Значение произведений Пушкина

Введение

Русскую классическую литературу невозможно представить без столь выдающегося писателя всех времен как А. С. Пушкин. Вклад, который он внес в становление русской литературы, невозможно переоценить. А. С. Пушкин воистину является самым знаменитым русским поэтом и писателем. Творчество А. С. Пушкина уникально. Как в нашей стране, так и во всем мире слог Пушкина считают высшим проявлением литературного искусства.

Сегодня А. С. Пушкина можно назвать символом не только русской литературы, но и русской культуры в целом. Несмотря на то, что поэта нет в живых уже почти 200 лет, интерес к его творчеству не угасает. Нет сомнения, что А. С. Пушкин является гением русской литературы, одной из самых выдающихся и уникальных личностей России. Было бы не справедливо сказать, что Пушкин внес вклад исключительно только в русский язык и русскую литературу, так как Александр Сергеевич был очень образованной и всесторонне развитой личностью, вклад его так же прослеживается и в истории, в философии, политологии.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Роль А. С. Пушкина в русской литературе 420 руб.
  • Реферат Роль А. С. Пушкина в русской литературе 280 руб.
  • Контрольная работа Роль А. С. Пушкина в русской литературе 190 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Факты биографии

Знаменитый русский писатель и поэт А. С. Пушкин родился 6 июня 1799 года в московской дворянско-помещичьей семье.

В возрасте 12 лет Александр Пушкин поступил в Царскосельский Лицей, где провел 6 лет. Именно в лицее были созданы его первые поэтические работы. В первых его произведениях нашли свое отражение как русский, так и французский классицизм. Еще обучаясь в лицее, Пушкин был принят в литературное общество «Арзамас». По своей сути это общество представляло собой литературный кружок, который продвигал идеи формирования русского литературного языка на основе рационального эстетического подхода, ориентируясь на образцы литературы Европы.

В 1817 году А. Пушкин закончил лицей и приступил к работе секретаря в Коллегии иностранных дел, а в 1819 году стал членом литературно-театрального сообщества «Зелёная лампа». В это же время он продолжает работать над поэмой «Руслан и Людмила», которую начал писать, будучи еще лицеистом. Поэма была опубликована в 1820 году, но вызвала не однозначное мнение публики и критиков.

В 1820 году Пушкина перевели из Москвы на другое место службы, в Кишинёв. Причиной перевода стало содержание некоторых его произведений, которое по мнению властей не соответствовало его должности.

В связи с перенесенной пневмонией, Пушкин уезжает на восстановление здоровья в Крым, где под впечатлением от красот этого края пишет несколько своих знаменитых произведений:

  • «Кавказский пленник»
  • «Бахчисарайский фонтан».

Восстановив свое здоровье, А. С. Пушкин приезжает обратно в Кишинёв. В 1822 году публикуется поэма «Кавказский пленник», она принесла Пушкину заслуженную славу. В 1923 году писатель начинает работу над романом «Евгений Онегин». В 1824 году его государственная служба закончилась, так как Пушкин из-за своих вольнодумческих взглядов был отправлен в ссылку, в село Михайловское. В этом селе Пушкин ведет плодотворную литературную деятельность.

В 1826 году Пушкин был доставлен в Москву на личную аудиенцию к Николаю I. Николай I выражает благосклонность к поэту, освобождает его от цензуры.

В 1828 году происходит знакомство Пушкина с Натальей Гончаровой. В 1830 году его предложение руки и сердца было принято. Пушкин едет в имение своего отца в Болдино, для того что бы получить в качестве свадебного подарка древнюю Кистенево. В Болдино из-под пера поэта появляются одни из самых знаменитых его произведений:

  • «Повести Белкина»,
  • «Маленькие трагедии»,
  • «Сказка о попе и его работнике Балде».

В 1833 году Пушкин становится членом Российской академии.

Период с 1933-1835 года считается для Пушкина не очень удачным, публика не смогла по достоинству оценить опубликованные произведения поэта, но тут следует отметить, что многие его великие произведения просто не выходили в печать.

1837 год стал последним для поэта. Его жене, Н. Гончаровой, начал оказывать знаки внимания кавалергард Дантес. Пушкин и Дантес встречаются на дуэли. В результате Пушкин получил ранение, которое было не совместимо с жизнью, через 2 недели он скончался.

Пушкин в русской литературе

Нельзя ставить под сомнение тот факт, что А. С. Пушкин внес неоценимый вклад в становление русской литературы и сотворил национальный русский язык. Взяв за основу язык народа, он реалистично описывал и художественно изображал действительность того времени. А. С. Пушкин писал для обычных людей, тем не менее он наполняет свой литературный язык большим разнообразием эпитетов, метафор, призывает людей мыслить не прямолинейно, а более абстрактно.

Замечание 1

В литературе А. С. Пушкина считают основоположником такого направления как реализм. Пушкин никогда не придерживался какого-то определенного стиля, в его творчестве присутствует абсолютно разные по стилистической окраске произведения.

Пушкин внес в русскую литературу очень важные для каждого человека ценности: его поэзия наполнена горячими высказываниями, свободой, любовью к людям, гуманностью.

Несмотря на свою не слишком долгую жизнь, Пушкин создал огромное количество величайших произведений. Практически ни один поэт не смог внести столько же много в русскую литературу, сколько сумел внести А. С. Пушкин примерно за 20 лет своей продуктивной творческой деятельности. Благодаря А. С. Пушкину русская литература приобрела свою национальную самобытность, он сумел превознести ее до уровня мировой.

Помимо этого, А. С. Пушкин имел удивительную способность художественным образом описывать удивительную природу России. Пушкина называют художником слова. Как мы можем наблюдать из биографии поэта, ему удалось побывать во многих, абсолютно разных уголках нашей необъятной страны: две столицы – Москва и Петербург, глубинка – село Михайловское и Болдино, далекий Крым, Азия, Молдавия, уда только судьба не заносила поэта. Находясь под впечатлением от мест в которых ему удалось побывать, он удивительным образом описывает природу, обстановку тех мест и свое душевное состояние.

Особенность Пушкинской поэзии заключается еще и в том, что все его описания очень реалистичны: начиная от описания природы и заканчивая описанием людей, причем как дворян, так и людей из народа.

»Magister Dixit» — научно-педагогический журнал Восточной Сибири

№1 (13). Апрель 2014 (http://md.islu.ru/)

УДК 81 ББК 81.055.1

Майкл Деннис Мартин ВЗГЛЯД ПУШКИНА НА ИСТОРИЮ

Эта работа определяет взгляд Александра Сергеевича Пушкина на историю. В частности, она фокусирует внимание автора на то, что он считал источниками исторических изменений в России: влияние исторических личностей, возмущения народных масс, не желающих терпеть унижения, притеснения господствующего класса, внешняя политика государства. Рассматривая произведения Пушкина на историческую тему разных периодов его жизни, мы видим, как меняется мнение автора, как мучительно он ищет ответы на очень важные вопросы, как сомневается в оценке этих событий.

Ключевые слова: Пушкин; Пугачев; историческая ситуация; Петр Первый; противоречия; столкновение позиций; историческая эпоха; государственный деятель; царизм; народное движение; восстание; политическая система; аристократическое общество; патриотический взгляд; конфликт; судьба человека; документальная проза; реалистический взгляд; общее человеческое начало; многогранная личность; социальные изменения

M.D. Martin

PUSHKINS VIEWS ON HISTORY

© Майкл Деннис Мартин, 2014

Каждый писатель в своих произведениях отражает свой взгляд на жизнь и быт того периода истории, в котором довелось ему жить. Но не все авторы рассматривают историю с философской точки зрения, анализируют ее, выражают определенную позицию, как А.С. Пушкин.

А.С. Пушкин жил в очень интересный период истории России, и своими произведениями, гражданской позицией, своим отношением к событиям, которые происходили в этот период, он влиял на умы лучших представителей Отечества.

Взгляды А.С. Пушкина на историю менялись в течение жизни: об этом рассказывают нам сюжеты его произведений. Обращают внимание на себя две теории в творчестве писателя, конкурирующие друг с другом. Первая теория заключается в том, что на ход истории всегда в большей степени влияют «сильные мира сего», люди, стоящие у власти. По другой теории, народ меняет историю, его сила, мощь, характер, настроение влияют на события, происходящие в стране. Столкновение этих позиций, противоречий проявляется в творчестве А.С. Пушкина. Наблюдая за развитием сюжетов в его произведениях, обращая внимание на события, происходящие в его личной жизни, мы видим, как формируются эти теории и почему они меняются.

А.С. Пушкин родился в дворянской семье, он был частью аристократического мира России, поэтому жизнь этого мира, конечно, отражается в его произведениях. Но с детства его воспитывала крестьянка Арина Родионовна, которая смогла привить ему любовь к народной речи, народному характеру, его особенностям. Таким образом, Пушкин оказался между двумя мирами: миром простых людей и аристократическим миром. Он всегда чувствовал сильную связь с русским народом и верил в святость Российского государства, с одной стороны, а с другой, он видел и среди представителей дворянского общества людей достойных, умных, способных изменить мир к лучшему.

Среди первых значительных произведений на историческую тему является драма А.С. Пушкина «Борис Годунов», где он удивительно точно воссоздал историческое прошлое, рассказывающее об эпохе смутного времени правления

царя Бориса Годунова. Он не только воссоздает внешние черты эпохи, но и раскрывает основные социальные конфликты. Все группируется вокруг главной проблемы: царь и народ.

Для А.С. Пушкина Борис — незаурядная личность. Он показан в драме и прогрессивным государственным деятелем, и любящим отцом, и царем, который заботится о просвещении в государстве, о развитии науки, о счастье подданных, и человеком, способным на сострадание, хотя и вступил на престол через преступление. Но он натолкнулся на глухую стену непонимания народа, он остается для народа царем — деспотом, тираном, крепостником. Сам Борис видит причину неприятия его народом в божьем суде, который послан ему за преступление. Автор подчеркивает, что никакие благородные цели не могут быть оправданы и достигнуты аморальными поступками. Борис относится к народу как к черни, как к зверю. Он говорит: «Они любить умеют только мертвых». Для народа главный вопрос — это вопрос о крепостном праве, но именно Борис Годунов уничтожил Юрьев день. Он считает, что народ понимает только язык силы, поэтому в стране во времена его правления распространены казни.

Из глубины драмы возникает мысль, что дело не только в личных качествах Бориса Годунова или Лжедмитрия, которому поначалу народ поверил, а потом отшатнулся от него, потому что тот вступает на престол через убийство Федора и становится игрушкой в руках бояр, не оправдав надежд народа, но и в том, что царская власть деспотична, и во все времена между самодержавием и народом всегда был глубокий разрыв.

Впервые именно в произведениях А.С. Пушкина, народ становится действующим лицом, но изображение народа отличается двойственностью и противоречивостью. С одной стороны, народ — это грозная стихийная сила, с другой — это зависимая от разных сословий политически незрелая масса, не способная свергнуть существующую власть и управлять государством.

Народ в драме А.С. Пушкина. «Борис Годунов» — источник нравственного суда. И накануне восстания декабристов 1825 г. А.С. Пушкин, говоря о слабо-

сти дворянского движения, призывал передовых людей того времени приобщиться к народу.

Сюжет поэмы «Руслан и Людмила» сказочный: здесь и похищение невесты, и заточение героини в заколдованном царстве, совершение подвигов ради ее спасения и, конечно, счастливый конец. Но рассказывая о сказочных героях, Пушкин, который три года работал над этим произведением, переосмысливает сказочный сюжет, сталкивая фантастическое с реальным.

Руслан является типичным классическим русским героем, богатырем, который спасает Людмилу, дочь князя Владимира Великого, олицетворяющую собой Великую Русь, от злых сил. Его образ является подтверждением мысли Пушкина о том, что значение великих людей в истории очень большое. Но и народ здесь предстает как действующая сила истории со своими надеждами, мыслями, стремлениями к борьбе и победе.

К тому времени, когда была закончена поэма «Руслан и Людмила», начали появляться в печати другие произведения А.С. Пушкина, в которых отражается его отношение к истории, где он критикует политику власти России, показывая особое презрение к режиму, который поддерживает крепостное право.

В оде «Вольность», написанной в том же году, что и поэма «Руслан и Людмила», отражаются разнообразные его чувства: желание свободы, ненависть к тиранам, призыв к народу на борьбу против крепостников:

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

(А.С. Пушкин «Вольность»)

Ко времени написания оды » Вольность» недоверие А.С. Пушкина, к политической системе России растет, особенно после его изгнания из Петербурга в 1820 г. за лирику, направленную против царя. Он мечтает об изменении системы власти в России и считает, что этих изменений могут добиться лучшие представители аристократического общества в стране. Со многими из них он знаком, ему даже известно их намерение поднять восстание против царя. Он бы и сам хотел принять участие в нем, но его друзья, заботясь о будущем России,

которая не должна была потерять великого поэта, не позволили Пушкину это сделать.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

До восстания декабристов 1825 г. А.С. Пушкин не раз обращался к недавнему прошлому, связанному с различными бунтами, восстаниями народа в России, и приходил к выводу, что восстания подавлялись царскими войсками потому, что народ не был готов к ним. После восстания декабристов Пушкин, разочарованный его разгромом, пораженный гибелью и ссылкой на каторгу своих друзей, задумывается над тем, что интеллигенция должна объединиться с народом в борьбе против тирании, несправедливости власти.

Растущее недовольство писателя царским режимом мы видим и в поэме «Медный всадник». Вначале поэмы кажется, что Пушкин с уважением и восторгом относится к Петру Великому, который основал город Петербург, восхищающий всех, открывший » окно в Европу», но затем мы видим, что отношение поэта к царю становится достаточно противоречивым. Петр Первый представлен в поэме в образе медного всадника как олицетворение бесчеловечной власти, которая, не обращая внимания на чаяния, желания, потребности, жизнь простых людей, осуществляет свою политику. Возведение города у моря таит в себе постоянную угрозу для жителей, они страдают и порой погибают от частых наводнений.

Герой поэмы » Медный всадник» Евгений — «человек обыкновенный», он не имеет ни чинов, ни денег. Молодой человек мечтает жениться на любимой девушке, но в страшном наводнении его невеста погибает. Обезумевший, он приходит к памятнику Петру Первому, чтобы обрушить свой гнев на «горделивого истукана», но победить его он не в состоянии.

Основной конфликт произведения — это конфликт личности и государства: Петербург, создание которого продиктовано государственными интересами, построен в непригодном для жизни людей месте. Простой человек со своими интересами противопоставлен государству. Но Пушкин обращает внимание «власть имущих» на то, что игнорирование интересов простого человека может привести к бунту.

Обращаясь в этом произведении к историческому прошлому России, автор в минувших событиях пытается найти ответы на вопросы современности. Как патриот, глубоко любящий свою страну, Пушкин выражает недовольство отсталостью современной российской политики, структурой власти, отношением к народу. Он подчеркивает, что конфликт между простым человеком и государством не исчезает.

В 1828 г. А.С. Пушкин пишет поэму «Полтава», где он размышляет о судьбе русского государства среди других европейских государств, о способности русского народа отстоять свою государственную самостоятельность в борьбе со Швецией — очень сильным противником. Основным эпизодом, раскрывающим эту тему, является Полтавский бой, которым руководит Петр Первый, проявляющий мастерство истинного полководца, прекрасно знающего военное дело.

Другая тема, которая во все времена будет важной в любом многонациональном государстве, это тема объединения разных наций в одно государство, сохранение добрых отношений между людьми разных национальностей, решение различных проблем всех наций, составляющих государство. Развивая эту тему, Пушкин раскрыл образ Мазепы, пытавшегося при помощи шведских войск оторвать Украину от России, но его действия были направлены не на освобождение родины, а на приобретение власти с помощью вражеских войск.

И еще одна тема » Полтавы» — судьба человека, далекого от участия в политических событиях и все же раздавленного «колесом истории». Эта тема раскрывается образом Марии, которая, преодолевая большие трудности на пути к любви, все же завоевывает личное счастье, но страшные исторические события становятся причиной ее гибели.

Говоря об отношении А.С. Пушкина, к истории, надо сказать, что он очень внимательно и профессионально изучал исторический материал, который был использован в его произведениях. Когда он работал над «Историей Пугачева», которую можно отнести к документальной прозе, он, не довольствуясь только официальными документами, обращается к людям, обладавшим мемуарами о том времени, записывал рассказы стариков — свидетелей прошедших событий,

посетил места, связанные с Пугачевым. Благодаря всему этому Пушкину удалось в этом произведении показать реалистический образ вождя народного движения. Правительство определяло крестьянскую войну под предводительством Пугачева как бунт местного казачества. Пушкин же относил «пугачевщину» к явлению классовой борьбы, где часто отмечается «великая обширность» революционного движения, «поколебавшего государство от Сибири до Москвы и от Кубани до Муромских лесов». Это было «общее негодование», направленное против правительства. Пушкин, конечно, поднял образ Пугачева на определенную высоту, показывая его влиятельной фигурой, способной изменить ход истории, но все же основной движущей силой этого восстания, по мнению автора, как и основным героем книги, является народ, который и до появления Пугачева часто выступал против крепостнического правительства .

Взгляд на историю отражается и в повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». Она в какой — то степени является кульминацией политической и исторической теорий писателя.

Повествование событий, связанных с восстанием Пугачева, ведется от лица Петра Андреевича Гринева — провинциального русского дворянина, который волей судьбы попадает в водоворот великого исторического события.

В этом произведении автор раскрывает многие темы, затронутые им и в других произведениях: свобода выбора в жестоких жизненных обстоятельствах, закон и милосердие, роль семьи в жизни человека, честь, достоинство и трусость, верность и предательство.

Петр Гринев — это человек, который живет по велению сердца, для него очень важным является чувство долга, которое проявляется во всем: он оплатил бильярдный долг мошеннику Зурину, который встретился ему по пути к месту службы, отблагодарил случайного попутчика, который помог им с Савельичем во время сильного бурана добраться до постоялого двора, вызывает на дуэль Швабрина — циничного, эгоистичного офицера, с которым Гринев вынужден служить в крепости, когда тот презрительно отзывается о Маше Мироновой —

девушке, которую он ценит и любит, он не теряет чувства достоинства, когда пугачевцы ведут его на казнь, он не признает Пугачева государем и смело заявляет ему об этом.

Все это и многое другое подчеркивает мысль автора о том, что среди дворян есть достойные уважения, честные, принципиальные люди, на которых всегда можно положиться. Наряду с этим Пушкин с глубоким разочарованием говорит о неуверенности, страхе, некомпетентности, несостоятельности, безразличии по отношению к простым людям офицерского состава военной части Оренбурга.

И среди крестьян, по мнению Пушкина, достаточно преданных, живущих по неписаному кодексу крестьянской чести, имеющих то общечеловеческое начало, которое может быть присуще любому сословию. Эти качества воплощены Пушкиным в образе Савельича, который готов всегда даже ценой своей жизни прийти на помощь своему воспитаннику .

Образами этих двух героев, неотделимых друг от друга, автор хочет подчеркнуть очень важную мысль: в жизни человек любого сословия должен стремиться к общечеловеческому началу и служить ему не за страх, а за совесть.

Если сравнивать образ Пугачева в документальной повести » История Пугачева» и в «Капитанской дочке», то в первом произведении он кажется в большей степени бессмысленно жестоким человеком, а во втором — он многогранен: то злобный, то великодушный, то своенравный, то покладистый, то глупый, то мудрый, то самостоятельно принимающий решения, то прислушивающийся к мнению других.

Повесть заканчивается поражением Пугачевского восстания и возвращением стабильности в стране. Показывая образ Пугачева в развитии, Пушкин хочет подчеркнуть его величие и значимость в истории Отечества. Он показывает его человеком, способным объединить простых людей разных национальностей, верящим в силу народа, любящим народ, с одной стороны, а с другой, человеком, еще не готовым противостоять государственным войскам.

А.С. Пушкин до конца жизни верил в возможность социальных изменений в России и надеялся на то, что они будут исходить от простых людей, которых должны повести за собой истинные личности, которым они всецело доверяют.

Библиографический список

(к 26 мая 1899 года).

Исполнилось сто лет со дня рождения нашего великого народного поэта, А. С. Пушкина, и двенадцать лет с того желанного момента, когда его чудные творения сделались общедоступными для всех и каждого.

Чем был для нас и что для нас Пушкин? Знаем ли мы его, или, по крайней мере, научились ли мы на­столько, чтобы уметь ценить и дорожить им?

Пушкин прежде всего мировой гений, и теперь едва ли может быть сомнение в том, что его имя в истории все­мирной литературы вечно будет стоять на ряду с другими мировыми светилами новых литератур – Данте, Шекспи­ром, Гете и пр. Но он вместе с тем и русский на­родный поэт, в ближайшем и положительном опре­делении: насколько же то и другое ясно и отчетливо мы по­нимаем в нем? В чем то и другое в его творениях?..

Пушкин, явившись после других, был для нас однако тем же, чем были для Западной Европы великие мысли­тели и поэты-классики новых времен, а именно…

Данте в своем дивном создании («Божественной Ко­медии «) воплотил средние века, навсегда сбросил завесу с них и, в связи с этим, открыл путь – новый, неведомый путь – деятелям европейского «возрождения». Петрарка, Боккачио, Ариосто и Тассо, Шекспир, Сервантес, Кальдерон, Лопе де-Вега, Камоэнс, французские классики, начиная с Рабле, немецкие с Клопштока – показали это «возрождение» во всем блеске и величии художественного творчества. Мы стояли в стороне от европейского литературно-художествен­ного «возрождения», и в то время, когда на западе оно достигало, по местам же достигло уже полного расцвета, – мы обучались лишь латинской риторике и версификации (в старой киево-могилянской и московской славяно-греко-латинской школе), кропали стихи «силлабически» и «метрически», сочиняли «орации» по Авоонианским и другим хриям – «казнодейство­вали» (выражаясь малорусско-польским языком киевских уче­ных XVI–XVII в., – «казанье» –речь, проповедь), да для развлечения забавлялись апофегмами и фацециями. Наше истори­ческое, а с ним и литературное «renaissance», наше действительное «возрождение» (хотя и после продолжительной подго­товки) началось только с Петра, и «Россия молодая» (вы­ражение Пушкина в поэме «Полтава») показалась во всеоружии величия и силы, только пройдя его суровую и мощную школу, созданную им и на его началах. Неудиви­тельно, поэтому, что вся наша литература XVIII века, также еще всецело юная – «молодая», всецело и исключительно была посвящена поддержке, выяснению и прославлению «ве­ликих дел Петровых» и его наиболее достойных и слав­ных преемников по мысли и силе. Но и тогда, в тот век «открытий» и «спешных приобретений» дотоле неведо­мых нами заморских литературных и иных сокровищ, – и тогда – в лице Ломоносова (этого первого русского уни­верситета, по Пушкину), прославлявшего Петра и «дщерь Петрову» (Елисавету Петровну) и Державина, сладкозвучного певца Фелицы (Екатерины II), дерзавшего «беседовать о Боге» и в то же время в «забавном русском слоге» «с улыбкой правду говорить», – мы имели уже и явственно вы­ступали вперед со своей творчески-зиждительной, в науке и искусстве (в ученых работах Ломоносова и в поэзии Державина), мировой и вместе исконно-русской силой, окры­ленной гением Петра.

Пушкин явился на свет, воспитывался и выростал в такое время, когда наше общелитературное «возрождение» и развитие XVIII в. стало достигать своего апогея. Наша ли­тературная картина того времени представляет по истине в высшей степени отрадное зрелище. И в самом деле, взгляните на эту картину…

Сатира, которой началось, как в Германии в века воз­рождения и реформации, наше литературно-общественное раз­витие XVIII в., осененная благословением и сопровождаемая благопожеланиями одного из ближайших и мощных спод­вижников и друзей Петровского просвещения и реформ (разумеем интимно-дружеские отношения Феофана Прокопо­вича к нашему первому по времени сатирику XVIII в. – Канте миру), к тому времени настолько определилась у нас и окрепла, что становилось уже вполне возможным и по­нятным появление такого гениального истиннорусского мирового поэта-сатирика, как дедушка Крылов, тогда кончавший уже со своими «Почтами духов» и переходивший к его вечно-бессмертным басням, в которых он одинаково – друг детей и старцев-мудрецов всех времен, веков и народов. Н. И. Новиков, ученый труженик («Рос. Вивлиофика» и др.), публицист и просвещеннейший обществен­ный деятель-идеалист (и, конечно, мученик своих благо­родных идей), собиравший и собравший вокруг себя целую плеяду даровитых юношей, с Карамзиным во главе, ука­зывал и указал им действительные, прямые и насущные задачи служения делом и словом обществу и народу… Ка­рамзин, познакомивший уже русскую литературу с Шекспи­ром и Лессингом, побывавший и в чужих краях, лично повидавший Кантов, Виландов, Гердера и… подлинную, «на­стоящую» Европу, – Карамзин водрузил уже тогда знамя благородно-свободного, ни от кого и ничего в житейском обиходе или в чиновном смысле и отношениях (как было у нас до него) независимого, святого служения науке и ли­тературе, он, – наш первый литератор-публицист в истин­ном значении этого слова, – работает теперь как настоящий и гениальный ученый историк и выпускает первые тома своей «Истории государства Российского», точно так же «открывавшей его современникам Россию», по словам Пуш­кина, который упивался ее чтением, – «как Колумб открыл Америку»… Жуковский – прекраснейший, благороднейший пе­вец-романтик, в настоящем стиле народно-поэтических и наивно-верующих времен средневековья и классической старины, воспроизведенных в его балладах.,.

Его стихов пленительная: сладость

Пройдет века завистливую даль…

Но Жуковский буквально был «поэтическим восприем­ником» – крестным отцом Пушкина, благословившим его настоящим «истовым» русским крестом, при вступлении в жизнь и при выходе его на литературно-поэтическое по­прище жизни и деятельности…

И это ли не светочи мысли, слова, литературно – художе­ственного творчества, озарявшие годы ученичества и юноше­ства Пушкина?.. А его преподаватели в лицее и его школь­ные лицейские товарищи – эта «дружная семья» даровитых, впоследствии известных в литературе и жизни юношей, о которых он так часто вспоминает в своих стихах?! Прибавьте к этому членов Арзамаса и другие литературные и общественно-политические кружки того времени – Грибое­дова (но гениальности почти равного Пушкину), Лермонтова и Кольцова (проводивших Пушкина в могилу своими вы­сокохудожественными Requiem), уже появившегося на рус­ском литературном небосклоне Гоголя, давшего нам на­стоящую народную эпопею дореформенной крепостной России (в «Мертвых душах» и в комедиях), эпопею, созданию которой не только всем существом сочувствовал Пушкин, но, как известно, и принимал в ней некоторое непосред­ственное участие, – прибавьте митрополита Филарета, с ого чарующим «духовным» словом и мыслью, гр. Сперанского, сменившего кафедру скромного преподавателя «высшего красно­речия» на портфель всесильного министра и давшего России первый полный кодекс законов, и пр., и пр. А политиче­ские и общественные движения конца прошлого и первой четверти нашего века, у нас и на Западе, к которым так чутко и отзывчиво относился Пушкин?! Но в речи о Пуш­кине, о его современниках и близких ему людях, никак нельзя забывать о «подруге его детства» и деятельной ра­бочей поры самообразования и творчества (в селе Михай­ловском), его нянюшке – крепостной крестьянке Ирине Ро­дионовне: ее он опоэтизировал, и она – в известном смысле – была его родной матерью, а не та и не те…, которые только по-французски, чрез гувернеров, могли го­ворить с ним, как со своим сыном (и за то он почти не упоминает об них, хотя в Онегине и его воспитании не трудно усмотреть их). Если Ломоносов – по отцу сын крестьянина, а по матери внук сельского дьячка – изучал и изучил чудный русский язык (первым и настоящим филологом которого он, признается и признан) на севере (сохранившем наше былинно-поэтическое творчество) у архан­гельско-олонецких рыбаков, и в Москве, вблизи Сухаре­вой башни, то Пушкин – и этот язык, и это творчество изучал, научился любить и полюбил у той, о которой он поет в своих прелестных стихах, теперь известных всякому ребенку:

«Буря мглою небо кроет»…

Она была его поэтической спутницей, она научила его родному языку и – сердечной любовью многострадальной русской женщины крепостных времен вводила и ввела его в тот мир заветной родной и окружавшей его народной былевой старины, которой народ наш жил еще в то время до такой степени, что даже наше барство тех времен (душою принадлежавшее будто бы «короне французской» – «Бригадир» Фонвизина) не безусловно чуждалось (народная струя в про­изведениях писателей Екатерининских времен, самой Ими. Екатерины II и пр.), – она, Ирина Родионовна, и Карамзин со своей историей и языком, на каком написана его история, научили Пушкина родному языку и заставили полюбить все родное русское…

Таково наше недавнее литературное прошлое, из которого выходил и с которым всем своим существом был связан Пушкин в его последовательном литературно-худо­жественном развитии. В нем литература «молодой России», возрожденной и обновленной Петром, представляемая многими великими и славными его предшественниками и современниками, нашла свое высшее завершение и выражение, и – своего Шекспира этих времен «русского возрождения».

Пушкин начал свое литературно-поэтическое творчество, как и все почти новые русские писатели – подражанием и страстным увлечением «иностранным», но и в этом увлечений умел быть самобытным, а овладев собою и навсегда простившись с «свободной» и бурной стихией юношеского байронизма и других увлечений (стихотв.– «К морю»), выступил во всем величии самобытно-русского мирового гения, неустанно работавшего над самим собою и над своим творчеством. Таковы все его произведения, появившиеся по возвращении с юга России. Правда, многое им было задумано и начато под благодатным небом юга, но закончено, обра­ботано и отшлифовано на суровом и туманном русском севере (Михайловское, Москва, Болдино, Петербург) и пред­ставило в целом чудное сочетание южной красоты и пыла с грандиозной величавостью и суровой энергией людей и природы северных стран, как и в нем самом – горячая африканская кровь текла по жилам истого москвича-северянина. Этим чудным сочетанием русских красот севера и юга запечатлены все созданные Пушкиным образы и картины, оно слышится в гармонии его стиха и в мелодии его языка. И нужно ли называть, для подтверждения и иллюстрации, те дивные картины севера и юга и то бесконечное разнообразие живых образов, картин и видов, цветов и тонов, которыми поражаешься в его стихах, которые оглушают, ослепляют нас и так близки, дороги нам? Кавказ, Крым, Бессарабия, море и степи, родные леса, мхи и болота, крестьянские лачужки и боярские хоромы, серая «армяжная» Русь, с ее лаптями и сапогами-скороходами, с ее горем-нуждой и веселым широким разгулом-раздольем, тут же, бок о бок, и столичная знать, с ее барством, фиглярством и скукой, «преданья старины глубокой» и – живая, животрепещущая, голая и неподкрашенная общественно-бытовая правда и современность тогдашней Пушкинской Руси и т. д., и т. д. А эти вечно живые образы, высеченные гениальной рукой великого поэта-мастера: Кавказский пленник, Алеко, Петр Великий и другие герои «Полтавы», Борис Родунов, Пимен, Евгений Онегин, или – чарующие красотою души образы русских женщин-красавиц: Марии, Татьяны, Ксении и проч.? Это целое море жизни, с но подкрашенной и не подрумяненной пейзанами и пейзанками природой родной нашей страны, ее прошлым и настоящим, ее добром и лихом, с живыми людьми на первом плане, с биением и трепетанием могучего русского сердца, и вся эта жизнь создана творческой мыслью великого поэта, выношена его грудью, согрета его любовью, освящена, его художественным светочем, мягким, ласкающим взор… Он открывает пред нами эту жизнь, вводит нас в нее, и – от нас, уже, от нашей восприимчивости и художественной подготовлен­ности зависит, созерцая эту жизнь, творчески созданную им, самоуглубляться и вместе – восторгаться истинным во­сторгом художественного наслаждения. А язык – чудный пушкинский язык и его стих, препобеждавший всякие преграды и хитрости метрики и стихосложения, – разве не доводят они родную нашу речь до такой высоты художественной обработки, какая только возможна для нее?!.

Но у Пушкина есть еще и нечто другое, большее, на что впервые указал Достоевский в своей известной речи, ска­занной в Москве, при открытии памятника ему. Этой-то знаменательной речи нам и хотелось бы коснуться в заключение нашего очерка…

Пушкин и его поэзия, в течение шестидесяти лет после его смерти, пережили несколько различных, почти диаметрально – противоположных литературно – критических отношений и подвергались столь же различным суждениям и приговорам. При жизни, в интимном кружке друзей и поклонников, он был боготворим за его стихи, но известно, как встретила его произведения и относилась к нему тогдашняя полицейски-сыщническая литературная критика (Греч, Булгарин): она клеветала и доносила на него «по начальству», всецело была на стороне его многочисленных врагов и без сомнения помогала и помогла бы им еще ранее, чем случилось, уложить его в могилу, если бы он не имел надежного и верного охра­нителя в лице своего державного цензора и критика, Импе­ратора Николая Павловича. Белинский в, своих восторжен­ных критических статьях – дифирамбам о Пушкине – ска­зал первое сильное и во многом совершенно правдивое слово о нем, как о великом поэте, и пробовал устано­вить определенный и правильный взгляд на его творения, подвергнув их тщательному и превосходному литературно-художественному анализу. Но в увлечении туманной эстети­кой Гегельянской школы, к тому же недостаточно усвоенной, и в пылу собственного личного восхищения Пушкиным, Белинский усмотрел у него и наговорил о нем много такого, что последующим критиками давало право не согла­шаться и даже отвергать основную точку зрения критической оценки Белинским пушкинской поэзии. В одном Белин­ский безусловно был прав, а именно в том, что Пуш­кин, в первом и точном определении его творчества – истинный и великий поэт-художник, служивший прежде всего и всецело искусству для искусства, как и сам часто заявлял об этом: этот пункт прочно был поставлен и блестяще доказан Белинским. Разрушительная критика 60-х годов не пощадила и Пушкина. Пушкин не только был сведен с пьедестала, на котором показывал его Белин­ский, но и просто втоптан в грязь, вместе с его восхи­щенным критиком-панегиристом. Эта критика показала, однако же, свою лишь нечистоплотность и крайне некрасивую бесцеремонность в суждении и приговорах по таким воз­вышенным вопросам, которые отнюдь не могли подлежать ее низменному материалистически-нигилистическому кругозору. Аполлон Григорьев, свободный от гегельянских увле­чений Белинского и разрушительных теорий Писарева и К°, а также и некоторые другие из новейших критиков, сла­вянофильского и иных направлений, снова начали разъяснять художественные стороны творений Пушкина и его историко-литературное значение. Достоевский в своей вышеназванной превосходной речи, как истый гигант-художник и глубокий мыслитель, выходивший из того же «возрождения» и из тех же времен Пушкина, разом шагнул дальше, и неожиданно торжественно и во всеуслышание сказал о нем крылатое и смелое слово. Речь эта была вообще событием на Пушкинском празднике в Москве в 1881 году. В своей речи Достоевский, по его словам, поставил три «пункта» относительно Пушкина, а именно…

«1) То, что Пушкин первый, своим глубоко прозорли­вым и гениальным умом и чисто русским сердцем сво­им отыскал и отметил главнейшее и болезненное явление нашего интеллигентного, исторически-оторванного от почвы общества, возвысившегося над народом. Он отметил и выпукло поставил перед нами отрицательный тип наш, человека беспокоящегося и не примиряющегося, в родную почву и в родные силы ее не верующего, Россию и себя самого (то есть свое же общество, свой же интеллигентный слой, возникший над родной почвой нашей) в конце кон­цов отрицающего, делать с другими не желающего и ис­кренно страдающего… Ему честь и слава, его громадному уму и гению, отметившему самую больную язву составившегося у нас после великой Петровской реформы общества. Его искус­ному диагнозу мы обязаны обозначением и распознанием болезни нашей, и он же, он первый, дал и утешение: ибо он же дал и великую надежду, что болезнь эта не смер­тельна, и что русское общество может быть излечено, мо­жет вновь обновиться и воскреснуть, если присоединится к правде народной, ибо

«2) Он первый (именно первый, а до него никто) дал нам художественные типы красоты русской, вышедшей прямо из духа русского, обретавшейся в народной правде, в почве нашей, и им в ней отысканные.

«Третий пункт, – продолжает он в разъяснении своей речи, – который я хотел отметить в значении Пушкина, есть та особая, характернейшая и не встречаемая кроме него нигде и ни у кого черта художественного гения –способность всемирной отзывчивости и полнейшего перевоплощения в ге­нии чужих наций, перевоплощения почти совершенного.

«Способность эта есть всецело способность русская, на­циональная, и Пушкин только делит ее со всем народом нашим и, как совершеннейший художник, он есть и со­вершеннейший выразитель этой способности, по крайней мере, в своей деятельности, в деятельности художника».

На этом взгляде на Пушкина и его творчество гениаль­ного поэта-мыслителя, выдержавшем горячую полемику, при­ходится остановиться. Дальнейшее литературно-критическое изучение Пушкина пока не представило ничего особенно но­вого. Правда, изучением его начинают серьезно заниматься филологи, по новейшим научным методам (см. в «Филологии. Вестнике» и др.), но – это только начало. В последние две­надцать лет миллионы экземпляров сочинений Пушкина ра­зошлись по грамотной России: отрадно и это!..

В настоящее время, когда вся грамотная Россия готови­лась и готовится к торжественным воспоминаниям о вели­ком поэте, по случаю столетия со дня его рождения, – по­явилось и появляется масса отдельных изданий его произве­дений, книг, статей и заметок, посвященных обследованию и изучению разных сторон его жизни и литературно-поэти­ческого творчества. В виду этого, можно надеяться, что теперь мы будем как должно, по настоящему знать и ценить своего великого народного поэта-гения и что вместе с тем навсегда исчезнут те клеветнические нарекания на него, жертвою которых он пал и которые выдавали и вы­дают лишь наше невежество и рабскую светобоязнь времен крепостничества. Да исчезнет же тьма и да будут свет просвещения и любовь к народному благу, которыми так глубоко проникнут был наш великий народный поэт – да будут постоянными и неизменными спутниками в нашем дальнейшем умственном, нравственном и общественном развитии!…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *