Знак власти византийского императора

Автократор — император, самодержец

Agens in rebus (магистриан) — чиновник, находившийся в подчинении магистра оффиций, отсюда его обиходное название — магистриан. Круг обязанностей этих чиновников был весьма разнообразен: они направлялись с различными поручениями в провинции, откуда писали отчеты о положении дел, инспектировали государственную почту, морские перевозки, оружейные мастерские. По завершении срока службы они назначались (на год или два) начальниками канцелярий префектур претория, префектуры Константинополя, а также начальниками канцелярий викариев и военачальников

Асекретис (асикрит) — секретарь тайной канцелярии императора, лицо, принадлежавшее к высшему разряду императорских секретарей

Архиерей — обобщенное обозначение церковных деятелей высокого ранга (патриарх, епископы)

Архонт — букв. «начальник»; общее название высоких должностных лиц, как гражданских, так и военных

Архонт Александрии — см. префект августал

Василевс — букв. «царь»; византийский император, с VII в. официальный титул византийского императора

Василиса — императрица

Викарий — гражданский правитель диоцеза (административного подразделения префектуры, включавшего в себя несколько провинций)

Глава (начальник) придворных евнухов — см. препозит священной спальни

Глава (начальник) царских сокровищниц — см. комит священных щедрот

Главнокомандующий войсками Востока — см. магистр милитум Востока

Грамматист — преподаватель школы начальной ступени

Доместик —1) воин отряда придворной гвардии, сохранившей в VI в. лишь церемониальные функции; 2) слуга, доверенное лицо

Дукс — верховный представитель военной власти на территории одного из 13 пограничных округов империи

Иерей — священник

Иллюстрий — сенатор

Квезитор — чиновник, обязанный следить за прибывающими в Константинополь людьми. Должность была создана Юстинианом после восстания Ника

Квестор священного дворца — чиновник, ведавший законодательной функцией императорской власти, председатель консистория — совета при императоре; эту должность обычно исполнял образованный и авторитетный юрист

Комит личного имущества (comes rei patrimonii) — лицо, ведавшее личным имуществом императора, доходы с которого шли на государственные нужды. Должность была создана императором Анастасием, передавшим часть доходов от личных императорских имуществ государственной казне. Юстиниан упразднил эту должность.

Комит rei militaris — командующий частями регулярной армии, размещенными в отдельной провинции

Комит sacri stabuli — главный конюший императора; военачальник, ведавший императорскими конюшнями

Комит священных щедрот (comes sacrarum largitionum) — чиновник, ведавший государственной казной, главный казначей

Комит частного имущества (comes rei privatae) — чиновник, ведавший эксплуатацией и сбором доходов с государственных и частных имуществ императора

Комит федератов — военачальник федератов, подчиненный магистру милитум

Консул — почетный титул, в Византийской империи не связанный с реальной властью, как это было в Риме

Копьеносец (дорифор) — телохранитель императора, видного военачальника или должностного лица, имевший статус офицера

Лимитан — солдат пограничной службы, располагавший земельным наделом

Логофет — чиновник по финансовой части

Лохаг — командир отряда в сто воинов, центурион

Магистр — термин наиболее употребителен как сокращенное наименование должности магистра оффиций (см.)

Магистр милитум (стратилат) — главнокомандующий на том или ином театре военных действий, или в той или иной части империи

Magister equitum — см. magister militum in praesenti

Magister militum in praesenti — главнокомандующий византийской армией с резиденцией в Константинополе. Начиная с IV в. их обычно было два, один — для конницы (magister equitum), другой — для пехоты (magister peditum). Co временем под командованием того и другого магистра оказались и конные, и пешие войска

Магистр милитум Востока — главнокомандующий войсками, расположенными на значительной территории империи, простиравшейся от южного побережья Понта Эвксинского до Киренаики

Магистр милитум per Armeniam — главнокомандующий войсками на территории Армении; пост учрежден Юстинианом

Магистр милитум Фракии — главнокомандующий войсками Фракии

Магистр оффиций — начальник дворца и дворцовых служб, руководил внешней политикой империи, ведал организацией посольских приемов, возглавлял придворную гвардию, руководил полицией, ведал личной охраной императора, охраной арсеналов Константинополя, контролировал оружейные мастерские, руководил четырьмя императорскими канцеляриями (скриниями), ведал государственной почтой

Magister peditum — см. magister militum in praesenti

Магистриан — см. agens in rebus

Навклер — судовладелец, занимающийся, как правило, и торговлей

Начальник придворных евнухов — см. препозит священной спальни

Начальник царской казны — см. комит священных щедрот

Оптион — помощник, избираемый самим военачальником; лицо, ведавшее доставкой провианта в отряд, его распределением здесь и выплатой жалованья

Палатин — 1) чиновник, служащий при дворе и императоре; 2) чиновник ведомств комита священных щедрот и комита частного имущества императора

Патрикий — высший сенаторский титул

Патрикия — высший женский титул в империи

Первосвященник — см. архиерей

Препозит священной спальни (praepositus sacri cubiculi) — евнух, ведавший личными покоями императора. В его управлении находились ведомства, обслуживавшие личные нужды императора

Пресвитер — священник

Претор димов — см. претор плебса

Претор плебса — чиновник, в обязанности которого входило наблюдение за порядком в столице. Претор плебса подчинялся непосредственно императору. Должность была создана Юстинианом после восстания Ника

Префект августал (эпарх Александрии, архонт Александрии, префект Египта) — викарий диоцеза Египет

Префект города — гражданский правитель Константинополя, подчинявшийся непосредственно императору

Префект Египта — см. префект августал

Префект претория Востока (эпарх двора) — глава гражданского управления префектуры Востока, включавшей пять диоцезов (Египет, Восток, Понт, Азия, Фракия); обладал широкой ад­министративной, судебной и финансовой властью.

Префект претория Иллирика — глава гражданского управления префектуры Иллирика, включавшей два диоцеза: Дакию и Македонию

Примикерий священной спальни (primicerius sacri cubiculi) — глава находившегося в подчинении у препозита священной спальни ведомства покоев василевса

Протиктор — воин придворной гвардии, привилегированного подразделения, состоявшего из людей офицерского статуса. В VI в. это подразделение имело только церемониальные функции

Референдарий — секретарь, в обязанности которого входило представление императору частных прошений и доведение его ответов на них до сведения должностных лиц

Ритор — здесь адвокат

Сенатор (синклитик) — член константинопольского сената (синклита), учреждения, объединявшего главным образом чиновников и военных, действительных и находившихся в отставке

Синклитик — см. сенатор

Советник города (куриал) — член городского совета (курии).

Силенциарий — (от silentio — молчание), один из служителей при дворе, обязанностью которых являлось поддержание покоя и порядка во дворце

Стратиг — военачальник

Стратиг Востока — см. магистр милитум Востока

Стратилат — см. магистр милитум

Схоларии — придворная охрана

Табеллион — нотариус

Управитель казначейства — см. комит священных щедрот

Управитель частного имущества императора — чиновник, управлявший отдельным имением, группой имений или всем имуществом императора

Федераты — варвары-поселенцы, размещавшиеся согласно договору (foedus) на пограничных территориях империи с обязательством нести военную службу за деньги или довольствие

Филарх — племенной вождь, здесь — предводитель арабов-гассанидов

Экскувит — воин особого отряда императорской гвардии

Эпарх Византия — см. префект города

Эпарх двора — см. префект претория Востока

Эпарх войска (вакантный префект претория) — главный интендант армии

Вене́ты и прасины

Главные цирковые партии (димы) в городах Византии (См. Византия), где (как ранее в античном Риме) организовывались состязания (преимущественно конные) и представления в цирке и на ипподроме. Вокруг зрелищ складывались партии «болельщиков», получавшие названия по цвету одежды возниц (так, венеты — «голубые», а прасины — «зелёные»). Димы имели своё выборное руководство, штат прислуги, возниц, артистов, а также дома, лошадей, денежные средства, которые каждая партия собирала со своих сторонников. Первоначально димы были чисто спортивными организациями. После закона императора Константина (правившего в 306—337) об «аккламациях» (праве городского населения выражать возгласами одобрение или неодобрение зачитываемым в цирке постановлениям властей) димы стали превращаться к конце 4 в. в своеобразные политические партии с некоторой социальной окраской. Всего димов было 4, но политическое значение приобрели лишь враждующие между собой В. и п. Венеты возглавлялись сановной знатью, стояли за централизацию, бюрократическое управление, православие, а прасины — с торгово-ремесленной верхушкой во главе — выступали за усиление органов местного самоуправления, проявляли симпатии к монофиситам (См. Монофиситы). С начала 5 в. В. и п. стали привлекаться к обороне города, были обязаны выставлять определенное число вооружённых людей; таким образом, В. и п. получили право организации своей милиции и участия в местном самоуправлении (иногда правительство лишало какую-либо партию этих прав). В конце 5 и в 6 вв. борьба между В. и п. обострилась: особенно буйно вели себя отряды молодёжи, так называемые стасиоты, устраивавшие побоища. Иногда социальные противоречия приводили к объединению рядовых В. и п., они выходили из повиновения своему руководству и совместно выступали против правительства (восстание в 532 «Ника»). К 8 в. В. и п. утратили политическое значение, роль В. и п. ограничилась участием их представителей в торжественных празднествах.

Источн.: Э Прокопий, Тайная история, «Вестник древней истории», 1938, № 4.

М. Я. Сюзюмов.

Источник: Большая советская энциклопедия на Gufo.me

Значения в других словарях

  1. ВЕНЕТЫ И ПРАСИНЫ — ВЕНЕТЫ И ПРАСИНЫ — своеобразные политические «партии» в византийских городах 5-7 вв. (главным образом в Константинополе). Появление «партий» связано с правом горожан возгласами высказывать в цирке свое отношение к правительственным постановлениям. Большой энциклопедический словарь
  2. ВЕНЕТЫ И ПРАСИНЫ — (Benetoi kai Prasinoi) — цирковые партии (димы) в городах Византии, первоначально только спортивные, но в 5-7 вв. получившие значение политических. Венеты — «голубые» (по цвету одежды цирковых возничих) — имели влияние преим. Советская историческая энциклопедия

На службе у императора

На всех своих границах империя имела опасных врагов. Защита территории была поэтому одной из самых важных забот императоров.
Самой насущной задачей было создать хорошую армию. «Армия, – говорит один император,- для государства то же, что голова для тела. Если не заботиться о ней, само существование империи может быть поставлено под угрозу”. И действительно, пока армия была сильна, империя продолжала существовать.

Из каких элементов состояла эта армия? Что бы ни говорили, национальный рекрутский набор всегда существовал и сохранял свое значение. Солдаты, которых он доставлял, фигурируют в законодательных актах под названием стратиоты, но не о силу каких-то особых заслуг, а потому что в них хотели видеть наследников древних римских легионов. В одной императорской новелле они даже именуются «святыми легионами”

Стратиоты

В течение VII в., может быть со времени Ираклия, появляется новая система военной повинности – «система военных феодов”, применяющаяся как к подданным империи, так и к некоторым инородным элементам. Эта система состоит в наделении землей при условии несения военной службы, чтобы обеспечить постоянный характер этой службы;
надельным землям предоставлялись некоторые привилегии: земля становится неотчуждаемым наследственным владением, переходящим к одному из сыновей, если отец становится не способным к военной службе. Развитие этой системы завершается в X в.

Надельные земли разбивались на две категории в зависимости от вооружения, которое обязаны были поставлять их владельцы.

  • Наделы первой категории стоимостью в 4 фунта золота предназначались для всадников и для моряков трех областей – фемы Самос, побережья Эгейского моря и Кивирреотов, где набирался цвет византийского флота.
  • Наделы второй категории стоимостью в 2 фунта золота предназначались для остальных моряков и, вероятно, для пехоты. Можно предположить, что последняя имела незначительный удельный вес в армии: избранную часть составляла кавалерия.

Кавалерия состояла из двух частей: тяжелой, носившей шлемы и хорошо вооруженной, и легкой,трапезитов, которой принадлежала решающая роль в большинстве выигранных сражений.

Эта система военных участков существовала до конца империи. Начиная с XI в., она приняла новую форму пронии: землей пользовался не сам держатель, населявшие ее жители лишь платили держателю налоги.
Эта новая форма пожалования, особенно распространенная в XIII и XIV вв., уже применяется не только к воинам, а из воинов преимущественно к командирам.
И пока в распоряжении императоров был достаточный земельный фонд для создания военных наделов, главным образом из императорских доменов, эта система процветала и давала ожидаемые результаты.

Наменики

Другая часть византийской армии состояла из наемников. Империя охотно вербовала солдат среди соседних народов, поставлявших ей или целые дружины во главе со своими племенными вождями или большое количество варваров различного происхождения, являвшихся на службу в византийскую армию. Император был правителем, который хорошо платил.

Командиры имперской армии получали чрезвычайно высокое жалованье, и это было соблазном для армянской и кавказской знати и разжигало аппетиты скандинавских или русских искателей приключений. Довольно высокое жалованье получали часто и рядовые воины.
Вместе с тем императоры имели к этим иноземным воинам, не заинтересованным во внутренних делах империи, больше доверия, чем к своим собственным подданным. Императоры охотно предоставляли крупные командные посты, высокие военные звания иноземцам, предпочитая их в интересах личной безопасности. Один из гвардейских полков, гетерия, состоял почти исключительно из иноземцев: русских, скандинавов и хазаров.

Знаменитая варяжская дружина, чьи военные подвиги на всем протяжении византийской истории гремели на весь мир, набиралась сначала из русских, а впоследствии из исландских, норвежских норманнов и из англосаксов.

Во все времена наемники составляли значительную часть византийской армии. В эпоху Юстинианамы встречаем в ней бок о бок вандалов и готов, лангобардов и славян, герулов, гепидов, африканских мавров; в X в. появляются хазары, печенеги, русские, арабы, турки, норманны из Скандинавии и из Италии и особенно армяне.

В армии Комнинов мы встречаем англосаксов и скандинавов, итальянцев и немцев, латинян из всex западных стран, франков из Франции, норманнов из Сицилии и представителей всех народов Востока. Позднее Палеологи использовали каталонцев и турок, генуэзских и венецианскихкондотьеров, сербов и болгар, и в ту эпоху эти элементы составляли наиболее значительную часть византийской армии.

Организация армии

Как была организована эта армия? Она состояла из двух частей: линейных войск, очень подвижных, предназначавшихся для больших походов и всегда готовых к переброске в ту или иную местность, и пограничных войск. Это была система весьма давнего происхождения. Еще Рим создал специальные войска limitanei для защиты limes, то есть областей, примыкающих к границе.

Византия сохранила эти войска специального назначения и назвала их акритами. Они также пользовались – и даже шире, чем остальные войска-преимуществами системы военных наделов. Земли, которые жаловались этим войскам, были полностью освобождены от обложения земельным налогом. Оставаясь в одном определенном месте – на своих участках, по соседству с границей, – акриты были организованы для быстрой и надежной защиты территории, и они, как мы это увидим, превосходно выполняли свою задачу.
Византийский эпос воспел их, повествуя о подвигах Дигениса Акрита, и Мануил Комнин еще в XII в. гордился прозвищем «новый акрит”.

Тем не менее организация обороны границы претерпела с VI в. большие изменения. Некогда Рим удовлетворялся строительством вдоль limes единой линии крепостей, занятых сильными гарнизонами. Иной системы защиты придерживалась Византия, и трактат «О постройках” Прокопия ясно показывает, как она была организована во время Юстиниана.
Вместо единой линии крепостей вдоль границы строились две или три параллельные линии укреплений, и Прокопий хорошо объяснил, каким новым потребностям они отвечали.

Византия никогда не отступала от этой системы военной обороны. Азиатская часть империи, как и Балканский полуостров, была покрыта укреплениями; в Азии XI в. «вся территория была сплошной крепостью”. Защита этих военных границ была поручена акритам, которые, водворившись со своими семьями на пожалованных им землях, обязаны были наблюдать за врагом, отражать вторжения, защищать территорию, вести оборонительную и наступательную войну.

Вся граница охранялась сетью небольших наблюдательных постов, соединенных с главной квартирой системой сигнализации. Как только становилось известно о продвижении неприятеля, по всем направлениям высылалась кавалерийская разведка, и под таким прикрытием проводилась мобилизация; пехота занимала проходы, население равнинных областей стекалось к крепостям, к определенным пунктам стягивалась армия. В инструкциях, выработанных на этот случай, не было упущено ни одной мелочи.
Меры, касавшиеся концентрирования войск, осведомительной службы и службы снабжения, засад и шпионажа, тактика ночных атак – все было предусмотрено и тщательно регламентировано. Предпринимались отважные рейды на вражескую территорию с целью диверсий. В это время византийский стратиг, вступая в соприкосновение с неприятелем, завязывал сражение и в большинстве случаев обрушивал на него внезапный удар, сочетая храбрость с хитростью.

Это была жестокая война, где главную роль играла кавалерия, где следовало быть постоянно начеку, чтобы не оказаться застигнутым врасплох, и зачастую с небольшими силами приходилось ставить в затруднительное положение превосходящие силы врага, война, полная отважных рыцарских приключений и доблестных подвигов, которые закаляли дух воинов.
Следует еще отметить религиозный характер этой войны: солдаты сражаются не только для того, чтобы защищать территорию, не только за императора, но, говоря словами того же трактата о тактике, «за нерушимость христианской общины”, и если они одерживают победу, то «по милости божьей”.
К римской традиции Византия прибавила новую черту: войне придавался характер крестового похода. Новой чертой было и патриотическое чувство. Слово «родина” появляется в византийских текстах начиная с X в.

Сильные и слабые стороны императорских войск

Несмотря на величие задач, возлагавшихся на византийскую армию, не следует преувеличивать ее численность. Цифры, приводимые арабскими писателями, утверждающими, будто армии византийских императоров X в. исчислялись в 100 или 150 тыс. человек, не совсем достоверны. В действительности азиатская армия, которая, несомненно, была лучшей силой империи, насчитывала в X в. около 70 тыс. человек.
Если к ней прибавить 24 тыс. солдат имперской гвардии и войска Балканского полуострова, получим в общей сложности не более 140 тыс. человек. Мы видим, что как в VI, так и в XII в. самые крупные экспедиции совершаются армиями, насчитывающими от 30 до 50 тыс. человек, и что армейский корпус от 5 до 6 тыс. солдат был значительной силой.

Эта армия была превосходно обучена. В дошедших до нас трактатах по тактике, относящихся к VI-XI вв. и приписываемых императорам Маврикию, Льву VI, Никифору Фоке и Василию II, описываются в красочных подробностях все упражнения, которые должны были выполнять войска, процесс формирования этих армий, оказавшихся способными переносить все испытания, все лишения. Непрерывное совершенствование методов ведения войны обеспечивало этим армиям неоспоримое превосходство перед их противниками.

Кавалерия, которая, как мы видели, была в Византии и вообще в средневековом государстве родом оружия благородных, играла в этой армии существенную роль. С другой стороны, Византия применяет мощные соединения военных машин, сохраняемых в Константинополе, в арсенале Мангана. Вот почему византийская армия, действуя на стольких театрах военных действий, одерживала в течение долгих веков блестящие победы.

  • В VI в. она свергла королевства вандалов и остготов,
  • в VII в. она уничтожила могущество персидской империи,
  • в VIII в. сдержала натиск ислама,
  • в X в. восстановила в Азии престиж Византии и потопила в крови великое Болгарское царство, родившееся на Балканах.
  • в XII в. ей удалось нанести поражение норманнам, венграм и туркам.

Таким образом, в течение шести столетий она оказывала империи большие услуги. Она украсила свои знамена ореолом славы. Наконец, обладая такими качествами, как храбрость и искусство стремительного натиска, эта армия много раз получала замечательных полководцев: в VI в.Велизария и Нарсеса, в VII в. Ираклия, в VIII в. императоров Льва III и Константина V, в X в. Иоанна Гургена, которого писатели сравнивают с Траяном и Велизарием, а также полководцев из фамилии Фоки, которые в течение трех поколений вели армии империи от победы к победе.

Блестящими полководцами были и великие императоры Македонской династии Никифор Фока, Иоанн Цимисхий, Василий II; в XII в. императоры фамилии Комнинов, в особенности Мануил; этот бесстрашный паладин был кумиром своих солдат.
Все это достаточно убедительно показывает, насколько несправедливо и наивно было бы видеть в истории Византийской империи лишь одну непрерывную линию упадка. Однако, без сомнения, эта армия отличалась и большими недостатками.

Наряду с превосходными солдатами рекрутский набор внутри страны часто давал людей посредственного качества, вследствие чего императоры нередко заменяли для своих подданных военную повинность налогом.
С другой стороны, эта армия страдала недостатками, свойственными войскам наемников; она была порой недостаточно дисциплинирована, ее вечно волновал вопрос о жаловании, который часто был причиной восстаний или дезертирства.

Хотя армия и вела войну против врагов, но она никогда не останавливалась перед грабежом граждан империи, что часто ставило в затруднительное положение командующего и даже самого императора. Она постоянно вмешивалась во внутренние дела империи. Тесно связанная с крупными феодалами, занимавшими высокие посты, она готова была поддерживать их во всех попытках переворотов. Но эта армия все-таки была замечательным орудием войны, позволившим византийским императорам не только защищать империю, но даже расширить ее пределы и одерживать блестящие победы. Поэтому императоры проявляли большую заботу о своих солдатах.

Император порой лишается сна, – так он полон заботы о том, как уберечь солдат от дурного обращения или от захвата их земли. «Надо, чтобы они пользовались всяческим уважением, вполне ими заслуженным; их, отдающих жизнь за благо святых императоров и свободу христиан, надо защищать от презрения или дурного обращения со стороны сборщиков налогов, не приносящих империи никакой пользы”.

Солдат, может быть судим только своими начальниками. «Нельзя равнодушно смотреть, как заковывают, точно рабов, и избивают палками наших защитников, спасителей христианства, которые, так сказать, каждодневно принимают смерть за святых императоров”.

Мы видим, как велика была роль, которую играл в византийском обществе воин, и как его возвышали над гражданскими элементами пожалованные ему привилегии и оказываемый ему почет.
Становится понятным, почему Никифор Фока требовал от патриарха, чтобы церковь почитала воинов, погибших в сражениях против неверных, наравне с мучениками за веру.

Почему же их армия не оказала до конца тех услуг, которые от нее ожидались? В этом, быть может, более повинно правительство, чем сама армия. Начиная с VI в., обширные замыслы Юстиниана, длительные войны в Африке и Италии истощили византийскую армию, а политика щедрых субсидий вторгавшимся варварам, осуществлявшаяся Юстинианом в последние годы его правления, имела следствием все большее пренебрежение к военным предприятиям, так что, когда Юстиниан умер, византийская армия, по свидетельству одного официального документа, была сведена почти к нулю.

В дальнейшем, некоторым императорам удавалось частично возродить военную мощь Византии, но это были уже слабые отголоски эха давно прошедших времен. Численность армии постоянно сокращалась, империя одну за другой утрачивала свои провинции и с каждым годом становилась всё слабее…

Эпилог. Трагический но закономерный

Византийские императоры на протяжении многих веков удачно решали военную проблему и создали замечательный инструмент войны, обеспечивавший оборону империи и позволявший предпринимать завоевания с целью ее расширения. Пока эта армия оставалась нетронутой, пока существовала сеть крепостей, успешно оборонявших границы, Византия в течение многих веков была мощной державой, с которой не мог справиться ни один из ее противников. Но с разложением армии империи пришел конец, и еще до своей гибели в 1453 г. она уже около столетия была мертва вследствие утраты своей военной мощи и, как мы знаем, истощения своих финансов.

Здравствуйте уважаемые.
Работая над вот этим вот постом: https://id77.livejournal.com/2956043.html
я обещал немного коснуться и титулования монархов Восточная Римской империя. Именно так, или еще Держава Ромеев (Ромейская империя) следовало бы называть это могущественное некогда государство, но у нас его называют чаще всего Византия. Чтобы вас не запутать, так буду называть и я.

Как известно, Римская империя распалась на Восточную и Западную часть вскоре после смерти императора Феодосия I в 395 году. Причем Западная Римская империя вскоре пала, а вот Восточная простояла еще более 1000 лет. Там были свои особенности, в том числе и по титулованию. Почему? Ну, во-первых, это гораздо большее влияние востока, нежели в Риме, а во-вторых, очень быстро в качестве государственного языка был введен греческий, а не латынь, что также повлияло на титулование. ну и сама фигура властителя была более обожествлена, чем на Западе. Но сперва Византия унаследовала форму разделения императорской власти между старшими императорами — августами — и младшими — цезарями. Но постепенно-постепенно ситуация менялась.

В Византии правили 88 императоров и называли они обычно себя вот так вот:
Басилевс (βᾰσῐλεύς, βᾰσῐλέως; также басилей, базилевс, василий, василевс), что в буквальном переводе обозначает царь
Также применялись титул «Василевс римлян» (βασιλεύς Ρωμαίων). А при Ираклии (610—641 гг.), с разгромом Сасанидской империи, появился титул Василевс василеон — («царь царей»). Раньше он принадлежал Сасанидам, а после его примерили на себя Византийские императоры.

Еще чуть позже «василевс» стал официальным эквивалентом «императора».
Дополнительный вес термину «Василевс» придавало то, что таким же образом в Новом Завете именуется Иисус Христос, а в греческом переводе Ветхого Завета оно относится к ветхозаветным царям.
Но интересно, что в Византии Василевсами назывались только византийские императоры — для западно-европейских королей использовалось слово «Регас» (греческий вариант лат. rex «король», Ῥήγας).
Жен Василевсов называли Василисы. Хотя часто использовался и термин Августа.
Другой важный термин, который нередко использовался, был Автократор (αὐτοκράτωρ). Чуть реже использовался термин Август.
Желая продемонстрировать всю полноту своей власти, императоры также часто принимали титул Консула. В 541 году его отменил Юстиниан I, однако по различным соображениям консульский титул возникал ещё несколько столетий, пока при императоре Льве Мудром (886—912) он не исчез окончательно.
Важнейшим элементом императорской власти были инсигнии, или императорские регалии.
Главное -это пурпурный цвет.
Основными элементы:
пурпурные туфли (τζαγγίον). Самый важный элемент. Снятие или отдача туфель было главным признаком лишения или сложения императором власти.
стемма (στέμμα) или диадема. Кроме того, что она богато украшена, она должна была быть полукруглой. Также на голове император носил венец-туфу (τοῦφα) или корону (στέφανος) с крестом.
дивитисий (διβητήσιον) — длинная шёлковая туника.
лор, или лорум (λῶρος) — узкий платок длиной до 5 метров, обматывавшийся несколько раз вокруг тела. Конец лора перекидывался через левую руку. Императоры надевали лор в отдельных торжественных случаях поверх дивитисия. Эта одежда символизировала крест как орудие победы Христа
В руках императоры держали скипетр. Кроме того в особо почетных случаях Василевс использовал жезл Моисея — крест, привезённый в Константинополь при Константине Великом, а также мечи, два украшенных эмалью и драгоценными камнями золотых щита и два копья.
Обилие пурпура в одежде и украшениях василвса настроили некоторых исследователей считать, что еще одним его титулом было Порфирогенет, или же Баграянородный.
Это не так. Этим термином обозначались дети Василевса (причем обоего пола), которые родились во время его правления (и это важно)от законной супруги. Императрицы рожали в Багряном (Порфирном) зале императорского дворца, откуда и возник эпитет. Императоры, желающие подчеркнуть законность своего восхождения на престол, добавляли этот термин к своему имени как титул, означающий, что они родились в семье правящего императора, и потому их легитимность вне сомнений. Ну, например, тот же Константин Багрянородный.
Но вот говорить о повсеместно распространенном титуле высшей власти я бы не стал.
раз заговорили о детях, то пару слов надо сказать о младших соправителях Василевса, как раз которыми чаще всего и выступали дети. Западно-Римское Цезарь тут превратилось в титул Кесарь (Καίσαρας), но были введены еще два титула Сначала — Севастократор (σεβαστοκράτωρ), который был выше Кесаря, но ниже Василевса. Титул состоит из двух греческих основ и дословно переводится как «благородный владетель». Ну а в середине XII века получил распространение титул Деспота (δεσπότης, «владыка»), который сдвинул самого Севастократора на ступень ниже в иерархической лестнице. Жены Севастократоров именовались севастократориссами (σεβαστοκρατόρισσα), а супруги Деспотов — деспотессами, или деспотинями.
Таким образом в поздней Ромейской империи сложилась следующая титульная вертикаль:
Василевс-Деспот-Севастократор-Кесарь
Да, и напоследок следует сказать, что был еще почетный титул Василеопатор, дословно означающий «отец императора».
На этом, пожалуй, все.
Надеюсь, было интересно 🙂
Приятного времени суток

Tags: История, Римская империя

В предыдущих очерках мы говорили о том, какими головными уборами пользовались древние эллинистические цари и чем их заменили в ранней Римской империи. Теперь пришло время рассказать о первых императорских коронах позднего Рима и ранней Византии.

Бронзовая голова императора Константина Великого. 325-330 гг. Сербия. Белград. Национальный музей

III век в Римской истории был во многом переломным.

В первую очередь это отразилось в кризисе верховной власти. Демократические атавизмы системы принципата, в конце концов, стали работать против самого государственного правления. Ведь формально император считался избранником Сената и народа. А значит, любого полководца его легионеры могли провозгласить императором (ведь легионеры тоже народ). Наиболее удачливые из таких полководцев захватывали Рим, и Сенат вынужден был легитимизировать их власть. Менее успешные оказывались в провинции и при наличии сил могли пренебречь Римом и основать собственную мини-империю.

Так от империи отпадали Галлия, Иллирия и Пальмира, где правили собственные «параллельные» императоры.

В таких «малых империях» местный этнический элемент приобретал большее влияние, чем во всей Римской империи. И это способствовало на местах «варваризации» римского общества. «Варварские» обычаи проникали во все сферы римского быта, влияли и на моду. Другим катализатором «варваризации» римской культуры служили наемники из варваров, которых довольно много появляется в армии к этому периоду. Так, император Каракалла сформировал даже собственную гвардию из представителей германских племен.

Когда же император Аврелиан (270 — 275) восстановил единство империи, встал ребром вопрос об усилении престижа верховной власти. И здесь более проявилось восточное влияние: во-первых, завоевание отложившегося Востока Империи со столицей в Пальмире, где царица Зиновия (Зенобия) и представители ее дома ввели эллинистические нравы, во-вторых – соперничество с Парфянским Царством, которое к тому времени восстановило персидскую державу и стало считаться полноправным преемником как персидских Ахеменидов, так и эллинистических Селевкидов.

Власть императора должна была быть достойно представлена и во внешних церемониальных формах. И для иностранных послов, и для собственных подданных император Рима обязан был демонстрировать свою власть наравне с восточными владыками и в первую очередь – не хуже парфяно-персидских соперников.

Император Аврелиан. Изображение на монете

Аврелиан, по-видимому, первый стал вводить восточный церемониал. Во всяком случае, у анонимного автора «Извлечений о нравах и жизни Римских Императоров», которые приписываются Аврелию Виктору, есть такое упоминание: «Он первый среди римлян надел на голову диадему, украшенную золотом и драгоценными камнями, что до того казалось совершенно чуждым римским обычаям» (1). О том, насколько болезненно римляне относились к диадемам, мы уже упоминали.

На самом деле диадема в императорской иконографии появляется только IV веке со времен Константина Великого. Однако, действительно, у императоров указанного периода, деятельность которых была направлена на укрепление государства, одновременно с реформами государственного аппарата, армии и т. д. наблюдается и тенденция более пышно репрезентовать свою власть за счет усложнения церемониала и введения драгоценных восточных одежд.

Так, Диоклетиан (284 — 305) «стал надевать одежды, сотканные из золота, и пожелал даже для своих ног употреблять шелк, пурпур и драгоценные камни» (2). Ему тоже приписывают порой ношение диадемы.

Но все же окончательно диадема становится официальной императорской регалией именно при первом христианском императоре. Вступление в должность преемников Равноапостольного Константина теперь уже обязательно сопровождается возложением диадемы. При ее отсутствии использовался предмет сходной формы, но коронование должно было свершиться непременно. Например, когда в 360 году в Галлии легионы провозгласили племянника Константина I – Юлиана (Отступника) императором, диадему заменили шейной цепью знаменосца (3).

Введение диадемы, как и восточный церемониал, целесообразнее, как уже говорилось, объяснить персидским влиянием, продолжающимся довольно долгое время. Новые персидские владыки переняли и древние ахеменидские, и новые эллинистические селевкидские формы представления власти. Диадема и у них была однозначным царским символом, наравне с древневосточной тиарой.

Император Рима, ни в чем не уступающий восточному «Царю Царей» и соперничающий с ним за власть над ближневосточными провинциями, не отставал и во внешнем выражении своего могущества.

Так римские императоры, несмотря на сопротивление сторонников республиканских традиций, которое длилось несколько веков, наконец приняли диадему. Сперва, по всей видимости, она имела вид своего эллинистического прототипа:

Но понятно, что белая повязка была уже слишком проста, чтобы олицетворять власть (вспомним пышные золотые венки с каменьями). Так что практически сразу диадему начинают расшивать жемчугом и драгоценностями.

А далее из расшитой ленты диадема становится сложным наборным украшением, где отдельные сегменты нанизывались на два шнура, а их концы завязывались на затылке. Это видно по императорским профильным портретам с монет. Конечно, изображение на монете обладает определенной условностью, но на некоторых выразительно показаны четыре конца двух шнуров диадемы. Впоследствии эти концы шнуров изменили свою функцию и стали одним из важных дополнений именно византийской императорской короны.

Монета с изображением императора Констанция II (337 — 361). На затылке отчетливо видны четыре конца шнуров диадемы

Итак, диадема формировалась из отдельных пластин (круглых и четырехугольных) в сочетании с крупными жемчужинами. Центральная пластина, располагавшаяся надо лбом, была, как правило, крупнее и часто сверху дополнительно украшалась жемчугом.

В основном диадемы комбинировались в двух вариантах: пластины перемежались с парой жемчужин, чаще всего каплевидной формы:

Императорская диадема первого типа. Рисунок автора

Или же пластины соединялись друг с другом, а жемчужные нити обрамляли их сверху и снизу:

Императорская диадема второго типа. Рисунок автора

Можно сказать, что императорские диадемы были своего рода гибридом повязки эллинистических царей и пышного золотого венка прежних римских императоров.

Форма диадемы довольно быстро (как по меркам древности) эволюционировала и уже через поколение стала меняться. В конце IV – начале V века произошла еще одна смена дизайна, которая превратила диадему (греч. διάδημα) в собственно корону, стемму (греч. στέμμα).

Ее можно увидеть на бронзовой статуе римского императора, которая ныне находится в итальянском городе Барлетте и так и называется – барлеттский колосс (высота статуи 4 с половиной метра). Кто именно изображен в бронзе, до сих пор является предметов споров историков (в последнее время считается, что это, скорее всего, восточно-римский император Феодосий Младший).

На первый взгляд, венец барлеттского колосса мало отличается от диадем эпохи первых христианских императоров. Но есть и существенные отличия.

Диадема превратилась в сплошной обруч, но завязки, некогда закреплявшие ее на затылке, несмотря на теперешнюю ненужность, были сохранены в виде подвесков и перенесены с затылка ближе к вискам:

Голова барлеттского колосса. За ушами можно видеть подвески, происходящие от завязок диадемы

С этих самых пор в течение многих столетий обруч с подвесками по бокам стал основной формой византийской императорской короны. Этот элемент в византийской литературе имеет несколько названий:

В российской популярной исторической литературе чаще всего используется слово препендулии (или пропендулии). Как видим, все вышеуказанные слова являются синонимами и означают «подвески, привески».

Но поскольку этот рудиментарный элемент был сохранен, можно заключить, что византийцы предавали этим подвескам некое значение.

Возможно, это было вызвано соперничеством с персидскими владыками династии Сасанидов, которые соединили восточную тиару с эллинской диадемой (причем диадема использовалась в первоначальной форме – тканной повязки). Так, например, на сасанидском рельефе в Накше-Рустам (скальной усыпальнице древних персидских царей) изображается царская инициация шаха Ардашира. На рельефе верховный бог персов Ахура-Мазда вручает шаху не корону, а именно диадему – тканную повязку с длинными плиссированными концами:

Этот элемент присутствует практически во всех изображениях сасанидских владык.

Позднеримские и византийские государи, разумеется, считали себя ничем не хуже персидских, и если персы соединили персидскую тиару с диадемой, то византийцы (короны которых уже сами по себе были модифицированными диадемами) акцентировали внимание на уже ненужных завязках, превратив их в подвески и перенеся в зону видимости с затылка к вискам.

Фрагмент консульского диптиха Проба Аниция (нач. V в.) с изображением императора Гонория, здесь заметны подвески, которые с первого взгляда можно принять за серьги

Возможно, подвески имели и определенное символическое значение, но византийская литература о нем не говорит. Хотя и появляется соблазн истолковать значение препендулий, оставим это любителям скрытых смыслов.

В остальном внешний вид стеммы почти не изменился. Это был такой же обруч, состоящий, как и раньше, из пластин, украшенных драгоценными камнями, обрамленными сверху и снизу жемчужными нитями или перемежающихся с крупными жемчужинами. Однако появилось еще одно новшество, изменившее вид центральной пластины, которая получила специфическую арочную форму. Как и подвески, эта центральная пластина в дальнейшем стала характерным признаком классической византийской императорской короны.

Ранняя византийская стемма. Рисунок автора

Впрочем, стоит отметить, что в нумизматике как довольно консервативном искусстве императоры еще довольно долго изображались в старом типе диадемы (с подвесками-завязками на затылке).

Дмитрий Марченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *