Знаменская церковь в дубровицах

Церковь Знамения в Дубровицах

Церковь Знамения в Дубровицах — это одна из самых известных достопримечательностей города Подольска. Знаменская церковь — это старинная церковь в стиле русского барокко и удивительный памятник архитектурного зодчества, она не оставит никого равнодушным. Церковь Знамения в Дубровицах имеет мировую известность, включена в «Список Всемирного наследия» ЮНЕСКО. Ее называют жемчужиной Подмосковья.

Карта

Как доехать до Знаменской церкви в Дубровицах:

  • Из Москвы: от м. Южная на автобусе №417.
  • Из Подольска: от железнодорожной или автобусной станции автобус (маршрутка) №65.
  • На автомобиле: из Москвы через город Подольск по Варшавскому шоссе, возле Центрального Архива повернуть на указатель направо и прямо до поселка Дубровицы.

Церковь Знамения в Дубровицах

Сайт: http://www.dubrovitsy-hram.ru/

Церковь в старинной усадьбе Дубровицы, в которой некогда жил князь Борис Голицын, построена на средства ее владельца на границе XVII-XVIII веков. Сам восхитительный силуэт строения заставляет узнать более подробно, как возникла Знаменская церковь, причину ее создания и получить ответы на многие другие вопросы, возникающие после более близкого знакомства с этим удивительным человеческим творением.

Необычность ее в архитектурном стиле — русское барокко, а если точнее, голицынское русское барокко. Глядя на многочисленные причудливые элементы: скульптуры апостолов и ангелов, выточенные из камня причудливые цветы и листья, на ум приходит западная архитектура. Для России церковь необычна и корона с крестом еще больше добавляет ей оригинальности.

История создания

Церковь Знамения Пресвятой Богородицы (это официальное наименование Знаменской церкви) была построена на грани XVII-XVIII столетий неподалеку от Подольска, где сливаются реки Пахра и Десна. Инициатором строительства и его финансистом выступил князь Борис Голицын – тогдашний владелец усадьбы Дубровицы.

Усадьба Дубровицы

Незадолго до этого князь, служивший воспитателем будущего государя Петра Великого, попал к нему в опалу и уехал в свое имение. Однако Петр вскоре остыл, и в знак примирения князь на свои средства начал возведение необычной церкви на территории собственного имения, хотя для этого пришлось перенести оттуда вполне рабочую деревянную церковь пророка Илии.

Вход в липовый парк

В 1704 году строительство было закончено, и на церемонию освящения храма прибыл сам Петр Великий, стоявший и молившийся на особом балконе западного выступа.

Материал и архитектура

Для сооружения Знаменской церкви выбрали местный белый камень, добывавшийся в каменоломнях на берегу Пахры. В качестве строительного материала он как нельзя более хорошо подходил под этот проект.

В плане церковь являет собой закругленный равноконечный крест. Высокий фундамент позволил обвести вокруг здания открытую ходовую паперть. Ее украсили роскошной каменной резьбой, создающей уникальный орнамент, который прерывается лишь четырьмя лестничными сходами.

Скульптурные композиции

Рука западного инженера чувствуется буквально везде. Это заметно, в частности, в наличии многочисленных скульптур. Так, на западной лестнице у главного входа установлены фигуры великих архиепископов-святителей Иоанна Златоуста и Григория Богослова, над фигурами которых на крыше притвора возвышается изваяние Василия Великого. Все великие Святители изображены в виде старцев высокого роста, одетых в мантии.

В цокольных углах стоят Матфей, Лука, Иоанн и Марк. Дополняет сонм апостолов 8 фигур, находящихся у основания 8-гранной башни. К сожалению, у трех евангелистов, стоящих на земле, нет голов. Их отбили во времена борьбы с церковными предрассудками.

Скульптуры Знаменской церкви напоминают о прекрасном храме-ротонде в селе Подмоклово Серпуховского района. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Подмоклово также выполнена в итальянском стиле, ее украшают 12 апостолов и 4 евангелиста. Они установлены на 16-пролетной аркаде и опоясывают башню храма.

Купол

Интересное решение было принято для купола церкви, которую венчает не традиционный шатер или шлем, а царская корона. Столь оригинальная идея воплощена и в другом имении Голицына – в Больших Вяземах, где церковь также украшена императорским венцом.

Внутреннее убранство

Внутри Знаменская церковь в усадьбе Дубровицы тоже во многом повторяет католические каноны: стены отделаны горельефами на темы библейских сюжетов, в помещении установлены скульптурные композиции. Все это свидетельствует о традициях европейской школы.

Интересен процесс изготовления скульптур. Их не вырезали на стороне, а делали на месте. Металлический каркас обмазывался основой, состоящей из смеси битого кирпича с известковым раствором, по ней в сыром виде прорезался контур. После высыхания смеси фигуры окончательно моделировались.

Крупнейшей композицией внутреннего церковного интерьера является «Распятие».

На западном притворе находится галерея, представляющая собой балкон, на который можно попасть через небольшую дверку в северо-западном пилоне. В этом месте при освящении храма находились Петр I и Борис Голицын.

Окрестности

Западнее храма некогда располагалась трехъярусная колокольня с 9 колоколами. Наиболее крупный из них весил порядка 2 тонн. К сожалению, колокольню в 1931 взорвали. От нее уцелела только сильно поврежденная статуя, которую невозможно сейчас опознать. Сейчас она вновь установлена на постамент.

От восточных врат уходит прямая дорожка в сторону кургана со смотровой площадкой. Вполне возможно, что он сохранился со времен вятичей, однако сейчас это точно сказать невозможно. Со смотровой площадки открывается замечательный вид на церковное сооружение. Здесь любят проводить фото- и видеосъемки молодожены.

Знаменская церковь в усадьбе Дубровицы – это жемчужина архитектурного искусства, оставшаяся нам в наследство от неизвестных авторов, воплотивших в ней свои мечты, мысли и чувства. Этот уникальный памятник русской архитектуры давно вошел в список сокровищ мирового искусства.

Кликабельно, Источник

Зачастую разглядываешь «заморские» достопримечательности, восторгаешься ими и не знаешь, что в своей стране есть не менее интересные, красивые и ценные памятники архитектуры. Вот смотрите например:

Церковь Знамения Пресвятой Богородицы в усадьбе Дубровицы Подольского района Московской области является одним из самых неординарных памятников церковного зодчества рубежа XVII–XVIII вв. Ни один другой подмосковный храм не является столь загадочным, как этот. Нам доподлинно неизвестны ни автор этого шедевра, ни мастера, трудившиеся здесь. С уверенностью можно сказать лишь, что над созданием храма в Дубровицах трудились как иноземные, так и русские мастера.

Давайте узнаем подробнее об этом памятнике архитектуры …

Фото 2.

Строительство Знаменской церкви относится к временам, когда усадьбой Дубровицы владел воспитатель Петра I князь Борис Алексеевич Голицын. В 1689 г. он был оклеветан перед царем и тот повелел ему удалиться к себе в деревню. Гнев государя прошел довольно быстро, и уже в 1690 г. Борис Алексеевич был вызван в Москву и ему пожаловано боярское достоинство. Считается, что именно в знак примирения с Петром I князь и решил воздвигнуть новый белокаменный храм в Дубровицах.

Первоначально на месте Знаменской церкви стоял деревянный храм во имя пророка Илии. Он была возведен в 1662 г., а в 1690 г. перенесен в соседнюю с Дубровицами деревню Лемешево.

Фото 3.

Церковь Знамения Пресвятой Богородицы строилась из местного белого камня, повсюду встречающегося в Подольском крае. Этот материал, с одной стороны, легок в обработке, а с другой – достаточно прочен для проработки тонких деталей, таких, как мелкая резьба декоративного убранства храма.

Не остается сомнений, что строительство храма было закончено к 1699 г., а может быть, даже и раньше. Однако до ее освящения прошло еще пять лет. Вероятно, это было вызвано намерением князя Б. А. Голицына пригласить в Дубровицы на освящение Знаменской церкви Петра I, что было невозможно до 1704 г., т. к. государь в это время почти не посещал Москву. Но, прежде всего, князь должен был получить разрешение на освящение столь необычного храма, построенного в стиле барокко и украшенного на европейский манер, у Патриарха Адриана. Возможно, что в процессе строительства в первоначальный план были внесены изменения, и еще несколько лет потребовалось мастерам для сооружения белокаменной галереи храма.

Фото 4.

После смерти Патриарха Адриана местоблюстителем Московского Патриаршего Престола стал митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский). 11 (старый стиль) февраля 1704 г. местоблюститель освятил новую церковь в Дубровицах. На богослужении в этот день присутствовали сам царь Петра I и его сын царевич Алексей. Торжества по этому поводу продолжались целую неделю и на них пригласили всех местных жителей. После этого Петр I, видимо, Дубровицы уже не посещал.

В плане церковь представляет собой центрическое сооружение: равноконечный крест с закругленными лопастями. Высота храма с куполом –около 42, 3 м. Вокруг храма, повторяя контур его плана, идет узкая галерея, возвышающаяся над землей на десять ступеней и огороженная высоким парапетом. Цоколь здания и парапет покрыты целой сетью орнамента.

Весь храм обильно украшен круглой белокаменной скульптурой – вещь небывалая для того времени. Около западных дверей помещены фигуры двух святителей: Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Статуя святителя Василия Великого расположена над западной дверью храма. Скульптуры изображают высоких старцев, одетых в мантии.

Во входящих углах цоколя установлены изваяния четырех евангелистов, у основания восьмигранной башни – фигуры восьми апостолов, кроме того, фасад украшен множеством различных изображений Ангелов.

Сферический свод столпа Знаменской церкви закрыт восемью шипастыми дугами металлической золоченой короны. Подобное завершение храма в виде короны довольно оригинально. В другом подмосковном имении Б. А. Голицына, Больших Вяземах, князь тоже украсил церковь венцом. Однако он отличался от дубровицкой короны по форме и был выполнен из белого камня.

Фото 5.

Интерьер Дубровицкого храма также имеет обильное скульптурное убранство. Рельефные композиции занимают значительную часть пространства. Сюжеты скульптур, сделанных в технике стукко, очень разнообразны, но их объединяет одно: все они выполнены по библейским мотивам и расположены в определенной системе. Скульптуры изготавливали на месте, используя для этого металлический каркас и основу, состоящую из битого кирпича и известкового раствора. Основа обмазывалась специальной смесью, затем по сырому раствору прорезали контур и окончательно моделировали фигуры.

Фото 6.

Самой крупной скульптурной композицией в интерьере церкви является «Распятие» – центральный сюжет в цикле «Страсти Господни». Справа от «Распятия» сделана надпись, на которую указывают два сидящих Ангела. Подобные тексты сопровождают и другие сцены и расположены в картушах, украшенных раковиной, акантовыми листьями и гирляндами. Изначально надписи были сделаны на латинском языке, но при реставрации XIX в. их по требованию митрополита Московского Филарета (Дроздова) заменили церковнославянскими цитатами из Евангелия. При реставрационных работах, проводившихся в 2004 г., латинские тексты были восстановлены в своем первоначальном виде.

Фото 7.

В северо-западном пилоне храма находится небольшая дверка, ведущая к лестнице на двухъярусные хоры, занимающие весь верх западного выступа. Каменная лестница из пилона приводит к нижнему ярусу, который представляет собой балкон, повторяющий контур стены западного притвора церкви. Легкие резные столбики поддерживают второй ярус хоров, имеющий вид мостика. Именно здесь во время освящения церкви в 1704 г. молился Петр I. Замечательна резьба иконостаса и двухъярусных хоров.

Иконы прекрасно гармонируют с резной частью иконостаса. Их создание приписывают мастерам Оружейной палаты Московского Кремля. Несомненно, что образа, как и убранство храма, испытали влияние западноевропейской иконографии.

За свою трехсотлетнюю историю Дубровицкая церковь пережила три крупных реставрации и только одна из них была доведена до конца. Она относится ко времени, когда Дубровицами владел граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов.

Реставрация храма 1848–1850 гг. была поручена академику Федору Федоровичу Рихтеру. На работах в Дубровицах было задействовано до 300 мастеров.

Фото 8.

В 1781 году у задолжавшего крупную сумму поручика Сергея Голицына усадьбу купил Григорий Александрович Потемкин (1739-1791). Но вскоре это имение захотела приобрести сама Екатерина II, побывавшая в Дубровицах на обратном пути из Крыма 23 июня 1787 года. Не для себя приметила Екатерина II Дубровицы. Среди сопровождавших ее лиц был новый фаворит, флигель-адъютант Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758-1803), которого хотелось отличить особой милостью, даже за счет верного Потемкина.

С декабря 1788 года владельцем усадьбы становится Дмитриев-Мамонов. Свою службу он, как и большинство дворянских детей того времени, начал в гвардии и в скором времени стал адъютантом Потемкина, который и представил Александра императрице. Мамонов очаровал ее. По свидетельству современников, юноша был умен, образован, честен, скромен, хорошо воспитан и практически все относились к нему с большой симпатией. Мамонов — единственный среди екатерининских фаворитов, который не пользовался своим влиянием для сведения личных счетов. Милости сыпались на него непрерывно. Он стал камергером, генерал-адъютантом, кавалером различных орденов и, наконец, графом Священной Римской империи. Молодой граф почти не вмешивался в государственные дела, ограничиваясь участием в литературном придворном кружке Екатерины.

Но благоденствие длилось недолго. Причиной разрыва с Екатериной послужила любовь фаворита к фрейлине императрицы княжне Дарье Федоровне Щербатовой (1762-1802), внучке знаменитого князя Александра Бековича-Черкасского. Она была моложе Екатерины на 33 года. Императрица в этой сложной ситуации вела себя достойно: сперва долго плакала, запершись ото всех, а потом, как видно, взяла себя в руки и закрепила за Мамоновым все свои дары. Затем устроила молодым пышную свадьбу, сама убирала невесту к венцу. Бракосочетание состоялось 1 июня 1789 года.

Вскоре супруги уехали в Москву, пообещав никогда не появляться при дворе. Их брак оказался неудачным. Граф вскоре вышел в отставку и безвыездно жил то в Москве, то в Дубровицах, посвятив себя воспитанию сына Матвея. Новый хозяин задумал и осуществил капитальную перестройку фасадов и интерьера главного дома в соответствии с новой модой на усадебное строительство.

Храм, занимавший ранее центральное положение, с XVIII века отступает на второй план, подчиняясь главному дому в композиционном и художественном отношении. Мода на барочное оформление уходит в прошлое. Новые дворцы строят уже в стиле классицизма. Перестроить дом полностью было трудно, поэтому решили только заменить внешнее оформление. Центральная часть здания с южной стороны была украшена шестиколонным портиком. К главному входу теперь вела широкая белокаменная лестница, перила которой и лоджии оформлены решеткой в стиле ампир. На высоких каменных тумбах установлены два мраморных льва. Неизвестным архитектором к торцам главного дома пристроены открытые (позже они были закрыты и остеклены) широкие террасы. Наиболее эффектной их частью стали торцовые белокаменные крыльца с циркульными лестницами.

У центрального входа во дворец разбили цветник и установили фонтан. Со стороны реки Десны здание получило основное украшение — террасу-полуротонду с десятью колоннами коринфского ордера.

В конце XVIII столетия в Дубровицах появилась еще одна композиционная ось: в западной части усадьбы разбили регулярный липовый парк, отделяющий дворцовую зону от комплекса служебных построек.

Значительные перестройки проведены также в интерьере дворца. Маленькие комнаты исчезли, вместо них появились анфилады больших комнат, ведущих к центральному залу (площадь около 200 м2), имеющему вытянутую форму. Чтобы придать вытянутому залу более овальный вид, его стены расписали от пола до потолка особым приемом — перспективной живописью пейзажно-архитектурного типа: повторяющиеся изображения многоплановой перспективы готических архитектурных мотивов (аркад, лоджий, декоративных композиций). Розовые тона глубокой перспективы переходят в коричневые, которыми окрашены колонны ближнего плана. На колоннах изображены повторяющиеся рисунки гербов, один из которых принадлежит роду графов Дмитриевых-Мамоновых. Роспись зала восстановлена в 1968-1970 годах. Сейчас это зал заседаний ученого совета Всероссийского научно-исследовательского института животноводства.

Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов, единственный из фаворитов Екатерины II, сумел сохранить добрые отношения с цесаревичем Павлом и по восшествии последнего на престол, в день коронации 5 апреля 1797 года, получил графское достоинство Российской империи. Умер граф внезапно в 1803 году и похоронен в Донском монастыре в Москве.

Наследником Дубровиц становится сын Мамонова — Матвей (1790-1863), которому в ту пору было всего 13 лет. Воспитанием внука занимался дед, Матвей Васильевич. Вскоре молодой человек получил чин камер-юнкера, а еще некоторое время спустя при помощи дальнего родственника — поэта И. И. Дмитриева — двадцатилетний граф стал обер-прокурором одного из сенатских департаментов. Служба, впрочем, Матвея Александровича мало интересовала, и он начал заниматься историей.

С началом войны 1812 года граф вступил на военную службу, принимал участие в сражениях при Бородине, Тарутине, Малоярославце и, что самое главное, на свои средства сформировал полк, получивший официальное название «Московский казачий графа Дмитриева-Мамонова полк». В него записались добровольцами В. А. Жуковский, П. А. Вяземский и другие известные люди.

Во время Тарутинского маневра небольшой отряд наших войск переправился через Пахру и остановился в Дубровицах. Вот как об этом вспоминает генерал Николай Николаевич Муравьев (1794-1866): «В Дубровицах, в усадьбе графа Мамонова, в коей мы задержались с 3 по 6 сентября, управитель Алексей… охотно угощал проезжих офицеров завтраками. Нам повезло, и было время отлучиться, и мы вполне воспользовались его гостеприимством, где порядочно отдохнули, так как спали спокойно, хорошо обедали и ходили в баню, отчего больным ногам моим сделалось легче».

В Дубровицах побывали и французы. Небольшой отряд конницы Мюрата покинул Дубровицы 10 октября 1812 года, ограбив и спалив близлежащие деревни.

Хозяин же Дубровиц Матвей Александрович 21 декабря 1812 года был награжден золотой саблей «За храбрость», а в марте следующего года назначен шефом своего полка и произведен в генерал-майоры. В 1816 году он вышел в отставку, а с 1817 года окончательно поселился в Дубровицах. Здесь начинается «история» основанной Матвеем Александровичем тайной организации — «Ордена русских рыцарей». Граф сам писал ее устав — «Краткое наставление русским рыцарям» и консультировался по этому вопросу с М. Ф. Орловым и М. Н. Новиковым.

В документе, выработанном Орловым и Мамоновым, наряду с «упразднением рабства в России» предлагалось пожаловать «наследственным пэрам», то есть «русским рыцарям», крепости («фортеции»), поместья и земли.

Идея фортеции как резиденции «пэра» занимала Дмитриева-Мамонова не меньше, чем размышления об осуществлении демократических, республиканских преобразований. Она отразилась в развернувшемся в Дубровицах строительстве. По заказу Дмитриева-Мамонова вокруг его поместья, включая главный дом, регулярный парк, хозяйственные постройки и конный двор, была выстроена протяженная каменная ограда со средневековыми зубцами, придававшими усадьбе вид замка.

Выполнявший этот необычный заказ архитектор не установлен. Не исключено, что проект разработал сам граф, знавший фортификацию и хорошо разбиравшийся в чертежах. Стену, не представлявшую архитектурной ценности, окончательно разобрали в 1930-х годах.

Желание Мамонова окружить все ореолом тайны не могло не беспокоить правительство. Поводом для ареста послужило избиение графом камердинера, в котором он заподозрил агента, осведомляющего Московского генерал-губернатора князя Д. В. Голицына. В июле 1825 года связанного Мамонова доставили в Москву, где он оказал бурное сопротивление полиции. В сформированную по указанию Голицына медицинскую комиссию вошли четыре врача, которые должны были официально засвидетелствовать сумасшествие графа. Знаменитый московский медик Ф. П. Гааз, осмотрев «больного», отказался дать свое заключение о болезни графа. Однако Мамонова стали «лечить». Его лечение носило изуверский, принудительный характер. От него требовали повиновения властям. Наконец, после отказа графа в 1826 году присягнуть новому императору Николаю I он официально был объявлен сумасшедшим, и над ним установили опеку.

Через несколько лет Дмитриев-Мамонов смирился со своим положением. Почти четыре десятилетия, вплоть до своей кончины 11 июня 1863 года, граф жил в имении Васильевское на Воробьевых горах, которое москвичи назвали «Мамоновой дачей». Похоронен М. А. Дмитриев-Мамонов на территории Донского монастыря рядом с могилами отца, матери и деда.

В период нахождения графа под арестом в Москве была предпринята первая реставрация храма в Дубровицах (1848-1850), которую возглавил академик архитектуры Федор Федорович Рихтер (1808-1868). Архитектор получил классическое образование в Петербургской академии художеств, прошел хорошую школу у О. Монферрана на строительстве Исаакиевского собора.

После реставрации «… его (храм) нельзя уже узнать, — пишет в своей книге «Обновление храма Знамения Пресвятые Богородицы в селе Дубровицы Московского уезда» директор кремлевской Оружейной палаты А. Ф. Вельтман, — золотой крест и золотая корона купола снова ярко отражают свет дня и ночи; узорчатые стены ее, все наружные изваяния обточены, очищены резцом — нет уже ни следов времени, ни порчи — храм как будто совершенно новый, только что созданный в подражание древнему, без малейшего изменения».

Но внутри он стал богаче. Великолепной резьбы древний иконостас и хоры не могли оставаться без позолоты, желтая окраска листьев, казалось, была подготовкой под золочение; но никто не подумал об этом до восстановления храма в 1850 году.

Освящение обновленного храма совершил 27 (старый стиль) августа 1850 г. митрополит Московский Филарет. На память о посещении Дубровицкой церкви святитель оставил в ней вызолоченные серебряные умывальник и блюдо, которые использовались при совершении богослужений.

Латинские надписи и стихи под горельефными изображениями стерлись; для них время прошло; их заменили текстом из Священного Писания.

«Четыре ряда образов иконостаса и Царские двери увенчались, а клиросы и двухъ-ярусные хоры как будто обросли золотыми виноградными листьями. Лепная работа и все ваяния в высоте храма отделились и сделались более воздушными», — писал А. Ф. Вельтман.

Владельцем Дубровиц в 1864 году стал Сергей Михайлович Голицын. Он родился в 1843 году и происходил из старинного княжеского рода. Его отец, Михаил Александрович Голицын (1804-1860), дипломат, библиограф, коллекционер, подолгу жил за границей. На базе собранной им богатейшей коллекции его наследник, С. М. Голицын, 26 января 1865 года открыл в Москве на Волхонке, 14 Голицынский музей, который размещался в пяти залах второго этажа принадлежавшего ему дома. Музей стал одним из центров культурной жизни Москвы, в его залах ежегодно бывало более трех тысяч посетителей. В 1886 году голицынское собрание за 800 тысяч рублей приобрС. М. Голицын приложил немало усилий, чтобы благоустроить любимые Дубровицы. Делалось это, прежде всего, в расчете на состоятельных дачников. Со стороны реки Десны и частично вокруг усадьбы по его распоряжению была разобрана каменная стена. На плане 1915 года на месте северо-восточного флигеля обозначен птичник.

Фото 13.

Советский период нашей истории оказался более жестоким по отношению к Дубровицким памятникам, чем время наполеоновского нашествия. В начале марта 1930 г., по сообщению газеты «Подольский рабочий», было получено разрешение на закрытие церкви в Дубровицах, а на 8 марта там намечалось снятие колоколов. Годом раньше постановлением Волостного исполнительного комитета все священно- и церковнослужители были выселены из своих домов на территории Дубровиц, их жилье и земли передали совхозу «Дубровицы». Так открывалась трагическая страница в истории этого величественного храма.

Фото 9.

Последним настоятелем Знаменской церкви был священник Михаил Андреевич Порецкий, сосланный в 1930 г. в г. Семипалатинск, откуда он не вернулся.

В конце 1950-х гг. храм перешел в ведение Всесоюзного института животноводства, который расположился в усадьбе Дубровицы. В течение 40 лет институт вел реставрационные работы в церкви, которые, к сожалению, так и не были завершены.

С октября 1989 г. по октябрь 1990 г. верующие вели борьбу за возвращение Дубровицкого храма Русской Православной Церкви. 14 октября 1990 г. в Знаменской церкви было совершено первое богослужение. Его возглавил епископ (ныне – архиепископ) Можайский Григорий.

Фото 10.

С того времени силами прихода в храме и на его территории ведутся реставрационные работы. В 2004 г. Знаменская церковь отмечала 300-летний юбилей своего Великого освящения. В преддверии этого события были поновлены уникальные горельефы конца XVII – начала XVIII в., отреставрированы Царские врата иконостаса, завершены работы в цоколе храма.

В 1910 г. архитектор Сергей Маковский сказал о Дубровицком храме: «…ничего подобного не встретить больше на Руси великой; ничего экстравагантнее… обаятельнее просто не выдумать!» Эти слова, пройдя через времена гонений и разрухи, возрождения и реставраций, не утратили своей актуальности. И сегодня каждого, кто приезжает в Дубровицы, церковь Знамения Пресвятой Богородицы завораживает так же, как и столетия назад!

Фото 11.

Особенности архитектурного убранства церкви диктовали иностранцы, что сказалось на обилии скульптуры, редко встречающейся в русском храмовом зодчестве.

Основное помещение храма — восьмерик на четверике — в соответствии с русской традицией приподнято на высоком цоколе, а на его уровне проходит открытое гульбище с четырьмя закругленными лестничными входами. Рустованный монументальный низ завершается резным карнизом, который закрывает крышу. Основания восьмигранной башни почти не видно. Оно имеет горизонтальное членение и завершается куполом, который несет золоченую корону. Весь фасад церкви, от подступеней лестниц до купола, украшен резьбой (в основном использован растительный орнамент).

Перед западным входом со стороны лестницы установлены белокаменные статуи святителей — Иоанна Богослова и Григория Златоуста, у основания восьмерика — скульптуры апостолов, во внутренних углах цокольной части — четыре евангелиста: Марк, Лука, Иоанн и Матфей.

Во внутреннем убранстве церкви выделяются лепные рельефы на евангельские темы. Высокое качество материала и профессиональная работа определили их долговечность. Хорошо сохранились двухъ-ярусные резные хоры и четырехъярусный иконостас.

Фото 12.

Фото 14.

Фото 15.

Фото 17.

Фото 18.

Фото 19.

Фото 21.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

Фото 28.

Фото 29.

Фото 30.

Фото 31.

Фото 34.

Фото 35.

источники

Всего 94 фото
Есть одно совершенно чу́дное место в Южном Подмосковье – усадьба Дубровицы под Подольском. Жемчужина этой усадьбы — Церковь Знамения Пресвятой Богородицы, что построил князь Борис Голицын на месте слияния Десны и Пахры…
…В «высокой» архитектуре по-прежнему живут мысли, чувства, мечты авторов проектов, заказчиков, архитекторов, что воплощали в ней свои идеи, сокровенные мысли, свой творческий замысел и его полет. В таких сооружениях максимально долго могут жить душа ваятеля, его внутренний мир, да и вообще, исторический контекст того времени, который можно прочитать как в архитектурных деталях, так и в образе такого сооружения в целом. И Знаменская церковь в Дубровицах как раз максимально соответствует подобному примеру. Сам восхитительный силуэт этой стремительной и просто захватывающе красивой церкви побуждает встрепенуться твои бессознательные инстинкты и разбудить сознание вопросами, — а что связано с этой церковью, с ее историей, людьми, событиями, что происходили тогда, что являются для нас сейчас лишь зыбкими призраками былого…

Я уже выкладывал подробный материал об усадьбе Дубровицы, где останавливался на тайнах и любопытной истории этой усадьбы и самой Знаменской церкви… Погода была тогда не очень – стояла мрачная промозглая осень 2013 года. И хотя впечатление от усадьбы и церкви были очень сильные, но фотографии получились какие-то «продрогшие») Поэтому тогда, я дал себе слово съездить в Дубровицы еще раз, но в хорошую погоду и такой случай представился как раз на майские праздники 2014-го.
В этом материале я сделаю больше акцент не на информационной составляющей, а на фото ряде этой уникальной церкви, ее окружении — самой усадьбе, поскольку в плотный осенний дождь изучать, к примеру, усадебный парк в мой первый приезд сюда было не самым благодарным делом. Кроме того, именно в этот мой второй приезд, когда уже погода баловала, в Знаменской церкви Дубровиц, я как раз и встретил ту удивительную икону Святого Трифона, что поразила меня самым чудесным образом, подвинув на написание целой россыпи постов в ЖЖ о святом Трифоне, Трифоновской церкви и Церкви Знамения на Рижской в Москве, что непосредственно были связаны с именем этого одного из самых почитаемых в Москве святых. Оставалось только поделиться с Миром своими впечатлениями и ощущениями от этого удивительного места именно в эту поездку, что я сейчас и делаю.
Добираться в Дубровицы лучше на автомобиле, но можно легко и на общественном транспорте. Стоянка, правда, в выходные, всегда заполнена свадебными авто, но найти место для автомобиля все же можно…

Осмотр лучше начать именно с Церкви Знамения, что уже издали виднеется на пологом историческом холме…

Церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах является одним из самых неординарных памятников церковного зодчества рубежа XVII–XVIII вв. Ни один другой подмосковный храм не является столь загадочным, как этот. Нам доподлинно неизвестны ни автор этого шедевра, ни мастера, трудившиеся здесь. С уверенностью можно сказать лишь, что над созданием храма в Дубровицах трудились как иноземные, так и русские мастера.

Строительство Знаменской церкви относится ко временам, когда усадьбой Дубровицы владел воспитатель Петра I князь Борис Алексеевич Голицын. В 1689 г. он был оклеветан перед царем и тот повелел ему удалиться к себе в деревню. Гнев государя прошел довольно быстро, и уже в 1690 г. Борис Алексеевич был вызван в Москву и ему пожаловано боярское достоинство. Считается, что именно в знак примирения с Петром I князь и решил воздвигнуть новый белокаменный храм в Дубровицах.

Первоначально на месте Знаменской церкви стоял деревянный храм во имя пророка Илии, что был тогда совсем не ветхим. Он возведен в 1662 г., а в 1690 г. перенесен в соседнюю с Дубровицами деревню Лемешево.

Церковь Знамения Пресвятой Богородицы строилась из местного белого камня, из каменоломен с берегов Пахры. Этот материал, с одной стороны, легок в обработке, а с другой – достаточно прочен для проработки тонких деталей, таких, как мелкая резьба декоративного убранства храма.

Основание храма представляет равноконечный крест с закругленными концами. Первый этаж поставлен на высоком фундаменте, дающем возможность обвести вокруг стен открытую ходовую паперть, богато украшенную резьбой и орнаментальным узором, тянущимся по парапету, прерываемому четырьмя многогранными лестничными сходами.

Храм украшен многочисленными скульптурными изображениями.

Перед главным входом, по сторонам западной лестницы возвышаются две белокаменные скульптуры. С левой стороны Григорий Богослов с книгой и поднятой рукой, а с правой — Иоанн Златоуст с книгой и стоящей у ног митрой. Непосредственно над входом, на крыше западного притвора — изваяние святителя Василия Великого. Скульптуры изображают высоких старцев, одетых в мантии.

Во входящих углах цоколя, у самой земли, в углах, образованных сходящимися закруглениями, установлены изваяния четырех евангелистов, у основания восьмигранной башни – фигуры восьми апостолов, кроме того, фасад украшен множеством различных изображений Ангелов…

Евангелист Матфей

Евангелист Марк

Евангелист Лука

Евангелист Иоанн

Трое из четырех евангелистов утеряли, к сожалению, свои главы в темные безбожные времена. Стоит отметить, что скульптурное изображение библейских персонажей не являлось традиционным для русской церковной архитектуры того времени.
Наружные стены храма обработаны рельефной кладкой в стиле rustico.

Выше цоколя вся церковь как бы опоясана открытой террасой — гульбищем.

Реставрационные работы, конечно, идут, но перемен за год особо не видно…

Почти половина поверхности здания густо покрыта ажурной пеной барочного узора: более крупного и внятного в нижней части здания, мелкого и затейливого — наверху.

Венчает храм не шатёр, не шлем и не маковка, а корона. Сферический свод столпа Знаменской церкви закрыт восемью шипастыми дугами металлической золоченой короны. Подобное завершение храма в виде короны довольно оригинально. В другом подмосковном имении Б.А. Голицына, Больших Вяземах, князь тоже украсил церковь венцом. Однако он отличался от дубровицкой короны по форме и был выполнен из белого камня.

Давайте, зайдем в Знаменскую церковь и аккуратно осмотримся…

Мгновенно захватывает стремительность, объем, воздушность, мягкость и беспередельность внутреннего объема этой церкви.

Внутри храм отделан выпуклыми изображениями (горельефами) библейских сюжетов, сцен из Евангелия. Реалистически выполненные очертания персонажей говорят о европейской школе пластики. Образы искусства позднего Возрождения напоминают также клубящиеся облака, ангелы и херувимы, которыми украшены своды и пространство под куполом церкви.

Скульптуры изготавливали на месте, используя для этого металлический каркас и основу, состоящую из битого кирпича и известкового раствора. Основа обмазывалась специальной смесью, затем по сырому раствору прорезали контур и окончательно моделировали фигуры.
Самой крупной скульптурной композицией в интерьере церкви является «Распятие» (на фото ниже слева) – центральный сюжет в цикле «Страсти Господни». Справа от «Распятия» сделана надпись, на которую указывают два сидящих Ангела. Подобные тексты сопровождают и другие сцены и расположены в картушах, украшенных раковиной, акантовыми листьями и гирляндами. Изначально надписи были сделаны на латинском языке, но при реставрации XIX в. их по требованию митрополита Московского Филарета заменили церковнославянскими цитатами из Евангелия. При реставрационных работах, проводившихся в 2004 г., латинские тексты были восстановлены в своем первоначальном виде.

Очень необычная структура верхнего уровня иконостаса… Иконы прекрасно гармонируют с резной частью иконостаса. Их создание приписывают мастерам Оружейной палаты Московского Кремля. Несомненно, что образа́, как и убранство храма, испытали влияние западноевропейской иконографии.

В северо-западном пилоне храма находится небольшая дверка, ведущая к лестнице на двухъярусные хоры, занимающие весь верх западного выступа. Каменная лестница из пилона приводит к нижнему ярусу, который представляет собой балкон, повторяющий контур стены западного притвора церкви.

Легкие резные столбики поддерживают второй ярус хоров, имеющий вид мостика. Именно здесь во время освящения церкви в 1704 г. молился Петр I. Хочется отметить замечательна резьбу иконостаса и двухъярусных хоров.

На открытии и освящении храма, которое 11 февраля (22 февраля) 1704 года совершил митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский); на освящении присутствовал Пётр I.
За свою трехсотлетнюю историю Дубровицкая церковь пережила три крупных реставрации и только одна из них была доведена до конца. Она относится ко времени, когда Дубровицами владел граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. 37.
Икона Пресвятой Богородицы «Знамение»

Левее от этого распятия, на окне, я тогда обнаружил для себя эту совершенно чу́дную икону святого Трифона. Цвета изображающие Святого Трифона на ней — не традиционные для иконописи, да и сокол на руке — необычного зеленовато-изумрудного цвета… Святой Трифон стал для меня тогда самым главным и мистическим событием этого дня, поскольку тогда я почувствовал исходящий от него мягкий добрый и сильный посыл… Трифон как-будто что-то говорил мне… Совершено потрясающее впечатление. Подробнее о Святом Трифоне .

Мы покидаем эту удивительную церковь, что-бы внимательней осмотреть ее ближайшие окрестности.
Так выглядит усадьба Дубровицы с крыльца Западного входа в Знаменскую церковь.

К западу от храма (примерно на том месте, что на фото ниже) некогда располагалась трехъярусная колокольня, также выполненная из местного белого камня. Колокольня явно было построена позже храма (видимо, в середине XVIII в.) и совершенно в другом, более строгом стиле. Колокольня имела девять колоколов, самый большой из которых весил чуть более двух тонн. В начале XX века под колокольней находилась музей-кладовая, где была установлена статуя, дошедшая до наших дней, но почти неузнаваемая. Сама колокольня была взорвана в 1931 г.

А это та самя скульптура, что была откопана на месте некогда взорванной колокольни. Угадать сходу кто это, уже не представляется возможным.

Эта лестница ведет от восточных врат Знаменской церкви к кургану, где на его вершине находится смотровая площадка.

Мне, к сожалению, так и не удалось найти исходную информацию о том, действительно ли это обычная земляная насыпь или некогда реальный курган. Он был облагорожен в 2004 году во время восстановительных работ в усадьбе. Вполне возможно, что это сохранившейся курган времен вятичей. Да и вообще, это место, где стоит церковь, явно соответствует месту силы, так, что если это исходно был настоящий курган, то я нисколько не удивлюсь.

На вершину кургана ведут новые ажурный мостик и металлическая лестница. Поскольку усадьба Дубровицы — центровое место для свадебных поездок, то как водится, мостик пестрит разноцветными «замками счастья», пристегнутыми к металлическим деталям мостика и перил лестницы.

Здесь все привычно фотографируются и снимают Знаменскую церковь.

Виды Знаменской церкви отсюда наиболее возвышенны и цельны.

Далее, мы сойдем с кургана-смотровой площадки и еще немного прогуляемся вокруг этой удивительной церкви. Мне захотелось выложить побольше разных ракурсов этой церкви для полного предствления и возможного визуального погружения в ее восхитительный и духовный образ.

А сейчас мы отправимся к главному зданию усадьбы Дубровицы. Здесь сейчас ЗАГС, ….

…ресторан «Усадьба князей Голицыных» и также, часть здания занимает давний его хозяин еще с советских времен — ВНИИ животноводства…

Основное усадебное здание с фасада хорошо отреставрировано и вызывает открытый позитивный отклик…
Усадебный дворец был построен в первой половине XVIII века в стиле барокко и не раз перестраивался. Сегодня особой красотой отличается гербовый зал здания, стены которого украшены живописью. Многое из того, что было здесь при Голицыне, не сохранилось. В XX веке отсюда вывезли роскошную мебель, предметы искусства и многое другое. Сейчас о богатстве прошлого интерьера можно судить лишь по немногим сохранившимся старым фотографиям.

Парадная лестница. Молодожены должны себя чувствовать здесь очень возвышенно — на одном из своих самых главных событий в жизни.

Львы здесь встречают гостей не «лицом», а как-то необычно — «со стороны»…)

Вид с парадной лестницы усадьбы Дубровицы.

Восточный флигель усадьбы Дубровицы.

Сейчас мы направляемся в усадебный липовый парк усадьбы Дубровицы. Он находится с западной стороны здания дворца…

Через центральную аллею парка в ХIХ веке был переброшен декоративный мостик, сейчас о нем напоминают лишь почти сравнявшиеся с землей насыпи под его опоры.

Эти насыпи с остатками белокаменных блоков в их основании являются самыми «примечательными» объектами в этом усадебном парке.

По преданию, здесь есть липы, посаженные самим Петром I… Однако во время недавней реставрации здесь вырубили около 80 реликтовых лип, так, что, возможно, они и не сохранились вовсе.
За парком, ближе к Десне, есть еще три усадебных здания, два из них в настоящее время – жилые дома, а третье используется ОАО «Дубровицы».

Осмотрев парк я отправился к Десне, обойдя главное здание усадьбы со стороны ресторана.

Здесь часто тусуются молодожены с их гостями. Все условия для того, чтобы отметить знаменательное событие здесь есть)

Сохранились остатки белокаменной усадебной лестницы ведущей к Десне.

На берегу Десны как-то неуютно, но все таки заброшенно-красиво.

Последние ракурсы усадьбы Дубровицы…

В заключении — Конный двор усадьбы Дубровицы, а точнее «Ворота Конного двора». При М.А. Дмитриеве-Мамонове в Дубровицах была возведена длинная каменная стена со средневековыми зубцами, охватывающая усадебный дворец, Знаменскую церковь, парк, хозяйственные постройки и Конный двор в готичном стиле. Было построено трое кирпичных готических ворот — у церкви, за парком и у Конного двора, из которых сохранились только последние, что вы и видите. Крепостная стена была разобрана частично в конце XIX века, а полностью — в 1930-х годах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *