — не надо. Пока всерьез махался только один раз, остальное — в спортивных спаррингах. А, ну еще петуха как-то палкой бил, но это за дело. Даже наоборот – драться скорее нельзя. Да, все зависит от ситуации, но есть риск нарваться на разборки с блатными – за беспредел. Тут любые меры должны быть обоснованы и одобрены. Когда пришлось подраться, я был уверен, что человек не пойдет потом никуда выносить это, все было честно. А если знаешь, что кто-то пойдет к блатным или мусорам, лучше просто успокоиться. Я вообще не люблю решать конфликты силой, но признаюсь — иногда хочется, когда устаю от всего и всех. Если мусора узнают о столкновении, они не станут разбираться, а, скорее всего, отправят в ШИЗО обоих, а кому это надо? И дело даже не в условиях в ШИЗО, какая разница, 15 суток от всего срока – ничто. Причина в том, что это заносится в дело, а многие, включая меня, хотят уйти по УДО, и такие записи в этом отнюдь не помогают.

Что касается блатных, то они могут дать несколько лещей, а могут и серьезно избить, бывает и такое. Подтягивают на разговор, и если толка из беседы не выходит, то просто забивают табуретами и дужками от кроватей до переломов и т.п. Но это по серьезным поводам. Рискуют те, кто тянет наркоту запрещенными способами – скажем, через окно передач, или барыжит самовольно, или играет и не отдает долги.

Если толка из беседы не выходит, то просто забивают табуретами и дужками от кроватей до переломов.

Понятия, конечно, живут, но они нужны для поддержания внутреннего порядка, иначе будет просто хаос. Если у поступков не будет последствий, то зеки начнут подставлять своими действиями друг друга и усложнять себе жизнь. Так что есть и шныри, и петухи (в том числе «распечатанные»), и крысы – но эти категории появились еще задолго до появления понятий и российских тюрем вообще. Шныри обычно либо склонны «приклеиваться» к кому-то, ведут себя так по жизни всегда, либо расплачиваются за свою же глупость – долги. Петухи — это, в основном, насильники, педофилы, извращенцы, тут все понятно. И чем открытая ненависть к ним, пусть они лучше туалеты убирают да улицы метут. Есть такие, кому не повезло – «загасились», то есть чифирнули с петухом. Или взяли у него сигарету, или поздоровались за руку, или чей-то член потрогали, или ещё каким способом. Что ж, сами виноваты, за такими вещами надо следить. Крысы и суки сами выбирают свой путь, и нельзя допускать, чтоб это оставалось без последствий. Причем все это определяется здесь, в неволе. То есть никто не отслеживает твою предыдущую биографию на свободе, и в тюрьме у тебя всегда есть шанс жить по-человечески (если только ты не педофил). Остальное лучше оставить при себе. Вот, например, технически можно вы**ать петуха, но я считаю, что само по себе желание вы**ать в жопу другого мужика гомосексуально, поэтому сам такого не делаю.

Про лагерное начальство

Насчет того, как ломают про приезду в лагерь: сейчас именно здесь такого нет. Ты либо принимаешь правила и устраиваешься, либо, если отрицаешь, попадаешь в ШИЗО. Хотя это ерунда по сравнению с прошлыми временами. Могут, конечно, леща дать иногда, но и сотрудники тоже обновляются, олдскульные жестокие начальники уходят. Вообще в этой области лагеря поломали лет 6-7 назад. До этого была «приемка», когда п**дили сразу, чтоб понял, куда попал. Но тогда и ситуация была другой: наркотики, бухло, спортивные костюмы на повседневку, все клали хер. С новой властью все стало строже в плане режима, но в то же время без жести со стороны администрации.

К зекам они обращаются, в основном, на ты, хотя бывают исключения. Некоторые очень серьезно относятся к этому и всегда на вы с осужденными, но это единичные случаи. Начальство (то есть администрация — майоры, подполковники, полковники) достаточно надменны по отношению к большинству зеков. И вообще предпочитают общаться с заключенными через завхозов, а те часто этим пользуются в своих целях. Кто пониже рангом — ключники (они же охранники), некоторые начальники отрядов — те ведут себя попроще. Тут уж как сложится, со всеми по-разному — с кем-то просто на ты, а с кем-то и совсем фамильярно. У них тут со временем происходит что-то вроде профессиональной деформации – становятся похожими на зэков, только в форме.

Профессиональная деформация: охранники становятся похожими на зэков, только в форме.

Насчет красных и черных зон. Грубо говоря, они отличаются тем, что на красных реальная власть в руках мусоров, а на черных порядки определяют блатные. Моя зона красная, то есть главное соблюдать режим или законы здравого смысла. Хотя и тут есть блатные и они имеют свой вес: решают некоторые конфликты между зеками, следят за общим, за игрой и соблюдением неофициальных законов и правил. Другое дело, что они все повязаны с мусорами и по необходимости решают проблемы вместе, потому что и те и другие хотят жить с комфортом.

Про лагерную иерархию

На каждом объекте в зоне есть ответственный осужденный и ответственный сотрудник. Формально такие осужденные (козлы, завхозы, бугры) властью не наделены, но по факту у них есть и привилегии, и власть. Они ближе к сотрудникам, чем остальные, часто общаются с начальником колонии и его заместителями. Помимо бонусов на них ложится ответственность и обязанности, в том числе финансовые. Так, все ремонты ведутся за счет осужденных, администрация не склонна тратить на это деньги. Было много скандалов, связанных с этими вещами, не буду вдаваться в подробности… А уж как козел/завхоз/бугор будет организовывать рабочий процесс и финансовый поток – это его забота. Как и обстановка на объекте. Я и сам, хоть и не козел, вкладывался в ремонты на своих работах. Что-то сделать просто необходимо, а что-то делаешь для себя же, для более комфортного существования. Я, например, в клубе выступаю, играю на гитаре, у нас тут полноценный коллектив, есть все инструменты, но откуда бы эти инструменты и оборудование взялись? Все привезли мы сами или те, кто работал здесь раньше. Что-то из дома, что-то купили друзья или родственники. А если ничего не ремонтируется и не привозится, то администрация это обязательно заметит. И либо прямо укажет на это завхозу, либо просто снимет его и поставят другого.

День за днем

Типичный день зависит от того, работаешь ты или нет. Если сидишь целыми днями в отряде, то разнообразия немного: выходишь на проверки на улицу, посещаешь столовую, иногда баню, библиотеку или спортзал. В остальное время — чтение, сон, просмотр телевизора, выяснение отношений, игры, зависание в интернете, кто во что горазд. Я работаю, поэтому в отряде бываю не так много, в основном утром и вечером. Живу на облегченных условиях содержания, сплю на одноярусном шконаре и не в огромной секции, а в небольшом кубрике с телевизором. В 6 утра уже стоим всем отрядом на улице — зарядка такая, или утреннее построение. Потом обычные утренние дела – умыться, сходить на завтрак или самому себе что-то приготовить в комнате питания («кишарке”). Потом — либо развод и на работу, либо утренняя проверка. Работа у меня не пыльная, я в добровольной пожарной охране. Иногда учебные тревоги, иногда ремонты, а в основном занимаюсь своими делами: чтение, спорт, шахматы и т.п. Плюс — обед и еще одна проверка. Вечером в отряде можно посмотреть телек (на воле этим не занимался, а тут как-то само собой получается), а лучше посмотреть что-нибудь с флешки, если есть. Если не иду в смену на работу, провожу время в клубе: репетиции или что угодно еще: книги, спорт, кофе, тупняки. Выбор не так велик.

Праздники на зоне отмечают, но не слишком разнообразно. В день рождения — чифир, чай, кофе и сладкое. В новогоднюю ночь обычно сдвигают отбой, можно посидеть до часа или двух, сделать салатов. Все почти как обычно, только без алкоголя и приключений, так что и рассказывать об этом нечего.

Примечательные события — это, как правило, чьи-то неудачи. Вот только вчера кто-то удавился из-за долгов.

Происшествия бывают, но ничего хорошего не припомню. Примечательные события — это, как правило, чьи-то неудачи. Вот только вчера кто-то удавился из-за долгов. Такое бывает, на моей памяти уже вешались пару раз, все из-за долгов, обычно игровых. Люди садятся играть, не имея денег расплатиться, но азарт берет свое. Два раза прыгали из окна третьего этажа (выше просто нет), но без смертельного исхода — просто ломались. Один из-за долгов, у другого, похоже, просто колпак потек. Один умер от рака желудка, вывезли с зоны всего за несколько часов до смерти. До этого вывозили на лечение, но лечили что-то не то. Ну и по мелочи, бывает, что влипают в неприятности козлы, это тоже интересно, но только если варишься в этой каше. Мусора тоже попадают в такие ситуации, ключников ловили с проносом и употреблением наркотиков, с перепродажей отобранных телефонов. Начальство попадает крупнее, за ними охотится собственная безопасность. Например, влипали на вывозе стройматериалов, на махинациях с партиями телефонов. Да и начальника тюрьмы могут арестовать, я думаю. Любого есть за что. Иногда еще зеки с наркотой палятся. Обычно попадаются, когда с кем-то делятся — все как на воле.

Категории сидельцев

Так как это строгий режим, сидят тут, в основном, за продажу наркотиков и убийства (умышленные и нет). Процентов 10-15 — остальные статьи, есть даже несколько взяточников. Насчет типичных категорий не уверен, но попробую выделить несколько.

Синий воин – таких хватает, это те, кто по синей лавке кого-то убил в драке или ещё как. Ничего интересного, в такую категорию в нашей стране могут многие попасть рано или поздно.

Старый бандит – те, кто сидит уже лет 10-20, а, может, и не так давно, но за характерные преступления ещё девяностых и нулевых годов – убийства, бандитизм, хранение оружия, похищения и т.д. Со многими из них интересно пообщаться. Вообще как-то ожидаешь, что бандита можно сразу отличить, а на самом деле все не так. Обычные люди, часто даже интеллигентные.

Таджик обыкновенный – кто-то за грабеж или убийство, но в основном за манипуляции с героином, это их тема. Все, как правило, не знали ничего, их попросили подержать у себя или отвезти, ну и прочая чушь.

Лучше всего в тюрьме тем, кто сидит с самой молодости и другой жизни не знает.

Пенсионер — сидят и старички, их стараются пихать в кучу в один отряд, типа дом престарелых инвалидов.

Наркоманов и барыг можно условно разделить на «олд-скульных героинщиков» и «пепсикольных ньюэйджеров», ну это так, поржать просто. Много и таких, кто сидит за убийство, но если бы не сел, то когда-нибудь сел бы за наркотики.

Но — повторюсь — в целом твоя статья для здешней жизни ничего не значит (если это не изнасилование). Люди все разные, и здесь себя все тоже по-разному ведут, поэтому и принято смотреть на поступки, а не на прошлое.

Лучше всего в тюрьме тем, кто сидит с самой молодости и другой жизни особо не знает. Таким и сравнивать особо не с чем. У них вырабатываются все необходимые качества для успешной жизни в тюрьме – своя особая мораль, в которой на высоте тот, кто добивается своего любыми способами. А если говорить о складе характера, то лучше всего будет спокойному человеку, который понимает, что спешить тут никуда смысла нет. Слишком веселые и общительные могут быстро найти товарищей, а могут попасть в неудобное положение — сказать лишнее, повестись на провокацию. Некоторые слишком много нервничают и переживают, таким на зоне особенно тяжело. Другие видят их эмоции и подливают масла в огонь, дразнят, чисто ради забавы. Но общаться с такими страдальцами всерьез сложно, потому что все свои заботы они пытаются тебе изложить, а кому это надо? Тут ведь у всех свои проблемы. Агрессивные персонажи тоже от своего характера не выиграют, конфликты имеют последствия. Лучше всего держаться спокойно и действовать по ситуации, не надеяться на чудо, чтобы не расстраиваться. Уж точно не стоит задумываться о справедливости, её не в тюрьме надо искать. Будешь искать правду в тюрьме — тебя быстро осадят.

О чем говорят зеки

Говорят все о том же самом — кому что интересно, ну и новости зоны, конечно, обсуждаются. Насчет фени — я в ней не силен, как-то и без этого нормально живется. Так что в голову все самое обычное приходит: шконка, шленка, дальняк, контора, крыса. Хрен его знает, мне это не слишком интересно, да и сильной необходимости нет. Тем, кто интересуется, рекомендую найти словарь, есть такие, сам читал. Помню, удивился существованию глагола, который означает «выпрыгивать на ходу из машины», не помню само слово. Раньше это действительно отдельный язык был. Ещё вот одно наблюдение: я в интернете уже во время срока часто встречал слово «зашквар», «зашкварить», но в зоне или в СИЗО вообще ни разу его не слышал, буквально ноль раз. Мы тут употребляем слово «загасить». Если что-то загашено, то никому, кроме петухов, этот предмет трогать нельзя, это понятно.

Слова «зашквар», «зашкварить» на зоне или в СИЗО не слышал ни разу.

Еще один стереотип про тюремную жизнь — наколки. Это да, это есть. Бьют, причем бьют все подряд, все зависит от желания и от умений. Насчет тем и сюжетов — где-то, может, и по-другому, а у нас — бей, что хочешь, в рамках разумного. Техника нанесения — такая же, как на воле, только машинки самодельные. Сделать несложно, я и сам соберу без проблем: моторчик (от привода например), корпус от обычной ручки, рама из дерева, алюминия или чего угодно, струна, блок питания или зарядка для телефона, резистор регулируемый (опционально), пара резинок, клей. Все это в наше время несложно собрать даже на зоне. Кто-то бьет по тюремной тематике: перстни, игровой бардак, иконы. Встречал и SS, и свастики у тех, кто раньше «отрицал» (на мой взгляд, не лучшая идея для татуировки), надписи всякие «гот мит унс», «только бог мне судья» — это все классика. Кто-то бьет, что в голову придет – как на воле.

В тюрьме есть всё — правда или миф?

Часто можно услышать, что и деньги, и наркотики, и алкоголь на зоне вполне доступны. В целом это правда, опять же смотря где. Деньги сейчас не проблема, раньше их надо было затаскивать, прятать, а сейчас все расчеты электронные — заводишь киви кошелек и все. Если есть интернет, то сам переводишь, если нет – звонишь домой и просишь перевести. Заточек тоже полным полно, резать-то надо чем-то, естественно их отшманывают, но не то, чтобы прям охота за ними шла, вроде друг друга зеки не режут. Алкоголь делают сами, ставят брагу, гонят самогон, я этим не занимаюсь, слишком хлопотно, да и если найдут, придется в ШИЗО ехать, а я не настолько хочу выпить. Наркотики не то чтобы есть, скорее бывают. Иногда кто-нибудь влипает с ними, то с гашишем, то с героином. Не особо часто, это личные инициативы, и причем далеко не всегда добавляют срок за это, хотя случается и такое. Но риск все равно себя не оправдывает. Мне доводилось упарываться за время срока — несколько раз конфетами с ТГК из Калифорнии, один раз гарика курнул и один раз сожрал несколько мускатных орехов. Но я не стремлюсь к этому, и последний раз был уже давно. Это совсем не то же самое, что на воле. Обстановка тут, мягко говоря, мрачная и удручающая, и когда ты навеселе, преобладает паранойя и все такое. Ну его на хер, не попался и хорошо.

Как меня изменил срок

У меня появилось больше времени. Трачу его на спорт, саморазвитие, чтение. Плюс боксирую, учу языки, занимаюсь музыкой, даже жонглирую немного, соответственно чему-то научился, это определенно положительная сторона. В плане духовных перемен сложно сказать. Может, я стал спокойнее. Возможно, мне теперь меньше дела до мнения окружающих. Вроде как знаю, чего хочу от жизни, и есть какие-то планы, но это все будет понятно, когда освобожусь. Наверняка стал более терпеливым. Но это как с внешностью — когда каждый день видишь себя в зеркале, не так просто заметить, как изменился за несколько лет, вот и с самим собой и своими мыслями я вижусь каждый день, и не мне судить, как я изменился или нет.

А то, что исправительные колонии никого не исправляют, это факт, у нас в стране ничего для этого не предпринимается, это исключительно наказание. Все в конечном счете зависит от тебя самого. Если хочешь изменить свою жизнь, то будешь сам в себе исправлять то, что считаешь нужным, а если способен только жаловаться на обстоятельства, то тебе ничто не поможет.

Понравился этот материал? У нас на «Пассажире» есть еще много интересного! Лучшие статьи за 2018-ый год можешь посмотреть , а чтобы следить за новыми публикациями, подпшись на сообщества журнала «В контакте» и Facebook, листай нашу страничку в Instagram или смотри канал в Telegram.

Советы от автора книги «Как выжить в современной тюрьме», основанные на личном опыте

Алексей МОКРОУСОВ, «Совершенно секретно», No.7/384, июль 2016

У автора книги «Как выжить в современной тюрьме» Станислава Симонова – типичная для 1990-х биография. Выпускник РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, он руководил геологической экспедицией на Памире, работал консультантом на итальянской киностудии «Чинечитта», журналистом на ВГТРК, артистом московского ТЮЗа. В 2001-м Симонова осудили по делу Акционерного коммерческого космического банка, ведшемуся, как утверждается, сотрудниками по-своему знаменитой группы «оборотней в погонах». Так что его личный опыт содержания в московских изоляторах (Бутырка, «Матросская Тишина», СИЗО 77/4) и последовавших пересылках и колониях Российской Федерации относится уже к XXI веку. После освобождения в 2011-м Симонов занялся литературой и организацией «мистических экскурсий» по ночной Москве, ведёт курсы актёрского мастерства. Выпустил электронный словарь «Словарь современного тюремного жаргона», который иллюстрирован рисунками Андрея Нуриджаняна, как и книга «Как выжить в современной тюрьме» (М.: Городец, 2015), фрагменты из которой теперь печатает газета «Совершенно секретно».

Знающие люди сравнивают книгу Стаса Симонова с учебником выживания в современной тюрьме, где подробно, со знанием дела рассказывается о множестве деталей повседневного существования. На обложке помещён фрагмент предисловия бывшего зам. начальника СИЗО-2 (Бутырка) врача Д.Б. Кратова: «На мой взгляд, эта книга – лучшее из того, что написано на эту тему».

Главы – среди них «Арест», «ИВС», «Общие камеры», «Посещение следователя», «Адвокат», «Массовые драки в камере», «Еда, спиртное», «Медицина», «Татуировки и вставки», «Суд», «Подготовка к этапу», «Малявы» – читаются как разделы мини-энциклопедии, посвящённой правилам жизни в неволе. Три цитаты на обложке выглядят квинтэссенцией всей книги. Одна принадлежит американскому писателю Чарльзу Буковски: «Если хочешь узнать, кто твой настоящий друг, постарайся попасть за решётку». Вторая – поэту Иосифу Бродскому: «Тюрьма – недостаток пространства, возмещаемый избытком времени». Третья – Махатме Ганди, чей парадокс не выглядит обязательным к исполнению: «Никто не может стать полноценным человеком, не отбыв какой-то срок в тюрьме». Конечно, любой в состоянии переработать выпавший на его долю опыт, но не всякого опыта человек в итоге заслуживает.

Картины мест заключения, которые рисует Станислав Симонов, поражают воображение. Антисанитария, скученность, постоянное унижение человеческого достоинства, система отношений, пропитанная криминальными ценностями, – о каком возможном исправлении и перевоспитании может идти речь? Наказание, несоразмерное преступлению, вот что такое на его взгляд пенитенциарная система современной России. Описывая последующие унижения осуждённого, его возможные мытарства, автор утверждает читателя в мысли: перед нами система не столько наказания, сколько бессмысленного, неизжитого изничтожения человеческого в человеке. Но и в такой ситуации можно выжить и оставаться человеком.

Тюрьма стимулирует технологическую находчивость: схема самогонного аппарата из подручных средств

Азарт губит людей

Сама игра в тюрьме приветствуется, так как считается одним из воровских проявлений. По «понятиям», выигравший 20% отдаёт на пополнение «общего» независимо от того, что именно выиграно. Речь конечно же идёт строго о материальных предметах или деньгах, а не о виртуальном выигрыше (приседания, подтягивание, шелобаны и т.д.). На каждом централе обязательно есть человек, отвечающий за игру, через него существующие на сегодняшний день «правила игры» доносятся до общей массы. Через него устанавливается «потолок» (стандартный максимум), после достижения которого игра должна прекратиться или же, с разрешения «смотрящего за игрой», продолжаться дальше.

Перед «нормальной» игрой обговариваются основные её условия: сколько длится игра, кем именно и как производится расчёт. При нормальном течении игры должен быть некто, наблюдающий за её течением и выступающий в качестве рефери в спорных ситуациях. Бывает так, что кто-то из окружающих поддерживает игрока (то есть наравне с ним несёт ответственность за проигрыш). Выигравший, если это не было оговорено заранее, вправе установить любой срок получения выигрыша (сразу же по факту выигрыша, до 12 ночи, или же через неделю). В ситуации невозможности расчёта в установленное время и нежелании выигравшего подождать выплаты проигравшего объявляют «фуфлыжником». В тюрьме, говорят, «фуфлыжник» хуже педераста. С «фуфлыжника» «получают» (путём физического воздействия), и дальнейшее его существование в «системе» проходит под клеймом «фуфлыжник». Своё существование проигравший ведёт наравне с педерастами. Отмыться от такого клейма невозможно, по крайней мере, во время пребывания в тюрьме. Говорят, что игра предполагает обман. И говорят это недаром.

По большому счёту «затянуть» человека в игру несложно. Если он азартен, остановить его уже нельзя. Стоит также сказать, что игральные карты (стос, пулемёт, стиры) в системе изготавливаются вручную. Знающий своё дело человек может так изготовить колоду, что при раздаче её он пальцами будет чувствовать, кому и что он раздаёт (крапление и т.д.). Если же есть у нескольких человек договор между собой о «раздевании» кого-либо, не проиграть в таком положении просто невозможно. Азарт губит людей на воле, губит людей и в тюрьме. Зачастую проигравшийся может уехать на этап, проиграв все свои вещи, включая обувь. Автор видел людей, приспособивших двухлитровые пустые плас-тиковые бутылки, вырезав из них середину, под обувь и уезжавших в январе в таком виде на этап. Клак-клак – стучали пустые бутылки по каменному полу Брянского централа, а слышалось: дурак-дурак. Всего этого могло бы и не случиться, если бы этот человек не сел за игру.

Играют «под интерес» в карты, нарды, шахматы, шашки, домино, в вошь и монополию. Игр много, но смысл один: всегда из двоих, севших за неё, кто-то выиграет, другой проиграет, и это закон игры. Опытные игровые по многу дней охаживают будущего «клиента», создавая соответствующую психологическую атмосферу «затягивания» человека в игру. Люди в этом процессе могут меняться, возможны их значительные проигрыши будущей жертве, и все это делается только для того, чтобы втянуть в процесс клиента. Попавшиеся теряют деньги, машины и квартиры на свободе. При этом вытащить деньги на воле у проигравшегося помогают воры или авторитеты. Когда нет живых денег или ситуация не предполагает денежную оплату проигрыша, тогда в ход идёт «прейскурант» – список, исходя из которого можно любую вещь оценить в рублёвом эквиваленте – от спортивной сумки до зубной щётки.

Зэков всегда преследует гиподинамия

На любом централе каждому зэку полагается ежедневная прогулка. Время прогулки – один час. В действительности «выводящие» пользуются тем, что у зэка в тюрьме нет часов, и могут самовольно сокращать это время. В дождь и морозы по просьбе зэков время прогулки также может быть сокращено.

Ежедневные прогулки – радость и отдушина для каждого нормального, здорового зэка

Прогулки производятся в прогулочных двориках. На каждом централе они разные, хотя отличие их несущественное – каменные дворики с шубой на стенах и открытым верхом. На некоторых централах небо перекрыто специальной крышей, то есть все прогулочные дворики накрыты крышей наподобие ангара с проёмами между стен и крышей для доступа свежего воздуха. Верхняя часть двориков покрыта металлической решёткой. В некоторых двориках встречаются скамейки для сидения, но в основном скамеек нет или же они сломаны.

На прогулках можно заниматься спортом. Можно вести разговоры, не предназначенные для чужих ушей. Также во время прогулок ведутся разборки, «спрашивают» или «получают» с провинившихся. По правилам распорядка брать с собой что-либо не разрешено, но, договорившись с «выводящим», можно взять одеяло (избавиться от пыли), шахматы, нарды, питьевую воду и даже воду для обмывания после занятий спортом.

Пыль, грязь, мусор, бычки и снег зимой – постоянные обитатели двориков. Регулярно занимающиеся спортом вынуждены сами заботиться об уборке двориков.

Прогулки дают только относительное уединение, так как «тормоза» в двориках оборудованы «шнифтами», а сами дворики устроены так, чтобы дежурный мог сверху наблюдать за ситуацией всё это время. Способность и возможность договориться с «выводящим» о продлении времени пребывания на свежем воздухе или о внеурочной прогулке зависит от каждого отдельного человека. Важно одно: за несколько пачек иностранных, в отдельных случаях «просто» сигарет с фильтром, «выводные» идут на это. Бывают случаи, когда за деньги в прогулочных двориках для зэков накрываются столы и жарятся шашлыки.

Во время прогулки у зэков есть возможность переговариваться с обитателями других камер, гуляющими в соседних двориках. Для этого достаточно крикнуть: «Соседи». Получив ответ, например, «говори», интересуются, с какой «хаты» (оказавшиеся рядом), и дальше возможен короткий диалог. Можно также получить или перекинуть соседям «маляву», груз или сигареты. Перед прогулкой и после неё «выводные» в порядке инициативы могут обыскать зэков. Из дворика могут «выдернуть» для свидания с адвокатами, или следователями, или с оперработником, но такое происходит редко и нерегулярно. Прогулка в одиночестве (одного человека) в двориках запрещена правилами внутреннего распорядка. Час в день – это вполне достаточное время для регулярного занятия спортом. Если задаться целью и построить график занятий, то за несколько месяцев можно значительно улучшить свою физическую форму. По крайней мере, во время прогулки стоит воздержаться от сигарет и пустопорожнего трёпа.

Зэков всегда преследует гиподинамия, поэтому час безостановочного движения требуется любому человеку. Хорошим тоном считается оставлять в потаённых местах дворика несколько сигарет, несколько спичек и «чиркалку» от коробка. Чтобы в них не попадала влага, их заматывают целлофаном, так как сидящие на «киче» (штрафной изолятор) прогуливаются в тех же самых двориках, но в другое время, подобные «нычки» считаются для зэков, сидящих в карцере, подарком. В карцере запрещено курить, и сигареты, и спички отбираются. Во время движения в сторону прогулочных двориков и также из них в камеру появляется вероятность встречи с другими зэками, можно перекинуться несколькими словами со стоящими на своих «постах» «шнифтовыми» других камер.

Зэков всегда сопровождают «выводящие». Однако возможность переброситься парой фраз, передать информацию или узнать новости, передать или получить «малявы» есть всегда. Такие действия в тюрьме – обычное явление. Старые тюремщики даже не обращают на это внимания. Молодые, неумные пытаются пресечь эти действия. Максимальное наказание при условии, что тебя поймали за передачей или получением «малявы», какое может последовать, это сидение в одиночном «стакане» в коридоре от 10 минут до 1 часа, после чего нарушителя возвращают в его камеру.

Ежедневные прогулки – радость и отдушина для каждого нормального, здорового зэка. Они на некоторое время смягчают давление каменных стен тюрьмы. После прогулок, особенно после занятий физическими упражнениями, следует обмыть тело под раковиной или на «дальняке». Если нет такой возможности, стоит обтереть разгорячённое тело влажным полотенцем.

Как получить «кабана»

Перед нами система не столько наказания, сколько бессмысленного, неизжитого изничтожения человеческого в человеке

Каждому сидящему в тюрьме по закону полагаются передачи («кабаны»), посылки, бандероли и предоставляется возможность приобретения чего-либо (из ассортимента, который имеется в данном централе). Находящийся под следствием, под судом или же ещё не получивший на руки «законку» (постановление о вступлении приговора в законную силу, меняющее юридический статус заключённого и соответствующее отношение к нему со стороны администрации) имеет право на ежемесячную продуктовую передачу (32 кг), вещевую передачу один раз в 6 месяцев и неоговоренное законом количество бандеролей (мелкая посылка до 2 кг), делающихся вашими родными и близкими, с воли, и неограниченное количество ларьков, заказываемых непосредственно из камеры за средства, находящиеся на вашем личном счёте (есть и такая форма в тюрьме).

Передача, принесённая в тюрьму вашими родными (32 кг или меньше, а её надо ещё донести до тюрьмы, отстоять очередь, выждать, пока её обыщут работники тюрьмы), называется «кабан». Получение «кабана» всегда волнующее и радостное событие для заключённого и его соседей.

Стоит помнить, что иногда люди, принесшие зэку продуктовую передачу, отстаивают до 3–4 суток в очередях, проходя переклички, сверки, глотая отрыжку системы, это в условиях атмосферы, в которой находятся в основном родственники арестованных, чьи нервы взвинчены до крайности. Хорошо, если человек живёт в том же городе, где располагается централ, хорошо, если у родственников есть автомобиль и время ожидания. А если нет ни машины, ни времени и родственник или знакомый приехал из другого города, а вечером ему уезжать? Жена оторвала последнее от своей нищенской зарплаты или, не дай бог, пенсии и привезла, принесла, притащила баулы с передачей на централ, а завтра надо выходить на ту же работу, где дают эти жалкие деньги, а потерять работу нельзя, потерять её – просто катастрофа (свой-то сидит). Бывали случаи, когда продукты погибали ещё до того, как доходили до окошка приёма передач. Привезённые издалека и купленные на последние деньги, они гибли, не дойдя до зэка.

Любая очередь – это дефицит, дефицит порождает предложение. Подобный дефицит приводит к не совсем обычного свойства предложениям. На некоторых централах жители близлежащих домов превратили в постоянный бизнес стояние в подобных очередях и продажу таких мест в очереди за 500–800 рублей (в 2000–2006 гг., Москва). Место в очереди покупают охотно. Иногда, правда, приезжают крепкие парни и страшно бьют таких бизнесменов, но, несмотря на это, подобные предложения всегда возобновляются.

Запишите на мой счёт

Каждый арестованный и содержащийся в тюрьмах имеет право приобретать продукты питания и вещи первой необходимости в так называемом внутреннем тюремном магазине. Деньги снимаются со своего личного счёта. Средства попадают на этот счёт двумя путями. Первый – на счёту оказывается то, что у вас было с собой при аресте. Идёт речь только о безусловно личных деньгах. Второй путь – это почтовый перевод на адрес учреждения, в котором содержится арестованный. Можно также приехать в тюрьму и положить деньги на этот счёт. Ограничений по количеству денег нет. При поступлении средств на счёт зэку предоставляется выписка. Имея её, можно оплачивать покупку в ларьке. Прейскурант того, что есть в наличии, примерно раз в месяц предоставляется для ознакомления непосредственно зэку в камеру. Если заключённый не захочет, то об объёме денег на его счёту никто из соседей знать не будет. Следующий момент, волнующее событие в жизни арестанта – непосредственное получение «кабана». Он обычно поступает в камеру в день его передачи. А вот ларёк, бывает, идёт и неделю, и две, все зависит от того, как поставлено дело в данной тюрьме.

Конечно, никто не вправе отнять у вас этого самого «кабана», но оторвать от него кусок тайно или явно хотят многие. Хорошим тоном является так называемое уделение внимания тем, кто его достоин, и тем, кому вы считаете нужным это внимание «уделить». Это могут быть: «смотрящий», «дорога», «шнифты», «офис» и кто угодно другой. Необходимо также что-то положить на «общее», то есть на дубок для «хаты». Тут советовать что-либо трудно, но если зэк этого не сделает, его будут считать «куркулем». Отказ от «уделения внимания» будет обязательно расценен как личная жадность, а значит, и отношение к зэку будет соответствующим, хотя, конечно, все зависит от человека и конкретной ситуации.

Оптимально сделать следующим образом: сразу отложить третью или четвертую часть передачи и её делить на равные части между «претендентами». «Смотрящему» и «братве» – побольше, затем «дороге» и так далее. На «дубок» кладутся сигареты («Прима» и т. д., это вполне приемлемо), чай, возможно, сушки, или печенье, или конфеты. Можно всего понемногу. С «дубка» берут все желающие. Если вы ничего не уделяли для «общего» централа, то сделайте это при получении «кабана» – в тюрьме сидите. Сколько? Всё зависит от полученного объёма и от дальнейшей регулярности получения посылок, передач и ларьков. Объём должен быть объёмным, чтобы создать хорошее впечатление о себе. Например, блок сигарет, килограмм сахара, несколько пачек чая. Для «общего» тюрьмы не требуется хлеб, сало, сыр и т.д. Достаточно чая, сигарет, сахара, конфет (дешёвых), что-то из «сушняка» (печенья, сушек, сухарей). В остальном, кого посчитаете нужным, того и угощайте. Просить у арестанта будут обязательно (кто-то из братвы или «смотрящий») сделать отдельный ларёк на «общее». Если есть такая возможность, сделать можно. Важно не превратиться в «дойную корову». Все время соизмеряйте ваши возможности и возможности ваших близких на воле. Помощь можно и нужно оказывать, но в разумных пределах и не в ущерб себе самому.

Редакция благодарит московское издательство «Городец» за предоставленный фрагмент из книги Станислава Симонова «Как выжить в современной тюрьме»

Ссылки по теме:

  • Словарь блатного (тюремного) жаргона

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *