Звательный падеж

УТРАТА ЗВАТЕЛЬНОЙ ФОРМЫ И ДВОЙСТВЕННОГО ЧИСЛА

§ 189. В древнерусском языке была особая звательная форма, отличавшаяся от других падежных форм. Звательные формы отмечаются в памятниках письменности: например, в „Слове о полку Игореве»: братие и дружино! Донець рече: княже Игорю! а ты боуи Рюриче и Давиде! О Днепре Сло- воутицю! О вѣтре, вѣтрило! Правда, такие особые звательные формы выступали лишь в единственном числе и только в сло­вах мужского рода ,с древними основами на б, й, Ї и в словах женского рода на а и Ї, тогда как все остальные существитель­ные имели звательную форму, равную именительному падежу. На протяжении истории русского языка, приблизительно в XIV— XV вв., звательная форма была утрачена, и следов ее в русском языке не сохранилось. В качестве звательной формы, или об­ращения, теперь употребляется форма именительного падежа. В литературном языке XIX в. звательные формы выступали в качестве средства стилизации. Ср.: Чего тебе надобно, стар­че (Пушкин).

Однако русский язык развил и своеобразную новую зватель­ную форму, представляющую собой нечто вроде усеченного име-

нительного падежа. Речь идет о таких формах, как мам!, Кол’!, пап!, Ван! и т. д., т. е. о формах слов с окончанием в имен. пад. ед. ч. Возникновение этих форм, как видно, связа­но с сильной редукцией безударного конечного гласного, привед­шей к полной его утрате. Подобные факты никак не связаны в своем происхождении с древнерусской звательной формой и яв­ляются новообразованиями, возникшими в живой русской речи относительно позднего исторического времени.

§ 190. Утрата двойственного числа. Наличие в древнерусском языке единственного, множественного и двой­ственного числа было унаследовано им от праславянского, в ко­тором эта градация, в свою очередь, была общеиндоевропейским наследством.

Формы трех чисел имели не только существительные, но и иные части речи: прилагательные, местоимения, глаголы. Однако судьба двойственного числа была общей для всего древнерусского языка: оно было утрачено во всей морфологической системе и во всех диалектах.

Утрата двойственного числа и развитие противопоставлен­ности лишь единственного и множественного чисел — это резуль­тат развития человеческого мышления от представления о кон­кретной множественности к абстрактной. Если при наличии един­ственного, двойственного и множественного чисел говорящий про­тивопоставляет один предмет двум предметам, а два предмета мно­жеству их, то в таком противопоставлении в определенной мере еще сохраняются представления о конкретной множественности (т. е. „один» — это не то, что „два», и тем паче не то, что „много»). Если же в языке есть только единственное и множественное число, то, следовательно, говорящий противопоставляет один предмет любой иной совокупности предметов, будь их два, десять, сто, ты­сяча и т. д. (т. е. в этом случае „один» — это не то, что „много»,— не то, что „не один»). Это и есть абстрактная, а не конкретная множественность.

Понятие двойственности держится в языке устойчиво, и это объясняется тем, что оно поддерживается представлением о пар­ности предметов. Однако с развитием языка это понятие утрачи­вается, уступая место понятию простой множественности.

В древнерусском языке, как и в иных языках, двойственное число употреблялось при обозначении двух или парных предме­тов. Существительные в двойственном числе, так же как в единст­венном и во множественном, изменялись по падежам, однако если в двух последних числах существительные имели достаточно раз­нообразные падежные формы, то в двойственном числе различа­лись только три такие формы: одна—для имен.-вин. пад., вторая — для род.-местн. пад. и третья — для дат.-твор. пад.

Кроме того, если в единственном и множественном числе существительные разных древних типов склонения имели разные 274

окончания в одном и том же падеже, то в двойственном эти раз­ные окончания, и то не в полной мере, были лишь в имен.-вин. пад. (ср.: стола, селѣ, поли, сестрѣ, земли, сыны, кости, колеси, матери и т. д.). В то же время в род.-местн. и дат.-твор. пад. окон­чания для существительных всех склонений были одинаковыми — в род.-местн. и в дат.-твор.

Формы двойственного числа отчетливо отразились в древнерус­ских памятниках, например: лось рогом а болъ, съ двѣма с ын ом а, ставшема обѣма полком а (Лавр, лет.), за мѣхъ двѣ ногатѣ (Рус. Пр.), тоу сь брата (Игорь и Всеволод) разлоучиста (Сл. о полку Иг.) и т. п.

§ 191. Утрата двойственного числа в древнерусском языке от­ражается в памятниках с XIII в., причем это находит свое выра­жение в замене форм двойственного числа формами множествен­ного числа. Как видно, такая замена сначала возникала там, где существительное, которое должно было быть по древним нормам употреблено в двойственном числе, не имело при себе числитель­ного два. Так, в Духовном завещании Климента новгородца XIII в. встречается на свои роукы вместо на свои роуцѣ (ибо речь идет о двух руках); в рижской грамоте 1300 г.: и тоу порты съ него снемъ за ишю оковалъ и р у к ы и н о г ы (вместо руцѣ и нозѣ). Если же при подобном существительном стояло числительное два, то двойственное число удерживалось дольше: взь два города галичьскыи (Ипат. лет.), •§• чаши з о л о т ы, -в* селѣ, -в- селѣ коломеньскыи, д в а малая (блюдѣ) (Дух. Моек. 1328 г.), двѣ ночи никольекыѣ (Гр. 1432—1443 гг.) и др.

Однако постепенно и здесь происходила утрата старых форм. Как можно предполагать, быстрее утрачивались формы косвенных падежей, тогда как форма именительного падежа еще сохраня­лась. Это находит объяснение в том, что в косвенных падежах не было различия тех форм, какие различались во множественном числе (т. е. совпадали формы род. и местн., а также дат. и твор. пад. дв. ч.). Стремление различить эти формы приводило к необ­ходимости использовать формы множественного числа. Приме­рами, свидетельствующими об утрате форм двойственного числа, могут служить следующие: помози рабомъ своимъ Иваноу и Олексию (Жит. Ниф. 1219 г.), из двоу жеребьевъ (Ев. 1354 г.), обима ист чи (Двин. гр. XIV в.), двѣ чары, двѣ гривенки (Дух. грам. Ив. Калиты), двѣ жены (Ипат. лет.) и др.

Если говорить о формах имен.-вин.-зват. пад., то здесь, вероят­но, рано исчезла форма на -ѣ или -и у слов среднего рода с осно­вой на б, заменившись формой на -а под влиянием слов мужско­го рода того же типа склонения, например: даю два села (Дух. Клим, новг.), два лѣта (Новг. лет.) и др. Это, без сомнения, объ­ясняется тем, что слова мужского и среднего рода с основой на б имели одинаковые формы в единственном числе и в косвенных падежах двойственного числа.

Окончательная утрата двойственного числа — явление сравни­тельно позднее: предполагают, что это относится к эпохе после образования трех восточнославянских языков, т. е. к эпохе XIV— XV вв.

§ 192. Итак, в истории русского языка двойственное число ис­чезло, однако определенные, причем в ряде случаев заметные следы, указывающие на наличие этих форм в прошлом, в русском языке остались. К ним прежде всего относятся формы, восприни­маемые ныне как имен. пад. мн. ч. с окончанием под ударением от слов, обозначающих парные предметы: рога, бока, глаза, бере­га, рукава. Все они по происхождению являются формами имен, пад. дв. ч.: имен.

пад. мн. ч. от этих слов имел окончание : рози, боци, глази, берези, рукави. Распространение окончания в имен. пад. мн. ч. муж. р. (см. § 184) позволило осознать и ука­занные выше формы так же как имен. пад. мн. ч. Такой же харак­тер имеют и формы плечи, колени (фонетически из колѣнѣ), являю­щиеся по происхождению имен. пад. дв. ч. от плечо, колѣно (имен, пад. мн. ч. был плеча, колѣна). Ср. у Пушкина: Умыть лицо, плеча и грудь („Евгений Онегин»), И пал без чувств он на колена. Можно добавить еще, что форма уши, необъяснима как форма дв. ч. от ухо. Поэтому С. П. Обнорский предполагал имен. пад. ед. ч. ушь. В этом случае уши — имен. пад. дв. ч.

Особого внимания заслуживают современные сочетания суще­ствительных с числительными два, три, четыре. В древнерусском языке при числительном два существительное ставилось в имен, пад. дв. ч., а при три, четыре — в имен. пад. мн. ч.: дъва стола, дъвѣ селѣ, дъвѣ рыбѣ и три, четыре столи, села, рыбы. В современ­ном же языке при два, три, четыре существительное употребля­ется в род. пад. ед. ч. Следовательно, произошли какие-то изме­нения, которые требуют исторического анализа. Этот анализ луч­ше начать с рассмотрения сочетаний числительного два с сущест­вительными мужского рода.

Если внимательно приглядеться к сочетаниям типа два шага, два ряда, два часа, то можно установить, что формы шага, ряда, часа в этих сочетаниях являются по происхождению формами не род. пад. ед. ч., как это представляется теперь, а имен. пад. дв. ч. То, что это действительно так, доказывает место ударения в ука­занных формах. Дело в том, что в древнерусском языке род. пад. ед. ч. и имен. пад. дв. ч. у слов данного типа могли различаться местом ударения, не различаясь окончанием: в род. пад. ед. ч. ударение падало на основу, а в имен. пад. дв. ч. на окончание. Конечно, такое различие не могло сохраниться и не сохранилось без изменения на протяжении истории русского языка, однако и теперь в его морфологической структуре есть явления, которые подтверждают правильность выдвинутого положения. В самом деле, достаточно сравнить такие, например, факты, как с первого шага и два шага или до последнего часа и два часа, чтобы стол­
кнуться с внешне не объяснимым фактом наличия в одной и той же форме род. пад. ед. ч. двух разных ударений. Почему в форме шага или часа ударение падает то на основу, то на окончание, если речь идет об одной и той же форме род. пад.? Объяснить это можно лишь тем, что в сочетаниях с первого шага, до последнего часа выступает действительно форма род. пад. ед. ч., а в два шага, два часа — не эта форма, а какая-то иная, лишь воспринимаемая ныне как род. пад. ед. ч. Эта иная форма — форма имен. пад. дв. ч.

Итак, в сочетаниях типа два попа, два часа формы попа, часа с утратой двойственного числа „уже не вызывали представления о двойственном числе, но они не вызывали представления и о множественном (результатом этого была бы замена их формами множественного числа). Потеряв категорию числа, эти формы, естественно, сблизились с тождественными с ними формами ро­дительного единственного Это повело к общей замене формой родительного падежа единственного числа формы двойственно­го числа, потерявшей свое значение, и там, где форма двойственно­го числа по звуку не была тождественна с формой родительного падежа» (А. А. Шахматов. Историческая морфология.— С. 213). Именно поэтому в русском языке возникло не только два села вместо древнего дъвѣ селѣ, где подверглось изменению как числительное, так и существительное, но и две рыбы вместо дъвѣ рыбѣ. И конечно, в сочетаниях два села, две рыбы формы села, ры­бы — это уже действительно формы род. пад. ед. ч. от село, рыба: они не только осознаются таковыми, как это случилось с формой стола в два стола, но и по происхождению являются формами род. пад.

Остатком двойственного числа в русском языке выступает и наречие воочию, являющееся по происхождению формой местн. пад. дв. ч. от око с предлогом въ.

Наконец, можно указать еще и на диалектную форму твор. пад. мн. ч. с окончанием , восходящую к форме этого же падежа дв. ч.: с ногама, с рукама, с уткама, с палкама и т. п. Эта форма распространена в части северновеликорусских говоров.

В связи с рассматриваемым вопросом можно еще обратить внимание на историю сочетаний числительных три, четыре с су­ществительными. Если при три, четыре в современном русском языке существительные выступают так же, как и при два, две, в форме род. пад. ед. ч., то в древнерусском они выступали в форме имен. пад. мн. ч. Таким образом, если теперь есть два, три, четы­ре стола, села и две, три, четыре рыбы, то в древнерусском языке было дъва стола, дъвѣ селѣ, дъвѣ рыбѣ и трье, четыре столи, три, четыри рыбы, три, четыри села.

В истории русского языка в связи с общим сближением скло­нения числительных три, четыре со склонением дъва, дъвѣ (см. § 217—218) формы бывшего имен. пад. дв. ч., осознанные как формы род. пад. ед. ч., были перенесены и в сочетания сущест­вительных с три, четыре; таким путем возникло сначала три, четы­

ре стола, а далее — три, четыре села и три, четыре рыбы, где фор­мы стола, села, рыбы являются формами род. пад. ед. ч.

§ 193. Итак, на протяжении многовековой истории русского языка система имени существительного развивалась в направле­нии к тому ее состоянию, какое мы находим в современном рус­ском языке. От многотипности склонения, восходящей к общеин­доевропейской эпохе, от различия трех чисел и семи падежных форм, от большого разнообразия падежных окончаний не только в единственном, но и во множественном числе, от ярко выраженно­го различия твердой и мягкой разновидностей склонения система имени существительного шла по пути унификации типов склонения, утраты двойственного числа и звательной формы, по пути унификации падежных окончаний, особенно во множествен­ном числе, по пути сближения твердой и мягкой разновидностей склонений. Все эти процессы, развивавшиеся большей частью в эпохи, зафиксированные уже памятниками письменности, посте­пенно и привели к укреплению в системе имени существительного тех основных особенностей, которые определяют эту систему в современном русском языке.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Булаховский Л. А. Курс русского литературного языка.— Киев, 1953.— Т. II,—С. 122—154.

Дурново Н. Очерк истории русского языка.— М.; Л., 1924.— С. 243—292.

Иорданский А. М. История двойственного числа.— Владимир, 1960.

Кедайтене Е. А. Из наблюдений над категорией лица в памятниках русского языка старшей поры Ц Вопросы языкознания.— 1955.— № 1.

Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. Морфоло­гия.—М., 1953.—С. 73—120.

Обнорский С. П. Именное склонение в современном русском языке.— Л., 1927.—Вып. I.—Л., 1931.—Вып. II.

Соболевский А. И. Лекции по истории русского языка.— М., 1907.— С. 152—222.

Черных П. Я. Две заметки по истории русского языка Ц Известия АН СССР. Отделение литературы и языка.— 1950.— Т. IX.— Вып. 5.— С. 393—398.

Шахматов А. А. Историческая морфология русского языка.— М., 1957.— С. 16—17, 42—117, 203—240, 326—367.

Ягич И. В. Критические заметки по истории русского языка.— СПб., 1889.

Якубинский Л. П. История древнерусского языка.— М., 1953.— С. 158—

Сколько падежей в украинском языке, зачем нужен лишний украинский падеж?

В руском языке всего 15 падежей. 6 из них основные и 7 — вспомогательные, редкоупотребимые. Т.е. в русском языке падежей больше, чем в украинской мове.

1) Именительный падеж — кто? что?

2) Родительный падеж — нет кого? чего?

3) Дательный падеж — дать кому? чему? определяет конечную точку действия.

4) Винительный падеж — виню кого? что? обозначает непосредственный объект действия;

5) Творительный падеж — творю кем? чем? определяет инструмент, некоторые виды временной принадлежности (ночью);

6) Предложный падеж — думать о ком, о чём?

7) Звательный падеж. — латинское название: вокатив. Например: Мам, Пап, Дядь, Тетя Ань, Саш, Кат, Тань и т.д. Здесь остаётся окончание в виде мягкого знака. Ванюш (Танюш), выходи! Здесь звательный падеж образуется путём добавления специальных окончаний.

8) Местный падеж. — латинское название: локатив. Обычно употребляется с предлогами «При», «В» и «На». Характеризующий вопрос: Где? При чем? На чем? — В лесу (не в лесе), На шкафу (не на шкафе), При полку (не при полке) — ср. на Святой Руси, на Украине?

9) Разделительный падеж. — латинское название: партитив. Образуется как производное от родительного падежа: Налить в стакан кефира (Выпить кефиру), Лежит головка чеснока (съесть чесноку) Сделать глоток чая (напиться чаю), Задать жарУ (не жарА), Прибавить ходУ (не ходА), Молодой человек, огонькУ не найдется?

10) Счетный падеж — встречается в словосочетаниях с числительным: Два часА (не прошло и чАса), Сделать три шагА (не шАга).

11) Отложительный падеж — определяет исходную точку передвижения: Из лесУ, Из домУ. Существительное становится безударным: я Из лесу вышел; был сильный мороз.

12) Лишительный падеж — используется исключительно с глаголами отрицания: не хочу знать правды (не правду), не может иметь права (не право).

13) Количественно-отделительный падеж — похож на родительный падеж, но имеет отличия: чашка чаю (вместо чая), задать жару (вместо жАра), прибавить ходу (вместо прибавить ход).

14) Ждательный падеж — Он же родительно-винительный падеж: Ждать (кого? чего?) письма (не письмо), Ждать (кого? что?) маму (не мамы), Ждать у моря погоды (не погоду).

15) Превратительный (он же включительный) падеж. Производное от винительного падежа (в кого? во что?). Применяется исключительно в оборотах речи на подобие: Пойти в летчики, Баллотироваться в депутаты, Взять в жены, Годиться в сыновья.

Звательный падеж

В украинском языке имена существительные имеют седьмой падеж — звательный, характеризующийся специфической формой. Такую форму имеют имена (Петре, Іване, Миколо, Марусю, Галю, Оксано),названия людей (тату, мамо, добродію, пане, козаче),имена и отчества (Іване Петровичу, Маріє Іванівно),названия животных (коню, вовчику, лисичко, зозуленько, котику-мурчику),названия явлений природы, предметов, поддающихся персонификации (земле рідна, краю дорогий, зоре вечірняя, темний гаю, тихенький Дунаю, Дніпре широкий).
При образовании формы звательного падежа происходит чередование согласных , , — , , : друг — друже, козак — козаче, Явтух — Явтуше.
Чередуются звуки ц-ч в некоторых именах существительных с суффиксом -ець: хлопець — хлопче,но: мисливець — мисливцю, незнайомець — незнайомцю.
Во множественном числе форма звательного падежа совпадает с формой именительного падежа: сестри, брати.
Если обращение состоит из имени и отчества, то оба слова употребляются в звательном падеже: Іване Васильовичу, Маріє Петрівно.
Как правило, оба слова имеют форму звательного падежа в обращениях типа: друже Петре; фамилия в обращении всегда имеет форму, совпадающую с именительным падежом: шановний колего Юрчук, пане Пілецький.
Прилагательные и местоимения в составе обращения имеют форму, совпадающую с именительным падежом: дорога Маріє, моя зіронько.
падежа твердый согласный -а шипящий -а мягкий согласный -я
ІІ склонение
конечное -о мамо, Оксано -е душе -е земле, зоре -юМарусю, доню -є Маріє, Надіє, мріє твердый согласный -0 твердый согласный -о как правило, однослоговые -0 с суффиксами -ик,
-ок -0
шипящий основы -0 мягкий основы -0 конечный основы й -0
-еІване, Петре, голубе -у Юрку, батьку, дядьку
-удіду, сину
-у котику, синку -у товаришу, Івановичу -то ковалю, лікарю -тогаю, Андрію ІІІ склонение согласный -0 -е радосте, любове
!V склонение -а

лоша
ягня
твердый согласный -а мягкий согласный -я Используя приведенную выше схему, ответьте на вопросы.
Почему существительные женского рода мамо — матусю, зоре — зірко, доню — донечко, Надіє — Надю — Надійко имеют разные окончания в звательном падеже?
Почему однокорневые существительные мужского рода имеют разные окончания в звательном падеже: вовче — вовчику, хлопче — хлопчику, вітре — вітрику, Івасю — Івасику?
Ти, (коник) вороненький,
Скачи та гуляй!
Покинь, (Байда), байдувати,
Сватай мою дочку та йди царювати.
Ой, (Мороз), (Морозенко), преславний (козак)!
За тобою, (Морозенко), вся Вкраїна плаче.
Посилала мене мати До криниченьки:
«Принеси же, моя (доня),
Та водиченьки».
Ой, (мама), (мама), (мама),
Та водиченьки.
(Дівчина), (рибчина), (чорнобривка) моя,

вийди, вийди, вийди, вийди чим скоріше до вікна…
Куди їдеш, од’їжджаєш, сизокрилий (орел),
А хто мене, молодую, до серця пригорне? Пригортайся, (дівчинонька), до серця другому,
Лиш не скажи йому тії правди, що мені одному.
Народна творчість.
Перепишите предложения, употребляя приведенные в скобках слова в форме звательного падежа.
1. Прилітай же з України, єдиний мій (друг), моя (душа) пречистая, вірная (дружина), та розкажи, моя (зоря), про тую Марину. 2. Прощай, (світ), прощай, (земля), неприязний (край).
Прости мені, мій (батечко), що я наробила! Прости мені, мій (голуб), мій (сокіл) милий! 4. (Дід, серце, голубчик), заграй яку-небудь. 5. Оставайтеся здорові, мої високії (тополя) і хрещатий мій (барвіночок)! 6. Оддай мене, моя (мама), та не за старого, оддай мене, моє (серце), та за молодого. 7. Ой (Дніпро) мій, (Дніпро), широкий та дужий! Багато ти, (батько), у море носив козацької крові; ще понесеш, (друг)! (Т. Шевченко).
Прочитайте выражения левой и правой колонок в лицах, употреб-ляясуществительные в скобках в форме звательного падежа.
Доброго дня вам, Вітаю, шановний
(дорогий друг)! (Василь Васильович, Іван Пет
рович, Микола Миколайович).
Дозвольте запитати вас, Я вас уважно слухаю (шановний колега). (пан професор).
Куди йдеш, (Петро, До театру. Ходіть з нами
Андрій, Сергій, Леся, (Віра Петрівна, Надія Семенівна,
Оля, Марійка)? Ольга Йосипівна).
Як почуваєте себе, Дякую, (лікар), уже набагато
(Семен Йосипович, краще.
Ірина Петрівна,
Марія Михайлівна)?
Дуже прошу вас, (пан, З приємністю, (шановна
громадянин, добродій), добродійка)!
допомогти мені перейти вулицю.
Прочитайте внимательно обращения, которые употреблял в пись-мах Иван Франко. Они отражают традиции украинского языка в употреблении звательного падежа. Запишите по-украински пять обращений к своим родным, знакомым. Напишите краткое письмо авторам этого пособия.
Високоповажний пане професоре! (обращение к известному историку, академику М. Грушевскому). Вельмишановний (шановний, високоповажаний) добродію! (такие обращения И. Франко употреблял, например, в письмах к изве-стному украинскому ученому, общественному деятелю М. Драгоманову). Дорогий друже! Дорогий пане товаришу! Любий пане Богдане! Ласкавий і любий добродію! Високоповажаний ювіляре! Вельмишановний пане редакторе! Дорогий приятелю, шановний пане докторе! Високоповажаний пане меценасе! Вельмишановна пані добродійко (обращение к друзьям, знакомым). Люба моя, сердечна Олю! Люб- цю моя, Оленько! Зірко моя, моє серце, душе моя! Моя Олю дорога, моє життя кохане! Любочко моя! (обращение к невесте). Дорога наша мамо! Дорога Анно! Дорогий Тарасе! (обращение к жене, детям). Високоповажані панове! (обращение к университетской молодежи). Вельмишановний отче! Високоповажаний отче добродію! (обращение к священникам). Високий суде! Світла дирекціє поліції у Львові (обращение к различным организациям).
Прочитайте стихотворения вслух. Выпишите имена существительные и определите их род, склонение, падеж, число. Выучите понра-вившееся стихотворение наизусть.
Дерева, вітром підбиті, Зійшлися
Пещені літом і сонцем, У ритуальному танці.
Піднявши вгору долоні, Я заздрю вам, тривожні дерева,
Пнуться до неба. Із добрими дитячими очима!
Ви кожен рік оновлюєтесь. Я ж І день, і ніч, і вечори, і ранки, До цього тільки прагну… Не забувай, що дві твої руки
Людино! Коли дерево сторуко Не можуть мати спокою ніколи. Голубить небо, вітер і весну,
* *
Як добре те, що смерті не боюсь я І не питаю, чи важкий мій хрест,
Що перед вами, судді, не клонюся В передчутті недовідомих верств,
Що жив, любив і не набрався скверни,
Ненависті, прокльону, каяття.
Народе мій, до тебе я ще верну,
Як в смерті обернуся до життя Своїм стражденним і незлим обличчям.
Як син, тобі доземно уклонюсь І чесно гляну в чесні твої вічі І в смерті з рідним краєм поріднюсь.
В. Стус.
Критика (и у нас, и за рубежом) очень высоко оценила поэтическое творчество Васыля Стуса (1938—1985), которое чудом сохранилось, ибо писал он по тюрьмам и лагерям в условиях жестокого надзора и полной беззащитности. Поэт творил свои строчки тайком и лихорадочно, используя каждый миллиметр белого пространства, мечтая, чтобы они каким-то образом попали к тем, кто знает цену человеческому духу, свободной мысли и поэтическому талантливому слову. — добиться (чего-либо)
Ключ
1) пальта, 2) учителі, 3) тату, 4) домах, 5) Василю, 6) гастроному, 7) Коваленка, 8) Франка, 9) ходити по людях, 10) гарні меблі, 11) університету, 12) факультету, 13) вимучив, сильний, зубний, 14) високий, 15) кандидати, 16) фіолетовим чорнилом, 17) сильний, 18) науковий, 19) з математики, 20) кашлю, 21) на похороні.
Прочитайте и запомните выражения!
1) Любой ценой достигнуть,
Цены нет (кому—чему)
Это теперь в цене
Во что вы цените эту вещь?
Ценить хорошего работника
Материальные ценности
Ценный подарок
Ценные бумаги
за всяку ціну досягти, досягнути (чогось)
ціни не можна скласти (кому—чому)
це тепер високо ціниться, на це тепер висока ціна, це тепер у ціні
за скільки ви ціните цю річ?
цінувати, шанувати доброго працівника
матеріальні цінності
цінний (коштовний) подарунок (дарунок)
цінні папери Правильно ставьте ударение!Килим, квартал, партёр, шофёр, донька, спина, хутро, рёшето, чайник, каталог, монолог, діалог, пізнйння, вчёння.
• Сопоставляя выражения первой и второй колонок, постройте вопросы и дайте на них ответы. Используйте для вопросов и ответов слова и выражения, помещенные в третьей колонке.
У ЇДАЛЬШ I
Чи вам смакує ..
Чи замовити вам борщ?
Він дуже смачний.
Що замовляєте на друге?
Вживаєте мучні страви
чи каші?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *